Кенди Шеперд.

Фантастическая женщина



скачать книгу бесплатно

KANDY SHEPHERD

Hired by The Brooding Billionaire


Copyright © 2015 by Kandy Shepherd

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Шелли Фэархилл раз двадцать прошла мимо большого старинного дома на Бельвью-стрит, прежде чем решилась нажать кнопку старомодного звонка, и даже потом, коснувшись красивой кованой калитки, продолжала трусить.

Дом начала двадцатого века с остроконечными крышами и нарядной башенкой почти полностью утонул в дебрях когда-то прекрасного, а теперь разросшегося и одичавшего сада. Сердце садовника тоскливо сжималось при виде запущенных цветов, захиревших в тени буйных зарослей вьюнка, и бесконтрольно торчавших в разные стороны веток деревьев, давно не знавших обрезки. Сквозь заросли пробивались потоки солнечного света, но дом выглядел мрачновато и таинственно. Шелли невольно поежилась. Но она должна была это сделать. Во-первых, не помешает дополнительный заработок. Кроме того, этот сад очаровал ее с первого дня, когда она впервые его увидела.

Услышав звук отпираемого замка, Шелли толкнула калитку и открыла ее. В последние несколько недель всякий раз, проходя мимо, она гадала, кто здесь живет. Воображение рисовало печальную пожилую женщину, отгородившуюся от мира и оплакивавшую жениха, погибшего на войне. Или сгорбленного, похожего на Скруджа старика, отвергнувшего всех, кто его любил.

Человек, который открыл дверь, отличался от тех, кого рисовало воображение. У Шелли сдавило горло, слова приветствия замерли в груди. На пороге стоял высокий широкоплечий мужчина около тридцати лет. Он был поразительно хорош собой. Такого красивого парня, похожего на кинозвезду, с черными волосами, точеным лицом и глазами глубокого синего цвета Шелли увидеть не ожидала. Да, он угрюм и недружелюбен, но нисколько не загадочен.

Он, очевидно, сегодня не причесывался. И на подбородке двухдневная щетина. А черная футболка и трикотажные штаны выглядят так, словно он в них спал. Похоже, ему плевать на внешний вид. Хотя мрачное лицо несколько пугало.

Шелли откашлялась, прочищая горло, но мужчина заговорил сам:

– Где она?

– К-кто?

– Материнская плата.

Шелли в недоумении уставилась на него. Он нетерпеливо покачал головой и развел руками.

– Деталь компьютера, которую я заказывал.

Она невольно взглянула на свои руки. Полный бред.

– Вы приняли меня за курьера?

– Естественно.

Шелли не понравился его сарказм, но она вспомнила, что одета в униформу с логотипом ландшафтной компании, и поняла, что вполне могла сойти за курьера.

– Я не курьер.

– Знал бы – не открыл. Мне все равно, что вы там продаете. Я ничего не куплю.

Она опешила от такой грубости, но не могла позволить ему сбить себя с толку. Сгорбленный старик или чудаковатая старая дама могли бы встретить еще хуже.

– Я ничего не продаю. Кроме разве что себя самой. – «Что-то я не то говорю». – Я садовник, а вы явно в нем нуждаетесь. Предлагаю свои услуги.

– Мне не нужен садовник. Мне нравится все, как есть.

– У вас заросли. Растения душат друг друга. А ведь этот сад мог бы быть таким красивым. – Шелли не скрывала возмущения, относилась к растениям, как к живым существам, нуждавшимся в любви и заботе.

– А вам какое дело?

– Мне нет никакого дела. Просто обидно видеть сад в таком состоянии, зная, что он может выглядеть иначе. Я думала, что могу помочь привести его в порядок. Расценки у меня вполне разумные.

Они долго смотрели друг на друга. Шелли уловила в его глазах нечто вроде сожаления, но это быстро исчезло.

– Мне не нужна ваша помощь. Зря теряете время.

Мужчина повернулся, собираясь вернуться в дом.

Казалось, храбрость Шелли почти иссякла. Однако она протянула ему визитку:

– Возьмите. Вдруг передумаете.

Это была ее личная визитка, а не карточка компании, где она работала. Если хочешь осуществить мечту и посетить самые прекрасные сады мира, необходима подработка.

Мужчина взглянул на карточку, похоже не читая. Казалось, он вернет ее или порвет. Но нет. Он оказался не настолько груб.

«Кто не рискует, тот не пьет шампанское», – любила говаривать ее бабушка. По крайней мере, Шелли попыталась.

– Уходя, закройте за собой калитку.

– Непременно, – сквозь зубы процедила она, сдерживаясь, чтобы не хлопнуть калиткой со всего размаху.

Возвращаясь, она воспользовалась возможностью осмотреться, лучше разглядеть сад. При ближайшем рассмотрении тот оказался еще более запущенным. Но теперь ей это уже неинтересно.

«Странный, странный человек», – размышляла она.

Но очень притягательный. Черные волосы, черная одежда, задумчивые синие глаза. Он зачаровывал, как этот сад. И такой загадочный. Возможно, вообще не хозяин дома. Киноактер или еще кто-нибудь, пожелавший сохранить инкогнито. Преступник. Или человек, живущий по программе защиты свидетелей. Почему ее это волнует? Они больше никогда не увидятся.

* * *

Похожа на женщину-воина. Деклан смотрел, как девушка-садовник шагает по дорожке в сторону ворот. Длинная толстая коса цвета меда, доходившая почти до талии, покачивалась с нескрываемым возмущением. Подвернутые рукава рубашки открывали крепкие загорелые руки, брюки мужского кроя скрывали фигуру, оставляя намек на округлые бедра и длинные ноги. Она выглядела сильной, энергичной и, несмотря на одежду, очень женственной. Совсем не так, как он представлял себе садовника.

Шелли Фэархилл.

Старомодное имя вполне подходит любительнице цветов, мягкой и светлой. А эта девушка больше походит на воительницу из компьютерной игры вроде той, что уже в восемнадцать принесла ему первый миллион. Убийственная принцесса Алана – воплощение силы с упругим задом, преувеличенно женственной фигурой и сверкающими ангельскими крыльями. Порождение его юношеской тоски. Со смертоносным луком и стрелами. Выиграла множество кровавых сражений в фантастическом мире, созданном им в попытке убежать от несчастливого детства.

В этой девушке виделось нечто от фантастического персонажа, который до сих пор приносит ему миллионы. Даже миллиарды. После того как он продал Алану крупной компании компьютерных игр. Шелли Фэархилл тот же сгусток энергии и злости, внутри которого, по его представлению, кипит все то, что она постеснялась высказать. Деклан видел, каких трудов ей стоило не хлопнуть калиткой. За все это время ее золотая голова ни разу не повернулась к нему.

И кто бы ее обвинил. Он в грубой форме отказался дать ей работу. Впрочем, в обычной ситуации она никогда не смогла бы проникнуть сквозь эти ворота. Он открыл калитку по рассеянности. Работал по тридцать шесть часов без перерыва и не без причины держал калитку запертой. К чему незваные гости. И сад ему нравился таким как есть. В один прекрасный день растения разрастутся так, что полностью закроют дом, погрузив его во мрак, словно крепость. Он хотел, чтобы его оставили в покое.

И все же нельзя отрицать, что она выглядит потрясающе. Деклан не мог удержаться от минутного болезненного сожаления, пробившего защиту, которой он отгородился от чувств, эмоций, надежды. Увидев ее на пороге, он на краткий миг вдруг забыл об этих стенах и горьких причинах, их породивших, думая только о том, что он мужчина, а она красивая женщина. «Парень встретил девушку». Нельзя даже на секунду позволять себе это ощущение.

Деклан долго смотрел на закрытую калитку, на разросшиеся побеги какого-то ползучего растения, длинными хищными пальцами обвивавшие ее до самого верха, и только потом вошел в дом.

Глава 2

Деклан Грант. Шелли с удивлением прочитала подпись под сообщением, отобразившимся на экране смартфона.

«Немедленно свяжитесь со мной по поводу работы в саду».

Она никак не мола сообразить, кому принадлежит это имя. Резкий тон сообщения подсказал разгадку.

Две недели она потратила на то, чтобы загнать воспоминание о запущенном саде и его плохо воспитанном, но на редкость красивом хозяине в отдаленный угол сознания. Его реакция на помощь быстро лишила Шелли удовольствия, которое она испытывала, представляя, каким красивым мог бы стать этот сад, если привести его в порядок.

Чем больше думала, тем сильнее закипала. Он не дал ей даже полшанса объяснить, что она могла бы сделать. Шелли перестала ходить той дорогой от квартиры до железнодорожной станции в Эджклифф. А когда ездила на машине, выбирала маршруты объезда.

Первой мыслью было удалить сообщение. Не хотелось иметь ничего общего с мистером Высоким, Мрачным и Злобным. Она не могла представить, что в состоянии добиться хоть какого-то подобия нормального общения с этим типом.

И все же.

Ей нестерпимо хотелось поработать над этим садом.

Шелли уставилась на смартфон. Сообщение застало ее на работе, и в данный момент она занималась посадкой живой изгороди в новом жилом комплексе на севере города. К тому времени, когда она окажется в восточной части Сиднея, уже стемнеет. Честно говоря, не хочется встречаться с этим человеком в мрачноватых зимних июльских сумерках. Но она заинтригована. Будет обидно, если он снова передумает.

Шелли написала ответ:

«Могу приехать сегодня в шесть вечера. Пожалуйста, повторите ваш адрес».

Его сообщение подтверждало адрес на Бельвью-стрит.

«Я приеду».


Когда на город спустился зимний вечер, Шелли уверенным шагом шла по дорожке к дому, несмотря на то что почти не видела его в густой тени разросшихся деревьев. Первое, что она сделает, получив эту работу, – посоветует установить несколько светодиодных фонарей на солнечных батарейках. Хотя не исключено, что он намеренно старается обескуражить темнотой.

Надо быть вежливой. Я хочу поработать в этом саду. Надо произвести впечатление профессионала, который справится с этой работой наилучшим образом, чтобы выиграть в сравнении с другими садовниками, если таковые объявятся. Шелли старательно подбирала нужные слова.

Когда Деклан открыл дверь, заготовленные фразы замерли у нее в горле при виде его нежданно протянутой руки и улыбки. Улыбка теплая и дружелюбная. Более чем вежливая. Профессиональная улыбка работодателя при встрече с кандидатом. Она не затрагивала глаз. Черт возьми, да этот мужик просто красавец.

Шелли, пожалуй, слишком долго пялилась на него, прежде чем пожать руку. И вдруг с особой остротой осознала, как огрубели от работы ее собственные руки. И как она плохо одета.

Да, он привлекателен, но это не значит, что она готова увлечься. Убийственный опыт со Стивом только подтверждал, что без этого не обойтись. Слишком красивые мужчины слишком легко обходились с женщинами и, походя, разбивали их сердца.

Нет, дело не в его привлекательности. Просто неотъемлемое свойство женской натуры вызвало запоздалое желание лучше заботиться о своем внешнем виде, прежде чем встречаться с Декланом Грантом.

Забежав после работы в свою квартирку, Шелли приняла душ и переоделась. Сменила униформу. Сообщила сестре, что идет на встречу с потенциальным клиентом в тот самый таинственный заросший сад в Дарлинг-Пойнт. Линн пришла в ужас.

– И ты идешь на собеседование в таком виде. Что он о тебе подумает?

– Я садовник, а не бизнес-леди. И не собираюсь наряжаться в костюм и туфли на каблуках и накладывать тонну макияжа. В этой одежде я буду работать, и она чистая. Надеюсь, в ней я выгляжу серьезным профессионалом.

На своей неженской работе Шелли не привыкла наряжаться. Садоводство – достаточно тяжелый физический труд, приходилось постоянно доказывать, что она не хуже, а даже лучше, чем ее коллеги-мужчины.

Деклан выглядел так изысканно в черном свитере тонкой вязки и черных джинсах, с гладко выбритым подбородком и зачесанными наверх волосами, что Шелли оставалось лишь смущенно таращиться на него. Да уж, чистая, но старая рабочая одежда определенно ей не на пользу. Хотя он, похоже, ничего не замечал. У нее возникло впечатление, что он это делает намеренно.

– Давайте поговорим о саде. – Он проводил ее в холл, который показался таким мрачным в прошлый раз при дневном свете.

Теперь Шелли стоило трудов сохранить спокойствие и не охнуть от восхищения при виде его великолепия. Лестница с ажурными перилами. Огромный канделябр, освещавший пол, покрытый мраморными плитами. Она представляла, что интерьер дома окажется таким же запущенным, как сад. Не тут-то было. Его явно отреставрировали, вложив кучу денег.

Они прошли в маленькую гостиную, обставленную с элегантной простотой. Тяжелые расшитые шторы полностью закрывали окна. Шелли не смогла увидеть сквозь них сад.

Деклан жестом предложил ей сесть. Она примостилась на краешке дивана, понимая, насколько неуместно выглядят рабочие штаны на дорогой обивке. Он сел с другой стороны от кофейного столика. Полированная поверхность так и просила поставить в центре вазу со свежими цветами из сада. Если, конечно, в этих джунглях вообще что-то цветет.

– Прошу извинить меня за то, что в прошлый раз принял вас за курьера. Я работаю дома, слишком сосредоточен на своих занятиях.

Интересно, чем он занимается? Жизнь в таком доме на одной из самых дорогих улиц предполагала, что деятельность приносит уйму денег. Пришлось отбросить нелепые мысли о преступнике в бегах и программе защиты свидетелей.

– Ничего страшного. Это недоразумение. – Хотелось найти верный тон и завести светскую беседу. – Вам прислали деталь от компьютера?

– В конце концов да.

Он явно не из разговорчивых. Наступила неловкая пауза, Шелли поспешила ее заполнить:

– Значит, вы изменили мнение в отношении сада.

На лице мужчины появилось знакомое мрачное выражение. Шелли даже обрадовалась. Его вымученная улыбка сбивала с толку. Теперь перед ней тот Деклан Грант, которого она ожидала увидеть, с которым настроилась иметь дело.

– Эти чертовы соседи постоянно жалуются. Считают, что мой запущенный сад портит вид улицы и понижает стоимость их владений. Теперь ко мне прицепился муниципалитет с требованием расчистить сад. Поэтому я к вам и обратился.

– Вы хотите расчистить сад? Все вырубить и заменить мощением с несколькими огромными вазонами?

– Нет. Я хочу привести сад в порядок, а не уничтожать.

– Хорошо, что вы не сторонник минимализма. Под этими зарослями скрывается красивый традиционный сад, и я хочу показать его.

– Это мне уже говорили.

– Я согласна на сто процентов.

Кто же это разделяет ее взгляд на реставрацию сада?

Возможно, Деклан разговаривал с другим садовником. Что бы там ни было, ей просто хочется поработать над садом.

– Расскажите мне, какой у вас опыт работы и квалификация.

– У меня диплом Мельбурнского университета по ландшафтному дизайну. И что более важно, большой опыт работы в общественных и частных садах. Когда я жила в Виктории, мне посчастливилось работать для одного коммерческого детского сада. Кроме того, у меня маленький частный бизнес, где я работаю одна.

– Вы из Мельбурна?

– Нет. Большую часть жизни я прожила в районе Голубых гор. – Когда отец бросил их, бабушка предоставила им с матерью и сестрой убежище в своем доме в горной деревушке Блэкхит в двух часах езды к западу от Сиднея. – В Мельбурн я уехала учиться в университете. А потом осталась. Викторию не зря называют «царством садов». Мне нравилось там работать.

– А что привело обратно?

Возможно, он уже решил дать ей эту работу.

– Семья.

Это полуправда. Какой смысл вспоминать унижение, которым закончились отношения со Стивом, после чего она срочно уехала в Сидней к сестре.

– У вас есть рекомендации?

– Да, и блестящие.

– Надеюсь, я смогу посмотреть?

– Конечно.

– Сколько вы возьмете за работу в саду?

– Зависит от того, что я там увижу. – Шелли несколько недель приглядывалась из-за забора и очень хорошо изучила переднюю часть. Обратная сторона оставалась неизвестной, но она догадывалась, что там все обстояло не лучше. – Сейчас я могу назвать вам приблизительную цифру, но придется включить туда двадцать процентов надбавки на непредвиденные случаи. Кроме того, возможны дополнительные расходы на услуги водопроводчиков и каменщиков.

– И все же.

Она назвала сумму, близкую к нижней границе. Что делать, ей отчаянно хотелось заняться этим садом.

– Вполне приемлемо. Когда сможете приступить?

– Сейчас у меня работа на весь день. Но я могу в выходные.

– Так не пойдет. Надо действовать быстро, иначе от меня не отстанут.

– Ладно, я…

– Бросьте свою работу. Я заплачу вдвое больше той суммы, которую вы назвали.

Шелли обалдело молчала. Такие деньги существенно изменили бы ее планы на будущее. А работу можно закончить месяца за два. Деклан, должно быть, принял ее молчание за сомнение.

– Я утрою сумму.

– Я не имела в виду… – Она запнулась.

– Это мое последнее предложение. Оно с лихвой компенсирует то, что вы потеряете, уйдя с работы.

– Да, должно. Компенсирует. Я согласна. – Шелли не могла сдержать возбуждения.

Работа в фирме ей не нравилась. Скучно. Фирма, видимо, решила тиражировать вариации одного и того же ультрамодного сада. Возможно, это нравится клиентам.

– У меня контракт, но я подам заявление и через неделю буду свободна.

«А ты не торопишься? – услышала она в голове голос сестры. – Ты ничего не знаешь про этого парня».

– Если сможете начать раньше, будет хорошо. Когда я что-то решаю, то хочу, чтобы это было сделано немедленно.

«Скажи, что ты подумаешь».

– Я с удовольствием начну работать, как только смогу. Если понадобится, то и семь дней в неделю, чтобы закончить к весне.

– Хорошо. Еще одна вещь. Я не хочу, чтобы здесь находился кто-нибудь еще, кроме вас.

– Что вы имеете в виду?

– Я ценю уединение. И не хочу, чтобы вокруг моего дома крутились толпы работников. Только вы, и все.

– Понимаю. Я сильная.

– Я вижу.

Некоторые мужчины произносили слово «сильная» как оскорбление, неужели в голосе Деклана прозвучала нотка восхищения? Это комплимент? Или она ослышалась?

– Но для тяжелых работ мне может понадобиться помощь. Возможно, придется убирать какое-нибудь дерево, а с этим не справиться в одиночку. Я должна заботиться о своей безопасности. В таких случаях могут возникнуть дополнительные расходы, но у меня надежные партнеры, которые не станут нас грабить.

Нас. Она сказала «нас». Как глупо. В этой работе не будет никакого «мы». Шелли понимала, что здесь все жестко ограничится взаимоотношениями работника и работодателя. Его место в доме, ее в саду.

– Договорились. Но я хочу, чтобы посторонние люди исчезали отсюда как можно быстрее. И никогда не заходили в дом.

– Конечно.

– Полагаю, мы договорились. Когда сможете начать, дайте мне знать. Пришлите подробный план работ, я подпишу с вами договор. И не забудьте указать, куда перевести деньги.

Его улыбка заметно снизила подспудную тревогу Шелли по поводу того, что она бросает работу в известной ландшафтной фирме ради того, чтобы наняться к этому человеку. Она ничего не спросила о графике платежей. Возможно, на него это произвело благоприятное впечатление. Садовникам частенько приходилось работать на доверии.

– Прежде чем уйду, объясните, должна ли я согласовывать с кем-то еще мои действия. Например, с вашей женой. Кстати, где миссис Грант? Шелли приучила себя предполагать, что любой мужчина женат, даже если никогда в этом не признается.

Его глаза потухли, а когда он наконец ответил, голос звучал очень сдержанно:

– У меня нет жены. Вы будете иметь дело только со мной.

Она выругалась про себя. Какого черта понадобилось задавать этот вопрос? То, что она услышала в его голосе, не было злостью или попыткой увильнуть от ответа. Это была печаль.

Куда она влезла? Бабушка постоянно твердила, что думать надо прежде, чем говорить. Шелли не всегда следовала ее совету. Выходя из дома, промямлила «всего доброго» и дала себе зарок впредь говорить с ним только по делу.


Деклан надеялся, что принял правильное решение, поручив свой сад красавице Шелли. Без сомнения, то, что он считал ее красивой, стало главной причиной его выбора.

Он наверняка мог без труда найти садовника-мужчину. Но она казалась способной выполнить эту работу не хуже любого мужчины. Именно это заставило Деклана обратиться к ней, несмотря на ее опасную привлекательность. Если он и пустит кого-то в сад Лизы, то пусть это будет Шелли Фэархилл.

Четыре года назад они с Лизой переехали в этот дом. Она мечтала об идеальном доме с идеальным садом. Деклан с радостью делал все, чтобы побаловать ее. «Сначала дом, – говорила она, глядя на комнаты, много лет стоявшие без ремонта, – а потом займемся садом. Я уверена, под этими зарослями скрывается нечто прекрасное».

Но мечтам не суждено было сбыться. Сад продолжал расти, субтропический климат Сиднея лишь способствовал его бесконтрольному дикому росту. Шелли Фэархилл может делать что угодно до тех пор, пока ее намерения совпадают с тем, чего хотела бы Лиза. Если он не ошибся, Шелли собиралась идти именно по этому пути.

Он не планировал часто встречаться с прекрасной садовницей. Она сказала, что любит начинать очень рано. А он часто работал по ночам, чтобы иметь возможность общаться в Сети с коллегами из других часовых поясов. Едва ли им доведется часто бодрствовать в одно и то же время, избегать встреч с ней будет несложно.

По крайней мере, он пытался убедить себя в этом. Что-то в этой светловолосой женщине-воительнице пробуждало давно уснувший инстинкт. Это не сексуальное влечение. Он ни за что не позволил бы себе увлечься ею, несмотря на опасный проблеск интереса, который, понятно, мог вылиться во что-то большее, если утратить контроль. Он поклялся никогда в жизни не общаться с другой женщиной. Но креативный интерес, подстегивающий творчество, мог бы себе позволить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении