Катрин Корр.

Спаси меня



скачать книгу бесплатно

– Тебя такси ждет, собирайся скорее. – Белла скрестила руки на груди, опустив взгляд на свою сумку. Обыкновенный жест помогал ей «спрятаться» от давления матери, которая словно огромный молоток старалась вбить в свою дочь как можно больше острых гвоздей со своими хотениями.

– Ничего страшного, подождет. Я ему за это деньги плачу. – Завязав шнурки, Оксана выпрямилась и накинула на плечи джинсовую куртку, стараясь не замечать недовольство дочери, нервно сгрызающей внутреннюю стороны щеки. Иной раз ей вообще казалось, что Белла не ее родная дочь, ведь их взгляды на жизнь и интересы совершенно не совпадали. – Ладно, вроде бы все. Отдохни у Риты хорошенько, идет?

– Идет, – тихо ответила Белла, едва заметно кивнув. – А ты будь осторожна.

– Как и всегда, – пожала плечами Оксана и повесила лакированную сумочку через плечо. Ухватившись за ручку стального чемодана, она бросила взгляд на затертую сумку Беллы и недовольно поморщилась: – Сколько ей лет? Ради всего святого, купи себе что-нибудь новое. Не хватало, чтобы Света с Ритой засмеяли тебя!

Белла опустила голову и терпеливо ждала, когда ее мать покинет квартиру. Она уже не могла припомнить, когда в последний раз они обнимались на прощание и разговаривали друг с другом по телефону прямо перед самым вылетом самолета. Белла точно знала, что такие моменты случались, но они были слишком давно. Их заслоняли собой извечные пререкания на самые разные темы. Они ругались, когда Оксана предлагала прочесть определенные книги, к которым Белла не питала особого интереса. Ну, как предлагала, слабо завуалировано приказывала. Причиной скандала могло стать даже средство для мытья посуды, которое совершенно не устраивало Оксану, ибо там отсутствовали какие-то компоненты, предотвращающие раздражение кожи. Белла закипала от злости, ведь ее мать ненавидела мыть посуду и всегда составляла грязные тарелки в посудомойку. Но в особенности, женщину выводили из себя сказочные мечты дочери относительно своего будущего, а та в свою очередь считала мать энергетическим вампиром, который безжалостно высасывал из нее силы. И даже длительная разлука не могла смягчить их непростые отношения.

– Я позвоню, как прилечу! – добавила Оксана уже возле лифта. – Пока!

Белла лишь помахала рукой и, закрыв входную дверь, с облегчением выдохнула. Хорошо, что во время сдачи оставшихся итоговых экзаменов матери не будет дома, и подготовка к ним пройдет в спокойной обстановке. Никакой ругани, никакого давления, никаких слов о журналистике.

Слабо улыбнувшись предстоящей спокойной жизни, Белла все же проверила, закрыты ли окна и везде ли выключен свет. Она могла бы провести эти выходные со своей одноклассницей Катей, прогуляться по городскому парку и посетить новую кафешку под открытым небом, но вместо этого вынуждена уехать к дяде и общаться с его недалекой дочерью с колоссальным самомнением. Да уж, оно было размером с Луну. Белла всегда чувствовала себя не в своей тарелке, находясь рядом с Ритой, которая то и дело хвасталась перед ней какими-нибудь побрякушками, что покупал ей отец.

С самого детства она была избалованным ребенком, полагающим, что весь мир вертится вокруг нее, а став студенткой финансового факультета, Рита и вовсе вознесла себя до небес. Белла со смехом полагала, что больше всего ее двоюродной сестре нравились слова «финансы» и «траты» и иной раз представляла, как Рита сидела на лекции, жевала жвачку, свысока разглядывая всех вокруг, и как только преподаватель произносил эти слова, в ее карих глазах начинали сверкать зеленые значки со светящимся долларом. В детстве эта девчонка обожала играть в Барби и никогда не подпускала Беллу к своим куклам, хотя сама без проса хватала ее игрушки. Такие моменты, наверное, навсегда остаются в памяти, только зачем – непонятно.

Вспомнив, как Рита отломала руку ее любимой кукле с длинными белоснежными волосами, Белла нахмурилась и обреченно взглянула в окно на пасмурную улицу.

Зачем вообще ее мать приняла приглашение от дяди погостить на выходных в его огромном доме? Конечно, Белла отказывала ему раз пятнадцать в прошлом году, ссылаясь на завал в учебе и начавшуюся подготовку к экзаменам, но почему нельзя было сделать этого и в шестнадцатый раз?

Когда зазвонил мобильный телефон, Белла поежилась, увидев на экране фотографию улыбающейся Риты, которую она скачала из социальных сетей. Задержав взгляд на щербинке между зубами, Белла нехотя нажала на кнопку ответа:

– Привет, – сказала она обреченным голосом.

– Эй, систер, ну, где ты?

Типичный нахально-развязный тон и чавканье розовой жвачки послышались в трубке.

Да, жвачки Риты всегда были розовыми.

– Выхожу.

– Давай-давай, я жду.

Отключив вызов, Белла еще раз обошла комнаты, и удостоверившись, что все выключено, а окна закрыты, она подняла свою любимую дорожную сумку и вышла из квартиры.

На улице было тепло, несмотря на ветер и темнеющее небо. В такую погоду всегда хорошо читалось, а запах дождя успокаивал мысли. Белый «Мерседес» стоял у самого подъезда и нетерпеливо ждал гостью с пошарпанной сумкой.

К удивлению Беллы, Рита вышла из машины, поцеловала сестру в щеки и помогла засунуть сумку в багажник.

– Надеюсь, у тебя там есть что-нибудь коротенькое? – пролепетала она, захлопнув крышку. На ее остром лице огромные круглые очки с черными стеклами смотрелись слишком громоздко, а короткая белая юбка-трапеция то и дело подлетала от ветра, ни сколько не смущая свою хозяйку. – Сегодня идем на вечеринку!

– Что? Нет, – скованно улыбнулась Белла, садясь в машину. Она пристегнула ремень безопасности, ведь пасмурная погода и черные очки у водителя – не самое безопасное сочетание. – Я думала мы проведем выходные у вас дома.

– Так и есть, но это же скукотища смертная! К тому же, на прошлой неделе тебе исполнилось восемнадцать, а мы так и не отметили это событие! – захихикала Рита, откинув прямую медовую челку, которая так и норовила попасть в глаза.

– Мама была занята, а я готовилась к экзаменам.

– Оксана всегда занята, я ее уже сто лет не видела! Ну, разве, что в телевизоре, где она постоянно что-то говорит и говорит в свой микрофон, – засмеялась девушка, резко выехав на дорогу. – Кстати, как твои экзамены?

– Отлично. Осталось еще два по профильным предметам.

– Пойдешь по стопам мамочки, да? – как будто с насмешкой спросила Рита, внимательно оглядев свое лицо в зеркале заднего вида. – Кстати, как тебе моя помада? Классика Диор.

Белла натянуто улыбнулась:

– Хорошая. Тебе очень идет красный.

– Спасибо, моя хорошая! Ты красишь волосы, да?

Белла машинально стянула резинку с высокого пучка, провела пальцами по длинным светлым волосам, упавшим на плечи, и отрицательно покачала головой.

– Странно. Такой холодный и ровный оттенок, как будто тонируешься, – с подозрением сказала Рита, и на несколько секунд задержала взгляд на пассажирке. – У тебя такая светлая кожа, да еще и волосы практически белые… Молодец, что хотя бы решилась реснички подкрасить и скулы. Иначе бы вообще прозрачная была, как привидение!

«Хотя бы»?

Белла с силой прикусила щеку, которая уже побаливала не на шутку, и напряженно уставилась в окно. Увидев на пешеходном переходе двух девушек, она искренне позавидовала им, ведь те выглядели такими беззаботными.

– Я так удивилась, когда папа позвонил мне пару часов назад и попросил заехать за тобой, – снова залепетала Рита, заезжая на мост, – тебя Оксана заставила провести у нас выходные?

– Нет, мне самой захотелось немного сменить обстановку, – врала Белла.

Неужели Рита не слышит в ее голосе явную фальшь?

– У меня вообще-то на сегодня другие планы были, ну, да ладно! Выходные будут насыщенными. Мы с подружками собираемся на вечеринку к одному парню и тебе придется идти с нами. Суббота как-никак, надо веселиться! Ненавижу эту дорогу! – обиженно протянула Рита, выезжая на трассу. – Дождаться не могу, когда же у меня будет своя квартира в городе, чтобы я не моталась туда-сюда как проклятая.

– У вас ведь есть квартира, кажется.

Рита недовольно выдохнула:

– Она для папиных гостей по бизнесу, которые изредка приезжают к нам в город. Он там такой ремонт сделал, просто с ума сойти можно, а мне не разрешает даже переночевать в ней, когда приходится поздно возвращаться домой. Если бы ты только знала, как я хочу жить отдельно! Тебе-то повезло.

– Я живу с мамой.

– Но ее практически никогда не бывает дома! – укоризненно подметила Рита. – Приезжает на две-три недели, а потом улетает за тридевять земель на несколько месяцев!

Белла опустила голову:

– Тоже верно.

– Нет, я люблю папу и Свету, но все-таки, мне уже двадцать лет будет через три месяца, а я как пятнадцатилетняя девчонка живу с родаками.

– Некоторые живут с родителями до окончания университета.

– Ага, какие-нибудь придурки, которые еще ездят на этих маршрутках и автобусах. Будь моя воля, я бы съехала от них еще в четырнадцать!

– Я пользуюсь общественным транспортом, – не выдержала Белла и устремила недовольный взгляд на выскочку из детства. – Я тоже дура по-твоему?

Рита подняла очки на голову и наигранно округлила глаза:

– Нет, конечно! Ну, ты ведь поняла о чем я! – засмеялась она, хлопнув Беллу по руке. – Короче говоря, меня раздражает каждый день мотаться в город, только лишь потому, что папочке нравится жить на отшибе. И ладно бы в каком-нибудь благоустроенном райончике с элитными домами, где хотя бы соседи есть, но нет! Мы живем практически в лесу, ты ведь помнишь!

Всю дорогу Белла старалась молчать и только делала вид, что внимательно слушала Риту, которая никак не прекращала трезвонить. Пытаясь отвлечься на разглядывание позеленевшей листвы деревьев и пасмурном почти фиолетовом небе, она представляла свою жизнь через два месяца, когда вся эта суматоха с поступлением в университет и скандалами с матерью, наконец, прекратится. Очень скоро она вручит ей справку, что является студенткой института психологии, и проблема, что вбивает клин между ними – улетучится. В конце концов, ей придется смириться с выбором Беллы.

Если бы только отец смог приехать к ней и поддержать в столь сложный и переломный период в ее жизни, она бы не чувствовала себя так одиноко и беспомощно. Выясняя отношения с матерью, она изо всех сил старалась скрыть от нее эти чувства, ведь почувствуй Оксана эту внутреннюю слабость – количество забиваемых в нее гвоздей в миг бы увеличилось. Так уж она была устроена.

Оксана не поддерживала выбор дочери, и по мнению Беллы, никогда даже не пыталась понять ее интересы и увлечения. Все, что интересовало мать – журналистика и телевидение, в котором она работала уже больше десяти лет. Оксана стремилась создать из дочери свой собственный прототип – уверенную и целеустремленную женщину, а самое главное – современную. Она не хотела, чтобы ее умница-дочка сидела дома и варила борщи, ожидая мужа-работягу с работы. Нет, в ее грезах Белла блистала на экране, уверенным и четким голосом оповещала страну о важных событиях, произошедших в мире, и так же как и она занималась съемками документальных фильмов, за работу над которыми ее удостаивали престижными наградами. Никакого мужа и детей, только карьера.

Иной раз Белла видела сожаление в глазах матери, что в свое время та увлеклась начинающим фотографом Станиславом, приехавшим в огромный город из какой-то глубинки, где в те времена еще знать не знали, что такое фотограф-натуралист. В действительности, уверенная в себе Оксана была сражена наповал мужской скромностью и обаянием молодого двадцатилетнего парня, который уже тогда делал невероятные снимки бездомных животных и небольшими шажками обретал популярность. В двадцать лет Оксана забеременела и обучение в университете пришлось затормозить, зато у молодого отца Беллы карьера шла только в гору. Это не могло не выводить из себя некогда целеустремленную девушку, мечтавшую работать на телевидении еще с пеленок. И, когда Станислав уехал в Европу вместе с группой фотографов, Оксана в буквальном смысле возненавидела его. И вовсе не из-за того, что он не смог присутствовать при родах и не имел возможности помогать ей на первых порах с ребенком, а исключительно из-за успеха, которого постепенно добивался. Ей было стыдно перед родителями и подругами, что какой-то паренек из глубинки смог построить успешную карьеру, в то время как она из обеспеченной семьи и связями не смогла даже университет закончить вовремя. И когда Белле исполнилось два года, Оксана продолжила обучение и вскоре получила долгожданный диплом. До тринадцати лет Беллу воспитывали бабушка с дедушкой, а их целеустремленная дочь, кирпич за кирпичиком, строила карьеру.

Станислав обосновался в столице и по мере возможности прилетал к Белле с целой сумкой подарков. Она любила его всем сердцем и этой любви никак не могла понять Оксана, как и того, что дочь не питала интереса к ее ремеслу. Она пришла в настоящее бешенство, когда на шестнадцатилетие Белла попросила в качестве подарка профессиональный фотоаппарат. Вместо этого, Оксана подарила дочери ноутбук, чтобы та училась писать информационные тексты. И, когда отец Беллы все же привез ей большой фотоаппарат «Сони» с выдвигающимся объективом, Оксана чуть было не лопнула от гнева.

– О чем задумалась? Небось, о парне? – проворковала Рита, вернув Беллу на землю. – Какой он у тебя?

– …Что? Нет, я просто вспомнила кое-что. – Расскажи она Рите о том, как мать чуть ли не всю посуду перебила от бешенства, когда увидела тот фотоаппарат, племянница бы посчитала свою тетю ненормальной и уж, конечно же, растрезвонила бы об этом своей семье. – Скоро приедем?

– А ты не помнишь? – усмехнулась девушка, снова взглянув на себя в зеркало заднего вида. – Сейчас уже поворот будет. А ты не увиливай от темы, хитрюга!

Белла скрестила руки на груди и с непониманием взглянула на нее.

– Кто же он?

– У меня никого нет, да и с чего ты взяла это?

– Знаешь, когда мы виделись с тобой в последний раз, ты была похожа на привидение, ну серьезно! – засмеялась она, и от этого развязного смеха Белла мысленно сделала «Фу». – Я уже тогда хотела предложить тебе попробовать косметику. Парни, знаешь ли, не заглядываются на невзрачных. А сейчас гляди, и реснички подкрасила, и скулы. Ну, так для кого стараешься?

– Ни для кого, Рит.

– Если это правда, то должно быть тебе очень скучно живется. Считай, постоянно одна, мать вечно где-то носит по миру, а ты все учишься и учишься. Нужна ведь эмоциональная разрядка!

– А у тебя есть парень? – спросила Белла, изобразив искренний интерес. Но только изобразив.

Красные губы Риты растянулись в довольной улыбке, открывая взору широкую щербинку между зубами, из-за чего ее не прекращаемая напыщенность и развязность как будто вываливалась наружу. Кого-то щербинка украшала, но в случае с Ритой – лишь подчеркивала ее вредность и избалованность.

– Ну, он не то, чтобы мой парень, мы просто общаемся. Хотя, конечно, он мне нравится. Кстати, сегодня мы с тобой едем на его день рождения! Я уже говорила, да? – хихикнула она. – Купила ему брелок из белого золота и тремя бриллиантами. Классно да?

– Наверное… Погоди, что значит, «мы»? Ты с подружками, да? – напряженно уточнила Белла, уже заранее зная ответ.

– И ты тоже, сестричка! – захихикала Рита и резко свернула направо.

Белла едва успела ухватиться за боковую ручку, чтобы не навалиться на Риту. Теперь они ехали по узкой не асфальтированной дороге, оставляя позади себя клубы пыли. По обе стороны расстилались зеленые цветущие деревья, высокие кусты с травой и разноцветными мелкими цветами.

– Ненавижу эту дорогу, – снова сказала Рита, не притормаживая даже на кочках. – Если бы у моих друзей не было тачек, ко мне бы никто и никогда не приезжал в гости!

Белла крепко держалась за верхнюю ручку, ужасаясь вождению Риты и ее абсолютному безразличию к состоянию машины, которая то и дело скакала по пыльной и неровной дороге.

– Ночью здесь, наверное, страшно, – прокряхтела она, заметив, что на дороге нет ни одного уличного фонаря.

– Говорят, здесь бродит маньяк, которого все никак не удается поймать, но я в это не верю.

Белла округлила глаза и уставилась на Риту.

– Да, шучу я! – засмеялась та, сворачивая налево. – Такая наивная, я не могу!

За окном становилось темнее и несколько капель начинающегося дождя упали на лобовое стекло. Впереди сверкнула молния, да такая яркая, что Белла невольно дернулась и кинула настороженный взгляд в сторону леса. Через несколько секунд раздался тяжелый раскат грома, сотрясая все вокруг, и в отличие от Беллы, с беспокойством оглядывающую местность, Рита растянулась в довольной улыбке.

– Обожаю такую погоду, – протянула она, сворачивая направо. – Есть в ней что-то таинственное, да?

– Мы когда-нибудь приедем уже? Как будто кругами ездим.

– Это все папочка постарался! Кошмар, правда? Отстроил такой домище на краю долбаного Света, а дорогу нормальную сделать не мог!

– Наверное, это очень дорого, – предположила Белла, прислушиваясь к каплям, уже с силой барабанившим по крыше.

– Шутишь? У папы полно денег! – заявила Рита с гордо поднятой головой и вновь свернула налево. – Он стареет, наверное. Ему нравится эта чертова уединенность! – воскликнула она, наехав на огромную кочку. Машина подскочила, и девушки синхронно вскрикнули. – Опять я на нее налетела!

Белла не стала говорить, что с такой манерой вождения недалеко и без машины остаться, и вместо этого напряженно произнесла:

– Дорога ужасная.

– Не то слово! Как думаешь, резонно в таком случае попросить у папы внедорожник, а? – подмигнула Рита, вытянув кончик языка к верхней губе. – Он-то уж эти кочки точно глотать будет! Мне кажется, что мой «Мерсик» совсем скоро развалится на части!

Белла выдавила улыбку и решила оставить этот вопрос без ответа. В конце концов, разве она сможет повлиять на избалованную девчонку, сказав ей, что следовало бы умерить свой пыл и вести себя более сдержанно?

За очередным поворотом появился высокий забор из темного кирпича метра три в высоту. Центральные ворота в конце дороги начали разъезжаться еще до того, как автомобиль Риты подъехал к ним, и просторный вид внутреннего двора постепенно открывался взору Беллы.

Впереди виднелся круглый фонтан, выплескивающий тонкие струи воды, рядом с ним на светло-серой каменной дорожке стояли два внедорожника, принадлежащих дяде Вале и его молодой жене Светлане, а уже позади всего этого располагался двухэтажный белый дом в стиле модерн с огромными квадратными окнами и прямой крышей.

Когда Рита остановила машину позади темного внедорожника, из центральных широкий дверей вышла высокая молодая женщина с распущенными длинными волосами богатого черного цвета и, растянувшись в довольной улыбке, помахала рукой.

– Это Света? – удивилась Белла, махнув ей в ответ. – Она изменилась, вроде…

– Угу, согласись, такие пышные губки идут ей больше? И носик стал уже.

Темноволосая женщина в легком кремовом сарафане подошла к машине и открыла пассажирскую дверцу.

– Белла! – улыбнулась она. – Как давно я тебя не видела!

Они обнялись.

– Ты так похорошела! – заметила Белла, остановив свой взгляд на маленькой родинке над верхней губой. Кажется, раньше ее не было там. – Вау!

– Спасибо за комплимент, милая! Какие же у тебя красивые волосы!

– Она определенно красит их, да? – крикнула ей Рита, открывая багажник.

Лицо Беллы порозовело от внимательного взгляда Светы, и улыбнувшись, она поспешила за своей сумкой.

– Где папа?

– В кабинете, общается по видеосвязи с одним европейцем. Боже, как же я рада, что ты приехала к нам!

– А тут не было дождя? – Белла огляделась, заметив, что земля здесь совершенно сухая.

– Ага. А у вас вся машина грязная.

– Сейчас и сюда дождь доберется! – кинула Рита, заходя в дом. – Так, что, прячьтесь! Боже! Как же я голодна!

– Ну, ладно, пойдем я покажу тебе комнату для гостей, – сказала Света, приобняв Беллу за плечи. – Ты ведь давно у нас не была, правда?


* * *


У отца Риты были глубокие залысины, а имеющиеся короткие волосы на затылке светились серебром. Сколько Белла себя помнила, он всегда носил очки с прямоугольными узкими стеклами, и со временем менялась только оправа. Сейчас она была стального цвета с квадратными вставками из черных камней. За ужином мужчина снял их, аккуратно положив на стол рядом со своей тарелкой.

Он не спеша ел лазанью, которую приготовила Света, и изредка принимал участие в женском разговоре, касающегося недавно открывшегося торгового центра и лучших стилистов города. Белла хоть и понятия не имела кто такие Денис Орнольц и Клара Стужа, о которых все говорила Рита, тем не менее уверенно кивала и делала «угу» всякий раз, когда от нее нужен был какой-то ответ.

– Он сочетает несочетаемое, ведь правда? – говорила Света, восторгаясь этим Денисом.

– Угу.

– Клара лучшая в своем деле! – поддакивала Рита.

– Угу.

И только, когда речь зашла об образовании Беллы, Валентин Мойсов активно подключился к разговору.

– Решила связать свою жизнь с психологией значит, – задумчиво произнес он, не спеша потирая острый подбородок. – Оксана останется с носом. А что потом?

Белла скованно улыбнулась:

– Выучусь, наберусь опыта во время практики и буду… – На долю секунды она замялась, вспомнив, как впервые Оксана отреагировала на ее планы. Вдруг и дядя начнет злостно язвить, как и его сестра? – Буду помогать людям, нуждающимся в психологической помощи, – просто объяснила она.

– Как в кино? – вставила Рита, вертя в руках квадратный стакан с соком. – Ты будешь сидеть с листочком и рисовать каракули, а какие-нибудь слюнтяи будут плакаться, лежа на диване?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное