Кэролайн Линден.

Правила соблазна



скачать книгу бесплатно

Выражение лица леди Драммонд смягчилось.

– Пожалуй, да.

Гамильтон улыбнулся, решив поскорее забыть о своих геройствах и все, связанное с Селией Риз. Пусть сама Фанни относится к происходящему легкомысленно, но ему необходим каждый фартинг, который она готова вложить в дело, и уж он-то знает, как сохранить такого инвестора.

Энтони подробно пересказал ей все, что ему сообщил управляющий рудником, – леди Драммонд, в отличие от большинства женщин, на самом деле хотела знать, что происходит с ее деньгами. Она обладала острым деловым умом, и их отношения были крайне взаимовыгодными. Другую особенность этого союза Гамильтон ценил не меньше – Фанни жила в настоящем и не интересовалась прошлым, исключительно его прошлым, что было важно.

Но когда леди Драммонд вернулась в бальный зал, Энтони пришлось признать, что его мысли далеки от нее. Хотя Фанни была почти на пятнадцать лет старше его, она по-прежнему оставалась очень привлекательной женщиной с острым, язвительным умом и великолепным чувством юмора. Она обладала искушенностью и опытом, какими не могла похвастаться ни одна юная леди, и очень нравилась Гамильтону. Ему нравилось и то, что ее деньги помогают осуществить его финансовые проекты. Радовало, что Фанни относится к их прерывистому роману спокойно, без упреков, обвинений и требований. Но от нее не пахло лимонами.

Энтони оттолкнулся от балюстрады, ощущая прилив энергии и усталость одновременно. Этим вечером он собирался провести какое-то время в комнате для игры в карты, где надеялся выиграть сумму, достаточную для оплаты нескольких месяцев аренды, но подозревал, что теперь не сумеет должным образом сосредоточиться. Чертовы лимоны.

Глубоко вздохнув, Гамильтон направился обратно в дом, мысленно повторяя все, только что сказанное Фанни: Селия всего лишь девочка, и разговаривал он с ней исключительно по доброте душевной. Энтони старался не вспоминать о том, что юная мисс Риз – единственная женщина в Англии, которая считает его… как это она выразилась… «Наполовину не таким плохим, каким он притворяется».

Гамильтон вошел в бальный зал, остановился около дверей и, вовсе не собираясь этого делать, тут же отыскал Селию взглядом. Она танцевала с каким-то молодым щеголем вроде Юстона. Когда партнер кружил в танце Селию, ее золотые кудри сверкали в отблесках свечей. Взгляд Энтони задержался на спине мисс Риз, где партнер широко и жадно распластал свою пятерню.

Молодой человек был в восторге, танцуя с ней, и почему нет? Она сияла, улыбаясь всему, что он ей говорил, и Гамильтон не без волнения признал, что Селия Риз просто ошеломительна. Больше не ребенок и не юная девушка, а красивая молодая женщина, готовая выйти на прогулку с джентльменом в надежде на поцелуй, чтобы потом отбиваться от предложения о замужестве.

Энтони отвернулся от танцующих и, не оглядываясь, направился дальше, протиснулся сквозь толпу, вышел в холл, задержался на минуту, чтобы забрать вещи, и по лестнице спустился в темноту.

Он миновал вереницу экипажей, неторопливо шагая по лондонским улицам. Воздух был свеж и прохладен, прелестная ночь для прогулки, но Гамильтон вышел не ради того, чтобы наслаждаться весенним вечером.

Наконец он добрался до своей арендованной квартиры в доме, пытающемся претендовать на респектабельность. Поднялся по лестнице в простые, скромно меблированные комнаты. Все еще вкладывая бо?льшую часть денег в оловянные рудники, Энтони был вынужден сокращать расходы до минимума. В его комнатах не было ни комфорта, ни роскоши, и уж точно ничего такого, чем можно соблазнить дочь герцога. Скидывая сюртук и развязывая галстук, Гамильтон саркастически скривил губы, насмехаясь над собственными мыслями. В его жизни вообще мало соблазнительного для любой леди.

И все-таки…

«Кроме меня», – эти слова Селии до сих пор звучали у него в ушах. Ни одна леди в Лондоне не примет его… – «кроме меня». Он снял жилет и швырнул его на ближайшее кресло. Все видят в нем никчемного прожигателя жизни и гедониста… кроме Селии. Гамильтон расстегнул воротник и сдернул через голову рубашку. Кожа была горячей, ощущались покалывания. «Она младшая сестренка твоего друга, – вслух произнес он. – Практически твоя собственная сестра».

Но это не помогло.

Энтони закрыл глаза и увидел Селию краснощекой маленькой девочкой, протягивающей ему последнюю, оставшуюся от чаепития лепешку, завернутую в салфетку. Вспомнил ее злые слезы, когда брат потребовал, чтобы она осталась дома и не ходила с ними на рыбалку. И еще представил мелькнувшую во время танца щиколотку, изгиб груди, когда Селия присела в реверансе перед партнером, и отблеск лунного света на белокурых кудрях.

Селия Риз ему очень нравилась, когда была девочкой, но Гамильтон никогда не позволял себе думать о ней как о женщине. Леди вроде Селии не для него. И пока она оставалась в его мыслях малышкой, все было хорошо. Однако сегодняшним вечером Энтони с тревогой обнаружил, что теперь думает о Селии только как о женщине, хоть и совсем юной. Она хотела, чтобы сегодня вечером ее поцеловали, и Гамильтон понимал, с какой легкостью мог бы стать тем самым счастливчиком, который это сделает. «Кроме меня», снова звучали у него в ушах ее слова, и он вспомнил, как изменилось лицо Селии, когда она осознала сказанное. Селия ничего непристойного не имела в виду, но он заметил румянец на ее щеках и искорку любопытства в глазах. И теперь все изменилось бесповоротно, навсегда уничтожены братские чувства, испытываемые ранее.

Энтони плеснул в лицо холодной водой из кувшина. Даже если Селия его примет, ее семья никогда ничего подобного не позволит. Наверняка нет… Правда, герцог Эксетер в прошлом году и сам заключил очень странный брак, женившись на бедной вдове из захолустной деревни. А второй брат мисс Риз женился на женщине, чье положение еще более сомнительно. Жена Дэвида когда-то была воровкой-карманницей.

И если Ризы смогут закрыть глаза на отсутствие у него состояния, имени, положения и представительности, то может быть… только может быть… они смогут принять и его.

Энтони Гамильтон, широко известный, как самый скандальный повеса Лондона, лежал на своей узкой кровати и думал о детях и разведении собак.

Глава 2

К огромному облегчению, Селию не стали бранить за неприятное происшествие с лордом Юстоном. Она сумела так рассказать об этом матери, что обе долго хохотали, и на этом история считалась исчерпанной, во всяком случае, с точки зрения Розалинды.

Зато подруги от мисс Риз так легко не отстали.

– Юстон вставал на одно колено? – поинтересовалась Джейн Мелвилл на следующий вечер.

Селия состроила гримасу.

– Нет.

– Но он поцеловал тебя? – спросила Луиза Уизерспун.

– Хвала небесам, нет.

– Но ты же хотела, чтобы Юстон поцеловал тебя! – воскликнула Мэри Грин.

Селия задумалась.

– Когда я согласилась выйти с Юстоном на террасу, то полагала, что он попытается заполучить поцелуй, – призналась она. – И думаю… может быть, я бы позволила.

– Может быть? – недоверчиво пискнула Луиза. – Юстон же такой красавчик!

– И отлично танцует, – добавила Джейн, а Мэри кивнула.

– Но он ужасный зануда, – пояснила Селия. – Начал с того, что заявил, будто обожает меня.

– Прекрасное начало, – пробормотал кто-то из подруг.

Селия кивнула.

– Верно. Прекрасное. Но потом… – она огляделась, проверяя, не подслушивает ли кто-нибудь, – он спросил, обожаю ли я его.

Подруги переглянулись. Луиза пожала плечами. Селия предположила, что она восхищена лордом Юстоном больше, чем остальные.

– Я не могла сказать «да», потому что, конечно же, я его не обожаю, он красивый и отлично танцует.

Даже Луизе пришлось согласиться, что нельзя джентльмену лгать в таком серьезном вопросе – пусть он и отлично танцующий красавчик.

– Потом лорд Юстон решил поговорить с моим братом. – Селия едва не закатила глаза, но вовремя одумалась. – Разумеется, Эксетер сказал бы ему «нет», но… я не хотела, чтобы бедняга попал в неловкое положение, ведь замуж за него я не выйду.

– Вообще? – ахнула Луиза, словно не могла поверить, что такое возможно.

– Безусловно, – ответила Селия. – Вообще не собираюсь.

– И что, Юстон был убит горем? Стал умолять передумать? – Кончик носа Джейн едва не подергивался от любопытства.

Селия снова состроила гримасу.

– Потом он попытался поцеловать меня. Сказал: «Позвольте изведать бессмертие в вашем лобзанье».

– О, это же Шекспир! – воскликнула Луиза. – Как романтично!

– Это не Шекспир, это Мильтон, – поправила подругу Джейн.

– Мильтон? – Мэри наморщила носик. – Разве не он написал ту ужасную поэму о Люцифере? Лорд Юстон сравнил Селию с дьяволом? Или с ангелом?

– Это Марло, – вмешалась Селия, мысленно благодаря мистера Гамильтона. Сама она не была в этом уверена, но если кто-нибудь и знает любовное стихотворение, так это Энтони. – И я не сочла сказанное особенно романтичным. Юстон схватил меня за руку и не отпускал.

– И как же ты от него сбежала? – Юные леди внимательно смотрели на подругу, забыв о поэзии.

Селия уже собиралась ответить, но вовремя одумалась. Она очень любила своих подруг, но прекрасно знала о их еще более сильной страсти к сплетням, чем у нее. Поэтому Селия не решилась связать свое имя с именем мистера Гамильтона, пусть даже он был очень добр и не совершил по отношению к ней ничего непристойного.

– На террасу кто-то вышел, и лорд Юстон меня отпустил, – ответила Селия. – Юстон вернулся в бальный зал, а через несколько минут и я тоже.

Услышанная история сильно впечатлила подруг.

– По крайней мере, он не стал делать предложение на глазах у всех, – заметила Мэри. – Сэр Джордж Лейси сделал предложение Марте Уинтерс в театральной ложе, битком набитой людьми. Вообразите, как трудно отказать джентльмену в такой ситуации!

Селия кивнула.

– Я даже подумать не могла, что лорд Юстон сделает мне предложение. Иначе ни за что бы не пошла с ним на террасу.

– Каждой леди полезно получить предложение о замужестве, которое она отвергнет, – со знанием дела заявила Джейн. – Так говорит моя мама.

– О боже, он идет! – прошептала Мэри.

– Кто? – Джейн вытянула шею в сторону, куда показывала Мэри, и тут же отпрянула назад, получив ответ на свой вопрос: – Лорд Юстон!

Селия практически ощутила его крепкую хватку и содрогнулась. Еще она вспомнила, что лорду Юстону категорически не хотелось оставлять ее наедине с Энтони Гамильтоном, пусть и всего на несколько минут. Селия осмелилась выглянуть из-за плеча Луизы и с сожалением отметила, что не похоже, будто он собирается просить прощения за свой вчерашний поступок. Он казался недовольным и слегка сердитым. Селия выбрала наиболее трусливый выход из положения.

– Кажется, мне нужно посетить дамскую комнату, – прошептала она.

– Пойти с тобой? – спросила Мэри. Селия помотала головой.

– Не бойся, дорогая, мы не позволим ему пойти за тобой, – пообещала Джейн. – Попробуем уговорить его на танец с Луизой.

Селия исчезла в толпе, услышав за спиной негодующий возглас Луизы. Опустив голову, она пробиралась в сторону дамской комнаты.


Энтони заметил, что Селия выскочила из бального зала в тот миг, когда сам он собирался войти в комнату для игры в карты. Проследив взглядом дальше, Гамильтон увидел Юстона, разговаривающего с молодыми леди, в обществе которых всего несколько секунд назад находилась Селия. Гамильтон замедлил шаг и развернулся.

– Прошу меня извинить, – пробормотал он своим спутникам, отходя от них и направляясь к той двери, за которой скрылась мисс Риз.

Энтони не знал, что будет делать. Просто засмотрелся на золотистые волосы, а то, как она выскочила из зала, только подогрело интерес. Селия избегает Юстона – и удивляться тут нечему, размышлял Гамильтон, поднимаясь по лестнице вслед за фигурой в голубом платье.

Возможно, она будет недовольна тем, что он пошел за ней, но Энтони упорно продолжал подниматься. Наверху Селия повернула в сторону комнаты, где дамы пудрят носики, и скрылась внутри. Гамильтон резко остановился. Ну конечно! Мог бы и догадаться, что она спрячется там, куда Юстон войти не сможет. Но и он тоже. А если ждать ее у дверей дамской комнаты, чтобы поговорить, неизбежно получится сцена, которой Селия пытается избежать. Подавив вспышку досады, Энтони решил вернуться в комнату для игры в карты.

– Гамильтон, – послышался за спиной голос. – Я желаю поговорить с вами, сэр.

Энтони развернулся, на лице непроизвольно появилось выражение полного равнодушия.

– Да?

Человек подошел очень близко. Сэр Джордж Говард, баронет со скромным состоянием и честолюбивой женой, не имеет ничего общего с обычным кругом общения мистера Гамильтона. Баронет приблизился вплотную.

– Что за дела у вас с моей женой?

– Полагаю, вы ее уже спрашивали об этом, – бесстрастным тоном произнес Энтони. Было нелегко избегать леди Говард. Гамильтон мог поклясться, что она подстерегает его – слишком часто они встречались в последнее время.

Говард протянул руку, схватил собеседника за грудки и встряхнул. Энтони не протестовал, лишь поморщился. Сэр Джордж смотрел на него так, будто только и ждал повода вызвать соперника на дуэль.

– Я не спрашивал об этом! – рявкнул Говард. – И хочу услышать ответ от вас.

Гамильтон вздохнул, словно вся эта сцена его утомила, хотя баронет слишком сильно сжимал его за грудки. Сэр Джордж был на несколько дюймов ниже противника, но зато коренаст, широкоплеч, сложением напоминал быка и имел кулаки, как у настоящего боксера. Провоцировать его было незачем, тем более что единственными свидетелями выступали несколько приятелей сэра Джорджа.

– Никаких, кроме нескольких любезных бесед, – ответил Энтони.

Говард тряхнул его еще раз, сверкая глазами. Если Гамильтон не ошибся, то баронет уже здорово набрался.

– Вздор. Любезные беседы не требуют множества улыбочек и не заканчиваются исчезновением с моего счета трех тысяч фунтов!

Энтони вскинул бровь. Три тысячи фунтов? Леди Говард дала ему только две и то после того, как поклялась, что муж ничего не заметит.

– Вы обвиняете меня в воровстве?

– Не совсем. – Сэр Джордж злобно посмотрел на Гамильтона. – Держитесь подальше от моей жены.

Энтони наклонил голову.

– Как пожелаете.

Коридор был относительно пуст, но все же несколько человек с интересом наблюдали за происходящим. Неужели этот болван не понимает, что таким образом навлечет на свое имя скандал куда больший, чем любой разговор Гамильтона с леди Говард?

Жилка на виске баронета запульсировала.

– Я серьезно! – воскликнул он и потряс кулаком перед лицом Энтони. – Держитесь подальше от моей жены!

Теперь никто не скрывал интереса к происходящему. Леди, направляющиеся в дамскую комнату, и дамы, выходящие из нее, останавливались, сгорая от любопытства. Гамильтон понизил голос.

– Отпустите меня, Говард. Я в жизни не прикасался к вашей жене.

– Я вам не верю. – Один из приятелей сэра Джорджа подошел к нему и что-то прошептал на ухо. Баронет встряхнулся, как мокрый пес. – Чертов соблазнитель, – прорычал он. – Вор. Я знаю о твоих делишках. Морочишь голову бедным женщинам, они уверены, что влюблены в тебя, и ты вынуждаешь их отдавать тебе деньги. Мои три тысячи ты уже проиграл, верно? Я каждый вечер наблюдаю тебя за карточным столом. Тебе плевать, выигрыш или проигрыш, так ведь? – Приятель, нервно оглянувшись, еще раз шепнул что-то на ухо сэру Джорджу, потом снова и снова, но баронет отмахнулся. – Тебе плевать, потому что это не твои деньги!

Краем глаза Гамильтон заметил что-то голубое – того же цвета, что и платье Селии. Только не это. Не стоило идти за ней. Не хватало еще, чтобы она стала свидетельницей данной сцены.

– Отпустите меня, – приказал Энтони негромко спокойным голосом. – Вы провоцируете сцену, сэр.

Злобно сверкнув глазами, Говард еще раз тряхнул Гамильтона, а затем так сильно толкнул его, что тот едва не упал.

– Держись подальше от моей жены! – снова рявкнул сэр Джордж, ткнув в грудь соперника толстым пальцем.

– С удовольствием, – пробормотал Энтони, поправляя сюртук и собираясь обойти баронета. Завтра же нужно вернуть деньги леди Говард и впредь избегать ее, как прокаженную. Никакие вложения того не стоят.

К несчастью, сэр Джордж услышал его, со сдавленным ревом он вырвался из рук приятеля и ринулся вперед. Его кулак впечатался в лицо Гамильтона, врезавшись в нос и скулу. Голову пронзило пылающей болью.

Пару секунд Энтони даже вдохнуть не мог. От силы и внезапности удара у него закружилась голова. Он вслепую шарил у себя за спиной, пытаясь за что-нибудь ухватиться, лишь смутно осознавая, что приятели баронета вцепились в него и оттаскивают назад.

Он нащупал стену и прислонился к ней. В голове звенело. Гамильтон поднес руку к лицу, та окрасилась в алый цвет. Этот безумец, вероятно, сломал мне нос, и теперь кровь капает на жилет, думал Энтони. Неожиданно он почувствовал усталость, повернулся спиной к зевакам, прижался плечом к стене и начал ощупывать карманы в поисках носового платка.

– Мистер Гамильтон? – Энтони застыл, услышав за спиной тихий голос. – Вы ранены?

– Нет, – отрезал он, хотя голос его прозвучал приглушенно и неразборчиво. Наконец-то ему удалось найти платок, он прижал его к носу, надеясь, что Селия уйдет.

Но она обошла его и ахнула.

– Нет! О, вы по-настоящему ранены! Почему же отрицаете?

– Это ерунда, – произнес Гамильтон, стараясь не морщиться; от звуков собственного голоса голова начинала болеть еще сильнее.

– Ерунда? Да вы в крови. О, Энтони. – С полными ужаса глазами Селия положила ладонь ему на руку. – Никуда не уходите. Я сейчас вернусь.

Нужно было уйти и добраться до дома, там можно истекать кровью в одиночестве. Он вовсе не таким образом рассчитывал начать ухаживать за мисс Риз и уж точно не хотел, чтобы она увидела, как сэр Джордж ударил его, подозревая в любовной интрижке с леди Говард. Необходимо уйти до того, как она вернется.

Но Селия вернулась, прежде чем Гамильтон нашел в себе силы уйти.

– Подождите, позвольте, я вам помогу. – Она ласково забрала у него окровавленный носовой платок и чистым начала промокать кровь на лице. – Что случилось?

– Диспут джентльменов. – Энтони на мгновение привалился к стене, позволив себе насладиться, вопреки жгучей боли, прикосновением ее рук к своему лицу.

Селия фыркнула.

– Диспут джентльменов! Более нелепого вранья я в жизни не слышала. В дамской комнате кто-то сказал, что сэр Джордж назвал вас вором, прежде чем ударил.

– Возможно, да. – Ее прикосновения дарили невероятное наслаждение, но они были слишком нежны, и кровь все еще струилась по подбородку. – Позвольте лучше мне. Нужно прижимать сильнее. – Он накрыл ее руку своей, забирая платок. На мгновение их пальцы переплелись, но Селия тут же высвободила руку. – Вам лучше вернуться на бал, – сказал Энтони с жутковатой усмешкой и с силой прижал платок к носу.

– И оставить вас в таком состоянии? Ни за что! – Она огляделась. – Идемте, там есть кушетка, где можно сесть.

Отказываясь, он махнул рукой, но Селия взяла его под локоть и потянула за собой. А когда Гамильтон сел, она устроилась рядом.

– Со мной все в порядке. Не стоит впустую растрачивать вечер, ухаживая за мной.

Селия недоверчиво рассмеялась.

– Мистер Гамильтон, вы едва можете говорить! Нос у вас распухает, а одежда залита кровью. Вы вовсе не в порядке.

Он неуклюже осмотрел себя.

– Боже, я и впрямь настоящее пугало. – Галстук сбился набок и помялся, на жилете не хватало пары пуговиц. И все в кровавых пятнах.

– Ваш камердинер очень расстроится, – заметила Селия, глядя на его одежду.

– А… Да. Наверняка. – Энтони чуть передвинул носовой платок.

– Велите ему прикладывать холодные компрессы к вашему носу, – сказала Селия. – Однажды Дэвид сломал нос, и мама посылала за льдом. Это помогает облегчить боль.

– Не буду слушать ничьих советов, кроме ваших.

Она просияла.

– Если хотите, я могу узнать у мамы, что еще требуется. Или ваш слуга привык иметь дело с подобными вещами?

– Не особенно, – сухо пробормотал Энтони. Селия нахмурилась, и он сразу же продолжил: – Он парень гордый и дал мне понять, что нянчиться с болячками – занятие для него недостойное. Я не осмеливаюсь требовать слишком многого.

Она посмотрела на Гамильтона так, словно не могла поверить услышанному.

– Я с трудом могу представить, что слуги способны вас запугать.

Энтони вздохнул.

– Он как следует отругает меня за залитый кровью жилет и скажет, что я заслужил сломанный нос и головную боль, поскольку явился домой в испачканной одежде.

– Какой ужас! Вы не должны позволять ему столь безобразного поведения. Тем более случившееся не является вашей виной. – Ее глаза блеснули. – У сэра Джорджа отвратительный характер, это известно всем. Даже Дэвид считает, что он чересчур вспыльчив.

– Он сильно пьян. – Гамильтон убрал платок от носа и подождал, но кровь продолжала идти. Пришлось перевернуть платок и снова прижать его к носу.

– Это его не оправдывает! – возмутилась Селия.

– Несмотря на то, что он думал?

Энтони знал ответ, а еще он знал, как быстро все в Лондоне ухватятся за эту историю. Сомневаться не приходится – не пройдет и недели, как общество будет убеждено, что у него с леди Говард страстный роман, а муж защитил ее честь. Не стоит забывать и о том, как он промотал три тысячи фунтов, принадлежавших сэру Джорджу. Гамильтон безвольно обмяк на кушетке.

– Вам нехорошо? – Селия с тревогой наклонилась над ним. – Послать за доктором? Принести еще платок? Хотите что-нибудь выпить или?..

– Нет-нет. – Энтони заставил себя улыбнуться. – Право же, я прекрасно себя чувствую. Смотрите, и кровь больше не идет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное