Кейт Андерсенн.

Второй шанс



скачать книгу бесплатно

Выражаю благодарность Бренту Финчли за побуждение написать повесть о времени, в котором мы живем.


© Кейт Андерсенн, 2016


ISBN 978-5-4483-0913-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Гарольда Кингстона вполне можно было назвать успешным мужчиной. Синие глаза под черными бровями казались каждой второй девушке сказочными сапфирами – это раз. Они превращались в безжалостные щелочки в компании сведенных пальцев рук, когда, глядя на клиента по другую сторону стола, следователь умело выуживал всю нужную информацию из самых глубин сознания оного; сей талант вызывал уважение у работников прокуратуры и дрожь у преступного элемента – это два. Чувство стиля и умение сочетать его с непринужденностью придавало дополнительного шарма. Однако, младший брат Кингстона Себастиан, тот еще проныра, и довольно прямодушный, но внимательный детектив Брент Финчли знали – инициалы М. Н. своим исчезновением опустошили жизнь Гарольда, и ничто из вышеперечисленного уже не имело значения. После рождественских праздников все уголовники Пейсли, казалось, ушли почивать, в бумажной отчетной работе ничего захватывающего не оставалось. И пустота обнимала следователя так крепко, что он второй или третий вечер задумчиво топил в виски.

Себастиан регулярно тренировался в постижении функций всевозможных гаджетов, негласно конкурируя с братом, так что даже из отчего дома в Глазго заметил эту разрушительную тенденцию. Брент Финчли был немедленно извещен и брошен на спасательную операцию. К слову, детективу ради такого срочного дела пришлось перенести свидание с Сарой Брайтон. Со дня на день он собирался сделать девушке серьезное предложение, да все никак не находил дыру в графике, чтоб купить кольцо.

Погода в ночном Пейсли стояла дрянная: со стеклянных голов светящихся неистовым пламенем фонарей, работающих для эффекта на газу, то и дело капали на головы редких прохожих накопившиеся капли мелкого дождя. Настоящий январь.

– Виски, – претенциозно громко заказал и себе Финчли горячительного напитка, довольно приятного для такого вечера, забираясь на барный стул рядом с Гарольдом, успевшим слегка удивиться.

– Привет, Брент! – несколько расслабленно для своей привычной собранной манеры хлопнул Гарри неоднократного напарника по спине и поднял свой стакан: – Рад тебя видеть, дружище! – и, щурясь, залпом вылил в себя содержимое.

– И я счастлив, – в тон улыбнулся во все тридцать два Брент.

Помолчали. Выпили еще. Кингстон улыбался уже как-то слишком довольно, Брент пока не дотягивал – пришел-то позже.

– А ведь чертовски мерзкая погода! – рьяно бухнул свой стакан на стол Кингстон. – Так и течет! В ботинки. И жизнь течет… – добавил он уже тише, задумчиво глядя слегка туманным взглядом сквозь барную стойку. – Что делать-то, Брент, а?

– Просто позвони ей, – дал простой совет Финчли, опустошая второй стакан: виски разливалось приятным теплом по недрам детектива, жизнь повернулась своей самой лучшей стороной после второго стакана.

Вот теперь он нагнал следователя.

– Куда?! – ударил досадливо ладонью по столу Гарольд. – У нее ж теперь ни телефона, ни ноута, ни жука… Не отследишь!

– Ты следователь, – пожал Брент плечами. – Возьмись и выясни.

– Э, старина, – махнул одной рукой Гарри, второй приобнимая друга с грустинкой: – Ничего я не буду выяснять, ты знаешь. Да, Маргарет очень забавная, но она же на все сто права: я только играю в игрушки. Разумеется, ведь преданности и любви не существует. Тогда почему она у меня из головы не идет? – следователь покачнулся и поспешно стер улыбкой печаль: – Еще?

Финчли послушно подставил пустую емкость.

– Маргарет не пошла на сделку с Фачелли, помнишь?.. – всколыхнулись воспоминания детектива.

– Да… – расслабил Кингстон галстук. – Но серьезно, зачем мне такая головная боль, как девушка?.. Я уже нахлебался. Пусть мирно живет на Мэнтон и не поминает злым словом.

– Она давно не живет с Салли, – возразил Брент.

– Что?! – голос Гарольда потерял всякую расслабленность. – Когда?!

– Да еще в ноябре, кажется. Сразу после дела Фачелли, ее с работы уволили за неявку. Платить за аренду нечем стало. Сара что-то такое рассказывала.

Гарольд озабоченно нахмурился.

– Куда она переехала?

– Салли не знает, – протянул Финчли, снова потянувшись за бутылкой, но Кингстон его остановил не очень четко рассчитанным движением, отчего стаканы и источник чудодейственного напитка зазвенели.

– Хватит тебе, приятель. Смотри, на кого уже похож! Идем, – Гарри хмуро засунул руку в карман.

– Что ж, искать ее будешь? – поднялся Брент следом, проигнорировав нападки на свой внешний вид.

– Как ты себе это представляешь?! – рассердился Гарольд, тем не менее, направляясь к выходу. – Привет, Мардж, вот мои рука и сердце?.. Ах, не надо?.. Ну, тогда пардон… Чушь собачья! Просто решил проветриться.

Дождик не унимался, и не отставал, пока алкоголь чуть выветривался из мозгов приятелей.

– А знаешь, Брент, – вздохнул Гарольд, опираясь на плечо детектива, который передвигался благодаря такой же опоре. – После всего. Ужасно скучно жить. Но звонить никому не буду!

– Тогда займись чем-то, – посоветовал Финчли, хлопая следователя по плечу. – Слушай, кстати, мне тут сосед уже пару дней жужжит про девушку из дома напротив. Пропала, говорит. Звучит глупо, но ты ж можешь поинтересоваться?.. И парня порадуешь, и меня выручишь, и самому веселей станет, а?..

– Делать мне больше нечего!

– Нечего!

– Подсовываешь мне всякую ерунду, – поморщился Гарольд, но возражать не стал.

Глава 2

Наведались к соседу немедля, пока идея не остыла. Парнишка лет шестнадцати приоткрыл дверь осторожно. Завидев Брента, уже уверенно стоявшего на ногах благодаря все тому же плечу чуть затуманенного Кингстона, он распахнул дверь.

– О, мистер Финчли! Я так вас ждал, так ждал! – с чрезмерным восторгом затряс паренек руку детектива. – Пожалуйста, заходите скорее! Уже третий вечер пошел, как Лили…

– Вилли, – оборвал его Брент с чуть разъехавшейся улыбкой. – Это Гарри Кингстон, он решил рассмотреть твою просьбу… гм… неофициально.

– Вильям Тернер, – торопливо представился кучерявый и худой, как щепка, сосед Финчли. Кингстон одним глазом составил мнение по новому клиенту. Комплекс неполноценности – парень совершенно не знает, куда деть руки. Безответная тайная влюбленность вся сосредоточилась в тоне голоса и глазах. Некое хаотичное креативное постоянство вкусов доказывает бардак за щуплой спиной Тернера.

– Очень приятно, – зачем-то поклонился он. – Значит, ее зовут Лили? – вошел в квартирку, втягивая за собой намылившегося было улизнуть Брента Финчли.

– Лили Смит, – покраснел Вилли до кончиков ушей и опустил водянисто-голубые, зато огромные глаза, глядевшие из-под толстых линз очков. Что ж, возможно, из-за этого они и показались огромными. Зато определенные воздыхания налицо. Эта мисс Смит и не догадывается о его существовании, разумеется. Наверняка, длинноногая блондинка-звезда его колледжа или еще что-то в этом духе. Укатила на острова покрыться загаром у океана, а парень тревогу бьет. Гарольд поморщился.

– Почему ты решил, что она пропала, а не уехала куда-нибудь? – Гарольд заставил Финчли сесть на заваленный книгами и бумажками диванчик и ухитрился найти расчищенное место сам. Вилли обреченно опустился на стул напротив у захламленного стола.

– Я ж ее каждый день вижу. Вон там она живет, через дорогу, – показал ботаник-неудачник в окно без занавесок со свесившейся сломанной жалюзи внутри. – Там темно уже третий вечер, мистер Финчли! Лили всегда в это время открывает пачку «Lays» и смотрит «Великолепный век».

– Откуда знаешь? – резко поставил Кингстон под вопрос всплывшую подробность.

– Ну, окна-то напротив… Да и не в этом дело! С ней что-то случилось!

– Она могла уехать куда-нибудь, – чуть безразлично повторил Брент негласную версию после пинка от друга локтем в бок.

– У нее не было таких планов! – хлопнул ладонью себя по колену Вильям со всей силы. Должно быть, больней, чем рассчитал, потому что рука после взлета вернулась на место удара, отчаянно его потирая. – Когда она ехала на каникулы домой, то собирала чемоданы два дня и ходила грустная. Но вот – обычный вечер с чипсами, утром быстро собралась в колледж и все!

Начинало походить на что-то.

– Ты, наверно, даже знаешь, где она учится? – тем не менее, с сарказмом спросил Кингстон.

– Еще бы, мы оба в медицинском, – уверенно сказал Вилли. – Только на лекциях мистера Зи и пересекаемся. Она такие вопросы задает умные, я ее очень уважаю. А оказалось вот, что еще и соседи.

Детектив и следователь поперхнулись от удивления: так он не просто воздыхатель-сосед с биноклем, а ее однокашник. Еще прекрасней.

– Не проще ли позвонить ей? И узнаешь, – поднялся было Кингстон, несколько сердитый нелепостью «дела» и невольным воспоминанием о ситуации с М. Н.

– Телефон выключен, о чем я и говорю! – взмахнул худыми руками Вилли неуклюже.

– Сел, да и дела. А подруги что говорят?

– Что я, без глаз, что ли. Не было у нее подруг. Девчонки-то все к моде стремятся, а Лили в ботаны-выскочки зачислили, и кранты.

Даже к ботанам. И парень заниженной самооценкой страдает не больше его самого. А вдруг он сам страдает… Гарольд заскрипел зубами – вспомнился подлый закон первого впечатления.

– Так вы дружили? – приступил он к допросу с нажимом.

– Нет. Все познакомиться не решался. Думаю, она и имени моего не знала.

– Откуда же номер взял?

– Мало ли способов, – пожал юный студент плечами.

– А… – открыл было рот Кингстон.

– Вилли славится своими компьютерными способностями, – пояснил Финчли. – Вся улица его клиентура.

– А-а, – вновь протянул Кингстон первую букву алфавита, на сей раз с пониманием. – Отчего же тебе не пришло тогда в голову найти ее по сигналу мобильника?

– Искал, конечно, – возбужденно продолжал Вилли. – Думаете, я тупой? – эти словечки «тупой», «кранты» не вязались с его личиной, кажется он специально внедрял их в свою речь, при этом гордо приосаниваясь. – В том-то все и дело, что сотовый ее дома. Хотя в тот день была общая лекция, телефон у нее был, голову на отсечение даю.

– Вот как? – почесал Гарольд подбородок. Дело влюбленного соседа приобретало интересный оборот.

Глава 3

– И, вот так, – закусив старательно губу, совсем юная симпатичная девушка с золотистыми собранными в высокий хвост волосами собиралась закрепить последние локоны на лбу. – Только не… – она нахмурила лобик и встряхнула опустевший баллон. – Ну что за невезуха! Кончился! И как я так пойду?!. – обратилась она к зеркалу. – Засмеют!..

В двери повернулся ключ, прервав монолог.

– Кто там?! – раздраженно обернулась девушка.

– Мисс Лоуренс, думала, вы уже ушли, – в дверь виновато заглянуло бледное лицо, обрамленное каштановыми волосами.

– Не для того ты получаешь деньги, Никсон, – фыркнула названная мисс Лоуренс, – чтоб нарушать мой покой! Магазины еще закрыты, что мне делать?! – вернувшись к своей проблеме, она в сердцах швырнула баллончик в угол. Тот звякнул по изогнутой ножке кровати и завертелся на месте, умолкая.

Маргарет Никсон, а это была, несомненно, она, пусть с ведром и шваброй, да кругами усталости под глазами в придачу, поняла причину волнений высокомерной студентки: в такой же ступор приходила ее бывшая соседка Сара Брайтон в идентичных случаях. Еще тогда было изобретено средство от подобных бед.

– Кола у тебя есть, Элла? – по-хозяйски заглянула Мардж в холодильник (только красавица Элла Лоуренс во всем общежитии заполучила специальное разрешение иметь этот предмет быта).

– Ты куда лезешь, а? – возмутилась было Элла.

– Вот так, – без лишних слов хотела Мардж притронуться к ее волосам, найдя нужную жидкость, но вдруг, столкнувшись с голубым взглядом Эллы, осеклась, потеряла уверенность. – Колу можно… использовать как лак, – тихо пояснила она и поспешно вышла из комнаты, поставив бутылку на туалетный столик в стиле ампир.

Маргарет прислонилась спиной к стене кухни. Весь этаж уже на лекции, только Элла позволяет себе опаздывать. По странной причуде эта богачка не снимает квартиру, зато ее комната – само по себе популярное чудо. Где, в придачу к коридорам и двору общежития, Маргарет обязана вытирать пыль с каждой из множества побрякушек, выставленных напоказ. Может, в этом и есть смысл жить в общежитии – блистать так, как не получилось бы на съемной квартире.

Вот так работка досталась. Хотя эксплуатация минувшего месяца на рождественских каникулах в детском лагере в Гленнифере и сон по шесть часов не идет ни в какое сравнение. Правда, там прилагались еда и жилье, а теперь… Впрочем, что жаловаться: комнатка в полуподвале с облупившимися стенами и сломанным отоплением – тоже крыша. Не сравнить с квартирой на Мэнтон, конечно, но ренту не заплатишь без нормальной зарплаты. А после приключений с Кингстоном и нескольких неявок на работу ее легко и быстро поперли.

Маргарет осторожно выглянула из своего укрытия. Дверь открыта – Элла Лоуренс еще не ушла. Мисс Никсон вздохнула, и к горлу подступил комок. Только не сейчас! Беспричинно время от времени подступающие то смех, то слезы пугали. Однако, ведь жизнь сложилась еще не самым прескверным образом! Можно было бы вернуться с позором к родителям, но это уже не первый крах, не первое расстройство, не первое глупое разочарование. И был бы не первый возврат ни с чем. Но в прошлый раз она пообещала, что выстоит, во что бы то ни стало. Пообещала себе. А родителям предусмотрительно отсылала каждый день лучезарные смайлы. Как бы ни хотелось рыдать. Пусть хоть они не волнуются.

Вот Элла и застучала шпильками по коридору торопливо.

Мардж Никсон отнюдь не считала себя гением, но никогда не чувствовала, что вписывается в этот мир. Потому постаралась с приездом в Пейсли надеть маску серой повседневности. Но долго не выдержала. Этот новый метод борьбы с роковой оригинальностью потерпел фиаско. Как и честная искренность в Глазго, по которой проехались жестокой сплетней. Как и старательное следование графикам и правилам в Эдинбурге, после которых безумство не выдержало и прорвалось наружу, погубив все труды. Мир не принимал ее и теперь, когда Кингстон так умело сорвал с нее серую маску и воспользовался, словно наживкой, для поимки бандитов. Воспользовался и забыл, как ненужный элемент. Выкинул в этот жестокий мир. Как она могла еще мечтать, что ему нравится.

Маргарет шмыгнула носом. Где взять силы, она не ведала, но хоть своим принципам стоило остаться верной. Новый метод был выдуман пару недель назад, с появлением этой работы и комнаты: закрыть все двери в мир. Девушка наигранно весело взяла ведро, другой рукой вынула из кармана старый мобильный с полифонией и нашлепала «Хороший день!» со смеющимся смайликом. Прятки продолжались, но счастье под маску улыбки не приходило.

Быстрее все убрать, говорила она себе каждый день. А потом в свою пещерку, к какао и сэндвичам из микроволновки, к книгам, сериалам и вязанию. В скорлупу, которая не разобьется. Потому что она никого к ней не подпустит. На этот раз. Она спряталась, а искать никто не придет. Даже он. Тем более он! Неужели больше думать не о чем? Череда безделушек Элли меняется чаще этих бесполезных мыслишек. Впрочем, мысли делают незаметными этажи один за другим.

А на улице уже легче. Сегодня даже пробиваются волшебные лучи света сквозь пушистые тучи-эскимо. В такие минуты кажется, что там, за этими небесными горами, если обогнуть их на крылатом скакуне, живет та сказка, где всем есть место в жизни. Девушка на миг позабыла о работе, паря взглядом на скалах воздушных вершин.

Во дворе раздались одинокие шаги. К массивным ступеням колледжа направлялся быстрой походкой несколько ссутуленный, но представительный мужчина. Казалось, что его сутулость – не привычка, а лишь настроение. И Мардж выронила метлу и застыла с открытым ртом. Спохватившись, через секунду подхватила ее и суетливо поставила вверх ногами, дабы скрыть лицо от неизвестно как материализовавшегося Кингстона.

Гарольд Кингстон, страдая от головной боли после вчерашнего посещения бара и неуемной тоски, не покидавшей его, против ожиданий, эти месяцы, вошел прямо в старинное здание, не обратив внимания на подобие снеговика во дворе. Который судорожно проделал пальцами дыру в щетине метлы, любопытно подглядывая за следователем.

Глупое дело. И чем оно могло помочь?

Боковым зрением он заметил дворника-чудика с поднятой метлой, но принципиально не обратил внимания на эту девушку. Последний раз… это было слишком. Ведь после Лесли Ховард он зарекся доверять кому-либо. Отдаешь сердце, а Лесли только того и надо было – засланная продажным адвокатом О'Рейли, она не собиралась быть честной ни минуты. Доверие – непозволительный риск. И искренности в этом мире нет места. Гарольд мысленно сравнил Маргарет и Лесли. Одна чудная и неуклюжая, другая идеальная и аккуратная. Непонятный комок в горле. Потому стоит быть таким, как все вокруг и хранить сердце при себе. Наивный детектив умер тогда. Теперь есть расчетливый следователь. Маргарет Никсон удалось поколебать этот образ. С какой целью?.. Он почти отдал ей сердце. Но ее безумная подруга привела его в чувство той унизительной пощечиной. Он игрок. Чувства и сердце – излишняя помеха на пути. Все. Все переболит. Дело отвлечет его. А потому он должен раскрыть тайну Лили Смит любым способом.

Глава 4

Гарольд ждал. Ждал, когда закончится лекция Лили Смит. Лили, которой нет на этой лекции. Почему никто, кроме влюбленного Вилли, не забил тревогу? А почему, любопытно, ему самому не пришло в голову искать Мардж, когда она исчезла из его поля зрения? Потому что он был уверен, что она в порядке. Да и смысл, собственно? Закрыли ее дело, и она больше не должна иметь значения. Но почему-то имела! В любом случае, он перестал наблюдать за ней, и она исчезла. А хакер не перестал. Если б не Вилли Тернер, так же могло бы произойти с Лили. Впрочем, разве уже не стало?

Где же Мардж теперь – без жилья, без работы? Угрызения совести за ответственность в ее бедственном положении зашевелились где-то глубоко под черной шевелюрой Гарольда. А ведь только что, при виде девушки с метлой, он еще раз напомнил себе – никаких любовей! Фу. Стал выражаться просторечно, как Себ.

Двери аудитории распахнулись, выпуская толпу примерных и не очень примерных студентов в белых халатах. Их шум и гам напомнили Гарольду его студенческие годы и вызвали ностальгию по тем временам, когда жизнь была проще, а успех измерялся количеством зачетов автоматом. Но он тряхнул головой и с магической улыбкой двинулся им навстречу. Существование и игра неразделимы в серьезной жизни.

– Посмотрите-ка, девочки, на место Смит уже новичка взяли! – вылетел из компании девушек комментарий.

– Какой симпатичный! – взвизгнул другой девичий голосок.

Кингстон усмехнулся в глубине души – люди всегда так предсказуемы. Только Мардж – нет. Он вновь мотнул головой и, словно пчела на нектар, порхнул к юным медикам.

– Значит, вот какая история моего чудесного зачисления, – подмигнул он явной заводиле общества – златовласой девушке с высоким хвостом и тщательно уложенными локонами. – Я Генри Кенсингтон, – не моргнув глазом, он протянул ладонь.

– Элла Лоуренс, – томно опустила та глаза. – Можно просто Элли.

– А я – Вайола Уинсли, – вылезла вперед брюнетка чуть пониже, тоже желая пожать руку симпатичного новичка. Но Элли одним коротким взглядом заставила ее отодвинуться назад.

– Если будут какие-то вопросы, можете решать их через меня, – милостиво взмахнула звезда ресницами.

– Благодарю вас, милая Элли, – галантно поклонился Кингстон. – Значит, кого-то отчислили?

– Не много мы потеряли от исчезновения этой зубрилки, – хмыкнула несравненная студентка. – Ну, разве что профессор Эм расстроился.

– Что поспорить не с кем будет, – поддакнула одна из девушек.

– Она эксперименты делала и спорила с его теориями, – вставила Вайола.

– Кому это понравится, – оставила Элла за собой последнее слово. – Так что в дискуссии с Мертоном не вступай, Генри, и все будет окей.

Маргарет Никсон наблюдала с лестницы. Не смогла сдержать любопытства и позволить следователю спокойно идти своим путем. Он не изменился – флиртует напропалую все так же. Что ж, значит, жизнь его идет хорошо… Все же, София была права – этому мачо нужно лишь завоевать внимание, тем и сыт. Зачем она оставляла себе немного надежды на лучшее?! Да одним пинком спихнуть его с трона! О, она бы сделала так:

– Дорогой! – подскочила бы. – Как я счастлива! Тебя все же зачислили, несмотря на возраст?! А это твои сокурсницы? Какие молоденькие! Познакомишь с женой? – он бы точно сел в лужу! Вот был бы номер! Девушка, зажмурившись, захихикала в кулак.

– Маргарет Никсон?! – прозвучал над ней знакомый голос.

Отчего всегда так! Мардж открыла глаз: Гарольд Кингстон, выходец из ночных кошмаров, стоял сейчас прямо перед ней в самой что ни на есть материальной форме с несколько удивленным видом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное