Кейт Ринка.

Моя жизнь – это мы



скачать книгу бесплатно


После ужина братья просидели вместе еще около часа. Они пили пиво и разговаривали, пока Лена отмывала посуду и принимала душ. Ванная комната нисколько не выбивалась из квартирного стиля «а-ля 80-е». Современным тут была только стиральная машина, краны и шторка для ванной в оранжевых цветах. На выцветшей потертой плитке до сих пор виднелись остатки каких-то наклеек, таких же выцветших и потертых. Радовало хоть то, что все работало и ничего не отваливалось, а главное – была горячая вода. После водных процедур жизнь показалась лучше. Прекрасным обещал стать и дальнейший вечер, когда Алексей отправился на улицу, прихватив с собой мотоциклетный шлем.

– Он же пиво пил, – удивилась только Лена, как же все просто бывает у людей. – Какой может быть мотоцикл?

– Тебя сейчас заботит только это? – с хитринкой поинтересовался Григорий, обнимая ее за талию и привлекая к себе.

– Нисколько… – проговорила она уже с придыханием в губы любимому, – не заботит.

И все вокруг сразу стало выглядеть по-другому и восприниматься чуть проще. Ведь действительно, о чем ей заботиться? Какая разница, где они живут и с кем еще? Тем более – временно. Главное, что они вместе и оба любят. А с милым, как известно, и в шалаше рай.


***

Недолго думая, после плотного ужина и посиделок с братом Леша отправился совершать подвиги. О своих новых сожителях он забыл тут же, стоило лишь выехать на дорогу. Не забыл только о словах Елены, пока еще с фамилией Бурцева, вроде бы простых, но с глубоким смыслом, который все больше начинал его волновать.

«Байк под жопой – и в жизни уже больше ничего не нужно!» – таким был основной девиз каждого дня. Но только сейчас все сильнее акцент выпадал на слово «был». Езда на любимой «Ямахе» уже не доставляла того удовольствия, что раньше, хотя именно она часто и спасала его от скуки. С недавних пор что-то изменилось, но не вокруг – в нем самом. И как он уже успел за собой заметить, ему захотелось какого-то постоянства, в чем винил своих женатых друзей. Во всем были виноваты эти счастливые папашки! Но так далеко в своих желаниях он пока не заходил. Для начала просто хотелось потерять голову от какой-нибудь красотки, да так, чтобы не на один раз.

Только пока выходило как обычно.

Как обычно, он приехал в «Марс», а именно в клуб Алана, одного из своих близких друзей, у которого работал бар-менеджером, и уже не первый год. Но сегодня у Леши выдался выходной, и существенный интерес состоял не в посещении самого клуба. Оказавшись настоящим другом, Алан соорудил возле «Марса» небольшую пристройку, которую именовали просто – «Гараж». И здесь находилось основное место сбора их небольшой компании, которая складывалась из пятнадцати человек плюс-минус приходящие и уходящие. Это было нечто личной vip-зоны со своей парковкой. Вечерами здесь часто проходили коллективные встречи, днем – обычные ленивые посиделки тех, кто отдыхал в свой выходной, либо кому нужно было заняться байком: помывка, замена колеса, масла или какой-то запчасти.

Рев мотоциклетных моторов смолкал только при первых заморозках очередной зимы. Жизнь на двух колесах задавала свои правила – она требовала пространства, создавала свои заботы, как приятные, так и горестные. Но вместе с тем эта жизнь всегда была полна общения и приключений.

Их гнездышко часто завлекало на огонек различных знакомых. Алана, который уже давно стал нечастым посетителем Гаража из-за всяческих дел и личных забот, это обстоятельство особо не смущало. Он сразу установил в Гараже свои порядки и лишь просил их соблюдать. Выделив им обустроенное место, он назначил двоих управляющих, одним из которых как раз был сам Леша, а так же сделал для них отдельное меню с пониженными ценами, как постоянным клиентам. Потому каждый в их компании ценил такую щедрость и с уважением относился к тому месту, где проводил часть своего времени. При другом же отношении люди здесь просто не задерживались надолго.

Оставив спортивную «Ямаху» отдыхать на парковке, Леша зашел в Гараж. Вечер пятница как всегда собрал здесь немало знакомых лиц. Негромко играла музыка, выведенная к ним через настенные колонки из самого клуба. Подруги и жены секретничали на пушистых диванах. Почти у каждой в руке было по бокалу коктейля. Парни собрались в круг недалеко от них, и при этом что-то громко обсуждали.

– Фирсище, – первым поприветствовал его Терёхин, или просто Витек, таким рукопожатием, каким обмениваются только близкие друзья.

– Привет, парни, – отделался он одной фразой, пока пожимал руки остальным.

Но ни Макса, ни Алана тут не оказалось, что нисколько не удивляло. Семья забирала лучших.

Женщин он поприветствовал своей фирменной улыбкой, и не было ни одной, кто бы не ответил ему тем же. Сюрпризом оказалось то, что среди них сидела та самая Татьяна Сухарева, о которой сегодня вспоминал брат. Эта девушка приходилась сестрой Галине, жены Терёхина, и с недавних пор работала в «Марсе» танцовщицей. В последнее время она бывала в Гараже нечасто, и в основном только тогда, когда хотела провести вечер с кем-то из их братии. Сейчас круг ее влечения сузился до двоих – его и Белова, которого по счастливой случайности этим вечером среди них не было. Но компания сестры не была для нее единственной, как и другие увлечения, которые Лешу нисколько не волновали. Эта сексапильная пышногрудая и длинноногая брюнетка, независимая, уверенная в себе и падкая на байкеров, всегда находилась в поиске. Многие парни смотрели на нее с похотью в глазах, даже те, кто был женат, из-за чего Татьяна навлекла на себя неприязнь женской половины. Лешу она притягивала так же, как и остальных, причем, ее можно было считать его единственной постоянной женщиной. Если кто-то в постели Леши оказывался единожды, то Татьяна бывала там с постоянной периодичностью. Видимо, именно поэтому брат и упомянул о ней.

«А ведь старший почти прав», – усмехнулся про себя Леша. На какую-то малую долю он вполне бы мог назвать Таню своей дамой, но не сердца. Влюбиться в нее – это не самый удачный вариант. К тому же сложно было испытывать высокие чувства к женщине, которая предлагала себя чуть ли ни каждому третьему. Потому Татьяна просто скрашивала какие-то его вечера, как, например, обещала скрасить и этот, посылая ему долгий чувственный взгляд.

Так и не успев влиться в мужской разговор, Леша шагнул на женскую территорию. Едва ли не сев к девушкам на кленки, он потеснил двух сестер и устроился между ними.

– Фирс! Кабан! Куда лезешь? Нужен ты нам тут, – в шутку возмущалась Терёхина, толкая того в бок.

– Ему с нами всегда интереснее, чем с парнями, правда Фирс? – сумничала Анька, жена очередного друга.

– Зришь в корень, Паршина, – ответил ей Леша, обратив все свое внимание на Сухареву.

Заведя руку ей за спину, он обнял ее за плечи, прижал к себе и шепнул на ушко:

– Неужели соскучилась?

Девушка отрицательно покачала головой и слегка оттолкнула его назад, насколько позволяла теснота дивана.

– Нет, – было ему ответом.

А глаза все равно хитро улыбались.

– Врешь.

– И не думала об этом.

– Хочешь, докажу?

– Попробуй, – бросила она ему вызов, прикладываясь губами к своему бокалу с «Космополитан».

Как обычно, на этом и заканчивалось все его рвение к постоянству. По крайне мере – до завтра. А завтра будет новый день.


***

Утром следующего дня Лена проснулась около десяти часов. В выходной субботний день можно было себе позволить поспать дольше обычного. Гриша еще дремал – стоило ей покинуть его любящие объятья, как он сонно спросил:

– Ты куда?

Лена наклонилась к нему и поцеловала в щеку:

– Просыпайся. Я пока приготовлю завтрак.

Двери их комнаты отворились c тихим скрипом. Двери – потому что их было две, причем со вставками из стекла, какие было модно иметь в советские времена. Лену немного смутило то обстоятельство, что стекла обычные, а не матовые. Гриша пообещал это скоро исправить, объяснив наличие именно таких стекол. Когда-то они и были матовые, но бабушка попросила сына их поменять, чтобы иметь возможность приглядывать (а точнее подглядывать) за внуком, а именно: когда тот приходит домой, и главное – с кем. На это Лена даже не удивилась.

Зато удивилась этим утром, когда открыла дверь в ванную комнату и наткнулась на незнакомую ей девушку. Стройная брюнетка расчесывала перед зеркалом густые волосы, при этом из одежды на ней были одни лишь черные трусики.

– Простите, – поспешила Лена извиниться, закрывая дверь.

Невольно ее щеки залил румянец – такой неудобной показалась ситуация. Все-таки не каждый день она открывает ванную комнату и встречает там голых девиц. Правда, на лице незнакомки не отразилось ни толики стеснения. Та лишь щедро одарила ее холодным взглядом, успев высокомерно оглядеть сверху вниз, как обычно оценивают соперницу. А это Лену уже возмутило. Мало того, что девушка позволяет себе проявлять такое хамство по отношению к незнакомым людям, так еще и разгуливает по чужому дому в чем мать родила.

«Ну, знаете…» – негодовала она.

Только удивляться стало нечему, стоило лишь сообразить, чья эта дама. Вкус Алексея разочаровывал, даже если учесть, что у него нет ничего серьезного с этой красивой брюнеткой.

Продолжая возмущаться себе под нос, Лена прошла на кухню. Раз уж водные процедуры откладывались на более позднее время, можно было заняться завтраком. Она достала из холодильника яйца и сметану, собираясь делать омлет. На этом появился любопытный вопрос – на скольких человек готовить? Только вчера она смирилась с тем, что придется готовить на троих. А сейчас что? Готовить завтрак еще и на эту высокомерную брюнетку, чье имя она даже не знает? Ей, конечно, не жалко, просто слегка неприятно. Все-таки она не нанималась сюда в кухарки, чтобы еще обслуживать Алексеевых девиц. С негодованием Лена стала разбивать в миску яйца в количестве восьми штук. Когда она взяла в руку шумовку, в коридоре послышались чьи-то шаги. В ванную открылась дверь. Лена насторожилась, с ужасом подумав о том, что вдруг встал Гриша. Но голос Алексея ее успокоил:

– Ну и куда ты от меня сбежала?

Дверь в ванную снова закрылась, и Лена принялась дальше вымещать свое недовольство на продуктах. Но только до того момента, пока не услышала донесшийся из ванной шум: что-то упало на пол, женский смех, шепот, протяжный стон, еще один… Догадавшись, что же там происходит, Лена ужаснулась, продолжая удивляться человеческой наглости.

– Животные! Ни стыда, ни совести, – ругалась она.

Поплотнее закрыв дверь на кухню, девушка включила телевизор и сделала погромче звук. Дальнейший процесс готовки прошел под мысли, полные гнева. Когда омлет уже был почти готов, очень вовремя на кухню зашел Гриша, который даже ничего не успел сказать.

– Это что, будет происходить постоянно? – спросила Лена своего мужчину.

Гриша улыбался как ни в чем не бывало, раздражая ее этим еще сильнее. Он подошел к ней и заключил в объятия.

– Ну и чего ты разозлилась? Парень молодой…

– Молодой? Ему на пенсию скоро.

Гриша хохотнул. Взяв пульт от телевизора, он сделал звук чуть тише.

– Оглохнуть можно, – пояснил он свои действия. – По стонам девушки такое и не скажешь. Может, ты злишься, потому что завидуешь? – рука Гриши стиснула ее ягодицу, губы коснулись шеи. – Так это не проблема.

Поежившись, Лена оттолкнула любимого и развернулась к плите, на которой омлет уже вот-вот обещал подгореть.

– Да, давай, они там, а мы здесь – как одна большая дружная семья.

Губы Гриши коснулись ее плеча.

– Ханжа, – тихо поддел он.

– Я не ханжа! – возразила она. – Просто в отличие от некоторых у меня есть совесть. Я даже завтрак на них приготовила. Кстати, ничего, если он будет слегка пригорелый? – спросила Лена, спокойно глядя на скворчащую массу, которая подгорала перед ней на сковородке.

Гриша высунул перед ней руку и выключил газ.

– Уже ничего. Только я-то в чем перед тобой провинился?

– Извини, ты прав. Просто… я понимаю, что Алексей твой брат, но такое соседство меня мало устраивает. Он мог хоть немного изменить свой привычный уклад жизни, пока мы живем у него? Если такое будет повторяться постоянно, я начну путать квартиру с борделем. И к тому же, что будет, когда ты уедешь в командировку?

Гриша обнял ее со спины.

– Это все ненадолго. Просто не воспринимай так близко. Но я обещаю, что поговорю с ним.

– Спасибо, – поблагодарила его Лена.

Им даже удалось почти нормально позавтракать вдвоём. Лена смогла притронуться к еде только тогда, когда из ванной комнаты перестали доноситься характерные звуки, порой пробиваясь даже через закрытые двери, от которых было мало толку. Не прошло и пятнадцати минут, как хлопнула входная дверь, и на кухне появился Алексей, одетый в летние шорты с зелеными пальмами. Без всякого «доброго утра» он подошел к холодильнику, достал оттуда бутылку минералки и стал жадно глотать воду. Лена поспешила отвести от него глаза и уставилась в телевизор. В его крепком поджаром телосложении не было ничего удивительно. Секс – самый лучший фитнес. Не удивлял также и сегодняшний аппетит Алексея. Взяв вилку, он стал есть омлет прямиком из сковородки, причем с удовольствием уминал и порцию своей поспешно ушедшей подруги.

– Чего такой голодный? – поддел его брат. – Активное утро?

– Типа того, – улыбнулся ему тот. – Нехватка белка.

– Кто это был хоть? Я ее знаю?

Будучи с набитым ртом, усердно пережёвывая пищу, Алексей смог лишь кивнуть.

– Только не говори мне, что это Таня?

Брат снова кивнул, на что Гриша покачал головой.

– И нужна она тебе такая? Вдруг залетит. Хочешь пойти по моим стопам?

– Слышь, старший, я не вчера родился. К тому же ты бы так не говорил, если б знал, как она хороша в сексе.

Чашка Лены тяжело опустилась на стол.

– Я вам не мешаю? – вырвалось у нее быстрее, чем она смогла обдумать свои слова.

Ну, в самом деле – не хватало еще, чтобы братья при ней обсуждали каких-то девиц.

Гриша сразу взял ее за руку, Алексей посмотрел в упор, продолжая жевать приготовленный ею омлет.

«Хотя бы спасибо сказал, чудовище».

– Кто кофе варил? – спросил вдруг невежа, кивая на ее чашку.

– Лена, – ответил за нее брат. – Только она готовит такой отменный кофе.

Притянув ее руку к своим губам, Гриша поцеловал пальцы, отчего ей стало на порядок теплее и уютнее после таких диких для нее ситуаций, как сегодня.

– Лен, можно? – неожиданно обратился к ней Алексей, объясняя, чего от нее хочет. – Пожалуйста. Кофе так охота – сил нет.

Гриша подмигнул ей, кивая на брата и как бы прося не отказывать. Для чего он это делал, ей сложно было сказать. Возможно, хотел как-то их примирить. В любом случае Лена молча встала и взяла турку. Алексей в это время занял ее место.

Кофе она сварила, как обычно, как делают многие. Единственное, чем мог отличаться ее кофе от многих, так это добавками: она покупала молотый кофе, который по вкусу и аромату отдавал нотками шоколадного трюфеля. Но когда Лена взяла банку с сахаром, то вовремя заметила, что схватила банку с солью. Эти тары были похожи: две железные банки, только одна была красного цвета, а вторая – синего. Алексей наверняка привык их не путать. Но от гостей ожидать подобного было сложно. Подумав именно так и поколебавшись всего пару секунд, Лена ухнула в его кружку две ложки соли. Она удивлялась сама себе, когда же успела стать такой заразой. Но почему-то быть таковой с Алексеем хотелось гораздо больше, чем принимать свои здравые мысли. Потому она без зазрения совести и с улыбкой на лице смогла поставить перед ним чашку кофе, прежде чем сесть рядом с любимым.

– Спасибо, – поблагодарил мужчина, и впервые – так искренне.

Но стоило ему сделать первый глоток, как он замер, и мрачный взгляд метнулся на нее. Лена не сдержала улыбки, хотя сама ради приличия невинно спросила:

– Что такое?

Алексей не смог ответить только потому, что его рот все еще был занят соленым кофе. Подскочив с места, он кинулся к раковине и выплюнул остатки напитка, после чего принялся полоскать рот водой из-под крана.

– Что случилось? – спросил и Гриша, только уже именно у нее.

– А я почем знаю? – соврала она.

Гриша взял чашку брата и понюхал дымящийся напиток. Ничего не уловив, собрался уже пригубить, но Лена придержала его руку.

– Я, наверное, банки перепутала, – объяснила, наконец, она.

Поняв теперь, отчего брат так отчаянно полощет рот, Гриша расхохотался.

– Че ты ржешь? – бросил ему Алексей, когда закончил. – Я бы на твоем месте задумался. Омлет горелый, кофе с солью – ты уверен, что хочешь жениться на этой дьяволице?

– Я вообще-то здесь сижу, – напомнила она о себе.

Алексей одарил ее убийственным взглядом:

– Тебе чертовски везет только потому, что ты девушка моего брата.

– Так, прекращайте, – вмешался Гриша. – А то я действительно начинаю опасаться, что тут будет, когда я уеду в командировку.

– Ничего не будет, если привяжешь ее в батарее, – ответил ему брат, выливая из турки последнюю порцию кофе.

Лена уже собралась ответить. Но Гриша закрыл ей рот своей большой ладонью, при этом целуя в шею и шепотом прося помолчать.

Она решила послушаться, а чтобы не позволить спровоцировать себя еще раз, просто ушла из кухни.

Глава 2

Понедельник – день тяжелый, даже если не работать в этот день, потому что велика вероятность, что рабочим будет день до этого. Отпахав всю ночь в «Марсе», Леша проснулся только после обеда. Брата дома не было, что не удивляло. А вот Елена сидела в комнате с раскрытым ноутбуком и что-то сосредоточенно вычитывала, обложившись книгами. Леша спокойно мог за ней подглядеть через стекла закрытых дверей.

– Ленка-пенка, – пробубнил он себе под нос, направляясь в ванную.

Почистив зубы и освежившись, он повернулся к сушилке за полотенцем. Но на том месте, где оно всегда висело, Леша увидел аккуратно развешенные женские трусики. Вот что бывает, когда в доме живет женщина. Она заполоняет пространство своими женскими штучками. С одной стороны вроде бы и здорово, но лишь тогда, когда эта женщина принадлежит тебе. Леша же как-то не очень хотел знать, какое белье носит будущая жена брата. А тем более задумываться о том, те ли на ней надеты симпатичные трусики, которые он видел вчера на своей сушилке. Сняв уже сухое бельишко, Леша не без удовольствия рассмотрел его внимательнее и пошел к блондинке.

Лена оторвалась от ноутбука сразу, как только он вошел в комнату.

– Чего тебе? – грубо спросила она. – Я занята сейчас.

Леша подошел ближе и выставил перед ней руку, на пальцах которой висели ее трусики.

– Твое? Хотя, что-то мне подсказывает, что Гришка вряд ли такое носит.

Лена сразу встрепенулась, выбрасывая руку, чтобы схватить свои вещи. Но Леша отдернул их назад, заставляя ее тянуться за ним.

– Дай сюда! – грозно выкрикнула блондинка.

Леша сделал шаг назад, раскачивая ткань из стороны в сторону и дразня Елену еще больше.

– Отдам, только при условии, что больше не увижу их на своей сушилке. Ни их, ни любой другой предмет твоего белья. Договорились?

Лена подняла к нему глаза.

– У тебя что, пунктик на этот счет?

– Можешь считать и так.

– Хорошо, я подумаю, – ответила она, приподнимаясь с дивана и хватая свои вещи. – Только в следующий раз, будь добр, не пачкай мои вещи своими грязными руками.

«Ох, поглядите, какая фифа», – съехидничал Леша, догадавшись это сделать про себя.

Он развернулся, чтобы оставить ее в гордом одиночестве, но у порога не удержался от очередной фразы, которая вертелась на языке:

– Кстати, те, что с бабочками, очень симпатичные.

Он успел вовремя захлопнуть дверь, в которую тут же влетела тяжелая книга.

Так в хорошем настроении он добрался до кухни. Все-таки в новом сожительстве были и свои плюсы, как, например, наличие запасов еды. Леша нечасто заботился о продуктах, потому что редко ел именно дома. Чаще продукты в его холодильнике имели свойство пропадать, потому он старался покупать лишь самое необходимо, либо по настроению. А сейчас в его белом шкафчике хранился целый «праздник желудка». Он понял это особенно явно, когда увидел на полке торт. Он был нестандартный по форме, чуть меньше обычного, и еще не начатый. Леша вынул его, решив, что такая сладость достойна быть съеденной в самое ближайшее время, а то вдруг пропадет. Ему будет обидно, а Елена еще и расстроится. Надо было спасать положение. Очень кстати на кухне остался чей-то кофе, уже холодный, но едва отпитый. Леша подогрел его в микроволновой печи, взял чайную ложку и уселся за стол, начиная отковыривать кусочки от целого торта. Он оказался бисквитным, шоколадным и с вишней внутри, но главное – очень вкусным, так что Леша, не заметив, слупил почти половину.

В этот момент, словно почуяв неладное, на кухне появилась Елена. Она резво зашла, но стоило ей увидеть торт, как застыла на месте. Леша уже подумал, что есть смысл испугаться того взгляда, каким она его одарила. У него сложилось стойкое впечатление, что пришел его конец, что за этот торт девушка его сейчас задушит.

– Угощайся, – сказал он ей, тыча ложкой вниз.

– Вообще-то, надо спрашивать, прежде чем брать чужие вещи.

– А-а-а, так это твой? Ну извини, на нем не было это написано, я и подумал, что он ничейный. Стоит, пропадает. Потом еще в холодильнике будет плохо пахнуть.

Лена решительно шагнула к нему, утягивая к себе остатки вишнево-шоколадной сладости. Но Леша решил еще немного поиздеваться. Оттаскивая торт обратно к себе, он снова вонзил в него ложку, сразу отправляя урванный кусок в рот.

– Погоди, я еще не наелся, – ответил он с набитым ртом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7