Кэрол Мэттьюс.

Заветное место



скачать книгу бесплатно

Несколько месяцев назад я попросила свекровь отпустить меня в город – весьма рискованное мероприятие. Она кивнула, опустила взгляд, а потом ни разу не спросила, где я была. Пока я шла по улицам, желудок сжимался от волнения – я боялась, что заверну за угол и наткнусь на поджидающего меня Суреша. К счастью, я его не встретила и успешно выполнила задуманное – посетила библиотеку.

Добрая сотрудница библиотеки показала, как пользоваться Интернетом. Передо мной открылся новый мир! Она же помогла найти телефон доверия для женщин, подвергшихся насилию. Девушка на другом конце провода пообещала, что они определят меня в какое-нибудь безопасное место, где я смогу вздохнуть свободно и подумать, что нам с Сабиной делать дальше. Поэтому я решила поехать в Лондон и теперь направляюсь в «Центр помощи женщинам, подвергшимся насилию». Он открывается только в десять утра, и нам придется подождать.

– Садитесь на метро, – сказал кассир. – Линия «Виктория», до Юстона. Ничего сложного. Ехать недолго и идти недалеко. Спросите там у кого-нибудь.

– Спасибо. – Я аккуратно свернула бумажку и снова убрала ее в карман. Хотя, если честно, прекрасно помнила адрес наизусть.

У меня в рюкзаке был пакет с раскраской и карандашами для Сабины. Мы расположились в углу кафе, на потертом кожаном диване. Так мы сможем немного скоротать время. Пока дочь тихо занималась раскраской, я открыла оставленный кем-то журнал и сделала вид, что просматриваю картинки. Я довольно неплохо говорила по-английски, потому что учила язык с детства. Нас обучали в школе, к тому же в нашу деревню часто приезжали туристы, посмотреть, как живут и работают рыбаки в деревне на сваях.

Мы разговаривали с приезжими, а иногда осмеливались выпрашивать у них карандаши и конфеты, хотя это было строго запрещено. Тогда мне и в голову не приходило, что когда-нибудь я буду жить в Англии. Но писала и читала по-английски я очень плохо – мне не хватало практики, а Суреш никогда не позволил бы мне посещать вечерние занятия. Вместо этого я училась вместе с Сабиной и прочла все ее книжки. Я всегда делала с ней домашнее задание, чтобы не отставать. Мать-невежа не нужна никому.

Картинки расплывались у меня перед глазами, и отключиться мне не удалось – в кармане пальто внезапно зазвонил телефон. Дрожащими пальцами я достала его и на дисплее увидела сообщение от Суреша. От страха сердце ушло в пятки, а на ладонях проступил пот.

Интересно, что сейчас происходит дома? Должно быть, он уже встал и обнаружил, что я сбежала, забрав Сабину. Муж вне себя от гнева: Суреш очень не любит, когда его обманывают.

Нехотя я открыла сообщение. Ты где?

Сижу, с ужасом уставившись на дисплей. Интересно, может ли он проследить, где находится телефон, как полиция в телешоу?

Вскоре пришло еще одно сообщение. Вернись домой или получишь проблемы.

У меня пересохло во рту.

Потом еще одно. Я выслежу и притащу тебя обратно, сучка.

Наверное, он поедет искать нас на машине, но я сомневалась, что он обратится в полицию.

В панике я выключила телефон, встала и выбросила его в ближайшее мусорное ведро.

Глава 5

В девять утра мы стояли у входа в «Центр помощи женщинам, подвергшимся насилию». В кафе задерживаться было нельзя: не хотелось тратить деньги на ненужный чай, и я чувствовала, что мы злоупотребляем гостеприимством хозяина.

Мы оказались не первыми, перед нами уже заняли очередь две девушки. У одной из них был подбит глаз, у другой – наложен гипс на запястье. У меня сердце оборвалось от сострадания, ведь мне приходилось бывать на их месте. Во время последнего избиения Суреш повредил мне ребра и челюсть. Обе девушки смотрели на тротуар, избегая разговоров, и я была с ними солидарна. Сабина по-прежнему терпеливо стояла рядом, что для восьмилетнего ребенка не совсем характерно. Пока удача была на моей стороне. Теплело, настал погожий для этого времени года день, и в пальто становилось жарко. В десять утра дверь открылась, и нас пригласили в маленькую прихожую. Мы снова присели, ожидая своей очереди.

Девушки зашли перед нами, и наконец нас с Сабиной позвали в маленький и довольно обшарпанный кабинет, где за заставленными стопками бумаг письменными столами сидели две сотрудницы. Нам предложили сесть на стул рядом с одной из них. Девушка отвлеклась от своих бумаг и улыбнулась.

– Добрый день, меня зовут Рут, – представилась она. Еще очень рано, но она, похоже, уже торопилась и тараторила, как по написанному. – Итак, чем мы можем вам помочь?

В двух словах я описала ей положение дел, что Сабина получила тяжелую психологическую травму, лишилась дара речи и что меня регулярно избивает муж. Мы ушли из семьи и из дома, и я больше туда не вернусь.

Она нахмурилась и со вздохом ответила, что не может определить нас ни в один женский приют. Все занято.

– Мне очень жаль, – со вздохом продолжила Рут. – У нас есть несколько домов – временных убежищ, и обычно удается разместить всех желающих, иногда даже на несколько ночей. К сожалению, девушки, которые стояли в очереди перед вами, заняли последние места.

У меня не было никакого плана на такой случай. Я думала, эта девушка, Рут, нам поможет. Похоже, я ошибалась. Ну что я за дура? Ведь мы могли бы оказаться тут гораздо раньше, если бы я знала, что помощь оказывается по принципу «кто первый пришел, того и пристроили».

Мы с Сабиной не сдвинулись с места. Нет, я была не в замешательстве. Я была абсолютно парализована страхом! Оказалось, что я тщательно спланировала только несколько шагов: продумала дорогу до службы спасения. Как я могла быть такой наивной? Если сейчас мы встанем и уйдем, то придется направиться в другое место, и я не представляла, куда именно. Это был удар под дых, который лишил меня почвы под ногами. Что делать?

– Знаете, всякое может случиться, – заверила Рут, заметив, что я не шелохнулась, – но в ближайшие две недели вроде бы никто не собирался покидать приюты. Даже не знаю, чем мы еще можем вам помочь.

Я сидела на стуле как влитая.

Наконец, Рут снова вздохнула, но по-доброму, без раздражения.

– Ну хорошо. Давайте вместе подумаем, как быть. Обзвоню всех, – предложила она. – Попробую для вас найти какой-нибудь вариант. Хотя бы на время. Это лучшее, что я могу сделать. Мы же не можем выставить вас с ребенком на улицу, верно?

«Верно, – думала я. – Не можете».

Она позвонила по нескольким номерам, пока мы с Сабиной терпеливо ждали. После каждого звонка Рут вздыхала все тяжелее, а мое беспокойство нарастало с каждой минутой.

Покачав головой, она объявила:

– Последняя попытка! Моя старая подруга, возможно, сможет помочь. Мы работали вместе много лет назад.

Рут снова застучала по клавишам, и я заметила, как крепко она сжала трубку. Похоже, она беспокоилась за нас сильнее, чем за остальных.

– Привет, Кристалл, – проворковала она. – Мне нужна твоя помощь, дорогая. Тут кое-кому очень нужно место, а у меня все занято. – Рут снова бросила на меня взволнованный взгляд. – Даже хостелы забиты, представляешь? А у нее ребенок… Ты сможешь их где-нибудь разместить? Хоть на несколько дней?

Я не слышала ответов ее собеседницы, но поймала себя на том, что задержала дыхание и молилась о помощи – не важно, каким богам или святым, родителям или предкам – да хоть кому-нибудь!

– Да-да, одна женщина с дочкой. Они обе очень, – еще один взгляд, – тихие.

Пауза. Через несколько мгновений она ответила:

– Спасибо, Кристалл. Ты – ангел! Я твоя должница навек.

Когда она положила трубку, в ее взгляде теплилось облегчение, и я поймала себя на том, что у меня, должно быть, такое же выражение лица. Я понимаю, что она нашла нам жилье. Безопасное место. Место, где нас не сможет отыскать муж.

– Мы посылаем беглянок в этот дом крайне редко, – предупредила Рут и улыбнулась. – Примите это как большое одолжение. Мы с Кристалл через многое прошли вместе. Прошу вас не беспокоить ее сильно, и, надеюсь, у нее с вами не будет проблем.

– Думаю, нет.

Рут погладила Сабину по голове, но та была, как всегда, бесстрастна. Рут записала нам адрес и передала его мне через стол.

– Прекрасный дом! Вам там понравится.

– Там безопасно?

– Да, – ответила она, – конечно.

Мне оставалось лишь уповать на удачу и молиться, чтобы слова Рут были правдой.

Глава 6

Суреш швырнул телефон на стол.

– Где она? – заорал он на родителей. В уголках перекошенного злобой рта появилась слюна. Мать с отцом, все еще в ночной одежде, съежились у кухонных шкафов. Он вытащил их из постели, когда, проснувшись, обнаружил, что Аиша и Сабина пропали. – Вы должны знать!

Первой заговорила мать. Ее голос дрожал, и он почувствовал отвращение.

– Сынок, мы не знаем.

– Как она могла уйти? Без документов? Без денег?

Его бумажник по-прежнему лежал на тумбочке, набитый банкнотами. Почему Аиша не взяла его? Ее паспорт Суреш хорошенько спрятал и был уверен: жена не решилась бы на напрасную попытку вернуться в Шри-Ланку самостоятельно.

– Вы давали ей деньги?

Они отрицательно покачали головами.

– Тогда как она отсюда выбралась? Куда могла податься? У нее были друзья, о которых я не знал? Мужчина?

– Нет, – ответила мать. – Ничего такого, Суреш. Я уверена. Аиша хорошая верная жена.

– Тогда почему она не здесь?

Он ощутил приступ жгучей ярости. Старики были такими слабыми, покладистыми, мягкотелыми, что хотелось их хорошенько встряхнуть или стукнуть.

– Она забрала Сабину, моего единственного ребенка, и вы ей это позволили.

– Но мы ничего не слышали, – запротестовала мать.

– Не лги! Не верю ни единому слову! Один из вас что-нибудь да знает, – он ткнул пальцем матери в лицо, – и когда я вернусь, выясню, кто именно.

Выскочив из дома, он запрыгнул в машину и завел мотор. Когда она ушла? Странно, что он так сильно вырубился. Почему он ничего не услышал? Закрывшуюся дверь, скрип половицы? Эта забитая идиотка будто растворилась в воздухе! Твою ж мать!

Бесцельно катаясь по улицам города, он размышлял, куда могла отправиться Аиша. Изо всех сил напрягал воображение, но так ничего и не придумал. Должно быть, у нее все-таки был хахаль, о котором он не знал. Что же, когда он ее найдет, она и за это заплатит. Аише не следовало иметь секретов от собственного мужа. Теперь он позаботится, чтобы она неделю встать не смогла, не то что уйти из дома. И дочери тоже пора бы рожки обломать. Девочка становится непослушной и своенравной, как мать.

В полицию обращаться не стоит, это точно. Чем меньше Суреш контактирует с парнями в синем, тем лучше. К тому же что они могут сделать? Дело-то семейное. Лучше решить его в частном порядке, и он знал, к кому обратиться.

Суреш прочесал центр города, все узкие улочки. Утренняя пробка только усилила раздражение. Он проехал по бульвару Авбери, а потом обратно по Мидсаммер-стрит, в сторону железнодорожного вокзала. Нигде никаких следов, но это и понятно: у нее было большое преимущество во времени.

Когда он поехал искать, то был почему-то уверен, что она в городе. А если ей каким-то образом удалось раздобыть денег на билет и сесть на поезд? Хватит ли ей смелости уехать одной? За все эти годы Аиша отваживалась разве что съездить на автобусе в магазин. Она не умеет водить, у нее нет машины. Как далеко она могла убежать?

Он рассмеялся. Ей никогда не хватит храбрости уехать одной. Она должна быть где-то в Милтон-Кинсе, где-то совсем рядом, или кто-то ей помогает. Он узнает где и узнает кто. Сегодня вечером он покажет ее фотографию браткам, возможно, предложит вознаграждение. То, что он не может контролировать жену, плохо скажется на его репутации, но пускай.

Аиша никуда не денется. Она принадлежит ему, и он заставит ее подчиниться. Она сполна заплатит за причиненные ему оскорбление и неудобства. Бесследно исчезнуть она не могла.

Как он пообещал в смс-сообщении, он ее выследит и вернет. Чем скорее, тем лучше.

Глава 7

Рут объяснила мне, как добраться до места. И я, как мне казалось, тщательно следовала рекомендациям. Но, стоя перед огромным роскошным домом на затененной листвой деревьев дороге, я снова сверилась с запиской. Боюсь нажимать на звонок: мы ведь поселимся не здесь?

– Милое местечко, правда? – сказала я вслух Сабине. Дочка выглядела усталой, мне хотелось отправить ее под теплый душ и уложить на часок в кровать. Еще ей нужно как следует поесть. Шоколадного печенья было явно недостаточно для поддержания сил.

Мы приехали в северную часть Лондона, в благополучный район Хампстед. Пришлось снова трястись в метро, но недолго. Всего несколько остановок. Я думала, весь Лондон – грязный и многолюдный город, но на этой улице все было иначе. Похоже, это очень богатое респектабельное место, а через дорогу раскинулся парк.

Дом был покрашен в белый цвет и производил впечатление: он был потрясающе красив. Вокруг располагался сад со старыми деревьями, огороженный высокой стеной с железными воротами. Нас подозрительно изучала камера наблюдения. Я снова посмотрела в бумажку – вдруг перепутала номер дома? Либо кто-то решил сыграть с нами злую шутку, либо пора научиться доверять своим глазам.

Не представляю, как мы сможем оплатить пребывание в таком доме, но в офисе Рут заполнила от моего имени множество бумаг и уверяла, что нам не придется жертвовать ни пенни. Еще она пообещала, что правительство выделит деньги, чтобы помочь нам с Сабиной снова встать на ноги. И попросила подумать, хочу ли я развестись с Сурешем и получать от него деньги. Я сразу объяснила ей, что это невозможно. Тогда придется выйти с ним на контакт, а он никогда-никогда не должен узнать, где мы находимся. Лучше жить в нищете, чем попасться ему в лапы!

Не могли же мы простоять там целый день, дрожа от страха? Я взяла себя в руки, набрала в легкие побольше воздуха и нажала на кнопку звонка.

Хрипловатый голос ответил:

– Хорошенько толкните ворота, когда услышите щелчок.

Ворота щелкнули, и я надавила на холодную железную решетку. Миновав ворота, мы прошли по тропинке, под ногами громко шуршал гравий. Я выдохнула и снова сделала глубокий вздох. Мы стояли у двери и ждали, пока нам откроют. А вдруг мы не понравимся этой Кристалл и она нас выгонит? Тогда что мы будем делать?

Через несколько секунд Кристалл открыла дверь. Выглядела она потрясающе: блондинка с пышными волосами, крупными волнами ниспадающими на плечи. Очень загорелая кожа, белоснежные зубы, ярко-розовая помада. На Кристалл почти не было одежды – только маленькая белая юбка и розовый топ, обнажающий талию. На ногах – туфли на высоком каблуке под цвет помады. Я посмотрела на реакцию Сабины – у нее буквально отвисла челюсть.

– Привет, милая, – проворковала открывшая дверь красавица. – Это насчет тебя звонила Рути? Добро пожаловать в ваш новый дом! Похоже, вы ужасно устали. Давай. – Она взяла у меня из рук сумку, прежде чем я успела запротестовать. – Где остальные вещи?

– Это все.

– Правда? – Она была изумлена. – Вот это да! А ты, э, Сабина? Ух, а ты умеешь путешествовать налегке.

Кристалл была явно не в курсе наших обстоятельств.

– Тогда заходите. Скорей-скорей-скорей! Не стой на пороге, дорогая.

Я подхватила дочкину ручку, и мы зашли. Дом, как оказалось, был очень просторным и светлым. Прихожая вся была покрашена в белый цвет. Полная противоположность нашему прежнему дому, его тусклым, приглушенным цветам и гнетущей атмосфере. У меня сразу поднялось настроение, но Сабина, похоже, начала нервничать еще сильнее – дочка вцепилась в меня и еще сильнее сжала мою руку.

– Давайте-ка я покажу вашу комнату, – предложила Кристалл, – а потом поставлю чайник. Думаю, тебе не помешает чашечка крепкого чая, а?

Она повела меня вверх по лестнице, и я невольно заглянула к ней под юбку. Дивные кружева! Мне хотелось закрыть глаза Сабины рукой, но это было бы неуместно и грубо.

– Кстати, я Кристалл, – бросила хозяйка через плечо, – Рут тебе, наверное, уже сказала. Хорошо, что она позвонила. Сто лет не виделись, с удовольствием бы с ней поболтала.

Разговаривая, Кристалл открыла дверь и зашла внутрь. Мы последовали за ней. Она обвела комнату рукой.

– Пожалуйста. Добро пожаловать в наш сумасшедший дом!

Комната была большая, с огромной кроватью. На ней лежало покрывало бирюзового цвета, а мебель – гардероб и туалетный столик – были сделаны из темного дерева и, похоже, стоили баснословных денег. На стене висел огромный телевизор.

– Нравится?

Я осторожно пересекла комнату, подошла к большому эркерному окну и засмотрелась на зелень парка через дорогу. Мои глаза наполнились слезами. Я никогда не жила в таком прекрасном месте – даже дома, в Шри-Ланке.

– Мы будем жить здесь? – переспросила я.

– Ну конечно! Так тебе нравится?

– Очень, – все еще оглядываясь по сторонам в полном восторге, сказала я. – Вы тоже живете здесь?

– Да. Этажом выше.

Кристалл опустила мой рюкзак на кровать и плюхнулась рядом.

– На моем этаже живет еще одна дама – Джой. Жалкая тощая корова! Это имя ей совершенно не подходит[2]2
  Джой (англ. Joy) – радость, счастье, восторг.


[Закрыть]
. А на самой верхотуре обитает Его Милость, – Кристалл подняла голову вверх, – он предоставлен самому себе.

– Его милость?

– Хейден.

– Здесь живет мужчина?

Рут об этом не говорила. Кристалл пожала плечами.

– Это его дом. Мне пришлось его немного поупрашивать, чтобы он согласился вас принять, но теперь он успокоился.

– Он сложный человек?

– Хейден? – Кристалл усмехнулась. – Боже, нет. Скорее… Беспокойный. Он музыкант. Певец. Когда-то был настоящей поп-звездой. Ну ты знаешь, каковы эти творческие личности.

Но я не знала.

– Кухня у нас общая, и еще внизу есть огромная гостиная, там стоит рояль Хейда. Он сейчас на нем почти не играет и вообще редко выходит из комнаты. Сидит там денно и нощно, как затворник. Непонятно, зачем ему жильцы. Видимо, не хватает твердости отказаться.

Кристалл болтала без умолку, и мой уставший мозг пытался за ней поспеть.

– Он взял к себе нас, двух отбросов общества – меня и Джой, – а теперь не может от нас избавиться. Поэтому мы обе стараемся немного за ним присматривать. Какое-то время он позволяет нам за собой ухаживать, потом мы начинаем действовать ему на нервы, и он исчезает. Снова отправляется к себе наверх и не показывается.

Должно быть, вид у меня был взволнованный, потому что она добавила:

– Он – милашка, честно-честно. Просто держись от него подальше, и все будет хорошо. Не позволяй дочери шуметь.

– Она не будет.

– Как тебя зовут, милая? – обратилась Кристалл к моей дочери.

Сабина молчала.

– Сабина, – ответила я за нее. – Она не разговаривает.

– Ого, – удивилась Кристалл, – вообще?

– Да.

– Она такая с рождения?

– Нет. Последствия психологической травмы. Это случилось недавно.

К моим щекам прилила кровь: наша новая знакомая, должно быть, подумает, что я плохая мать.

– Бедное дитя, – посочувствовала Кристалл. – Но красавица. Вся в маму.

– Меня зовут Аиша, – представилась я. – Аиша Рашид.

– Рада знакомству, Аиша. – Она вскочила и прижала меня к внушительной груди. – Надеюсь, мы станем лучшими подругами.

Было бы здорово: у меня еще никогда не было лучших подруг. Правда, эта Кристалл такая говорливая и порывистая, что испугала меня до полусмерти.

Глава 8

К нашей комнате примыкала просторная ванная. Когда Кристалл ушла, чтобы поставить чайник, я включила Сабине горячий душ. Она была вялая, пока я ее раздевала. Иногда мне хочется ее встряхнуть, вызвать хоть какую-нибудь реакцию. Потом я вспоминаю, каково это – когда с тобой грубо обращаются, обнимаю тоненькое тельце и прижимаю к себе.

– Здесь мы будем счастливы, – сказала я вслух, обращаясь скорее к себе, чем к девочке. – Теперь никто тебе не навредит. Я буду за тобой приглядывать, и, надеюсь, однажды ты почувствуешь, что снова можешь со мной разговаривать.

Она посмотрела на меня печально, и я поцеловала ее в лоб. Помогая ей забраться под теплую воду, я ожидала визга, улыбки или хотя бы довольного вздоха – но тщетно.

Наша одежда была несвежей, а моя к тому же пропахла потом и страхом, – сегодня вечером нужно будет ее постирать. Завтра я схожу в магазин и куплю нам какую-нибудь недорогую смену белья. Спрошу у Кристалл, куда лучше пойти, думаю, она в этом разбирается. Она похожа на человека, который разбирается во всем.

Задержавшись у зеркала, я глянула на свое отражение и почувствовала себя по сравнению с Кристалл очень блеклой, никчемной и даже вредоносной молью. Темный сальвар камиз покрывал мои ноги и руки, не обтягивая тела. Мама приучила нас с сестрой Хинни одеваться скромно, согласно нашей культуре. Когда я вышла замуж, того же хотел Суреш. Я никогда не пользовалась косметикой – интересно, как на моих губах будет смотреться помада? Дотронулась до своих сухих, обветренных губ и почти ощутила вкус ванили (или у помады другой вкус?).

После душа я вытерла Сабину сухими полотенцами, взятыми с теплой батареи, белоснежными и мягкими. Не знаю, для нас ли они предназначались, но раз они здесь, то, наверное, для нас. Все это больше напоминало отель, чем дом. Как мы здесь приживемся? Кажется, я уже теряла самообладание и контроль над ситуацией. Нужно было сбавить обороты и выспаться.

Я укладывала Сабину в большую кровать, напевая колыбельную. Постельное белье тоже добротное и мягкое, одеяло – толстое и пушистое.

– Останься здесь и поспи, моя дорогая, – сказала я. – А мне нужно поговорить с той милой девушкой.

Сабина подняла на меня блестящие глаза, сжала мою руку – она не хочет, чтобы я уходила.

– Ну что ты, заинька? Я ненадолго. Закрывай глазки и отдохни – сегодня выдался трудный день. Я буду совсем рядом.

Убедившись, что Сабина успокоилась, я спустилась вниз на кухню к Кристалл. Она сидела за столом и подпиливала ногти, но, увидев меня, подняла голову и широко улыбнулась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7