Кейт Хьюит.

Первый поцелуй



скачать книгу бесплатно

Теперь ему предстоит объяснять это в присутствии всех людей, живущих и работающих во дворце. Что, несомненно, оскорбит короля Бахира еще больше.

– Ваше величество, – начал он и слегка поклонился, демонстрируя свое уважение. – Боюсь, произошла ошибка. Мой брат король Закари не смог приехать даже по такому торжественному случаю в силу обстоятельств, имеющих чрезвычайно важное государственное значение. Я буду польщен доставить принцессу Калилу в Калисту от его имени.

Бахир некоторое время хранил молчание. Аариф молча выжидал, чувствуя на себе взгляд короля. Старик поджал губы, но Аариф не понял, чем это было вызвано, – разочарованием, или неудовольствием, или и тем и другим.

Неожиданно для себя Аариф осознал, что его взгляд помимо его воли переместился на стоящую рядом с королем фигуру. Это могла быть только принцесса Калила. Аариф помнил ее очаровательной девочкой, которая уже начала превращаться в девушку. Он обменялся с ней несколькими словами на приеме, состоявшемся в день ее помолвки с его братом. Но с тех пор прошло больше десяти лет. Сейчас он видел только опущенные глаза, но, если судить по неясным очертаниям ее фигуры, Калила превратилась в не менее очаровательную женщину.

Калила стояла с опущенной головой, но затем, словно подчиняясь какой-то невидимой силе, подняла на него глаза. Их взгляды встретились.

Аариф увидел перед собой широко раскрытые темные глаза, формой напоминающие миндаль, в обрамлении густых ресниц цвета темного золота. И в этих глазах Аариф легко прочел, что девушка испытала при виде его шрама.

Отвращение.

Глава 2

Закари не приехал!

Калила смотрела на незнакомца невидящим взглядом, слышала голоса, объяснения, извинения, но для нее ничего не имело смысла. Только одно занимало ее: ее будущий муж не счел важным лично познакомиться со своей невестой. Может, он даже решит прислать представителя на свою свадьбу? Неужели он не думал о том, как сильно ей хотелось увидеть? Или для него ее чувства не имеют значения?

Калила крепко сжала губы, чтобы удержать рвущийся наружу истерический смех. Кстати, кого это послал ее суженый? Как же он представился? Ах да, принц Аариф, младший брат ее будущего мужа.

Руки сжались в кулаки от переполнившего ее желания сорвать покрывало с головы, покончить с этой комедией, потому как происходившее напоминало именно комедию и ничего больше. Фальшивка! Спектакль, в котором она больше не хотела играть навязанную ей роль.

Ей хотелось убежать куда глаза глядят.

Ее отец встал. Для Калилы это стало сигналом, что ей пора уходить. Свою роль на данный момент она уже сыграла. Калила поклонилась, опустила голову, которая показалась ей тяжелее из-за сложной прически, и вышла, стараясь не наступить на вышитый край своего одеяния. Ей не терпелось покинуть тронный зал и остаться одной.

Она сорвала шаль с головы сразу, как только вышла, и, подхватив длинные юбки, стремительно направилась в свою спальню. Джуана следовала за ней.

В ее голосе послышалась тревога, когда она увидела, как сильно Калила сжимает в кулаке шаль.

– Осторожно! Ткань очень тонкая! – воскликнула няня.

– Мне все равно! – отрезала Калила.

Джуана бросила взгляд на ее лицо и попыталась сама высвободить шаль из ее рук. Калила разжала кулаки. Джуана подхватила ткань и заботливо ее разгладила.

– Конечно, вы разочарованы, – принялась она успокаивать свою хозяйку. – Но ведь у короля Закари так много дел! Конечно же он очень занят. Придется вам привыкать к тому, что он будет уделять вам меньше внимания, чем вам хотелось бы.

Джуана не ошиблась. Калила действительно была разочарована. Более того, задета таким отношением.

Только откуда это разочарование, если ни она, ни Закари не испытывают друг к другу никаких чувств? На что она надеялась?

Вернувшись в спальню, Калила постаралась успокоиться. В самом деле, что изменится, если она будет вести себя как избалованный ребенок? Она уже взрослый человек, а потому должна научиться переживать неприятные минуты.

Все это так, но как же сильно ее задело пренебрежение к ней ее будущего мужа! Только осознав, насколько глубоко она расстроена этим обстоятельством, Калила поняла, как сильно ей хотелось, чтобы Закари остолбенел при виде ее. Ей хотелось, чтобы он был очарован, обезоружен, чтобы он влюбился в нее… Даже не зная, какая она…

Снова взглянув на свое отражение в зеркале, Калила вздохнула. Над головой мерно гудел вентилятор, но даже он был не в силах справиться с полуденной жарой. Тем более не тогда, когда на ней были такие тяжелые одеяния.

– Помоги мне раздеться, – обратилась она к Джуане.

– Конечно, конечно, – засуетилась ее няня. – Вы хотите отдохнуть, чтобы вечером быть полной сил.

– А что будет вечером? – нахмурилась Калила.

– Разве вы не слышали? Ваш отец пригласил принца Аарифа поужинать с вами. Как он сказал – неформально. – Джуана расплылась в понимающей улыбке. – Никаких традиционных одежд.

Калила с облегчением вздохнула, когда Джуана распустила ей волосы:

– Хоть на этом спасибо.

Джуана стянула платье с ее плеч:

– Это одежда вашей матери.

– Правда? – не поверила Калила. – Я никогда не видела, чтобы она надевала что-нибудь подобное.

– Это случалось не часто, – согласилась Джуана, проводя пальцем по золотистой нити. – Но она, как и вы, надевала ее в день своего обручения – это был свадебный подарок вашего отца. Она выглядела в нем красавицей.

Калила попыталась представить себе свою высокую, стройную, светловолосую мать в широком блестящем балахоне, который только что надевала она. Какие чувства испытывала Амелия? Была ли напряжена и скована, как Калила? Или для нее это была просто красивая национальная вещь?

То, что ее мать вышла замуж за ее отца по любви, Калила знала. «Так почему, – думала она, лежа в постели и глядя в потолок, – я не могу поступить так же?»


Она проснулась, когда солнце уже садилось. Из-за занавесок дул ветерок, приятно холодя кожу.

Калила встала и подошла к окну. Солнце было похоже на раскаленный оранжевый шар. В наступавших сумерках были видны последние, угасающие лучи. Яркие, насыщенные цвета заката, чистый прозрачный воздух – это было, пожалуй, единственное, чего ей не хватало в Англии.

Взгляд на часы заставил ее поторопиться, чтобы успеть приготовиться к ужину. «И я уж позабочусь о том, – решила Калила, – чтобы девушка, которая предстанет перед принцем Аарифом за ужином, не имела ничего общего с той особой, которую он видел днем».

Сначала Калила тщательно умылась, а затем долго лежала в ванной, чтобы избавиться от запаха жасмина и сандалового дерева. Она все сделала, чтобы от нее исходил лишь слабый запах мыла.

Из одежды она выбрала простое – по западным стандартам – короткое платье для коктейля бледно-лавандового цвета. Калила надела туфли в тон, а волосы собрала в простой узел. Из макияжа она использовала только блеск для губ.

Сделав глубокий вдох и не переставая удивляться, почему ее вдруг охватило волнение, Калила вышла из спальни.

Принц Аариф уже находился в небольшой столовой, в которой обычно собирались по неофициальным случаям. В руках у него был бокал.

Калила замерла на пороге, обнаружив стол, накрытый на троих. Ее взгляд переместился на принца, стоявшего у окна. Он был один.

Сегодняшняя встреча с принцем Аарифом не вызвала у нее каких-либо чувств лично к нему – Калила о нем почти не думала, когда покинула тронный зал. Ее мысли главным образом занимал Закари, пославший вместо себя брата.

Однако сейчас, пользуясь тем, что Аариф стоял к ней спиной, Калила позволила себе рассмотреть его внимательнее, с толикой любопытства. На принце был серый костюм, который замечательно сидел на его высокой, поджарой фигуре. Он выглядел совсем иначе, чем днем, когда на нем была традиционная одежда, – более простым и доступным, что ли…

Словно почувствовав ее присутствие, принц Аариф резко повернулся. Калила задержала дыхание, увидев его лицо. Губы принца изогнулись в приветственной улыбке. Вместе с ней изогнулся и ужасный шрам, пересекавший его щеку. Несмотря на улыбку, что-то в его фигуре наводило на мысль, что на самом деле он не так спокоен, как хочет казаться.

Калила через силу улыбнулась:

– Добрый вечер, принц Аариф.

– Принцесса, – склонил он голову.

Калила вошла в столовую, вдруг осознав, что они одни. Впрочем, неподалеку находились слуги, а ее отец должен был появиться с минуты на минуту.

– Надеюсь, вы хорошо провели день, – вежливо сказала она, но даже для нее самой ее голос прозвучал фальшиво.

Рот у Аарифа дернулся, и это совсем не походило на улыбку.

– Грех жаловаться, – подтвердил он, делая глоток. – Не хотите выпить?

В ту же секунду в столовой возник официант. Калила попросила его принести стакан фруктового сока.

– Боюсь, я вас не помню. – Калила улыбнулась извиняющейся улыбкой. – Вы, должно быть, младший брат Закари, но, насколько я помню, семья у вас большая.

– Да, кроме меня, еще есть братья и сестры. – Он слегка сощурил глаза. – Я вас помню. В день, когда состоялось ваше обручение, вы были еще совсем юной, практически ребенком. Тогда на вас было белое платье и бант.

– Мне было двенадцать. – Калила прочистила горло, так как голос у нее неожиданно сел. Она была тронута и одновременно испытала беспокойство при мысли, что принц Аариф помнил такие незначительные детали.

– Глядя на вас тогда, можно было подумать, что мы собрались на празднование дня рождения. – Аариф отвел взгляд. – Хотя для вас тот день мог и не отличаться от праздника.

Калила кивнула:

– Да, я была переполнена радостью и гордостью. Я ведь получила самый лучший подарок – будущего мужа!

Наверное, в ее голосе послышалась горечь, потому как Аариф снова взглянул на нее. На миг ей почудился упрек в его глазах.

– Брак – это радостное событие. Лучшее, что может произойти в жизни женщины.

Точно так же считал ее отец.

– Вы сами женаты, принц Аариф? – с легким вызовом спросила она.

– Нет, – коротко ответил он, и на этом разговор закончился – в столовой показался ее отец.

– Принц Аариф, – поздоровался с ним Бахир и повернулся к дочери: – Ты выглядишь отдохнувшей. Я рад. Я недавно сказал принцу Аарифу, что мы стараемся избегать излишнего формализма, особенно если речь идет о друзьях и родственниках.

«Тогда с какой целью был устроен утренний спектакль?» – так и подмывало спросить Калилу. Впрочем, она догадывалась почему – так велели традиции.

Вот и сейчас, поймав задумчивый взгляд отца, брошенный сначала на нее, а затем на принца Аарифа, она инстинктивно сделала шаг назад, увеличивая расстояние между собой и принцем. Один взгляд – но как много им сказано! Что помолвленной девушке недопустимо находиться в непосредственной близости от другого мужчины и разговаривать с ним наедине.

– Конечно, – сказала она. – Мы рады приветствовать вас в Задаре, принц Аариф.

– Я также рад быть вашим гостем, – вежливо произнес Аариф, но Калила не услышала в его голосе искренности.

Она взглянула ему в лицо – оно ничего не выражало. Совсем как маска, которую она надела на себя сегодня утром. Что он пытался за ней скрыть?

Бахир выдвинул для нее стул. Мужчины дождались, когда она сядет.

– Аариф объяснил мне, почему король Закари не смог приехать сам, – начал Бахир, наливая вина всем троим.

Калила сделала маленький глоток – оно приятно обожгло горло.

– Вот как? – поддержала она беседу.

– Я понимаю, что Закари человек занятой и сейчас даже не в Калисте. – Бахир перевел взгляд на Аарифа, предлагая ему закончить свою мысль.

Калила с интересом отметила, как принц сжал губы.

– И где сейчас ваш брат, принц Аариф?

– Пожалуйста, зовите меня просто Аариф, – отрывисто предложил он, и любопытство Калилы только возросло.

– Тогда я прошу вас называть меня Калилой, – ответила она любезностью на любезность.

Калила отпила еще вина. Конечно, Аарифа нельзя было назвать красивым в полном смысле слова, и шрам только усиливал это впечатление.

На стол подали первое блюдо – жареную курицу, приправленную кориандром и паприкой.

– До нас доходили кое-какие слухи про алмаз Стефани, – с легкой улыбкой начал Бахир.

Аариф на миг напрягся, но тут же расслабился и пожал плечами:

– Слухами земля полнится.

– Так вот, согласно одному из них, – продолжал Бахир, – половинка алмаза Стефани утеряна. – Он умолк. Калила бросила на Аарифа взгляд украдкой, но тот продолжал невозмутимо жевать. – Я подумал, не по этой ли причине не смог приехать ваш брат?

Аариф сделал глоток вина. В воздухе вдруг повисло напряжение. Калила перевела взгляд с отца на принца. Их лица хранили бесстрастное выражение, но глаза смотрели остро.

– Мой брат действительно обеспокоен дальнейшей судьбой обеих половинок алмаза, – наконец заговорил Аариф. – Он уже давно хочет объединить их в один, а вместе с ними и острова. – Взгляд Аарифа остановился на Калиле, и в ней опять возникло странное волнующее чувство, словно внутри ее вдруг проросло какое-то семя и потянулось к свету и солнцу. – Если это произойдет, то вы станете королевой не только Калисты, но и Аристо, принцесса.

Калила через силу улыбнулась. Она не чувствовала себя королевой – ни одного острова, ни тем более двух. Калила могла думать о себе лишь как о жене некоего мужчины, а не короля. Удивительно, но почему она не испытывала восторга при мысли, что станет королевой? Ей не нужны были ни титулы, ни власть. В браке она хотела бы найти любовь и счастье…

– Желаю вашему брату всяческих успехов, – не зная, что еще сказать на это, ответила Калила.

– Да, моему брату сопутствует успех, – согласился Аариф, но в его голосе послышались странные нотки. – Когда кто-то чего-то хочет очень сильно и работает над этим, он своего добьется.

– Хорошо сказано, – одобрительно заметил Бахир, снова наливая всем вина.

Слуга принес новое блюдо, но у Калилы неожиданно пропал аппетит, и ее снова охватило смутное беспокойство. Чем же оно было вызвано? Отсутствием Закари или… присутствием Аарифа?

Калила взглянула на строгий профиль принца, задержавшись взглядом на четкой линии подбородка, отчетливом следе шрама, пересекавшего его лицо, и слегка нахмурилась, размышляя о причинах, вызвавших к жизни эти непонятные чувства. «Аариф сумел меня заинтересовать, – ошеломленно подумала она. – Очаровать меня

А может, Закари произвел бы на нее такое же впечатление? Слабое воспоминание о мужчине, чьей женой она должна была стать, проигрывало в сравнении с его братом, в котором было что-то загадочное…

Аариф повернулся, и Калила быстро опустила глаза, чувствуя себя чуть ли не разоблаченной, словно ему каким-то образом удалось проникнуть в ее мысли.

– Калила? – Ее отец поднял брови, приглашая ее присоединиться к беседе.

– Извините меня, – машинально сказала она, прилагая все силы, чтобы не покраснеть. – Я задумалась. Да, отец?

– Принц Аариф только что спрашивал, когда ты будешь готова к отъезду. Он хотел бы выехать завтра, а я как раз начал рассказывать ему о наших традициях. – И Бахир взглянул на Аарифа с легкой улыбкой: – Видите ли, принц Аариф, наш народ очень любит королевскую семью – так было всегда. – Это был намек на престиж Задара, который он привносил в союз двух семей. – Жители Макариса с удовольствием проведут небольшой праздник в честь бракосочетания члена королевской семьи. Конечно, этот праздник обычно устраивается после венчания, но для наших людей очень важно увидеть, что молодожены счастливы или хотя бы что счастлива невеста.

Бахир не позволил упреку затронуть его голос, но Аариф, должно быть, что-то почувствовал, так как его лицо стало еще тверже.

– К сожалению, мы не знали об этом обычае вашей страны, иначе, я уверен, мой брат обязательно бы постарался приехать сам.

Бахир кивнул:

– Разумеется. Но дело в том, что праздник должен состояться в любом случае. Поэтому я прошу вас появиться на нем от лица вашего брата. Вы могли бы задержаться там ненадолго по пути в аэропорт – просто проявить уважение своим присутствием.

– По дороге в аэропорт? – переспросил Аариф безупречно вежливым тоном. – Я полагал, что мы вылетим со взлетной полосы при дворце.

– Я понимаю, – мягко заметил Бахир, – ваше желание поскорее вернуться на родину. Но видите ли, здесь очень любят принцессу Калилу, мою единственную наследницу, и жителям хотелось бы пожелать ей всяческих благ, любви, семейного счастья.

Аариф промокнул рот салфеткой. Его губы изогнулись в улыбке, но она не коснулась его глаз.

– Разумеется. Думаю, мы можем задержаться в Макарисе на пару часов.

Калилу охватила какая-то дурманящая слабость при мысли о том, что ей несколько часов предстоит говорить, улыбаться, выслушать поздравления, благодарить. И конечно – притворяться счастливой.

– Мне жаль, что мы вынуждены уехать так рано, – повернулся к ней Аариф. – Свадьба состоится только через две недели, но к ней нужно подготовиться должным образом. – Он сделал паузу. – Ну и конечно, мой брат будет рад увидеть свою невесту, когда вернется.

– Конечно. – Калила опустила глаза. Ей почему-то пришло в голову, что для короля Закари гораздо большее значение имеет алмаз, нежели его невеста.

Остаток ужина прошел в разговорах, которые не затихали главным образом благодаря усилиям короля Бахира.

– Если я не ошибаюсь, многие члены вашей семьи учились в Оксфорде, – заговорил Бахир, когда подали десерт. – Я сам учился в Сэндхёрсте – именно там я познакомился с моей покойной женой, королевой Амелией, упокой Господи ее душу. Ее брат стал одним из моих лучших друзей. Вы тоже учились в Оксфорде, Аариф?

– Да. После окончания университета я вернулся на родину и стал во главе алмазодобывающей промышленности.

– Значит, вы тоже занятой человек.

– Так и есть.

«Он похож на бизнесмена, – подумала Калила, – производит впечатление человека, который верит только фактам, а не чувствам. В его глазах иногда даже появляется твердый блеск, так свойственный алмазам».

– Калила училась в Кембридже, на историческом факультете, – продолжал Бахир. – Впрочем, ваш брат об этом, скорее всего, знает. Ей очень понравились и Англия, и учеба, верно, моя дорогая?

– Очень, – коротко согласилась Калила, скрывая свое раздражение оттого, что ее отец выставляет ее напоказ, словно какую-то породистую кобылу, чтобы продемонстрировать ее достоинства.

– Образование много значит в наше время, особенно для людей, управляющих государством, – продолжал Бахир. – Как вы считаете?

Аариф почему-то взглянул в сторону Калилы. Заметив его слегка прищуренный взгляд, Калила невольно покраснела. Ее словно обдало жаром. «Вообще непонятно, почему этот человек вызывает во мне такие чувства, – в смятении подумала она, – когда его лицо словно маска, и по глазам ничего нельзя прочесть».

– Да, – согласился с ее отцом Аариф и отвел взгляд.


Дождавшись, когда Бахир с Аарифом скрылись в отцовском кабинете, Калила выскользнула из дворца в сад – этот оазис зелени и прохлады. Она любила здесь бывать, вдыхая свежий запах листвы, цветов и кустарников, медленно брести по извилистым тропинкам, которые могли окончиться фонтаном, скульптурой или просто скамейкой, на которой можно было посидеть и отдохнуть.

Воздух был пропитан запахами лаванды и роз, которые были посажены по настоянию Амелии, в первое время особенно сильно скучающей по Англии.

От установленной оросительной установки было свежо, хотя иногда сюда врывался сухой холодный ветер из пустыни. Калила пожалела, что не захватила с собой шаль. Чтобы согреться, она обхватила себя руками.

«Нет, не хочу я выходить замуж за Закари! – отчетливо поняла она, стряхивая с себя остатки самообмана. – Не хочу ехать в чужую страну, как бы близко та ни находилась. Не хочу становиться королевой. Не хочу вести жизнь, которая была предопределена за меня много лет назад. Не хочу исполнять свой долг».

Забавно, что она осознала это только сейчас. Сейчас, когда было слишком поздно что-либо менять. Да и приглашения уже разосланы… Кстати, а они разосланы? Ну и свадьба! Невеста даже не знает никаких подробностей, включая и своего жениха.

Калила вздохнула. Она шла по тропинке, обсаженной живой изгородью, по направлению к тускло сверкавшему впереди фонтану. На поверхности его воды отражалось бледное пятно луны. Возле него стояла скамейка. Калила села, подобрала под себя ноги и положила подбородок на колени – так она любила сидеть в детстве.

Начиная с двенадцати лет – то есть половину своей жизни – она жила с мыслью, что когда-нибудь выйдет замуж за короля Закари. Она хранила его газетную фотографию в ящике для белья, никому ее не показывая. Оставаясь одна, Калила вытаскивала фотографию, разглаживала ее и пыталась рассмотреть в деталях – фотография была не очень хорошего качества – своего жениха и думала о его характере, об интересах человека, который однажды станет ее мужем, отцом ее детей, спутником жизни…

В те дни Калила еще жила сладкими романтическими мечтами о том, что ее избранник обязательно должен быть красивым, смелым, умным, интересным. Она сделала его королем задолго до того, как он им стал. Но конечно, даже Калила не могла оставаться столь наивной. Еще до своего отъезда в Кембридж девушка стала понимать, что герой ее грез не обязательно должен оказаться таким, каким нарисовало его ее воображение.

И только сейчас, после встречи с Аарифом, Калила окончательно поняла, что обманывала саму себя…

– Извините.

Мужской голос прозвучал так неожиданно, что Калила вздрогнула. Рядом с фонтаном стоял Аариф. Они смотрели друг на друга в тишине, нарушаемой плеском воды и доносящимся издали пением полуночника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении