Дмитрий Казаков.

Черные руны судьбы



скачать книгу бесплатно

Халльварду обладатель бородки и серебряной побрякушки не нравился, что-то было с ним не так. На колдуна вроде не походил… не из поклонников ли Вечного, что крадут и тайком приносят в жертву детей?

– Садись, – велел Нож, – и говори, только коротко.

Деньги и вправду нужны, так что придется поработать на этого типа, если он не предложит какой-нибудь гнусности.

– Конечно, – Найгер перестал улыбаться и опустился на свободный табурет.

Говорил он внятно и толково, так что даже Большой Рилд перестал интересоваться мухой и прислушался.

– Ничего себе, прямо баллада… – протянул Дастин, когда рассказ закончился.

Если верить Найгеру, то в холмах к югу от города находятся руины замка, которым некогда владели его предки. Век назад, после падения Вечного, когда весь мир охватили войны, укрепление было взято штурмом.

Спасся только дедушка типа с бородкой, удравший аж в княжество Разрог.

В заброшенных развалинах завелась нежить, и люди перестали там появляться.

– Ты хочешь, чтобы мы помогли тебе туда добраться, все осмотреть? – уточнил Халльвард.

– Воистину так, – Найгер кивнул. – В подземельях может быть кое-что, ценное только для меня.

– Да ну его, бродяжье дело, – Дастин поморщился и махнул рукой. – Я слышал об этом замке, там и вправду нехорошо. Какой-то колдунишка из Эрента пытался очистить эти руины, так его слопали, даже обгаженных портков не оставили. Нечего там ловить, видят Древние, только могилу сами себе выроем.

– Пятьдесят гульденов.

Большой Рилд крякнул, а Халльвард нахмурился.

Да, похоже, тип с бородкой знает, с кем имеет дело… не боится, что наемники его ограбят и убьют в пустынном месте.

– Это, конечно, немало… – смутился Дастин.

– Мы согласны, сожри тя Хаос, – сказал Халльвард. – Но ты все расскажешь. Понял?

Найгер не заставил себя упрашивать, и они узнали, что в руинах засели неупокоенные – скелеты и зомби. Потом они ударили по рукам, и Дастин, скрипя зубами, произнес за всех троих клятву Стальной Лисы.

Нарушившего ее наемника не пустят к костру соратники, и ни одна из других рот не примет его к себе.

– Воистину хорошо, – Найгер заулыбался вновь, и Халльварду захотелось его придушить.

– Когда выезжаем? – спросил он.

– Чем раньше, тем лучше, тут недалеко, но дорога не самая лучшая.

Вскоре хозяин «Черного клевера» с довольной мордой наблюдал, как наемники выводят из конюшни лошадей. Большой Рилд вьючил на заводных оружие и доспехи, а Дастин осматривал копыта и подковы.

Он в этом деле понимал лучше всего.

Найгер заехал за ними на постоялый двор, как и обещал, и под ним оказался могучий черный жеребец. Такой возьмет на спину рыцаря в полном вооружении и пройдет галопом не одну милю.

– Готовы? – спросил он.

– Еще как, – хмуро отозвался Халльвард, сделал знак Святых Когтей, и наемники полезли в седла.

* * *

В дороге они провели весь день до вечера и половину следующего.

Рана не напоминала о себе, и Халльвард не вспоминал о ней, следил за Найгером, чтобы тот не выкинул какой пакости.

Тот вовсю шутил и балагурил, рассказывал истории о своих путешествиях по миру, и вроде бы даже не врал.

На севере остался вольный город Сивар, поселения вокруг него, где на путников смотрели без удивления. Еще вечером съехали с ведущего в Эрент тракта, ночь провели в деревушке из дюжины домов.

А утром дорога превратилась в узкую тропу.

– Мы хоть туда едем, а, бородатый? – занервничал Дастин. – Ты все точно знаешь?

– Воистину знаю, – ответил Найгер, – вам не стоит беспокоиться.

Потянулись заросшие лесом холмы, и тропа принялась немилосердно петлять. Подъем сменился спуском, затем вновь пришлось карабкаться по склону, и они увидели башню, похожую на горелый пень.

– Твой замок? – спросил Халльвард.

– Да, это он, – Найгер больше не улыбался, лицо его было серьезным. – Осталось немного.

С вершины холма открылся вид на замок, оседлавший вершину соседнего.

Донжон устоял, несмотря на штурм и прошедшее время, и гордо высился среди развалин. Вершина его выглядела разрушенной, а вокруг громоздились обломки того, что некогда было стенами и башнями.

Остатки рва, все еще различимого, заросли крапивой и бурьяном.

– Нехилое место, – оценил Большой Рилд. – Затрахаешься штурмовать.

– Тихо, во имя задницы Вечного! – велел Халльвард.

У подножия башни, между громадных каменных блоков он заметил движение. Колыхнулся большой куст репейника, и на открытое место выбралось то, что некогда было человеком.

Черная плоть, обрывки одежды, замедленные движения… зомби как зомби.

– Я же говорил, что бродяжье дело, – на лице Дастина отразилось отвращение. – Хотя теперь поздно отступать.

– Вот именно, – подтвердил Халльвард. – Снаряжаемся.

С такого расстояния ожившие мертвяки гостей не почуют, а если и почуют, то невелика беда. Ходят они не особенно быстро, и пока доберутся, наемники успеют приготовиться к встрече.

Неплохо бы сюда пару-тройку лучников… но чего нет, того нет.

Лошадей привязали к деревьям, в этом бою придется обходиться без них, принялись облачаться в доспехи. Дастин помог Халльварду закрепить все, что положено, и сам повернулся спиной, клацнуло забрало шлема Большого Рилда.

Тяжелый меч, каким удобно рубить и сталь, и гнилое мясо, занял место на поясе, и Нож присел, проверяя, все ли в порядке.

– Как будем действовать? – спросил Найгер, переводя взгляд с одного наемника на другого.

Рилд посмотрел на него как на идиота.

– Мы идем туда, рубим всех на куски, потом зовем тебя, – объяснил Халльвард. – Ждешь тут, понял?

Не хватало только, чтобы потомок хозяев замка вообразил себя могучим героем и полез в драку. Ладно, если сам погибнет, ведь может и помешать, так что кто-то из них на мгновение отвлечется.

А отвлекаться в бою все одно, что ссать против ветра… себе дороже.

– Конечно понял, да, – Найгер кивнул и облизал бледные губы.

– Хорошо, – Халльвард оглядел соратников. – Пошли.

Мертвецы зачуяли гостей, едва те спустились с холма.

Заколыхались высокие, в человеческий рост, стебли крапивы, и навстречу вышли три скелета. Поскрипывая непонятно чем, двинулись на людей, вытянули руки с необычайно длинными пальцами.

Большой Рилд выдвинулся вперед, Дастин и Халльвард встали по бокам.

С нежитью дело иметь приходилось, поэтому каждый знает, что делать.

Сверкнул на солнце двуручник, с хрустом сокрушил ребра и перебил позвоночник. Ноги сделали еще шаг и только после этого развалились, верхняя часть костяка упала в траву, и когтистые лапы заскребли по земле.

Второму скелету досталось от Дастина, покрытый трещинами череп разлетелся на осколки. Лишившаяся башки тварь побрела в сторону, слепо шаря перед собой, пока не запнулась о кочку.

Но из зарослей выбирались новые мертвяки.

На Халльварда надвинулся огромный зомби с обрывками ржавой кольчуги на плечах, накатила волна гнилостной вони. Меч с хрустом вошел в прогнившую плоть, отрубленная рука шлепнулась наземь и задергалась, как живая.

Потребовался второй удар, чтобы перерубить шею, и еще с дюжину, дабы обезвредить тварь.

– Ха-ха получи, скотина! – орал по своему обыкновению Дастин, орудуя мечом.

Рилд махал двуручником молча, только сопел.

Халльвард распластал еще одного зомби, другого оттолкнул, и пока тот поднимался, занялся настырным скелетом. Острые когти царапнули по нагруднику, зубы клацнули возле самого лица, но большего мертвяк сделать не успел.

Только хрустнули под сапогом остатки его костей.

Халльвард рубил и колол деловито и спокойно, как всегда, и твари более не лезли из руин замка. Ожившие трупы не знают, что такое резерв и засада, и это значит, что все они вступили в бой, и надо только с ними покончить.

Очередной скелет оказался слишком хрупким, и собственным ударом Халльварда слегка развернуло.

Он увидел склон холма, на вершине которого остались лошади, и то, что по нему шустро спускается Найгер. Наемник не успел удивиться, куда это он полез, как обладатель бородки вскинул руку, и на пальцах его заплясали багровые искры.

Полетели по воздуху, точно осы, и превратившийся в прах скелет вскочил, как ни в чем не бывало.

– Ты что, сука?! – рявкнул Халльвард, отражая наскок мелкого лохматого зомби.

Найгер улыбнулся, алое пламя вновь окутало его кисть, и еще один выведенный из боя мертвяк поднялся на ноги.

– Это чо? – спросил Рилд. – Откуда, через коромысло?

– Предатель! – Халльвард воткнул клинок в брюхо зомби, и повел в сторону. – Дастин, займись им!

Все-таки бородатый тип оказался колдуном, того хуже – некромантом.

Он отмахнулся от назойливого скелета, и отшагнул назад, разрывая дистанцию. Костяк получил удар от Рилда, и ему стало не до погони, а Дастин развернулся и вскинул меч.

В левой руке его оказался кинжал с посеребренным лезвием.

Поток голубого огня ударил Дастину в лицо, растекся по доспехам, высветил щели и выпуклости. Белые звездочки закружились вокруг шлема, и кинжал выпал из разжавшейся ладони.

Мгновением позже свалился сам Дастин.

Найгер засмеялся, зло, победно, и еще одна кучка разлохмаченных кусков мяса стала зомби. На миг вспыхнули багровым огнем его черные глазницы, в прогнившей груди родился злой рык.

– Рилд, один! – крикнул Халльвард, прыгая в сторону.

Если не убить некроманта, бесполезно сражаться с мертвяками… он вернет их к «жизни». Да еще и сделает такую же мерзость и из Дастина, если у него будет на это время, конечно.

Найгер метнул колдовскую стрелу и в Халльварда, но тот увернулся, и голубое пламя ударило в одного из зомби. Тот не обратил на это внимания, продолжил атаковать Рилда, хотя от гнилой плоти начали отваливаться куски.

А Халльвард бросился к некроманту, прыгая из стороны в сторону, чтобы не дать врагу прицелиться.

Припал к земле, и легко уклонился от новой атаки, словно и не было на нем доспехов. Приблизился еще, и в глазах бородатого чародея мелькнула неуверенность, он закусил губу.

Попытался бросить заклинание одной рукой, но понял, что не успевает, потащил из ножен меч.

– Поздно! – крикнул Халльвард, и два клинка с лязгом скрестились.

Более легкий отшвырнуло в сторону, и он сделал выпад, целясь в живот… чтобы не убить, но ранить тяжело, а предатель мучился и подыхал долго. Меч вошел в плоть, как в масло, потекла кровь, лицо Найгера стало белым, как только что вытканное полотно.

Он пошатнулся, но устоял, выбросил левую руку, целясь Халльварду в лицо, а тот опять увернулся.

Из пальцев чародея ударили фонтанчики ядовито-зеленого огня, но, не найдя цели, втянулись обратно, и начали жечь того, кто их породил. Найгер завопил, точно вошедший в боевой раж демон, глаза его выпучились, он замахал кистями, пытаясь стряхнуть пламя.

Но то ползло выше, к предплечьям, струйки дыма тянулись из-под одежды.

Халльвард отступил, чтобы искры не попали на него, с трудом удержался от плевка в лицо предателю.

– Ты… – прохрипел некромант, дергаясь и корчась. – Мой хозяин… убьет тебя.

Лицо его охватили огненные языки, оно почернело, и на траве осталась кучка пепла, в которой выделялось серебряное украшение. Только его пощадило колдовское пламя, и даже следа копоти не осталось на безделушке.

Халльвард повернулся туда, где продолжал сражаться Рилд.

Тот ворочался меж уцелевших мертвяков, как медведь в окружении псов, и меч его поднимался, но куда медленнее, чем в начале боя. Зомби напирали со всех сторон, скелет висел на левой руке Большого, и тот никак не мог столкнуть тварь.

Другой грыз наколенник, и зубы с лязгом терзали металл.

– Держись! – рявкнул Халльвард, бросаясь обратно.

Но он не успел.

Скелет добрался-таки до плоти, и Рилд вскрикнул, на миг потерял равновесие. Зомби с остатками кольчуги на плечах мгновенно перехватил его за руку с мечом, второй сцапал за шею.

Мертвяки навалились кучей, раздался громкий хруст и стон боли.

Скелеты грызли и рвали еще ворочавшегося Рилда, тот пытался отбиваться, уже не как воин, а как смертельно раненый зверь. В стороны летели фрагменты доспехов, окровавленные куски одежды, вырванные из живого тела куски мяса.

Халльвард обрушил меч на затылок одного из зомби, и голова у того лопнула.

Скелет получил пинок в ребра, и начал рассыпаться, будто крепостная стена после удара тараном. Второй отлетел в сторону, но не выпустил выдранную из плеча руку с торчащей костью.

На короткий момент Халльвард поддался ярости, позволил ей овладеть собой.

Растоптал еще один костяк, и схватился с последним зомби, тем самым, что был в остатках кольчуги. Ударил его по шее мечом, а когда голова не пожелала отваливаться, схватил и оторвал ее голыми руками.

В лицо брызнуло смрадным, но он не обратил на это внимания.

Отшвырнул то, что осталось от мертвяка, в сторону, и ударом эфеса раздробил башку скелету с рукой в лапах.

– Рилд! – позвал он, опускаясь на корточки. – Рилд!

Но Большой был мертв… нельзя остаться в живых, если тебе отъели нос, перегрызли шею и лишили двух конечностей. Не дышал и Дастин, не пошевелившийся с того момента, как в лицо ему попала магическая стрела.

Халльвард остался один.

2. Вторая. Кошка

Нос Нейли на мгновение вернул себе чувствительность, и она осознала, что от барона пахнет крепким мужским потом.

Он отвернулся от нее, и взял с полки небольшую палочку с утолщением у верхушки, прямую, украшенную резьбой. Когда встряхнул ей, девушке показалось, что ушей коснулся далекий, холодный звон, комната на мгновение уплыла в сторону, и сердце заледенело от страха.

– Что это, мой господин? – спросила она.

– Не бойся, – ответил владетельный барон Фикр ре Ларгис. – Это не больно.

От этой фразы перед глазами у Нейли помутилось, настоящее сменилось прошлым, тем прошлым, которое она меньше всего хотела вспоминать… комната на постоялом дворе, широкая кровать с клопами в тюфяке, и он, широкоплечий, сильный, с похотью в голубых глазах…

Тогда она была пятнадцатилетней девчонкой, и двух недель не прошло, как она удрала из родного замка.

А он сказал то же самое «Не бойся. Это не больно».

И соврал – ей было больно, и обидно, и страшно, и она ненавидела его, и боялась, и хотела убить…

Вынырнув из воспоминаний, Нейли обнаружила, что тяжело дышит, сердце едва не выскакивает из груди, а барон ходит вокруг и водит палочкой по воздуху, будто рисует что-то. Скосив глаза, она увидела вокруг него тень, ту самую, какую заметила еще во дворе, во время представления, и закусила губу, чтобы не вскрикнуть.

От тени веяло холодом, мертвенным, жестоким, чужим.

– Вот и прекрасно, замечательно, – сказал хозяин замка, и огладил усы, точно такие же, как у ее отца.

А когда он отвернулся, чтобы положить палочку на место и взять что-то еще, она не выдержала. Давние чувства вырвались из глубин души с силой сметающего все на своем пути потока лавы, ненависть, злость и жажда мести вскипели раскаленным, ядовитым варевом…

Нейли не видела перед собой барона.

Она видела отца, видела ту голубоглазую тварь, силой взявшую ее и лишившую девственности… Всех мужчин, что причиняли ей боль, что имели над ней власть, пользовались ей, словно вещью…

Она схватила нож, лежавший на серебряном блюде, и вонзила барону в затылок.

Хозяин замка упал совершенно беззвучно, шум поглотил закрывавший пол толстый ковер. Перевернулся лицом вверх, рот приоткрылся, и в темных глазах отразилось пламя масляной лампы.

– Нет, нет… гореть мне в огне, – прошептала Нейли, будучи не в силах выпустить окровавленный нож.

Пальцы закаменели на рукояти.

На смену ярости и ненависти пришел страх – она убила владетельного барона в его собственном замке, и ее участи теперь не позавидует даже кастрированный насильник… Ее не просто казнят, а сделают это показательно жестоко, продержат в холодном и сыром подземелье, будут пускать по кругу всей дружиной, а затем пригласят палача из Романдо, что славится заплечных дел мастерами…

Четвертование, колесование, кол и костер… о нет, они выдумают что-то похуже!

На мгновение Нейли стало так жарко, словно она уже стояла, нагая, привязанная к столбу, а вокруг бесновалось пламя. Она закрыла глаза и заставила себя успокоиться, дышать размеренно и ждать… пока еще никто не знает, что она совершила, и до утра вряд ли узнает.

Проклятый нож она положила обратно на блюдо.

Вдохнула поглубже, и ее замутило – так резко в комнате пахло кровью и смертью. Вспомнился тот день, когда отец в первый раз взял ее с собой на охоту… ей нравилось, она хорошо держалась на лошади, не отставала от опытных наездников, мчалась через лес, вслушиваясь в пение труб и лай собак… и вся радость сгинула в тот момент, когда она увидела мертвого оленя: немой укор в глазах, разодранные в клочья бока; и уловила тот же запах…

Прошло еще какое-то время, и Нейли справилась с собой, дурнота отступила, вернулась способность здраво мыслить. Шум дождя за окном к этому времени усилился, похоже, там полило вовсю, капли забарабанили по подоконнику.

Итак, что ей нужно, во имя пламени?

Выйти за пределы замка и убраться подальше до того момента, как обнаружат труп. Сил и умения владеть мечом, чтобы проложить дорогу силой, у нее нет, поэтому придется действовать хитростью. Можно нагло выйти из комнаты, сделав вид, что их любовные игры закончились, стражники наверняка удивятся, но задерживать девушку не станут…

– Нет, не годится, – прошептала она, кусая губы и думая, что найти веревку и перебраться через стену, конечно, сможет, но вот пешком оторваться от погони, скрыться в окружающих замок лесах – вряд ли.

Ей нужна лошадь, и не одна из тех кляч, что тянут актерские возки!

Нейли глубоко вздохнула и, поднявшись с табурета, бесшумно двинулась к входной двери. Чуть-чуть приоткрыла ее, и стало ясно, что стражники у покоев барона вовсе не спят: они сидели на лавке, склонив головы, и слышался негромкий стук катавшихся по доскам костей.

– Это что, Большая Дама? – спросил тот, что сидел к ней спиной, плечистый и рыжий. – Везет тебе, Дикси, ей-ей, не иначе как в рукаве игровой амулет прячешь! Вот я тебя, ей-ей!

И он показал кулак.

– Да ты чо, братишка? – обиделся второй, которого Нейли плохо видела, лишь слышала грубый голос. – В жизни всем клянусь, что ничего не было… Давай, гля, еще раз бросим, начинай ты…

– Хм, а ну-ка! О, Три Колеса? Неплохо, ей-ей!

– А теперь я… Итить, Марвин, я не виноват, честно!

Нейли прикрыла дверь – стражники не спят, тем лучше, используем их бдительность и верность барону.

Она глянула туда, где лежало тело, и вздрогнула – показалось, что оно сдвинулось, а рука изменила положение. Нет, нет, невозможно, после такого удара не выживет никто, даже самый могучий маг, он мертв, и все это ей мерещится, и нужно поскорее убираться отсюда.

Нейли прошла туда, где стоял огромный, украшенный инкрустацией из слоновой кости сундук для одежды, тихо скрипнули его петли. Свет лампы заиграл на серебряном и золотом шитье, блики побежали по дорогому, тончайшему шелку.

Она видела владетельного барона Фикра ре Ларгис не очень долго, а общалась с ним всего один раз. Но ей предстояло стать им, одеться как барон, научиться разговаривать и двигаться как барон, а все это для того, чтобы провести людей, давно знающих хозяина замка.

Если не выйдет… здравствуй, пыточная, радуйся, палач.

Она выбрала наряд под стать благородному мужу, решившему отправиться на верховую прогулку, и начала переоблачаться. Морщась, раздела труп, бывший еще теплым, словно жизнь не ушла из него, натянула штаны, примерила сапоги прямо на свои, и в них пришлось еще всунуть по нижней рубахе, чтобы не слетали с ноги.

Завершил все извлеченный из сундука длинный плащ с капюшоном.

Ну а теперь самое сложное – вспомнить, как двигался и говорил убитый, и воспроизвести все это… Нейли села на табурет, спрятала лицо в ладонях, и принялась вытаскивать из памяти малейшие подробности… небрежный жест правой руки, мягкий, бархатистый баритон, широкие шаги…

Способность подражать чужим голосам она открыла в себе еще в детстве, и за годы странствий с труппой Улыбчивого Яна развила ее. А еще она актриса, и это значит, что она сможет ходить как барон, ругаться и смеяться как он, станет на короткое время хозяином замка.

Обязательно станет.

Нейли почувствовала, как расправляются ее плечи, душу наполняет спокойная властность, и мысли становятся иными – более спокойными, ленивыми. Она напрягла горло, и вполголоса произнесла, пытаясь определить, насколько это звучит похоже на Фикра ре Ларгис:

– А ну раздвинь ноги… шевелись, сучка поганая… это не больно…

Донесшийся из-за двери голос их повелителя стражников не насторожит – тот и должен разговаривать со смазливой актеркой. А еще неплохо бы отхлебнуть вина, да побольше и отгрызть кусочек ветчины, чтобы от нее пахло как от недавно поужинавшего мужчины…

Хорошо, что она не пользуется духами.

Вино оказалось неплохим, но Нейли заставила себя сделать только пару глотков, а мясо и вовсе не полезло в рот. От него вдруг шибануло мертвечиной, да так сильно, что ее едва не вырвало прямо на поднос с едой.

Девушка отвернулась, зажимая рот, и вынуждена была схватиться за край стола, пережидая головокружение. Пришлось напомнить себе, что она не впечатлительная актриса, а барон, не раз сражавшийся с соседями, убивавший, для которого труп врага – приятнейшее из зрелищ…

Короткий меч, повешенный на пояс, показался ей неимоверно тяжелым.

В карманы несколько золотых побрякушек из тех, что нашлись в комнате – сдохшему хозяину замка они больше не пригодятся, а ей понадобятся деньги, чтобы что-то есть, где-то ночевать и вообще выживать в этом жестоком мире, придуманном и управляемом мужчинами.

«Пора, – решила она. – Лучше рискнуть, чем торчать тут, в компании с раздетым мертвецом».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24