Кэйтлин Битнер Рот.

Внезапная страсть



скачать книгу бесплатно

– Отпусти! – восторженно заверещала девочка, на самом деле вовсе того не желая.

Тревор рассмеялся, поднял голову и увидел Селину. Тут же перестал кружить сестренку, бережно опустил на землю и застыл, не отводя взгляда и приоткрыв рот – словно окаменел от потрясения.

Селина перестала дышать; глубоко внутри запылал запретный огонь. Какой чувственный мужчина! Мощный магнетизм внушал странное, похожее на страх чувство. Она стояла неподвижно, безучастно, пытаясь скрыть эмоции. Горячий требовательный взгляд обжигал, словно дерзкое прикосновение. Селина гордо подняла голову, показывая, что не намерена уклоняться от внезапного внимания.

Спустя пару секунд Тревор вернулся к своей обычной непринужденной манере. С очаровательной, чуть насмешливой улыбкой в уголках губ и озорным огнем в глазах он картинно поклонился, приподнял воображаемую шляпу и легко зашагал к крыльцу.

Проклятье!

Селина поспешила вернуться в спальню. Она сердито захлопнула французское окно и сбросила с ног туфли: одна атласная туфелька пролетела через всю комнату, стукнулась о дверь и упала на пол, а вторая угодила прямиком в камин. В ярости оттого, что ее уличили в подглядывании, с пылающим от стыда лицом, Селина присела на подоконник. Подобрав ноги к подбородку и обняв руками колени, в растрепанных чувствах уставилась в окно невидящим взглядом.

Тревожило не только разоблаченное любопытство.

Острые вопросы вызывало нечто иное: почему простое возвращение человека домой так расстроило ее? В глазах стоял туман, и Селина с досадой смахнула непрошеные слезы. Разве не выплакала она их все, до капельки, на могиле Стивена? В последнее время уже стало казаться, что физическое и душевное выздоровление совсем близко, и вот пожалуйста!

Только сейчас Селина осознала, что за целый год, проведенный в гостеприимном доме Джастина Андруза, она не выходила никуда, кроме кладбища. Пасторальная жизнь в Карлтон-Оксе текла спокойно и предсказуемо, как неспешные воды великой реки Миссисипи. И безопасно. Но именно спокойствие, предсказуемость и безопасность лишали уверенности: как выйти за границы плантации? Как снова шагнуть в мир? Нет, Селина не сердилась на Тревора за внезапный приезд, а просто боялась сделать следующий шаг в жизни, – вот в чем секрет смятения чувств.

Приезд молодого господина в Карлтон-Окс нарушил привычную рутину плантации и ее собственное устоявшееся существование. Куда серьезнее то, что случилось с ней при одном взгляде на этого человека. Боже милостивый, откуда вдруг вырвался вулкан чувств? Далекие от реальности желания остались в таком глубоком прошлом – еще до свадьбы, – что она совсем о них забыла.

Было время, когда они с лучшей подругой Дианой Морган уходили далеко в сад и, сидя под деревом, читали эротические книги, ловко спрятанные в сложенных зонтиках. По ночам Селина часто просыпалась от душных, влажных, чувственных сновидений. А вот после свадьбы с грустью думала, что книжки обманывали доверчивых девушек: реальность ограничивалась несколькими минутами суетливой возни в темноте, с грубо задранной к подбородку плотной ночной рубашкой.

Тревор Андруз показался волшебной фантазией.

Любой элегантный учтивый мужчина, спустившийся с ослепительно белого парохода и проехавший в открытом экипаже по живописной аллее самой красивой во всей Луизиане плантации, непременно возбудил бы в душе романтические мечты. Особенно в душе тайно наблюдавшей за ним женщины, в юности успевшей вкусить запретный плод эротического чтения.

Селина опустила руку в скрытый пышными сборками карман и достала письмо Дианы, с которым уже давно не расставалась. Семейство Морган не так давно перебралось в Сан-Франциско, и подруга приглашала поселиться в новом роскошном отеле отца.

Одна лишь мысль о расставании с домом и людьми, уже ставшими родными и любимыми, отозвалась в сердце острой болью. Однако кровные узы с Луизианой больше не связывали, так что Селина твердо решила, что вечером наконец-то напишет Диане и примет великодушное приглашение.

Почти час она сидела на подоконнике, разбираясь в запутанном клубке мыслей и чувств и раскладывая по полочкам события минувшего года. Возвращение Тревора вызвало немало вопросов, но Селина твердо сказала себе, что сумеет встретить испытание достойно. Она давно уже не взволнованная школьница с романтической книжкой в руках, а взрослая женщина: почти двадцать один год.

К тому же вдова.

Продолжая рассеянно смотреть в окно, Селина едва заметно улыбнулась собственным мыслям, и в этот миг ее внимание привлекло легкое движение в глубине комнаты. Она обернулась и оказалась лицом к лицу с неотразимым Тревором Брендоном Андрузом.

Джентльмен невозмутимо стоял, слегка расставив ноги и сложив руки на груди.

– О чем задумались?

Селина оцепенела, на миг утратив способность дышать, а потом с трудом сглотнула. Вдова или не вдова, разве кому-то дано право входить без стука и разрешения? Она поднялась и смерила мистера Тревора холодным взглядом. Ах господи, до чего же близко он стоял! Так близко, что ничего не стоило ощутить запах сандалового дерева и мускуса. А еще восхитительный жар сильного тела, от которого едва не закружилась голова.

Она отважно посмотрела в черные глаза, обрамленные густыми темными ресницами. В глубине этих глаз светилось понимание, от которого сердце беспомощно затрепетало. Селина опустила взгляд и наткнулась на полные чувственные губы. Странный огонь, опаливший в галерее, вспыхнул с новой силой. Чтобы скрыть внезапную дрожь и обуздать запретные мысли, пришлось сжать ладони в кулаки.

Она снова посмотрела в глаза: теперь в них читалось любопытство и… озорство?

– Вот, решил собственными глазами увидеть ту сказочную особу, о которой успел услышать много лестного. Вы сумели до такой степени очаровать все мое семейство, что мне было приказано держаться на расстоянии. – Уголок рта насмешливо дрогнул. – Чтобы не осквернять своим присутствием вашу несравненную добродетель, видите ли.

О боже! Глубокий, чуть хрипловатый голос околдовал. Удастся ли произнести хотя бы слово?

– Не понимаю, о чем вы, сэр.

Селина посмотрела поверх плеча непрошеного гостя и увидела, что в дверях стоит Мари с воинственно сложенными на груди руками и с выражением суровой непреклонности на лице.

Тревор проследил за взглядом Селины и слегка обернулся.

– Не беспокойся, Мари, твоя подопечная в безопасности.

Горничная нетерпеливо топнула ногой.

– Мистер, я пришла, чтобы узнать, нужно ли помочь разобрать вещи… на новом месте.

Тревор нахмурился.

– Значит, теперь я уже «мистер», а не «мисчи»?

Он снова перевел взгляд на Селину.

– Похоже, здесь у вас достаточно сторонников, чтобы получить все, что захочется, в том числе и мою спальню. И вот теперь сердитая горничная, бесследно утратив былое обожание, безжалостно гонит меня прочь, в безликую гостевую комнату.

На губах появилась соблазнительная улыбка. Селина ощутила, как лихорадочно заколотилось сердце. Его взгляд замер на углублении между ключицами, где нервно пульсировала жилка. Он все видит, все замечает! Если бы можно было упасть в обморок и избавиться от позора!

Тревор слегка склонил голову.

– С другой стороны, гостевая комната расположена рядом, что не так уж и плохо. Если вам вдруг что-нибудь понадобится… – Он тихо рассмеялся, слегка приподнял брови и вытянул руку. Длинные тонкие пальцы коснулись упавшего на плечо локона. Густые ресницы опустились, прикрыв бархатные глаза.

Селина держалась твердо, готовясь с честью встретить любую вольность. Особенно в присутствии Мари. До чего же он смел! Разве удивительно, что женщины не в силах противостоять его чувственному напору?

Тревор улыбнулся так, словно прочитал мысли. Засунул большой палец за пояс, слегка поднял голову и посмотрел сквозь полуопущенные веки.

– В чем дело? Неужели рассматривать меня вблизи не настолько интересно и приятно, как подглядывать с галереи, из-за колонны?

Подобного выпада Селина никак не ожидала. Ведро холодной воды не смогло бы шокировать сильнее. Что ж, пусть глумится, если хочет.

Тревор окинул ее лукавым взглядом.

– Мадам, еще немного стойкости и самообладания, и вы превратитесь в статую.

Селина простояла неподвижно еще пару мгновений, а потом резко повернулась и метнулась туда, где валялась одна из туфель. Надела и нервно осмотрелась в поисках второй.

Тревор усмехнулся и подошел к камину. Достал туфлю, сдул золу и протянул.

– Кажется, скучать дома не придется, миссис Керкленд. – Не оглядываясь, он прошел мимо застывшей возле двери Мари.

Только теперь горничная позволила себе переступить порог.

– Я предупреждала, что наш молодой господин – изрядный негодник.

Сердито фыркнув, Селина сунула ногу в поданную Тревором туфлю, повернулась на каблуках, без единого слова выбежала сквозь французское окно в галерею и по узкой лестнице спустилась в сад.

Глава 2

Джастин сидел за письменным столом, а Тревор вольготно расположился напротив, спиной к двери, в одном из двух огромных кожаных кресел. Отец и сын вместе просматривали декларации грузовых судов.

Тревор легко постучал кнутом по голенищу сапога.

– В Бостоне богатая семья Малоун подписала с нами новый контракт. Сделка выросла в два раза. И не они одни стремятся расширить сотрудничество. Поверь, возрастающие противоречия между штатами не единственный убедительный повод перенести контору из Нового Орлеана в Сан-Франциско. Торговля с Китаем расширяется быстрее, чем мы успеваем заказывать и получать новые корабли.

Джастин задумчиво барабанил пальцами по массивному столу.

– Уверен, что Саймон не захочет уезжать из Нового Орлеана. Кто займется нашими делами в Калифорнии?

– Кэмерон готов взять ответственность на себя.

– Хочешь сказать, что твой кузен согласился променять изощренную Англию на едва родившийся убогий городишко?

– Мы тянули жребий.

– Что-что?

– Тянули жребий. Соломинки. Да-да, папа, не удивляйся. Именно так все и было. Принесли из конюшни пучок соломы и положились на волю судьбы.

– Боже милостивый! Разве так решается будущее огромного бизнеса?

Одно из двух: или соломинки, или шпаги.

– Подумать только! А что, если бы ты проиграл? Кэмерон, конечно, умен и решителен, но пока не обладает твоим опытом да и не успел еще приобрести деловую хватку, необходимую для управления всей компанией.

Тревор лукаво усмехнулся.

– Я смошенничал.

– Что? – возмущенно воскликнул отец.

Сын продолжал беспечно постукивать кнутом.

– На моем месте ты наверняка сделал бы то же самое.

Джастин хмыкнул.

– Возможно. Итак, ты останешься в Англии?

– Скорее в океане. Дядя Майлз займется конторами в Ливерпуле и в Лондоне, а мне придется курсировать между Англией и Сан-Франциско, чтобы держать дела под контролем. Но когда поступят новые суда, надеюсь попасть на борт во время первого китайского рейса.

Он провел ладонью по колену, в задумчивости расправляя замшевые бриджи.

– В последнее время что-то не сидится на месте.

Джастин откинулся на спинку кресла и глубоко вздохнул.

– До сих пор все твои решения оказывались верными. Да и бизнес под умелым руководством вырос вчетверо. – Он помолчал, посмотрел в окно и грустно добавил: – Да, я отошел от дел, Тревор, и все же ликвидировать контору в Новом Орлеане очень жалко. Сколько смелых идей там родилось!

– Мне кажется, пора задуматься о продаже плантации.

Отец вздрогнул и повернулся к сыну.

– Продать Карлтон-Окс? Никогда!

Тревора охватило знакомое раздражение. Пытаясь успокоиться, он глубоко вздохнул.

– В кофейнях Бостона поговаривают, что рано или поздно придет время, когда между штатами разгорится война. И если это действительно случится, в одно страшное утро ты проснешься и увидишь, что весь юг кишит аболиционистами, готовыми крушить и жечь все, что попадется под руки.

Джастин упрямо сжал губы.

– Я не рабовладелец. Тебе отлично известно, как горячо я осуждаю торговлю людьми. Все мои работники свободны и получают…

– Мне-то отлично известно, но аболиционистам не известно ровным счетом ничего, вот в чем беда. – Тревор сел прямо и покачал головой. – Они даже не остановятся, чтобы поговорить с тобой. Знаю, как ты любишь свою налаженную, давным-давно устоявшуюся жизнь, и все же пора продать дом, землю и тронуться в путь. Через несколько лет все это богатство не будет стоить даже доллара.

– И куда же, черт возьми, мне ехать?

Тревор пожал плечами.

– Не знаю. Если не хочешь возвращаться к своим корням, в Англию, то, наверное, надо двигаться на запад. Единственное, что меня волнует, это благополучие семьи. Надеюсь, ты склонен доверять моей интуиции не только в тех случаях, когда она обещает что-то приятное.

Отец пронзительно посмотрел на сына и снова отвернулся к окну.

– Мне плевать на политические дрязги в каких-то северных кофейнях. Фелиция и Линдзи останутся в Америке. Я должен вырастить их здесь, в Карлтон-Оксе, и точка.

С тяжелым сердцем Тревор завел неприятный разговор уже спустя пару часов после приезда, но другой возможности могло и не представиться. К тому же так у отца будет время подумать.

– Взгляни на свою сестру, – нежно поговорил мистер Андруз. – Правда, удивительно похожа на маму?

Тревор поднял голову и увидел, как Фелиция идет по галерее. Вот девочка кому-то помахала и остановилась в ожидании. Весь ее вид выражал нетерпеливое волнение.

Спустя пару мгновений в раме окна появилась миссис Керкленд, и внимание Тревора безраздельно сосредоточилось на сцене в галерее. Он зачарованно наблюдал, как Фелиция что-то с жаром рассказывает, а собеседница с понимающей улыбкой смотрит в милое личико.

Пульс ускорился; Тревор замер, не в силах отвести взгляд. Какая удивительная притягательность! Недавнее холодное высокомерие бесследно исчезло. Значит, неприязненная сдержанность предназначалась исключительно ему? Или всем мужчинам? А может быть, тем людям, которые почему-то не вызвали симпатию? Нежное отношение к сестре сомнений не вызывало. Тревор недовольно сжал губы.

– Это Селина Керкленд, – пояснил отец. – Та самая молодая вдова, о которой я тебе рассказывал. Кажется, направляется в дом. Сейчас позову и познакомлю вас.

Словно услышав последние слова, спустя секунду Селина вошла в комнату.

– Джастин, я только что разговаривала с Фелицией. Она взволнована предстоящим балом, на который нас пригласили, и…

Голос внезапно сорвался: Тревор непринужденно встал с кресла и повернулся. В первый миг могло показаться, что Селина увидела привидение, однако самообладание тут же вернулось – так быстро, что мистер Андруз, должно быть, не заметил мгновенного смятения.

Тревор провел рукой по бриджам, расправляя складки. Удивительно, но взгляд гостьи проследовал за ладонью и остановился там, где не следовало, – всего лишь на миг, но даже этого хватило, чтобы щеки зарделись.

Селина, конечно, сумела взять себя в руки, но не раньше, чем провела языком по губам. Наверняка от смущения пересохло во рту. Удастся ли когда-нибудь ощутить вкус этих восхитительных губ?

Тряхнув головой, чтобы прогнать наваждение, гостья подошла к столу.

– Селина, хочу познакомить вас со своим старшим сыном. Тревор, это наша миссис Керкленд.

«Наша миссис Керкленд»? «Наша»?

Селина протянула руку для пожатия, однако Тревор предпочел перевернуть ладонь и прикоснуться губами к тонким пальцам.

Она отдернула руку, словно от прикосновения к раскаленным углям, а взгляд устремила в пол.

– Так много о вас слышал, миссис Керкленд. Вы сумели очаровать все мое семейство.

Ее глаза поднялись и вспыхнули изумрудным огнем. Интересно, они способны изменять цвет в зависимости от настроения и оттенка платья? Тревор пристально посмотрел, пытаясь передать молчаливое послание: да, ему не хотелось вспоминать о грубом вторжении в ее комнату.

На ее лице промелькнуло упрямство – очевидно, в игре участвуют двое, – но тут же сменилось теплой улыбкой.

Теперь в волшебных глазах светились золотые искры. Трудно было бы точно определить их цвет, но одно обстоятельство сомнений не вызывало: они обладали редкой способностью говорить на собственном языке.

– Прошу, Селина, присаживайтесь, – пригласил Джастин.

– К сожалению, некогда. Я гуляла у реки, а сейчас уже пора переодеваться к обеду. – Но она все-таки опустилась на краешек кресла.

Тревор посмотрел на выглянувшие из-под юбки туфли. На одной – той самой, которую он вытащил из камина, – остались следы сажи. И обе слегка намокли. Он усмехнулся, и Селина тут же поджала ноги.

Ее глаза снова изменили цвет. Тревор прошел мимо стола, снял с полки книгу, остановился слева от отца и, лениво перелистывая страницы, повернулся к гостье.

Селина смотрела только на Джастина, упорно стараясь не замечать второго джентльмена, однако Тревор позаботился, чтобы этого не случилось, и безошибочно выбрал точку в пространстве. Глупая женщина не понимала, что имеет дело с опытным мастером обольщения.

Отец слегка наклонился, вытянул руки на столе и сжал кулаки.

– Есть и еще одна приятная новость, Селина. Мой брат Майлз и племянник Кэмерон скоро составят нам компанию. Я ждал их через неделю, но оказалось, что они прибыли из Англии в Новый Орлеан на одном клипере с Тревором. Решат в городе кое-какие срочные дела и на вечернем пароходе приедут к нам. Так что сегодня за ужином отпразднуем радостное событие: после десяти лет вдовства Майлз наконец снова женился.

– Как интересно! – Селина улыбнулась и посмотрела на мистера Андруза с той же искренней симпатией, с какой недавно разговаривала с Фелицией.

– А через месяц, в день вашего рождения, на плантации соберется вся наша семья. – Джастин оглянулся на сына. – Собираюсь дать официальный бал в честь миссис Керкленд. Год траура прошел, так что пора вернуться в свет. Тебе, разумеется, придется приехать из Нового Орлеана. А через пару дней на плантации Веррет состоится танцевальный вечер.

Тревор молча наблюдал за охватившим Селину радостным волнением.

– А у Кэмерона тоже есть жена, с которой мне предстоит познакомиться? – уточнила она, предвкушая новые впечатления.

– Пока нет, – ответил Джастин и с улыбкой взглянул на Тревора. – Кажется, кузены не спешат связать себя священными узами брака.

Тревор недовольно повел плечом. Проклятье! Знал бы о существовании Селины, непременно позаботился бы, чтобы Кэмерон остался в Новом Орлеане. Парень не пропускал ни одной хорошенькой вдовушки. Впрочем, и сам Тревор…

Отец снова повернулся к миссис Керкленд.

– Позабочусь, чтобы Кэмерон исправно сопровождал вас во время ответственных выходов.

Кэмерон? Какого черта Кэмерон? В глубине души шевельнулось странное, прежде неведомое, но очень неприятное чувство.

– О, прошу вас, в этом нет необходимости. Я уже пообещала другому, что пойду с ним, – спокойно возразила Селина.

Мужчины одновременно вскинули головы. Правда, Тревор тут же поспешил опустить глаза и снова начал перелистывать страницы, притворяясь, что читает.

– Линдзи твердо намерен меня опекать, – рассмеялась Селина. – С нетерпением ждет возможности проявить галантность. Считает себя вполне взрослым джентльменом. – Щеки порозовели, а в глазах загорелись веселые огоньки.

Тревор поставил книгу на место, прислонился спиной к шкафу и скрестил руки на груди, со странным чувством наблюдая за происходящим.

Селина поднялась, собираясь уйти.

– Спасибо за духи, Джастин. Невозможно выбрать более совершенный аромат. Вы уже хорошо меня знаете, правда?

Он хорошо ее знает? И дарит духи? В груди у Тревора образовалась холодная пустота. Что же, черт возьми, здесь творится? Не мерещится ли ему лишнее? Ни разу даже в голову не приходило, что отец способен снова жениться, да еще на столь молодой особе. Но дядя Майлз именно так и поступил. Конечно, его вторая жена старше миссис Керкленд, но значительно моложе матери Кэмерона. Стоит ли удивляться, что Селина так заботится о Фелиции и Линдзи? Да, сумела расположить к себе обоих. А он-то, дурак, задумал… ах, проклятье!

– Пожалуй, мне тоже пора, – произнес Тревор. – Позвольте проводить вас, миссис Керкленд. Он прошел мимо отца, любезно взял гостью под локоток и в полном молчании повел наверх. – Какую милую сценку вы только что разыграли в кабинете, – прорычал Тревор, остановившись возле двери.

Селина порывисто обернулась.

– Что вы имеете в виду?

– Скорее этот вопрос должен задать я. С какими намерениями вы так упорно внедряетесь в мою семью? «Ах, Линдзи, ах, Фелиция, ах, Джастин!» – ядовито передразнил Тревор. – Претендуете на роль следующей миссис Андруз?

Селина размахнулась, чтобы дать пощечину, но он успел поймать руку. Ее глаза превратились в узкие щелки.

– Что вы за…

– Негодяй? – Тревор вскинул брови. – Почему бы не произнести единственно верное слово? Обычно никто не стесняется. – Он крепко стиснул тонкое запястье; стремительное биение пульса стало общим. Несмотря на гнев, Тревор не находил сил ослабить хватку.

– Немедленно отпустите, – ледяным тоном потребовала Селина.

В ответ он еще крепче сжал руку, молча глядя в пылающее лицо и отчаянно борясь с желанием поцеловать. Что за чертовщина? Отвратительно желать женщину, которой интересуется отец!

– Судя по всему, вы плохо понимаете собственного отца, – наконец проговорила Селина. – И уж точно не знаете, что нас с ним связывает. Мистер Андруз приютил меня в своем доме на время траура. А теперь траур закончился, и он тактично наметил несколько светских событий – специально для того, чтобы я смогла вернуться в общество. А также позаботился о продаже моего имущества. Процедура закончится через месяц и обеспечит меня средствами, достаточными, чтобы спокойно дожить до конца своих дней. В одиночестве.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6