Кэрол Маринелли.

Сицилийская Золушка для мачо



скачать книгу бесплатно

– Ну да, там, – ответила Софи, и, несмотря на твердое намерение не вмешиваться, Маттео не удержался и спросил:

– И кем же?

– Горничной, – вместо дочери ответил Пауло. – Правильно, Софи?

– Что ж, значит, у нее теперь доступ к богатой клиентуре, – мрачно произнес Маттео и, взяв Шенди за руку, пошел к танцполу.

Он не хотел танцевать. Он хотел уйти от беседы.

Где-то там, внизу, Рим переливался огнями. Маттео почувствовал биение уличного пульса, вдруг собравшись сбросить с себя кандалы. Взять в аренду мопед и изучить прекрасный древний город. Забраться куда-нибудь высоко и оттуда осмотреть античные здания и руины, выпить дешевого вина и почувствовать себя молодым. Вот только он рад был бы пережить все эти эмоции с Беллой.

Не с той женщиной он танцевал сегодня. И не только сегодня, впрочем… Он прервал поток неприятных мыслей.

Сегодня ему не убежать от правды: в течение пяти лет, задолго до появления Шенди, каждый вечер он танцевал не с теми женщинами, и теперь, вопреки безупречной профессиональной репутации, слава сердцееда его опережала.

Избавиться от воспоминаний казалось невозможным.

Он вспомнил ее глубокий, нежный голос, когда она рассказывала о своем самом любимом месте на свете – античных банях, построенных морами. Белла частенько приходила туда и представляла, будто она живет в древние времена, и вырубленные стены заполняются весенними водами, и будто никакого разгула и распутства здесь никогда не было.

Белла пленяла его разум и тогда, и сейчас.

– А у Софи красивое платье… – Голос Шенди вырвал его из размышлений.

Маттео хмуро отметил, что лучше всего у этой особы получалось тратить деньги.

– Хочу что-то подобное, – заявила она. – Я у Софи спросила марку. Гатти, начинающий дизайнер. Так вот, я хочу первой получать ее вещи! Завтра поеду посмотрю ее студию…

Студию?! Может, будуар, а не студию?

– Пойдем, – буркнул он.

– Но еще рано! – возмутилась Шенди. – Лично мне тут нравится. Ты никогда не говорил, что Лука собирается жениться на дочери Пауло Дуранте. Оказывается, мы ужинаем с криминальным авторитетом! Это так волнует… – прошептала Шенди.

– Мы уезжаем сейчас же, – прошипел Маттео.

Он решил не сообщать ей, что Пауло вовсе не являлся важной персоной, – старик служил марионеткой в руках Мальволио и ради лидера был готов разбиться в лепешку.

Они находились здесь потому, что Мальволио был отцом Луки.

Лука и так чувствовал себя обязанным, а тут еще и Софи объявилась.

– Спасибо тебе, – сказал Лука, когда увидел, что Маттео засобирался.

Шенди удалилась припудрить носик, и мужчины неловко замялись.

Им обоим не нравилось, что их настигло прошлое.

В Лондоне они устроились замечательно.

Странно было вернуться в Италию. Сам Рим напоминал им сегодня Бордо-дель-Чьело.

– На свадьбу-то пригласишь? – Голос Маттео сочился сарказмом.

– Никакой свадьбы не будет, – ответил Лука. – Я согласился только на помолвку.

Сам видел, Пауло очень плох. Через пару дней я вернусь к нормальной жизни.

– Зачем тебе все это надо? – поинтересовался Маттео. – Ты ей ничего не должен.

– А как же Пауло?! – воскликнул Лука.

– И этому старому дураку ты тоже ничего не должен, – настаивал Маттео. Кипя от негодования, он скорее адресовал ядовитое замечание самому себе, ведь он сам едва не стал правой рукой Мальволио. – Софи и Белла – одного поля ягоды. Точно тебе говорю, она лжет. Скорее всего, Белла на самом дне. И платье никакое не дизайнерское…

– Я тебя умоляю, – отмахнулся Лука. – В отличие от некоторых мне плевать на тряпки. Ты всегда был угрюмым, подозрительным мерзавцем.

– Но очень красивым! – встряла вернувшаяся Шенди.

Маттео надел пиджак и посмотрелся в зеркало, вызвав у Луки смешок.

– Да нормально ты выглядишь, Маттео, – в свою очередь, ернически ответил Лука.

Маттео и Шенди вышли на улицу.

– Мне нравится, что ты следишь за собой, – заметила Шенди, но ее слова лишь вызвали у него раздражение.

Да, он всегда одевался лучше остальных. У него были самые дорогие костюмы, самая изысканная стрижка, и даже щетина выглядела стильно.

Белла Гатти знала, зачем ему все это, потому что однажды он ей доверился.

Рядом с Маттео остановилась машина, водитель открыл дверцу, но Маттео не двигался.

– Я тут подумал, может, прогуляться…

– Прогуляться? – Шенди перекосило. – На таких каблуках?

– Я пойду один, – сказал Маттео. – Давным-давно не был в Италии.

– На тебя как-то не похоже, – удивилась Шенди. С самого прилета Маттео был погружен в свои мысли. – Может, прямо сейчас отправимся в теплую постель, а? – Она соблазнительно улыбнулась, но он покачал головой:

– Приду попозже.

Не извиняясь, Маттео просто взял и ушел в ночь. Он поступил так, как хотел.

Он купил бутылку вина, которое было приготовлено из винограда, собранного пусть не в Бордо-дель-Чьело, но, по крайней мере, на западе. Арендовал мопед, затем поднялся на Капитолийский холм и взглянул на потрясающую панораму и одинокого всадника внизу. Но, несмотря на древность и красоту, вид терялся, потому что рядом с Маттео не было Беллы.

Он разрешил себе вспомнить – конечно, не все, а только несколько эпизодов их отношений, которые были гораздо более интимными, чем секс, произошедший между ними.

Черные волосы, зеленые глаза, всегда внезапная улыбка. В отличие от пламенной сицилийки Софи Белла была всегда разной: взбалмошной, яркой актрисой, последним героем, заставившим его мрачное сердце запеть.

Боль не унималась. Она здесь, в этом городе. Интересно, она сейчас спит? Или лежит без сна, зная, что он рядом, и, так же как и он, умирая от желания?

«Да какая, к черту, разница?» – подумал он, швырнул бутылку в мусорку и направился к отелю.

Их время ушло безвозвратно.


– Где ты был? – сонно спросила Шенди, когда в четвертом часу утра он зашел в спальню роскошного номера, включив боковой свет.

– Гулял, – бросил Маттео. – Спи.

– Я заказала шампанского, – пробормотала она. – Думала, ты привез меня сюда, чтобы…

Девушка в самом деле горела от нетерпения.

Шейх, с которым встречался Маттео, обронил, что ему не терпится увидеть его жену. Да и акционеры страстно желали, чтобы неукротимого Маттео Сантини наконец приручили.

Хотя он с самого начала предупредил Шенди, что никакого будущего у них нет, и вообще их отношения слишком затянулись.

Конечно, он понимал, что ему пора повзрослеть. Так и будет, говорил он себе, раздеваясь.

Но только не сейчас.

Он не без интереса осмотрел номер, поскольку отель «Фисцелла» они с Лукой подумывали приобрести. Комната находилась в безукоризненном порядке и подготовлена соответственно: шторы были опущены, кровать украсили шоколадками и цветами, которые источали восхитительный аромат.

Возле кровати лежала записка, в которой значилось, что завтра ожидается жаркая погода и гроза, и при любой необходимости нужно немедля звонить на ресепшн, а внизу стояла подпись.

«Белла».

Невозможно! Маттео опешил. Да, она работает здесь горничной, но имя у нее весьма распространенное…

Неужели это ее запах до сих пор витал в номере? Неужели это ее руки разглаживали простыни и взбивали подушки?

– Ну так что? – не унималась Шенди. Маттео лег в постель. – Твой друг и тот обручился…

Маттео промолчал.

– Я жду предложения, – настаивала она.

Он развернулся к женщине, лежавшей рядом.

– Значит, ты выбрала не того мужчину.

Если бы она его ударила, если бы вскочила с кровати, оделась и ушла, он бы даже ею восхитился.

Но Шенди не двинулась с места. Она со всей силы вцепилась своими красивыми яркими ноготками в образ, который создали папарацци.

Маттео Сантини, плохой мальчик, станет примерным семьянином. Не бывать этому.

Правильно, что он не сделал Шенди предложения, ведь если бы он знал, где живет Белла, знал бы ее телефон, он, без сомнения, нанес бы ночной визит проститутке, которая сводила его с ума.

Потянувшись к выключателю, он снова бросил взгляд на записку, и страстная тяга охватила его, как никогда. Он засыпал, стараясь выкинуть ее из головы. Но потом начались сны.

За эти годы Белле частенько удавалось оккупировать его ночные фантазии, несмотря на то что его подсознание всегда стояло на страже. Но страже тоже иногда нужно спать, поэтому время от времени Белла проникала в его мысли.

Иногда сновидения заканчивались в самом разгаре: они занимались любовью на бале-маскараде, одновременно знакомые и чужие друг другу. Порой сны были неприятные: он видел, как над Беллой издеваются, а его держат в стороне, и он не может вмешаться. Еще ему снились отрывки из прошлого, для Маттео это было самым большим наслаждением.

Нынешней ночью подсознание предложило ему все три разновидности сновидений. Наверное, потому, что за ужином говорили о Белле. Или потому, что она работала горничной в отеле, где он остановился.

Причина не столь важна.

Сначала ему приснилось, что в Бордо-дель-Чьело приехал цирк. Это было очень странно, цирк ему не снился ни разу.

Но этот цирк был необычный: без животных и без клоунов. Их места занимали настоящие чудовища: люди, среди которых Маттео вырос. Ему снился младший сводный брат Дино, который выдал Мальволио план побега, когда Маттео хотел бежать в первый раз.

Ему также снился жестокий отчим, который впадал в ярость, если мать обращала внимание на кого-то, кроме него и Дино.

Он увидел Луку в оранжевом арестантском костюме. Он увидел Софи, которая ходила по кругу, и из одежды на ней была только рубашка Луки, прямо как в ту ночь, когда их арестовали: Мальволио, Пауло и Луку.

Софи с Лукой лежали в постели, когда его дом окружили, и ее выставили на улицу, на всеобщее обозрение. Горожане сразу смекнули, что происходит между молодыми людьми.

Во сне Маттео встретил и Талию – женщину, которой он однажды помог; она помахала ему, но он прошел мимо. Никто не должен был узнать, что он спас ее семью.

Все эти люди его не волновали. Никто не трогал его за душу, и не потому, что у него был дурной характер, а потому, что Маттео давным-давно научился вовремя закрываться от неприятных эмоций.

Но почему же взглядом он искал в толпе Беллу?

Маттео посмотрел наверх и увидел ее, двигающуюся по канату под улюлюканье горожан. Ее блестящие черные волосы струились по обнаженной спине. Крошечный серебристый костюм не скрывал ничего, и Маттео наравне с толпой разглядывал ее небольшие дерзкие груди, намазанные маслом.

Белла была объята ужасом, но улыбалась, как требовал Мальволио, инспектор манежа. А потом, к восторгу зрителей, она подняла ногу, раскрывая всю свою наготу, как требовал Мальволио, чтобы сделать сальто.

У нее не было страховки. И не было выбора.

Белла изящно перекувыркнулась в воздухе, поймала равновесие и едва успела увернуться от трапеции. Акробаты пикировали прямо на нее. Но она должна была продолжать представление.

Тут Маттео увидел, что по лестнице карабкается Дино.

– Saltare! – закричал Маттео, но его призыв прыгать утонул в ревущей толпе.

Всю ночь ему снились яркие, подробные сны, а сам он лежал почти неподвижно в кровати.

Маттео привык к кошмарам, но на этот раз они были наполнены сексуальным желанием.

– Saltare, Белла… – повторил он, но она его не слышала. У нее на лбу проступили капельки пота, узкий костюм врезался в кожу, а ступни кровоточили. Она выбилась из сил, но Маттео подгонял ее наравне с толпой.

И вдруг не успел Маттео снова открыть рот, как она заметила его, стоящего в толпе с распростертыми руками.

– Ti prender? quando cadi! – закричал он.

«Прыгай, я тебя поймаю».

Белла колебалась долю секунды. Он помчался, чтобы встать прямо под ней, она радостно улыбнулась и прыгнула в его объятия.

И он ее поймал.

Ее теплое, хорошо знакомое тело очутилось у него в руках. Едва дыша от перенапряжения, она все-таки нашла силы на поцелуй, и, когда их губы соприкоснулись, они провалились сквозь грязное дно цирка и очутились в уютной мягкой постели.

Уже на рассвете Маттео увидел свой любимый сон-воспоминание.

Та самая бессонная ночь. Они медленно танцевали в гостиничном номере и вспоминали уличную вечеринку Наталии. Когда шестнадцатилетняя Белла сказала, что будет ждать его, а Маттео решил тайно сбежать из Бордо-дель-Чьело.

Их губы впервые сомкнулись в поцелуе, когда Белле стукнуло восемнадцать, и, несмотря на грубое начало, их ночь была полна романтики и страсти. Ночь, когда он выполнил ее просьбу и лишил ее девственности.

Ничего подобного с ним никогда не происходило. Маттео не хотелось вспоминать о деньгах, которые он ей передал, не хотелось вспоминать, как выглядела в тот вечер Белла.

Она крутилась возле бара, густо накрашенная и надушенная дешевыми духами, и мужчины оглядывали ее с ухмылкой.

Нет, лучше вспомнить, что случилось за закрытыми дверями. Утопая в бесконечных поцелуях, они нежно занимались любовью. Белла всхлипнула, когда он впервые в нее вошел.

Про синяк на щеке, поставленный его рукой, Белла забыла. Она поняла, что, если не Маттео, ее ударил бы Мальволио.

Ночь осталась позади, Маттео принял душ и пошел одеваться, но вместо этого вернулся в постель и лег рядом. Он был погружен в размышления, потому что хотел предложить Белле бежать вместе с ним.

А потом он ощутил ее шелковистые волосы и теплую щеку у себя на животе и россыпь поцелуев.

Маттео растворился в своем сне-воспоминании, наслаждаясь ее мягкими губами и влажным язычком, который скользил вокруг возбужденной головки его члена.

Вот как надо будить мужчину, подумал Маттео и застонал, когда Белла ловко взяла его член в рот.

Он двинулся навстречу волшебным ощущениям, но, когда опустил руку ей на голову, в дело вмешалась реальность. Если его будили, значит, он спал, а спал он не с Беллой. Да и губы у нее не были умелыми, нет, сначала их прикосновение было исполнено любопытства и волнения.

Сон постепенно его покидал.

Маттео хотел подняться, но тело убеждало его помедлить минутку, получить удовольствие; впрочем, воспоминания исчезли, к его члену приникли чужие губы, и ему хотелось от них избавиться.

Он придержал голову Шенди, но вдруг на него пролилось что-то холодное, от ужаса женщина завизжала, поднялась на колени и вылезла из-под одеяла. Ее блондинистые волосы были абсолютно мокрые, и Маттео резко сел в кровати.

– Mi scusi[1]1
  Извините (итал.).


[Закрыть]
, – промямлила горничная и, когда Маттео включил свет, объяснила, что перевернула ведерко со льдом.

– Imbecille![2]2
  Идиотка (итал.).


[Закрыть]
– закричала Шенди, когда горничная схватила ведерко, случайно опрокинутое на любовников.

– Полегче, Шенди, – попросил Маттео, но безуспешно. Успокоить ее было непросто.

– Идиотка безработная! – шпарила она на итальянском. – Да-да, уже безработная, потому что тебя отсюда вышвырнут! Как ты посмела зай ти без стука, прервать меня с женихом?

– Я случайно, – оправдывалась горничная, пытаясь замести следы хаоса: ее поднос вместе с содержимым опрокинулся не только на пол, но и на стену. Кофе разлился на ковер, сладости и ветчина соскользнули с прикроватного столика, но эпицентром хаоса была Шенди.

Она соскочила с кровати, накинула в спешке халат и, несясь через гостиную, прокричала горничной, чтобы та убрала номер к ее возвращению и что ее непременно уволят.

Маттео стоял, завернувшись в покрывало, и слушал, как Шенди требует по телефону показать нахальной горничной, где раки зимуют. Затем она ринулась в душ, предоставив Маттео самому разобраться с остальным.

– Mi scusi, – повторила горничная. Сидя на корточках, она убирала мусор, но Маттео ее извинения не впечатлили. Он ни на секунду ей не поверил, но обратился к ней не язвительно, а скорее устало:

– Встань, Белла.

Глава 2

Длинные черные волосы, выпавшие из конского хвоста, закрывали лицо, но не узнать ее было невозможно, и ее руки замерли, когда он произнес ее имя.

Маттео заметил, что ногти у нее были покусанные. Раньше она этим не занималась. В ту ночь ее ногти были коротко, но аккуратно пострижены. Каждый сантиметр ее тела был готов откликнуться, но даже теперь Маттео приходилось сдерживаться.

– Встань, я сказал. – Его голос прозвучал строже. Не падать же ему на колени и заключать ее в объятия?

Маттео думал, она снова начнет оправдываться, извиняться, но она просто подняла глаза, и их взгляды встретились, впервые за столько лет. О, как он мечтал, чтобы эти уникальные зеленые глаза, пленившие его однажды, оставили его равнодушным!

Черта с два!

– Mi scusi

– Хватит извиняться, Белла. Мы оба знаем, что это произошло не случайно.

– Ничего подобного, – возразила она, не поднимаясь с колен. – Я стучала. Мне показалось, что меня зовут. Двигающиеся одеяла меня напугали, и я споткнулась… – Она посмотрела на пустую бутылку из-под шампанского, упавшую на пол. – Извини, что расстроила твою невесту. Вода была очень холодной?

– Фокус удался, – процедил Маттео, начинающий терять терпение.

Он взял девушку за локоть и заставил подняться.

После стольких лет он узнал ее запах, хотя как такое может быть? В ту ночь от нее пахло дешевыми духами.

«Я стер с нее духи», – против воли вспомнил Маттео и судорожно вдохнул крахмальный запах ее униформы.

Не помогло.

Похоже, Белла была единственной женщиной, которая могла носить бледно-зеленый костюм с кремовым фартуком и при этом выглядеть обворожительно. Даже закрытые плоские туфли не скрывали красоту ног. Она была все такой же худенькой, глаза казались огромными на тонком лице, а губы, в уголках которых играла чарующая улыбка, по-прежнему его манили.

Несмотря на то что Шенди была в ванной, ему страстно захотелось стереть эту улыбку с ее губ поцелуем.

– Не ожидал меня встретить, Маттео?

– Отнюдь, – небрежно пожал он плечами, словно не мечтал о ней всю ночь. – Вчера вечером Софи сказала, что ты здесь работаешь. – Это и спровоцировало его ночные видения. – Клиенты здесь побогаче, да, Белла?

– Еще бы, – улыбнулась она. – Боюсь, теперь у тебя не хватит на меня средств.

– А ты не бойся, – съехидничал Маттео. – Учитывая, что я собираюсь купить этот отель… Через несколько месяцев я стану твоим боссом.

– Никогда, – выпалила Белла.

– Почему ты разозлилась? – вкрадчиво спросил Маттео, их лица были так близко друг к другу, что он почувствовал на своей щеке ее прерывистое дыхание и вспомнил ее первый оргазм. – Если мне не изменяет память, мы расстались на дружеской ноте…

Он посмотрел на ее губы, затем в глаза. Опустив взгляд, он заметил, что ее соски напряжены. От Беллы исходил аромат возбуждения, и Маттео резко заявил:

– Я могу взять тебя прямо сейчас, и без всякой платы.

Белла усмехнулась.

– Ну конечно, без всякой платы. Для тебя я на все готова. – Она понизила голос. – Хочешь меня в униформе? Очень сексуально… Мне прийти к вечерней уборке или разбудить тебя утром? Решай.

Он сжал кулаки.

– Снова хочешь меня ударить, Маттео?

– Что было, то было.

– Это верно, – игриво ответила Белла. – Ты же знаешь: если мужчина обходителен и чуток, женщина обязательно откроет ему свое слабое место… – В дверь постучал управляющий, но Белла продолжила шептать: – Такое нежное место… Сладкое и горячее… – А потом она сказала прямо: – Ты же думал обо мне, когда она делала тебе минет? – Белла громко рассмеялась. – Ну конечно! Ты ведь прочитал мою записку о том, что завтра жаркая погода и гроза!

– Ревнуешь? – ухмыльнулся Маттео, а в дверь опять постучали. – Поэтому ты нас облила? – Выпустив ее руку, он направился к двери, а она едко ответила:

– Я не ревную. Просто мама всегда так поступала с собаками, совокупляющимися прямо на глазах прохожих.

Маттео хотел впустить управляющего, но резко развернулся и в гневе прижал Беллу к стене.

– Мы с Шенди не собаки, и тем более не на улице. Я лежал в постели со своей любимой…

Настала очередь Беллы оторопеть, когда Маттео сбросил покрывало и накинул халат. Побледнев, она вжалась в стену. Его слова причинили ей огромную боль, и на нее обрушилась вся чудовищность ее поступка.

Оторвать взгляд от его прекрасного тела было невозможно. Застенчивостью Маттео не отличался, да и что она у него не видела? Белла разрешила себе лишь один мимолетный взгляд.

Но этого взгляда хватило, что оценить его мускулистые ноги и крепкие руки. А еще – возбужденный член. Больше она им никогда не завладеет.

В номер вошел управляющий, а из ванной примчалась разъяренная блондинка. На ее голове красовалась чалма из полотенца, и Белла решила не поднимать глаз.

– Вот эта горничная… – завопила Шенди, фурией ворвавшись в гостиную. – Она испортила нам все утро!

Маттео покосился на Беллу: чертовка сменила искусительный облик на раскаяние. С ума сойти! Ей даже удалось выдавить слезы!

Ни на секунду он не усомнился, что они фальшивые.

– Я попросила прощения, – пробубнила Белла.

– Поздно извиняться! – заорала Шенди и, повернувшись к Альфео, управляющему, отчеканила: – Увольте ее.

– В этом нет никакой необходимости, – встрял Маттео. – Произошло недоразумение. – Он привык разрешать конфликты, и довольно крупные, но ради такой мелочи ему пришлось напрячь все свои силы и обращаться с Беллой как с незнакомкой. – Обычное недоразумение, – повторил он. – Никто не пострадал.

– Да она на нас ведро воды вылила! – визжала Шенди. – Она не споткнулась, а сделала это нарочно! Я обращусь в СМИ! Вы вообще в курсе, кто я?

Управляющему было глубоко плевать на Шарлотту Хэвершенд, или Шенди, как любила себя называть дочь английского политика. Гораздо больше его волновала реакция Маттео Сантини. Альфео прекрасно знал, что Маттео со своим деловым партнером Лукой Кавальере собирается приобрести отель. Поэтому номер был вылизан до блеска, а персоналу четко дали понять, что малейшая провинность будет стоить им места.

Альфео был наслышан и о темном прошлом Маттео, поэтому нервно сглотнул, взвешивая все за и против. Сантини выглядел разумным человеком, да и его бесшумные расправы наверняка остались в прошлом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении