Кейтлин Крюс.

Лучший способ примирения



скачать книгу бесплатно

Expecting a Royal Scandal © 2016 by Caitlin Crews

«Лучший способо примирения» © «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

* * *

Глава 1

Мудрая женщина знает, на какие приглашения нельзя отвечать отказом.

Например, пришедшее сегодня вечером как раз из той категории. Написано на роскошной плотной бумаге, доставлено к двери слугой. Адресат – один из самых известных людей на планете.

Сообщение гласило: «Встретимся в Монте-Карло».

Все.

Бриттани Холлис к двадцати трем годам заработала репутацию презираемой обществом стервы-распутницы, грязные слухи о ней ходили по крайней мере по двум континентам. Всему виной легендарные браки, в которых она неизменно играла роль злодейки. Этакое реалити-шоу, когда в общественном сознании сложился тот самый образ.

Она из тех, о ком говорят «умна себе во вред». Иначе как невинная девушка могла прослыть отчаянной потаскушкой? Бриттани считала себя разумной женщиной и не спешила разуверять всех, не опускалась до ехидных колкостей, поскольку единственная знала правду. И не важно, как называли ее другие (причем самым вежливым считалось «продажная девка»), главное постоянно помнить о награде – райском острове, неизменно манившим ее в мечтах. Лишь мысль о нем помогала шагать вперед.

Когда-нибудь Бриттани туда попадет, это уж точно. И да, всю оставшуюся жизнь проведет там, наряженная в длинное яркое платье, с цветами в волосах и бокалом «Май Тай»[1]1
  «Май Тай» – коктейль из рома и ликера «Кюрасао» с фруктовым соком.


[Закрыть]
в руках. И никогда больше не вспомнит тяжелые дни, когда нужно было пробивать себе дорогу локтями, и не будут больше сниться ехидные листки желтых газет, на которых она неизменно представала негодяйкой.

Ни минуты не потратит на эти мысли. Никогда в жизни.

Скорее бы! Уже несколько лет Бриттани отправляет деньги семье, которая и не подумала вступиться за нее перед людьми, открыто заявляя, что она продалась дьяволу, не забывая при этом втихомолку обналичивать чеки и бесстыдно просить добавки. Все это случилось по вине урагана «Катрина», прокатившегося по стране, стерев с лица земли небольшой дом в городе Галфпорт, штат Миссисипи, которым владела одинокая мама Бриттани, оставив семью без крыши над головой. Обожаемая бабуля не простила бы внучке бездействия. И Бриттани принялась за дело, подключив к этому все, что у нее было: красоту, гибкое тело и острый, проницательный ум, унаследованный от прародительницы. Правда, для большинства людей последняя деталь показалась бы открытием. Обычно ее считали дурочкой.

Младшей сестренке в этом году исполнялось десять, и Бриттани понимала, что это означает, что еще восемь долгих лет ей придется поддерживать семью, чтобы девочка ни в чем не нуждалась.

Ну а потом послать родственничков подальше, предложив самим зарабатывать на жизнь.

Ох и выскажет она им!

А пока приходилось лишь мечтать и откладывать часть денег в кубышку. Когда-нибудь они откроют ей дорогу к далекому острову в Тихом океане, где она будет жить в своем доме под пальмами, где на многие мили вокруг лишь голубое небо да белый песок. Такую картинку Бриттани видела еще в школе. Архипелаг Вануату. Тогда же она и решила жить в этом раю. Стоит добраться до прекрасных островов к западу от Фиджи, и серый мир с его суетой, в котором она сейчас живет, навсегда исчезнет с ее горизонта.


Однако сначала встреча с мужчиной, пригласившим ее в Монако, и роскошное казино в Монте-Карло, где за игровыми столами коротают вечера аристократы и миллионеры. Их, должно быть, придумал гений специально для того, чтобы разлучать богатейших мира сего с непомерными состояниями, на которые могли беззаботно существовать несколько поколений.

В записке указывалось: «Обсудить взаимовыгодное предложение». Однако Бриттани не могла придумать ни одной выгоды для себя. Ведь у нее с этим богачом нет ничего общего, разве что печально известная репутация. Только его основана не на слухах, а на фактах, подтвержденных документами. А еще есть множество ссылок в Интернете, и все как одна об одном и том же.

Но дурной репутацией девушку не напугать.

Вечером точно в указанное время Бриттани вошла в казино, чье убранство создавало иллюзию Старого Света с его канонами, а на самом деле прикрывало разврат и пороки. С иронией она подумала, что одета соответствующе. Длинное золотистое платье, струящееся с одного плеча, выгодно сочеталось с туфлями на высоком каблуке. В этом наряде Бриттани выглядела и аппетитно, и дорого одновременно. Как и положено женщине, чья мать беззастенчиво называла ее шлюхой. Тем не менее благодаря платью она преобразилась из бедной девчонки из Миссисипи в гламурную, хоть и скандальную штучку.

Бриттани вообще обожала преображаться и делала это очень искусно.


Она почувствовала власть человека, с которым приехала встретиться, задолго до того, как увидела. Он восседал за столом одной из самых рискованных игр в окружении толпы лакеев и прихвостней, суетившихся рядом, притягиваемых, точно планеты-спутники гравитацией, к звезде в центре Галактики. Однако и без них Бриттани без труда нашла бы свою цель. Его окружали шепот, жужжание приглушенных голосов и заискивающие лица. Присутствующие, не стесняясь, выгибали шеи, стараясь лучше разглядеть Его. Держи он в руках зажженный факел, и то отыскать его в толпе было бы сложнее.

Толпа расступилась, и перед взором Бриттани предстал Он. Его светлость граф Филипп Скандер Кайро Санта-Домини, настолько состоятельный и даже уставший от своего богатства, что даже азартные игры больше не волновали, даже когда он в разгаре кона сидел за столом. Кайро Санта-Домини, изгнанный король крошечной высокогорной страны, унаследовавший титул от множества пращуров, единственный потомок древнейшего и легендарного рода, корни которого уходили в глубину приблизительно пяти столетий. Главный Казанова Европы, как о нем писали газеты, не забывая добавить, что даже добропорядочной женщине, чтобы скомпрометировать себя, достаточно лишь подойти к нему. Живое напоминание о трагическом захвате власти и свержении его отца. Тогда убили всю его семью, оставив изнеженного отпрыска, как последний бутон, от которого не могли появиться новые всходы. Те негодяи решили, что нет смысла убивать его, живое напоминание миру о том, что такие явления, как монархия и престолонаследие, – это пережитки прошлого, которые не должны существовать в современном мире. Продолжая жить и веселить публику страницами скандальных газет, он стал изгоем и посмешищем.

Таков он, Кайро Санта-Домини, собственной персоной представший перед Бриттани во всем своем великолепии. Но, ожидая увидеть его, девушка почувствовала некую растерянность, остановившись в центре зала. Обычно она, поднаторевшая в искусстве кривых зеркал и вздохов, вкрадчивых предложений и показного равнодушия, именовавшемся флиртом, не позволяла себе ни капли смущения. И уж подавно никогда не стояла, точно простушка из деревни, не зная, как себя вести. Она любила создавать иное впечатление. Однако сейчас она не могла сдвинуться с места. Когда Кайро взглянул на нее, дерзко и лениво одновременно, девушка поняла, что попала в капкан чужой воли, и неизвестно, сможет ли обрести свободу. Ее точно пригвоздили к полу.

Она тысячу раз видела фотографию этого мужчины, да и кто не видел. Для нее не было секрета в том, что он красив. Многие знаменитости, поражавшие на снимках своей привлекательностью, в жизни обычно выглядели куда хуже. Но Кайро не из их числа.

При взгляде на его полные, манящие, чувственные губы Бриттани сжалась, ощущая смутную тревогу, представляя горячие поцелуи в холодных, равнодушных, незнакомых городах, ощетинившихся архитектурой в стиле барокко. Удивительно, но уже несколько лет мысль о поцелуях не приходила ей в голову. Волосы его были длинными и словно ненароком растрепавшимися, хотя это наверняка тщательно продуманная прическа. А глаза! Красивые на фотографиях, они просто поражали вблизи. Их невозможно описать: сумасшедшего, соблазнительного карамельного оттенка, точно обволакивающие некой сладкой субстанцией, накрывали дурманящим туманом. Бриттани невольно облизнула губы и почувствовала жар в животе. Ничего подобного с ней раньше не случалось.

Не то чтобы она испытывала слабость перед мужчинами. Когда Бриттани была подростком, ее мать принимала в трейлере каких-то забулдыг-дружков. Да и сама она трижды была замужем. Эти браки ни капли не поменяли ее взгляда на мужские недостатки, однако ни один из мужей не становился причиной резких перепадов давления. Впрочем, не было тех, кто бы хоть как-то привлек ее внимание. Что с ней происходит?

Бриттани принялась разглядывать мужчину. На нем был привычный наряд, характерный для состоятельных европейцев, только в разы дороже. Темная рубашка безупречного кроя подчеркивала мужественный стан. Как, должно быть, эффектно он смотрится на итальянском пляже или на палубе яхты, которых тысячи во Французской Ривьере. Темный пиджак выгодно оттенял линию скул и подбородка, делая его дерзким и неприлично привлекательным. Сильные, мускулистые длинные ноги в черных брюках, стоивших целое состояние, ботинки из Милана. Небрежно развалившись в кресле, он скучающим взглядом рассматривал толпу, приподняв бровь. Было в этом что-то неоспоримо властное. Бриттани внезапно осознала, что и она для него не более чем праздное развлечение, пешка в игре, правила которой пока неизвестны. Но она непременно узнает их. А еще интересно посмотреть на настоящего короля, пусть и изгнанного с трона.

Кайро поманил ее. Бриттани почувствовала, что не хочет повиноваться его команде. Инстинкты подсказывали бежать как можно быстрее и дальше. Желательно домой, в маленькую квартирку в Париже. Что угодно, лишь бы скрыться от этого опасного человека.

Мысль забилась в мозгу, точно пойманная птица, мурашки побежали по коже. Казалось, кто-то шепчет зловеще на ухо: «Он погубит тебя».

Бриттани выпрямилась, отгоняя неприятное ощущение. Что за сказки она придумывает! Наверное, встреча с настоящим королем, да не где-нибудь, а в Монте-Карло, оказалась слишком большим потрясением. Осколки детских фантазий о Золушке неприятно звякнули где-то в глубине сознания, как частенько бывало раньше, – в самые неподходящие моменты они царапали ее своими острыми краями и мешали дышать.

Старательно навесив на лицо глуповатое выражение, точно не узнавая человека перед собой, Бриттани двинулась вперед. Пусть думает, что она остановилась, потому что не знает, куда идти, а не оттого, что наповал сражена его взглядом, сладким эфиром, обнажающим потаенные уголки души.

Отогнав тревожные мысли, она неторопливо приблизилась к мужчине. Ее не покидало чувство, что эта встреча не доведет ее до добра. Этот дьявол ее уничтожит.

– Вы Кайро Санта-Домини?

Она спросила весело, старательно растягивая гласные, воспроизводя акцент, привезенный из Миссисипи. Наблюдательность подсказывала, что люди реагируют на особенности подобного говора, полагая, что их обладатели тупы как пробка. Бриттани не упускала возможности пользоваться столь поспешными выводами.

Как она и ожидала, ее якобы неспособность узнать одного из самых известных мужчин мира была встречена удивленными возгласами и вздохами, приглушенными разговорами и негодующим фырканьем со стороны обожателей. Чувственные губы Кайро изогнулись в усмешке.

– К сожалению, да.

Его голос тоже обволакивал, точно расплавленный шоколад, густой и насыщенный. Мужчина заговорил с акцентом, словно английский для него – выбор нечастый, не изменил расслабленной позы, лишь взгляд, казалось, стал более пронзительным при виде девушки.

– Но это лишь потому, что никто до сих пор не осмелился занять мое место, как бы отчаянно я ни старался избавиться от оков власти.

– Жаль. – Бриттани остановилась рядом с его небрежно вытянутыми ногами, почти встав между ними. Пусть оценит ее чувство юмора. Она уверена, что этот намек будет понят. И точно, блеск в его глазах, дерзкий и уверенный, усилился. А он не такая уж скучающая персона, какой притворяется.

– Значит, это вы обладатель самого внушительного в мире пениса и репутации победителя многочисленных непристойных пари? И что вам потерянное королевство?

Ее слова произвели ожидаемый эффект. В толпе наметилось оживление. Правда, по-прежнему невозможно было отвести взгляд от мужчины. Его улыбка была холодной, а красивые глаза жгучего оттенка даже не смягчились, излучая ледяной блеск.

– Мисс Холлис, полагаю?

Он явно узнал ее с первого взгляда. Как и она его. Но правила игры предписывали определенные шаги. И она снисходительно кивнула.

– Большую часть жизни я провел в изгнании. – Его вкрадчивый голос не вязался с беззастенчивым взглядом, раздевающим ее. – Сегодня лишь революционеры называют меня королем. Но ими движет отнюдь не верность, скорее глупый восторг и жажда переворотов, разрушений, романтика повстанцев, грубо говоря. – Кайро дал понять, что, кем бы ни был сейчас, он рожден править. – Надеюсь, добрались без трудностей. Монте-Карло несопоставим с карикатурными кабаре Парижа, где ошивается всякий сброд. Опустим грубые выражения. Полагаю, вдали от вашей канавы вам не очень неуютно.

О, она недооценила его. Кто бы мог подумать, что королевский отпрыск-ловелас в дорогом костюме и репутацией скандалиста еще и умен. В голову не приходило, что он умеет оскорбить столь изысканно. В ее душе шевельнулось нечто вроде восхищения.

– Говорят, подобное притягивает подобное. – Бриттани широко улыбнулась, мгновенно меняя тактику поведения. – Так я и оказалась здесь.

Губы, невозможно соблазнительные, вновь изогнулись в ухмылке. Бриттани ощутила легкое возбуждение.

– Вы, должно быть, воодушевлены моим посланием, не говоря уже о приглашении. Не похоже, что вы в восторге от собственной удачи, дорогая.

– Смею вас заверить, я понимаю, какое счастье мне выпало. – Она подчеркнуто вежливо растягивала слова, точно разговаривая с глупым ребенком. – Правда. Небывалая удача.

Обычно Бриттани, чтобы подыграть своей репутации, во время таких бесед использовала окружение. Подмигнула одному, улыбнулась другому, и сплетни начинали распространяться, точно пожар в лесу. А в результате – скандальные газетные заголовки. Но сейчас все иначе. Во-первых, вокруг не было папарацци, излюбленных помощников, служащих Бриттани зрительным залом, перед которым можно играть. И она обычно наблюдала за реакцией публики, извлекая полезные выводы. Сейчас все лица были погружены во мрак, лишь Кайро, Солнце в центре Галактики, привлекал ее взор. Бриттани, не в силах отвести от него глаз, тем не менее находила его великолепие завораживающим. В чем его сила, ведь всем известно, что он всего лишь очередной прожигатель жизни. Гипнотизер, перед которым все замирают, как змеи, околдованные музыкой. Надо подумать об этом. Позже. Вдали от сумасшедшего притяжения, лишавшего ее покоя.

Кайро не сводил с нее пристального взгляда, при этом по-прежнему демонстрируя скуку и праздность.

– Я видел вас на сцене.

Значит, он был там! Среди толпы в грязном маленьком клубе, куда стекалась золотая молодежь, прельщенная развлечениями и перепробовавшая от скуки все возможные извращения, считая, однако, это местечко темной стороной ночной жизни. Как же она не заметила его в толпе, не почувствовала магнетизм? Черт возьми, ведь уже попадалась на крючок. Нахмурившись, Бриттани мгновенно спохватилась, но поздно. Он заметил. Очевидно, слишком проницателен!

– У вас интересная манера исполнения стриптиза, мисс Холлис: шатание по сцене и оскал, которым вы, наверное, намеревались припугнуть клиентов, осмелься они не сунуть вам несколько жалких купюр в обмен на взгляд под кружевные трусики. Хотя, нужно отметить, метод действенный.

Плотнее прижав золотистую сумочку, Бриттани встала в вызывающую позу. Не он один хозяин положения. Хотя его слова обрисовали ужасающую, до мелочей точную картину стриптиза. Она танцевала, чтобы навлечь на себя еще больший гнев местных таблоидов. Бриттани призывно улыбнулась:

– Смотрю, вам запомнилось мое выступление.

– Считайте, что это отзыв особенно пылкого фаната жанра.

– Не знаю, что ужаснее: ваше появление во всем своем великолепии в грязном клубе, где, как вы сказали, ошивается всякий сброд, или признание в своем ужасном падении в стенах элегантного заведения Монте-Карло. Ваши верные прихвостни могут услышать. Стоит вести себя осторожнее, Ваше Сосланное Величество. Стены могут содрогнуться от ужаса оттого, что вы с вашими наклонностями посетили банальный ночной клуб.

– Я полагал, что мое поведение больше никого не шокирует, по крайней мере, нудные британские газеты только об этом и писали. А вы действительно считаете, что возвращение на танцпол вашей юности – это хорошее вложение денег? Я-то, наивный, думал, что ваш последний брак стал шагом в ином направлении. Жаль.

Мужчина криво улыбнулся, улыбка резанула Бриттани по живому. Она моментально вспомнила, как наследники последнего мужа публично объявили об ее изгнании из дома. Она явно недооценила соперника.

– Я по-дружески интересуюсь.

– Вам известно слово «дружба»? Впрочем, мы отклонились от темы. В некоторых кругах считается, что позволение заглянуть под кружевные трусики – небывалая удача. Вы в клубе избранных. Не благодарите.

– О, мисс Холлис, давайте не будем играть в эти игры. – Кайро внезапно перестал улыбаться, вмиг превратившись из донжуана в опасного зверя. – Вы не раздевались, хотя в щедрой рекламе мероприятия гвоздем представления был представлен шанс увидеть опозоренную вдову Жан-Пьера Аршамбо нагишом. Оказалось, это лишь фарс.

– Должно быть, это в новинку вам, человеку с широко известной порочной натурой.

Его взгляд был отнюдь не дружелюбным. Однако от этого он стал более привлекательным.

– Вас исключили из школы.

Бриттани не подала и виду, что удивлена внезапной сменой темы, понимая его намерение нанести удар, показать ее место. Правда, ей всегда было плевать на мнение окружающих. Иначе бы до сих пор жила в Галфпорте, зарабатывая жалкие крохи на пропитание всей семьи. Ну уж нет.

– Ах, это не вас выгоняли из всех частных школ? – Интересно, он и впрямь думает, что единственный имеет доступ к Интернету? – Сколько их было, шесть, если не ошибаюсь? Знаю, у богачей свои причуды, но я-то наивно полагала, что этот факт в биографии означает нашу схожесть в своем стремлении пробиться в огромном злом мире без аттестата об образовании. Может, и впрямь подружимся?

Кайро молчал, хотя в глазах мелькнуло что-то вроде уважения.

– Убежали из дома в шестнадцать в сопровождении будущего мужа. А каков был экземпляр! Его бы я назвал…

Мужчина умолк, точно щадя ее чувства. Бриттани рассмеялась.

– Я его называла моим билетом из Галфпорта. – Она вновь заговорила с акцентом. – Поверьте, этот выбор не оставляет сомнений, какой бы обколотый неудачник вас ни сопровождал. Хотя, конечно, вам-то не приходилось выбирать, ведь вас нежили и баловали в одном из многочисленных семейных поместий за границей.

– Ваш второй муж был уже ближе к привычному для вас стилю. С ним вы прославились на ужасной телевизионной передаче.

– «Голливудский стриптиз» шел два сезона, и, кстати, это одно из относительно безобидных реалити-шоу. Если уж выстраивать по рейтингу.

– Низкопробное.

– Кто бы говорил. Большинство зрителей с ума сходили по согревающей сердце истории любви Шаза и Мариэллы, а не Карлоса и меня.

– Мастер татуировок и несчастная секретарша, умолявшая его последовать зову сердца и стать второсортным художником-пейзажистом или что-то вроде того.

– Душераздирающая сладкая глупость, – согласилась Бриттани. – Не стоит вспоминать.

Разумеется, все это было инсценировкой. Карлосу сказали, что персонаж гея, на которого он прослушивался, занят другим актером, но оставались роли негодяйки и ее несчастного мужа, правда, актеры должны быть женаты по-настоящему. Бриттани – единственная из его знакомых отчаянно желала выбраться из Техаса, так же как он. Думать не приходилось. Все равно после отношений с первым мужем Бриттани была не очень-то высокого мнения о браках. Они с Карлосом сумели поднять шоу, хотя оно и не стало таким уж известным. Однако родные Бриттани считали иначе. Когда рейтинги начали падать, а слава увядать, Бриттани якобы «бросила» Карлоса и ушла к Жан-Пьеру, чтобы бывший муж мог раздувать в газетах скандалы, жалуясь на нее, заодно повышая свой рейтинг. Для общества она, разумеется, стала низкопробной шлюхой, погубившей прекрасного, добросердечного человека. Старая как мир басня.

– А я не предполагала, что вы фанат шоу. Неужели люди вашего круга не притворяются, что читают Пруста?

– Я полжизни провел в самолетах, а не в стеклянных домах и почти не брал в руки Пруста. Ваше шоу стало захватывающим зрелищем. Вы, бессердечная стриптизерша, отказавшаяся от радостей брака во имя грязных танцев. Карлос, любящий муж, отчаянно борющийся за честь семьи. Вот она, настоящая любовь.

Бриттани широко улыбнулась. Удивительно, скольких мелочей люди порой не замечали за широкой улыбкой.

– Я ужасна. Если так говорят по телевизору, значит, это правда. Кстати, не вас ли я приметила в низкосортной передачке на прошлой неделе? Что-то о незадачливой наследнице большого состояния, выходных на Мальдивах и вашем дурном влиянии.

– Напомните, – в его голосе поубавилось веселья, – вы по-прежнему были замужем за Карлосом, когда встретили Жан-Пьера?

– Кажется, вы перепутали мою жизнь с вашей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3