Кейтлин Крюс.

Не смогу жить без тебя



скачать книгу бесплатно

Caitlin Crews

A Baby to Bind His Bride

A Baby to Bind His Bride © 2017 by Caitlin Crews

«Не смогу жить без тебя» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

Грубый на вид мужчина, на котором почему-то было надето несколько клетчатых фланелевых рубашек, вел Сьюсан все дальше вглубь дикой, необитаемой местности.

– Они называют его Графом, – сказал ей он. – Без имени, просто Граф. Но относятся к нему как к богу.

– Как к настоящему или как к выдуманному? – спросила Сьюсан. Но какая ей разница? Если Граф тот человек, которого она ищет, то разницы никакой.

Проводник бросил на нее косой взгляд.

– Не уверен, что это имеет значение по ту сторону холма, мэм.

Холм, по которому они устало тащились наверх, по мнению Сьюсан, правильнее было назвать горой, но ведь все в Скалистых горах в западной части США огромных размеров. Ее впечатление от Дикого Запада – бескрайнее пространство из рядов зубчатых гор, величественных в своей красоте с вечнозеленой растительностью, и с забавными названиями – например, самый высокий пик почему-то назывался «Крошка».

Сьюсан старалась не оступиться на дороге и справиться с легким головокружением из-за высоты.

До дороги они доехали на грузовичке – если эту тропу можно назвать дорогой – и теперь находились в дальней, дикой части штата Айдахо. Дорога представляла собой колею засохшей грязи, которая тянулась вглубь густых лесов, а склон указывал на то, что они поднимаются все выше и выше. Когда проводник остановил автомобиль, Сьюсан уже потеряла счет времени и смирилась с бесконечным подпрыгиванием и заваливанием на бок. Оставшийся путь к поселку им предстояло пройти пешком. Спутник ее шел впереди, она – за ним. Господи, неужели она на самом деле находится среди необитаемой дикой природы, совершив перелет из Рима в другую часть света на личном самолете Бетанкуров. Заядлой путешественницей она никогда не была, но она – вдова Бетанкур. У нее нет другого выбора, как пройти через это испытание. Ни обувь, ни одежда не подходили для такого приключения. Она была во всем черном с головы до ног, подчеркивая свое положение вдовства. Это вошло у нее в привычку. Сегодня на ней были кашемировые пальто и платье и высокие, до колен, сапоги. Она ждала, что будет холодно, но такого трудного пути не предполагала:

– Вы точно не хотите переодеться? – спросил ее проводник, когда они стояли в его полуразвалившемся домишке на заросшем поле, усыпанном автохламом. От этой убогости она уже не чувствовала прежней уверенности. – Ну, надеть что-нибудь менее…

– Менее? – не поняла Сьюсан.

– Туда нет настоящей дороги, – ответил проводник, – сплошные ухабы. Будет тяжело. Может, переоденетесь…

Но что такое Скалистые горы? Они не сравнятся с интригами, преследующими ее в жизни. Она вот уже несколько лет, хоть и номинально, но управляла международной корпорацией Бетанкуров, не давая ни своей семье, ни семье покойного мужа, а также совету директоров взять над ней верх.

На публике она носила исключительно черное, начиная с похорон, потому что она – очень молодая вдова одного из богатейших людей в мире бизнеса. Она сочла, что черные наряды подчеркивают ее намерение навсегда сохранить траур, независимо от того, какие бы ни были планы относительно ее будущего у родителей и родственников со стороны мужа. Или у кого бы то ни было еще.

Она останется вдовой Бетанкур очень надолго. Никаких новых мужей, которые возьмут бразды правления в свои руки, как бы ее ни подталкивали со всех сторон вновь выйти замуж.

Если ей суждено вечно носить черное, то так тому и быть, потому что вдовство давало ей свободу.

А если Леонидас Бетанкур не погиб на самом деле при крушении самолета четыре года назад? Именно ради этого Сьюсан притащилась через всю планету в это дикое место.

Леонидас летел сюда на отдаленное ранчо, чтобы встретиться с возможным инвестором, когда его самолет упал в непроходимую чащу леса. Тело так и не нашли, но власти были уверены, что взрыв такой силы превратил все доказательства в пепел.

Сьюсан не была в этом уверена. Вернее сказать, она со временем все больше убеждалась, что все связанное с ее мужем не является несчастным случаем. Сомнения привели к тому, что она наняла частных детективов и начала розыски. Она изучила массу нечетких фотографий смуглых суровых мужчин, которые не походили на Леонидаса.

Не один год она изображала Пенелопу перед своими родителями и перед родственниками мужа с их интригами. Она притворялась страдающей от горя и пресекала все разговоры о повторном замужестве.

Но никаких страданий не было. Она едва знала старшего сына старых знакомых семьи, к браку с которым ее готовили родители. У нее, конечно, были девичьи мечты, как у любой в юном возрасте, но Леонидас их разрушил, когда погладил ее по голове во время свадьбы, словно она была щенком. Затем он исчез в разгар приема, потому что того требовали дела.

– Хватит себя жалеть, Сьюсан, – холодно сказала ей мать в тот вечер, когда Сьюсан, стараясь не плакать, стояла покинутая, в шикарном белом платье. – Мечты о сказках – это для маленьких девочек. Ты теперь жена наследника состояния Бетанкуров. Воспользуйся возможностью и реши, какой женой ты будешь. Неженкой, принцессой, запертой в одном из поместий Бетанкуров, или той, с кем считаются.

А еще до наступления утра пришло сообщение, что Леонидас пропал. И Сьюсан выбрала второе – стала той, с кем считаются, и была ею четыре прошедших года. За это время она превратилась из робкой, наивной девятнадцатилетней девочки в совершенно другого человека. Она решила, что больше не будет игрушкой, призом, и доказала это.

Теперь она здесь, на склоне горы в американском штате, о котором что-то смутно слышала. Она поднимается в какой-то лагерь, и там встретится с мужчиной, похожим наружностью на Леонидаса. И этот мужчина – культовое местное божество.

– Нельзя сказать, что это культ «Страшного суда», – сообщил Сьюсан нанятый ею детектив. Они разговаривали в огромном пентхаусе в Риме, где жила Сьюсан, поскольку это было рядом с главным европейским отделением «Бетанкур корпорейшн». Она предпочитала сама держать руку на пульсе всех дел компании.

– В этих культах есть какие-то различия? – спросила она, стараясь выглядеть отстраненной, глядя на фотографии – снимки мужчины в развевающейся белой одежде, с длинными волосами.

Леонидас не носил таких длинных волос, но во взгляде темных глаз было знакомое жесткое выражение. И фигура: такая же гибкая, поджарая, правда, со шрамами, что понятно, если человек выжил после падения самолета.

Это – Леонидас Бетанкур. Сьюсан готова поклясться.

Осознание этого потрясло ее до глубины души.

– Отличие в культах такое: станут вас удерживать или убьют, но это имеет значение лишь в том случае, что если вы отправитесь туда, signora, – сказал ей детектив.

– Выходит, есть чего ожидать, – заключила Сьюсан с холодной улыбкой, но с внутренней дрожью. Ее муж жив. Жив.

Если Леонидас действительно прижился в диких условиях и стал божественным лидером, то опыта ему не занимать – он приобрел его в самой лучшей классной комнате: кишащей акулами «Бетанкур корпорейшн».

За четыре года, окунувшись в эту атмосферу, Сьюсан многому научилась и поняла главное: когда Бетанкуры чего-либо захотят – к примеру, устранить Леонидаса от сделки, которая принесла бы компании много денег, но которую он считал сомнительной, – они обычно находили способ эту сделку заключить. Даже если для этого нужно подорвать самолет с самовольным главой корпорации. Бетанкуры были настолько несметно богаты и всесильны, что могли совершать и такое.

Но на свете есть кое-что получше, чем быть вдовой Леонидаса Бетанкура, – так думала Сьюсан. Это – вернуть его из мертвых. Пусть бы сам занимался своим бизнесом, а она, Сьюсан, смогла бы жить той жизнью, которую не знала, когда ей было девятнадцать. Она могла бы развестись, стать независимой и ни в кого не влюбляться. И сделать это к своему дню рождения, когда ей исполнится двадцать четыре года. Она освободится от всех этих Бетанкуров, и у нее появятся силы противостоять родителям.

Свободная – и точка.

Перелет на другой конец планеты в дебри Айдахо – это малая цена за свободу.

– А какой лидер Граф? – спросила Сьюсан, идя следом за проводником. – Он великодушный? Или он внушает страх?

– Не могу сказать, – пробурчал проводник. – По мне, так все культы одинаковы.

Можно подумать, что в этой части света с десяток культов! Но кто знает…

Они подошли к поселению.

Только что вокруг был лес, а сейчас они стояли перед большими воротами, за которыми был виден расчищенный участок, обнесенный колючей проволокой, а проволока была увешана плакатами с предупреждениями «Не входить», и перечислялись страшные последствия для незваных гостей. Поверх изгороди вращались видеокамеры.

– Дальше я не пойду, – сказал проводник, отступив на обочину леса.

Сьюсан даже не знала его имени. Конечно, лучше бы он пошел с ней, раз уж довел ее до места. Но они так не договаривались.

– Понимаю, – ответила она.

– Я подожду внизу с машиной, если вам понадобится. Я бы провел вас внутрь…

– Я понимаю, что вы не можете, – сказала Сьюсан. Все это было ей объяснено в его хижине. – Остальное я должна сделать сама.

Не может же она появиться в поселении, окруженная телохранителями, когда ее муж прячется там от всего мира? Даже несколько крепких вооруженных парней было бы слишком – так ей объяснил проводник, потому что люди, которые прячутся в почти недосягаемом поселении Скалистых гор, обычно не принадлежат к тем, кто любезно обходится с посетителями. Особенно если эти гости вооружены.

Но молодая женщина, называющая себя вдовой и одетая как вдова, – это совсем другое, не сулящее угрозу. Так думала – и надеялась – Сьюсан. Хотя лучше поменьше думать о том, что она делает. Она прочитала очень много триллеров за годы учебы в швейцарском пансионе, где провела юность. И сегодня каждый страшный сюжет пролетал у нее в мозгу, словно кадры из кинофильма.

Не надо думать о риске! Все, чего она хочет, – это узнать, что случилось с Леонидасом.

Как ни печально признать, но она, скорее всего, единственный человек, кому это небезразлично.

Она твердила, что ей небезразлично лишь потому, что, отыскав его, она освободит себя.

Сьюсан решительно пошла к воротам, чувствуя, как по коже бегут мурашки. Она знала, что видеокамеры направлены на нее, но боялась кое-чего похуже слежки – снайперов. Сомнительно, чтобы люди в лесах построили укрепление без намерения защититься.

– Стойте там!

Сьюсан не могла понять, откуда раздался голос, но остановилась и подняла руки, хотя и не над головой.

– Я здесь, чтобы увидеть Графа! – крикнула она.

Ничего не произошло. Неужели ничего и не произойдет? Но тут медленно распахнулась дверь сбоку от ворот.

Она затаила дыхание. Это все-таки Леонидас?

Из двери вышел мужчина, но это не Леонидас. Невысокого роста, через плечо висело полуавтоматическое ружье, выражение круглого лица далеко от приветливого.

– Вам следует уйти с нашей горы, – заявил он, махнув ружьем.

Но он недоуменно сдвинул брови, и Сьюсан поняла: его озадачила ее одежда. Потому что она не была одета так, как мог бы одет тот, кто собрался напасть на поселение. Да и для ходьбы по лесу тоже.

– У меня нет особенного желания здесь находиться, – твердо произнесла она. – Я хочу лишь увидеть Графа.

– Граф встречается с теми, кого хочет видеть, – злобным голосом объявил мужчина, будто не мог поверить, что у нее хватило смелости предположить, что она может предстать перед таким великим человеком.

Но ей это могло и показаться. Что она знает о членах общины?

Она склонила голову и сказала:

– Он захочет увидеть меня.

– Граф занятой человек. У него нет времени для странных женщин, которые появляются из ниоткуда, рискуя быть подстреленной.

А это уже можно расценить прямой угрозой. Сердце у Сьюсан выбивало в груди дробь. У людей, обитающих среди бескрайней дикой природы, другие представления об оружии. И об угрозах.

– Я не жажду быть застреленной, – насколько могла спокойно ответила она. – Но Граф захочет меня увидеть – я уверена. – Ни в чем она не уверена. То, что Леонидас запер себя в таком месте, назвался дурацким именем, говорило о том, что он не желает быть обнаруженным. Никогда. – Почему бы вам не отвести меня к нему? Он сам вам это скажет.

– Леди, я не буду вам повторять. Уходите. Уходите отсюда и больше сюда не возвращайтесь.

– Я не собираюсь уходить, – отрезала Сьюсан стальным тоном, который освоила за четыре прошедших года. Словно ожидая, что ее приказы просто выполнят лишь потому, что она их отдает. Словно она – Леонидас, а не его молодая вдова, которую он и не помышлял оставить ответственной за что-либо, и уж точно не за его состояние. Но Сьюсан сделала как раз то, что велела ей мать. Она взяла фамилию Леонидаса и одновременно его авторитет. Она ставила в тупик людей в мире концернов и корпораций точно так же, как это делал он. И это продолжалось не один год. – Я должна увидеть Графа.

– Послушайте, леди…

– Есть только два варианта: впустить или застрелить, – равнодушно произнесла она.

Мужчина растерянно заморгал. Сьюсан не винила его. Она не съежилась, не переминалась с ноги на ногу, не показывала, что дрожит от страха. Она просто стояла, словно совершенно естественно находиться на горе, на высоте тысячи метров в дикой глуши Айдахо. Она не отводила глаз и ждала с невозмутимым видом, будто каждый день совершает переход к дверям культовой общины и требует впустить ее.

Сьюсан сверлила его взглядом, пока ему не стало неловко. Ему, а не ей.

– Кто вы, черт возьми?! – наконец спросил он.

– Рада, что вы поинтересовались. – Сьюсан даже улыбнулась, слегка и уже не так холодно. И пустила в ход свое оружие: – Я жена Графа.

Глава 2

Жена? У него нет жены.

Или ее не было, насколько он мог помнить… но беда в том, что он не мог ничего вспомнить. Последние дни это все больше его мучило. Он не мог вспомнить очень многое.

Он мало что помнил, гораздо больше вещей он не мог вспомнить. Того, что произошло за прошедшие четыре года.

Люди в селении рассказывали истории о том, как они нашли это место. Как они пришли сюда, каждый своей собственной дорогой в горах. Они говорили о том, что оставили позади: о людях, о местах, где жили раньше, о вещах, о мечтах и ожиданиях.

Но Граф знал только этот лагерь-поселение.

Его первое воспоминание: он просыпается в просторных комнатах – эти комнаты он до сих пор занимает. Он очень долго лечился. Потом учился сидеть, потом стоять, потом ходить. И даже когда, наконец, стал ходить самостоятельно, он не чувствовал, что это его тело. А каким оно было? Он не мог сказать.

Ушло полтора года, прежде чем его здоровье более или менее восстановилось.

И еще полтора года ушло, чтобы понять: не важно, кто он, потому что окружавшие его люди очень волновались, когда он не изображал культового божества.

Он уже не знал, что такое быть нормальным. Потому что так и не вспомнил ничего, кроме того, что есть здесь и сейчас.

Люди убедили, что его появление было предопределено. Они сказали ему, что это – часть великого плана: они собрались вместе, молились, и у них появился правитель в том лесу, где они жили. Вот и вся история.

Граф согласился с ними, потому что не было причин не согласиться.

Он чувствовал себя лидером. Чувствовал с первого момента, как только открывал глаза. Когда он отдавал приказ, то люди кидались исполнять его. И это не казалось ему чем-то новым. Это было ему знакомо. Ему это нравилось. Это правильно и хорошо.

Любое его желание исполнялось. Люди собирались, чтобы послушать, что он скажет. Они беспокоились о его здоровье. Они кормили его, одевали его и слушались его. Чего больше мог желать человек?

И вот появляется женщина, заявляющая, что она его жена. Граф почувствовал, что в нем что-то треснуло и раскрылось.

– Она настырная, – неохотно сказал Роберт, его ближайший помощник. И уж совсем неодобрительно добавил: – Она говорит, что давно искала вас.

– И все-таки у меня нет жены, – ответил Граф. – Разве ты мне это не говорил с самого начала?

Роберт был единственный, кто подошел вместе с ним к мониторам, чтобы взглянуть на женщину. Граф ждал, когда ощутит что-то похожее на узнавание, но, как и все в его жизни, воспоминаний не было. Памяти нет.

Иногда он говорил своим людям, что благодарен за то, что его ум – чистый холст. Но бывало и такое, когда вещи, которых он не знал, атаковали его подобно зимней буре.

– Конечно, у вас нет жены! – Голос Роберта звучал возмущенно. – Это не ваш путь. Это путь не таких великих мужчин.

Это место – место чистоты и непорочности. Графа никогда не посещало искушение сойти с этого пути. Мужчины и женщины или следовали правилам непорочности, или уходили прочь. Те, кто были женаты, освобождались от этого обета.

За все время Граф ни разу не взглянул на женщину с вожделением, не почувствовал ничего, кроме чистых помыслов.

До сего момента.

За минуту он понял, что же с ним происходит. Ему следует ужаснуться, но он не ужаснулся. Похоть, оказывается, ему знакома, но почему-то его это не испугало. Он сказал себе, что искушение – это хорошо, поскольку делает его сильнее, чтобы справиться со страшным наваждением. Он убеждал себя, что это не больше чем проверка.

Женщина на экранах монитора выглядела нетерпеливой. Это первое, что отличало ее от женщин, живущих здесь. И еще она выглядела… хрупкой. Не загорелой и крепкой, как все его люди. Она выглядит нежной.

Граф сам не знал, почему он хочет коснуться ее и понять, такая же она нежная, как выглядит.

На ней была одежда, которую бессмысленно носить здесь, в горах. Граф, конечно, не помнил, чтобы когда-нибудь спускался вниз с горы, но он знал, что за пределами поселения находится другой мир. Ему об этом говорили. Черная одежда явно из дорогой материи, красиво облегающая стройную маленькую фигуру, заставила его подумать о городах.

Он никогда не думал о городах. А сейчас, когда подумал, то все они пронеслись в голове подобно кинокадрам.

«Нью-Йорк. Лондон. Шанхай. Нью-Дели. Берлин. Каир. Окленд».

Словно он бывал в каждом из них.

Он отбросил эту странную мысль и переключился на женщину. Ее привели вглубь поселения и поместили в изолированную комнату. Кельей эту комнату не называли, но, по сути, это была келья. Там стоял старый диван, туалет за ширмой в углу и камеры на стенах.

Если женщина и чувствовала себя неуютно, то ничем это не выдала. Она сидела с таким видом, будто готова сидеть вечно на этом диване. Лицо совершенно невозмутимое, голубые ясные глаза смотрят спокойно. И она… непостижимо прекрасна.

Правда, у него нет опыта сравнивать ее с кем-то. Но почему-то Граф знал, что, если поставить в ряд всех женщин на свете, он все равно не нашел бы такую же потрясающую.

Ноги у нее были длинные и красивой формы, что видно даже под сапогами. Она аккуратно скрестила ноги, не обращая внимания на то, что сапоги измазаны грязью. На ее левой руке только одно довольно большое кольцо, в котором отражался свет. Ее рот… он породил в Графе желание, внутри перекатывался ком. Он стал смотреть на ее блестящие светлые волосы, зачесанные назад и уложенные в замысловатую прическу на затылке.

«Шиньон», – вдруг пришло на ум.

Он же не знает такого слова. Но это подходящее определение ее прически. Необъяснимым образом ему известны те вещи, о которых не нужно знать.

– Приведи ее ко мне, – внезапно распорядился он.

– Она не ваша жена, – сердито произнес Роберт. – У вас нет жены. Вы Граф, правитель, ведущий по великой тропе верных вам последователей!

– Да, да, – отмахнулся Граф. Роберт ведь не знает, жена ли она ему. И он тоже не знает. Что он знает про себя? Не мог же он просто появиться из ниоткуда в огненном дожде, как заявляли все. Это ему разъяснили с самого начала. Но если он просто появился в ореоле огня, то ему не понадобилось бы столько времени, чтобы поправиться.

Но эта мысль нарушает веру в культ, а высказывать публично свои сомнения он не мог.

Он знал следующее: если он появился откуда-то, значит, у него была там жизнь. И если эта женщина думает, что знает его, то от нее можно почерпнуть сведения.

А вот это ему необходимо.

Он не стал ждать, послушается ли его Роберт, – он знал, что послушается, потому что все ему повиновались. Он вышел из комнаты наблюдения и прошел по лагерю, где ему была известна каждая постройка, каждая стена, построенная из бревен, каждая комната, каждый камин, сложенный из камня, каждый коврик на полу. Он никогда не думал ни о чем, кроме этого места, – все, чего он хотел и в чем нуждался, было прямо здесь.

Его люди брали все необходимое для жизни у горы.

«Сидней. Санкт-Петербург. Ванкувер. Рейкьявик. Осло. Рим».

Что было бы, если он вдруг смог увидеть много разных мест и вещей? А не только лес и горы, где кругом, кроме деревьев и изменений погоды, ничего не видишь.

Граф направился в свои покои, устроенные в стороне от помещений для остальных. Он шел с задумчивым видом, будто общался с Духом, что отбивало охоту к нему приблизиться.

Да никто и не осмеливался. Все наблюдали издали за тем, как он шествует, а те, кто жаждали его внимания, громче произносили молитвы, но ни один человек не пытался поймать его взгляд.

Он вошел в свои комнаты и остановился в первой, парадной. Когда он только начал приходить в себя и поправляться, то у него вызвала неприятие пустота в этих помещениях. Это напоминало тюрьму, хотя подсознательно понимал, что в тюрьме он никогда не был.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3