Кейт Андерсенн.

Счастливые Ботинки. Сказочная дилогия



скачать книгу бесплатно

– Какатоесть? – восхитился Томми. – Какое красивое имя!

Я поперхнулась. Какатоесть?! Что за чушь! Если б я решила стать феей, ни за что бы не выбрала такое имечко! Не то, что не сказочное, еще и смешное до ужаса. Но братья восприняли эту катавасию серьезно.

– Фея Какатоесть, спасибо вам, – уже с полным уважением поклонился черновласый Йоханн. – Позвольте вам предложить позавтракать с нами в благодарность.

Я махнула рукой. Что смысла возражать с этим злосчастным именем?.. К тому же, есть хотелось, да и люди были радушные. Так я получила найнелепейшее фейное имя – Какатоесть.

Глава 5. Третье чудо

Ничто так не приободряет, как хорошая еда. Не просто еда. А полноценная, полезная для здоровья и питательная. И фея Какатоесть не исключение. Я едва не прыснула от смеха, когда вышла из дома братьев после веселого завтрака. Хорошо, когда складываются с кем-то простые отношения, так что уже не думаешь напряженно, что сказать и как поступить. Когда я – это я, а ты – это ты. Именно это я и почувствовала в доме Йоханна и Томми. Теперь предо мной лежал городок с мощеным мелкими камнями улочками, невысокими белыми домиками с крышами в красной черепице и стенами в цветах и плюще, шумными торговцами, женщинами в чепчиках и мужчинами в шляпах, и высоким, сказочно недосягаемым королевским дворцом по другую сторону! Дух захватывало от ощущения реальности сказки.

Оставалось одно чудо. Ну, это же надо, сделаю сегодня еще одно, и всю неделю не переживай! Справлюсь досрочно и буду отдыхать…

Я чуть не наткнулась на бабульку, которая до того степенно шла по улице с двумя корзинками и вдруг остановилась, бросив свою ношу наземь.

– Фу-ух! – задыхаясь от усталости и, видимо, тяжелой ноши, молвила она, и даже со спины я узрела, как ее румяное лицо покрылось потом.

М-м… Что-то надо сделать… Только чудом! Не могу же я забрать у нее корзины и донести до дома незаметно и в волшебное мгновение ока! А-а!!! Что сделать?!. О! Я могу взять какую-нибудь палку, надеть на нее корзины и понести вместе! Все лучше, чем ничего!

Я оглянулась по сторонам. О, вот, возле дома стояла прислоненной к стене весьма подходящая метла. Я схватила ее в порыве идеи и подошла к бабушке, намереваясь открыть рот и сказать нечто вроде: «Мир вам…» Но успела сделать только первое.

– Тетушка Мэри Бэт! – окликнул мою бабушку мужчина на телеге. – Влезайте, я вас подвезу!

Бабушка счастливо водрузила корзины со словами: «Вот спасибо, внучек!» И влезла в телегу. Мой внезапный конкурент победно, как мне показалось, щелкнул вожжами, и они покатили, оставив меня с открытым ртом и удаляя неудавшееся чудо.

Я сердито топнула ногой и просверлила спину мужчины взглядом. А может, не такой уж он и мужчина, не такой прям и импозантный. Вообще, такого слова нет у меня в лексиконе, но тут вылезло почему-то. Что же… Все-таки, он лучше помог, чем я бы могла. Пожалуй, не стоит заходить далеко в стремлении «чудес» насовершать. А то статистика искони мешала людям делать свою работу с душой.

Так что отложим чудо до лучших времен.

Я повернулась к стене, чтобы поставить метлу на место. В дверях стояла хмурая хозяйка, наблюдавшая за мной. Я поняла, что, как всегда, попала в глупую ситуацию.

– М..м.. Добрый день! – я постаралась улыбнуться как можно лучезарнее. Обычно помогает. Но явно весьма трудолюбивая все свои лет сорок жизни женщина не стала добрее. – Хорошая у вас метла!

– Украсть хотела? – уточнила она треснувшим от тихого гнева голосом.

– Украсть?! – я искренне удивилась. – Что вы! Разве я бы стояла здесь, если б хотела украсть метлу? – я, наверно, слегка нервно, рассмеялась.

Но женщина лишь устало провела рукой в муке по лбу и отобрала у меня грубо инструмент для подметания двора. Или пола, кто его знает. Мне сделалось так жаль, что я могла стать причиной ее расстройства, что я затараторила:

– Понимаете, она могла бы стать таким важным инструментом для изобретения корзиноносилки! Я не могла удержаться попробовать его изготовить тут же! – я отчаянно дополняла смысл своего рассказа жестами. – Шла бабушка с корзинами, и я хотела ей помочь и проверить на ее корзинках свое приспособление, – уже сбежался народ откуда ни возьмись и глазел на мое мини-представление. – И почти уже было подошла, а тут подъехал ее внук на тележке и забрал бабушку… – всплеснула я руками.

Люди сзади меня дружно захохотали, я в недоумении обернулась. Человек двадцать стояли и бесстыдно смеялись надо мной! Вероятно, вид у меня был печально-смешной, потому что последней рассмеялась и моя хмурая женщина.

– Посмотрите, Герда смеется! – вдруг воскликнули в толпе, сразу затихшей.

Женщина улыбнулась.

– Но она ведь смешная, верно? – лукаво сказала она автору выкрика.

– Ну, девочка, – обратились внезапно ко мне. – Ты, наверно, фея! Это чудо, что Герда смеется вот так впервые за много лет!

– Да, фея, – все еще глупо потупилась я. Вот так да, стать всеобщим смехом.

И тут сзади задул сильный ветер. Мои волосы снова взлетели над головой, а юбка поспешила за ними. Я отчаянно заборолась с ней и вдруг поняла: третье чудо! Это же не может быть западно-восточный ураган?! Вдруг я что-то не то натворила?.. И, забыв о юбке, толпе и хозяйке метлы я сломя голову помчалась к лесу.

Глава 6. Глава государства

Странно, но никакого разрушения не произошло. Ветер стих так же быстро, как и утром, к тому же, судя по мху на стволах деревьев, не был он западно-восточным. Скорее, северо-южным или, ой, как его тут называют – юго-северным. Но все равно он был, и это не могло не быть связано с моими чудесами. Поэтому я бежала мимо городских ворот, обители Йоханна и Томми, дома девочки с имбирем в свой секретный лес. Не сразу я нашла фейный домик. Никогда раньше не приводил меня самый обыкновенный ветер к такой страшной растерянности. Хотя – этот-то ветер как раз совсем и не принадлежал к разряду обычных! Ну, где еще вы можете встретить юго-северный ветер за очередным поворотом?..

Дверь в избушку была открыта. Чувство некого критического изменения статуса кво меня не только не покидало, но и росло с каждым шагом. Я встала на порог. В открытых окнах реяли занавески неким символом непоправимого несчастья. Я бросилась их закрывать и наступила на зашелестевший под ногой листок бумаги. Я подняла его и прочла:

«Ты хорошо справляешься. И я ухожу. Отныне ты будешь единственной и полноправной феей в этом королевстве. До тех пор, ка…»

Письмо неожиданно обрывалось. Словно этой фее не дали его окончить и насильно вынесли из дома на руках сквозняка.

Странно. Итак, ветер и ее исчезновение связаны таки с моими чудесами. У меня ведь была неделя, а я поспешила все в один день… Но так случайно вышло! Однако, мир не уничтожен, значит, ветер не был западно-восточным да и, полагаясь на мои знания о сторонах света… Наверно, когда я прошла стажировку, старая фея отправилась дальше куда-нибудь?.. Только она написала так, будто уже неделя прошла. Не старая, а предыдущая. И что же мне делать теперь? Мои волосы были в жутком беспорядке после хулигана-ветра и моей беготни, лицо вспотело и, наверняка, выглядело глупо и замученно, вдобавок я снова где-то врезалась своими ушибленными коленями. И обвалившийся на меня непонятный долг перед королевством этим сказочным… Я решительно (хотя не знаю, решив что именно) вышла за дверь и направилась куда глаза глядят в бессильном раздражении пиная каждую кочку. Мало того, что так распорядились моей жизнью без моей воли, так еще и имя глупое привязали!

Сейчас я была так раздосадована, даже так зла, что, казалось, одним пинком левой ноги сдвинула бы Землю с оси… И, никто, не попадайся мне!

Но кто-то таки попался. Вдруг из чащи раздались приглушенные вопли: «На помощь!» Я встала как вкопанная. Это еще что такое?! Снова чудо требуется?.. Но совесть, конечно, не дала проигнорировать крики, становившиеся все отчаяннее. Я побежала на этот голос. Странно, но был он мужским. В какую же переделку должен попасть мужчина, чтобы так испугаться?.. Смогу ли я что-то сделать для него со своими всего лишь псевдофейскими способностями?..

Я, запыхавшись, выбежала на полянку в ромашках. Крики не прекращались. Наконец я узрела их источник. И рассердилась вконец.

Над землей примерно на высоте в метр болтался вниз головой на веревке молодой человек. Он явно просто попался в ловушку, наступив ногой в скрытую на траве петлю и, мигом взмыв в небо на отпружинившей ветке, оказался в таком положении. Да и, судя по колчану за его спиной, эта ловушка вполне могла оказаться поставленной им же собственноручно! Но, что хуже всего, он просто висел, извивался и кричал, не пытаясь освободиться самостоятельно! Это меня совсем вывело из себя. Тут он меня заметил.

– О, ты как раз вовремя! – достаточно высокомерно сказал охотник-неудачник. Что было чудно, ведь моя голова была явно выше его на тот момент… Но я не оценила юмора ситуации и все свои расстройства и тяготы дня излились на несчастного.

– А вы только меня и ждали? – несмотря на его фамильярность, моя воспитанность не позволила мне обратиться к нему на «ты». – Орете на весь лес, как будто вас убивают, а на самом деле всего-то…

– Кто ты такая?! – осмелился он еще и перебить меня, начиная краснеть от вынужденных вверх-тормашек, а от этого становясь еще менее привлекательным.

– Кто я? Я фея! – выпалила я гневно и насмешливо. – Фея Какатоесть!

– Фея?.. – тон висевшего поменялся и стал исполненным благоговения. – Неужели мне выпало счастье встретить лесную фею?.. Почему же ты такая большая и без крылышек? – казалось, он был в недоумении. – И не так прекрасна, как мне про фей рассказывали.

Я откинула со лба прилипшую челку и покраснела от нанесенной мне обиды.

– Думаешь, все знаешь о феях? Ты сам-то кто?

– Я – принц Эдвард, – приосаниться хотел он было, но весьма комично заболтался на веревке. – Не освободишь ли ты меня своей чудесной волшебной палочкой?

– Ах, ты принц! – пропустила я его просьбу мимо ушей. – Властитель это странной страны и ответственный за весь беспредел?

– О чем ты, Какатоесть? – и это дурацкое имя вернуло меня из состояния полного аффекта. Я ж должна поддерживать образ добропорядочной феи! Но полностью я себя сломить чувству долга не дала.

– Ты тоже не больно красив для принца, принц Эдвард, – с достоинством вернула я ему любезность. – Палочка не со мной, – продолжала я свою иронию, – но я тебе и без нее могу помочь, – я рывком вытащила из его правого сапога примеченный заранее нож и просто перерезала веревку. Он не успел возопить против такого бессердечия – нож был острый и резал быстро – и вот уже потирал ушибленную спину в траве.

Я достойно вернула ему нож с легкой улыбкой, ибо уже начала забавляться:

– Впредь будьте полюбезнее с феями, принц Эдвард, – я собралась уйти, последний раз поймав его ошалелый взгляд. То ли от шока, то ли от удивления моему поведению. Явно не от моего внешнего вида, он сам сказал, что выгляжу я ужасно.

– Подожди, фея Какатоесть, – я стиснула зубы. Да уж, прилепится теперь ко мне это имя! Но, самое странное, никого из всех, кто его слышал, оно не смешило! Его произносили с таким же благоговением, как, например, «Стелла» или «Лидия». – Неужели ты исчезнешь так быстро? – принц Эдвард поднялся, все еще не отпуская свой пострадавший позвоночник, и оказалось, что ростом он выше меня на голову, а внешне довольно симпатичен. Но, назло ему, мне не хотелось признаться в этом даже себе.

Я надменно обернулась со знаком вопроса на лице.

– Я первый раз в жизни увидел фею! – привел этот растяпа-принц довод.

Я пожала плечами.

– И хватит с вас. Я и так сделала вам чудо, будьте этим довольны.

– Прошу, приходи на бал завтра! – взмолился принц. Ну, никакого у него не было чувства самоуважения, кроме напыщенности, что ли? Однако, бал – это было заманчиво.

– Что же, полагаю, идея не самая плохая, – молвила я снисходительно.

– Замечательно! – захлопал принц Эдвард в ладоши. Как ребенок, честное слово. – Тогда мы вас ждем, вы обещали!

Я кивнула и постаралась удалиться легкой поступью. Но коварные коленки всячески мешали мне в осуществлении моей благородной цели…

Перспектива бала затмила печали моего нового ремесла. Я уже напевала себе что-то под нос, входя в свой новый домик (благо, я никогда не отличалась так называемым «топографическим кретинизмом», как я ни не люблю это слово). Жизнь начала налаживаться. Видимо, всего благодаря приглашению на бал от разбалованного принца!

Глава 7. Дом, милый дом

Вот таким был насыщенным мой первый день. Вернувшись домой (как легко я начала называть эту хижинку домом!), я блаженно завалилась в кресло и стала медленно обводить взглядом свое новое жилище.

Оно не было большим, но так восхитительно соответствовало каждой потаенной мечте моего сердца! Я уже описывала ту сказочную избушку, но вернусь к этому приятному занятию.

Размера она была небольшого, однако удивительным образом вмещала в себя все необходимое. Прямо напротив двери, смело повернувшись к нему лицом, стояло большое кресло, которое обнимало всякого сидящего так тепло и радушно. Именно в нем я и читала Золушку перед появлением моей предшественницы. Позади расположился уснувший уже теперь камин. По левый подлокотник кресла высился стенной шкаф с книгами, важно подпиравший потолок своим ученым лбом. По правый подлокотник кресла протянулся длинный стол с парой старинных стульев ему в друзья, упираясь в окно с кружевными занавесками. Под креслом, явно по праву считавшим себя центром вращения комнаты, раскинулся круглый вязаный милый коврик, словно подмигивавший из-под ног заговорщицки. Но, все же, не таким уж кресло было важным хозяином. Ибо в однокомнатном домике присутствовало еще два значительных угла – перед выпирающим своим знанием поближе к креслу важным шкафом и за ним, по соседству с очагом. В первой нише, встречавшей вошедшего по левую руку, скопились полки и столики, якобы ожидавшие своего великого предназначения в этой жизни, пока же были заставлены всевозможными шишечками, веточками, свечками, подставками, баночками, вазочками. Напротив на одиноком крючке понурилась одинокая красная накидка с капюшоном.

В задней нише пышно развалилась под окном, что выходило на живописный обрыв над городом, шикарная кровать. Ну, нет, пожалуй, больше по своей манере стоять шикарная. На самом деле она не была шикарно широкой или шикарно мягкой. Но вот кичащейся своим видом, это да. За ногами кровати по стене поднималась скромная лесенка на чердак.

Чердак показался мне мило сказочным местом, как единственная в своем роде комната этого странно-чудесного дома. Я, разумеется, без лишних раздумий забралась на него. Через единственное слуховое окошко и благодаря отсутствию потолка между углом с кроватью и этим этажом лился свет в ограниченной порции, придавая сундукам, сверткам, комодам и зеркалам настолько таинственный вид, что иначе, как волшебным, это затемненное место назвать было просто невозможно.

Я, как зачарованная, встала у слухового окошка. Кто его назвал слуховым и за что? Оно ведь больше для зрения. Кусочек голубого неба и лапы сосен встретили мой взор приветственно.

И волшебство чердака напомнило мне. Что теперь, по совершенно неизвестному мне капризу случая, мне предстоит выполнять немного волшебные обязанности, и думать обо мне должно захотеться также, как об этом чердаке. Срочно нужно было предпринять меры в отношении моего внешнего вида. Тем более – я с радостью и дрожью вспомнила – что завтра я дала слово быть на балу. Королевском балу. Сказочном балу. Балу, где я буду присутствовать, как фея. Балу… Ну, отчего, если повторять одно и то же слово несколько раз подряд, оно начинает звучать настолько смешно и нелепо?! Но хватит об этом.

Пора перейти к действиям. И я начала свое путешествие по сундукам. А там… ах, такое разнообразие летучих тканей. Не так уж я хорошо разбираюсь в их названиях, но глаз ласкали они одним своим видом. Представляю, сколько же с этим добром можно натворить чудес. Второй сундук предоставил широкий выбор кружева и лент.

Ах! Я хлопнула в ладоши. Какая сказка. Какая мечта! Шкаф открыт – и вот, столько заготовок! Здесь есть все, чтобы выглядеть феей.

Я заглянула в зеркало. Увы, как всегда, на меня довольно перепуганно смотрели два глаза с бледного лица, сами тоже достаточно бледные, зато чудесно отмеченные красноватыми белками у зеленых радужек и синими мешками под глазами…

Пора преображаться!

Глава 8. Созревает идея

Утро вытянуло меня из нежно обнимавшей постели. Оказалось, что, вдобавок к шикарности, кровать еще и невыносимо коварна: не так-то легко освободиться от ее чар сна и вновь стать нормальным бодрствующим человеком. Гм. Простите. Феей.

Но не зря я стала феей. Теперь я должна была иметь иммунитет к подобным чарованиям. И, усилием воли, я встала.

Конечно, всю ночь я трудилась над платьем на чердаке при свете доброго десятка зажженных свечей, что приводили меня в великий восторг.

И вид на это утро у меня был совсем неподходящий для феи. Плюс ко всему, мой желудок наконец победил все идеи и объявил забастовку. Пора было поесть. И, к моему величайшему разочарованию и отчаянию, я не нашла во всем доме ничего съестного. Ни-че-го для моего героя-страдальца желудка. Должно быть, он тоже ужасно загрустил, потому что меня постигли колики.

Выхода не было. Нужно отправляться в городок и купить еды.

Я откопала в сундуке простое платье, более приличествующее жительнице сказочной страны, чем мое одеяние, и отправилась в путь. А, я еще не удержалась от искушения накинуть ту чудесную красную накидку, что висела у входной двери. Хотя день был и не холодный.

Я глянула в зеркало. М-да. Ладно, сегодня в городе буду инкогнито. Пусть никто не знает, что я… фея.

Город вновь встретил меня настежь открытыми воротами. Утром базар, казалось, охватывал каждую улицу, возле каждой хоть сколько-нибудь покрытой изящным плющом или роскошным диким гранатом стены. При тесной связи обоняния и безусловных желудочных рефлексов, какие свойственны любому живому существу, у моих запасов из маленького кошеля, найденного на чердаке, не было шансов прожить и полчаса. А как же пахло из этого вот дома с гостеприимно распахнутыми дверями ароматной свежей выпечкой! Пройти мимо просто невозможно даже несчастной голодной фее. Я потрогала свой кошель. Интересно, а как же бедная фея должна зарабатывать себе на хлеб?.. Ясно одно: простых смертных это волновать не будет отнюдь. Ну, не брать же деньги за чудеса, в самом деле!

Я шагнула в сказочную булочную. Молоденькая девушка в небесно-голубом простом платье и безупречно белом фартушке встретила меня ослепительной улыбкой. Ее белокурые длинные волосы были частично собраны в аккуратный пучок сзади, а частично распущены по спине.

– Рада приветствовать вас! – сердечно и искренне протянула она навстречу мне руки так радостно, как будто ее заведение стояло где-то в пустыне, а я оказалась чудом заблудившимся среди кактусов и верблюдов единственным клиентом. Но здесь, в этом далеко не малолюдном городе, в преддверии бала, чудесным утром, с этими волшебными запахами ванили, корицы и просто румяных корочек кто мог устоять?!. Однако, к своему удивлению, я увидела, что я все же действительно единственный покупатель здесь. – Что вы будете? – засуетилась хозяюшка в надежде угодить мне.

Я прибрала все отчаянно разглагольствовавшие друг с другом мысли подальше и потянула носом запахи, щекоча желудок.

– М..м… как же пахнет у вас! Мне, пожалуй… – глаза было у меня разбежались, но, увы, экономить пока следовало. Я запнулась. Но девушка расценила мое неожиданное молчание по-другому.

– Честное слово, я всю душу в них вложила! – отчаянно пыталась она доказать мне нечто. – Я знаю, что любой горожанин скорее умрет, чем купит у меня что-то, но нет моей вины в том, что я ее правнучка!

Я была введена в некоторый ступор, и мой мозг никак не мог выйти из мертвой петли ее слов.

– Чья… правнучка? – нашлась я спросить.

– Ах, вы не знаете, – грустно села девушка на табуретку, расправив руками складки платья длиной до щиколоток по коленям, уставившись в пол. – Мне сразу следовало понять, ведь никто из местных не зашел бы сюда, – она грустно вздохнула, якобы мирясь с неизбежным. – О Золушке-то вы хоть слышали?

– Да, – кивнула я. Даже слишком часто за последнее время!

– Так вот, ее сводная сестра – моя прабабушка, – призналась убито юная булочница.

– Ну и что? – как-то не увидела я в этом трагедии.

– Как что?! – даже всплеснула руками девушка. – Мы – потомки ее злой сестры и мачехи, мы изгои в этом городе и королевстве. Королевская семья предала бы нас анафеме, если б это не перечеркнуло все их добрые деяния. Так что… нас просто игнорируют, мы выживаем чудом. Да и не выживаем… моих родителей я даже и не знала, они умерли совсем давно. Воспитывал меня дядя, теперь я сама ищу счастья. Я пытаюсь, как могу, но… не нахожу… – ее голова, сначала гордо запрокинутая вверх, опускалась все ниже и ниже, грустнее и грустнее.

Я растерялась. Что надо говорить в такой ситуации?.. Я всегда не знаю.

– И все будут на балу сегодня, – продолжала несчастная жертва сказочной несправедливости. – А я – нет…

У меня родилась идея.

– Ты хотела бы пойти?! – спросила я, горя восторгом безумной мысли. Она устало подняла на меня глаза:

– Звучит слишком похоже на историю Золушки.

– Ты не любишь ее? – поняла я и, конечно, брякнула это вслух.

– Говорят, она была хорошей и доброй, – медленно проговорила девушка, устремляя взор в проплывающие неспешно за окном облака. Я тут же почувствовала: родственная душа! Я тоже так делаю. – Но уж слишком мои злоключения с ней связаны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное