Катрин Корр.

Снежные холмы



скачать книгу бесплатно

Глава 1

2016 год

Ветер треплет серую тряпку над моим окном уже больше полугода, и никто из жильцов этажом выше не в состоянии снять с нее прищепку и выбросить кусок выгоревшей ткани в мусорное ведро. В квартире надо мной обитает сумасшедшая семейка из двух человек – Марины и Кости, любителей выяснять отношения по ночам. Я редко вижу их, но часто слышу, и по пьяным речам понимаю, что им абсолютно все равно на эту чертову тряпку, которая постоянно болтается над окном моей гостиной. Я понимаю, что она так и будет висеть здесь, пока какие-нибудь новые жильцы в здравом уме не избавятся от нее.

– Хорошо, что у тебя нет комнатных цветов, – говорит Вика, поставив на небольшой квадратный столик две кружки с горячим кофе, – они бы все подохли. Все живое в моих руках постоянно гибнет.

– Я знаю. – Улыбаюсь и сажусь на узкий диван перед телевизором. – Именно поэтому единственную орхидею в моем доме я отдала Алле Михайловне, у нее все цветы окружены заботой и вниманием.

– Может, мне просто нужна тренировка! А если мне купить пару кактусов, или настоящую пальму, а? – улыбается подруга, ожидая от меня какой-нибудь реакции. – Да куда ты постоянно смотришь?

– На эту чертову тряпку! – бурчу я, и Вика начинает смеяться. – Она меня с ума сводит. Ты только посмотри на это!

Кусок серой ткани, пропитанный уличной пылью и автомобильными газами, безустанно треплется от ветра в разные стороны, ударяясь о мое окно. Мне даже кажется, будто я слышу глухой и отдаленный стук каждый раз, когда она касается стекла.

– Эта хреновина висит здесь с волосатых годов, а ты только сейчас обратила на нее внимание? По-моему, кое-кому просто не чем заняться.

Отчасти Вика была права – у меня действительно не было никаких дел и планов. С получением диплома, работа над которым хоть как-то отвлекала меня от тяжелых мыслей, я, можно сказать, потерялась во вселенной. Окончила университет, получила долгожданный документ и все – моя жизнь вновь замерла. Не было планов на ближайшее будущее, как и намерений искать работу, а лишь желание оставаться дома, пялиться в окно и гадать, почему моя жизнь не такая обыкновенная, как у других.

Этот год оказался очень тяжелым и мрачным. Он подбил меня, как неуклюжий охотник, и наградил болезненным шрамом. А ведь до этого я была счастлива и понятия не имела, что моя жизнь может резко измениться.

– Слушай, извини меня, я не хотела тебя обидеть, – осторожно говорит Вика, дотронувшись до моей руки, – но прошел целый год, а ничего не меняется. Ты никак не меняешься, – уточняет она, сильнее сжав мою руку. – Я просто хочу, чтобы ты вновь стала той самой Аней, с которой я познакомилась на… как ее, той встрече умников, или бог знает как она называлась!

– Олимпиада, – говорю я, сдерживая улыбку.

– Точно, она самая. Ты мне сразу не понравилась, вся такая умная, правильная, плечи назад, грудь вперед и пошла балаболить без остановки!

– Аналогично.

Я задавалась одним только вопросом: каким образом эта выпендрежница попала на олимпиаду по английскому, если в своих тестах наделала уйму ошибок!

– Ты подсматривала в мои ответы! – театрально-обвинительным тоном восклицает Вика и тычет в меня пальцем. – Раз я такая выпендрежница, тогда зачем ты помогла мне?

Я пожимаю плечами и улыбаюсь, вспоминая тот осенний дождливый день в выпускном классе. Вика пришла из лицея, где большинство учащихся были детьми из весьма обеспеченных семей. Она зашла в аудиторию в модных укороченных брюках, открывающих тонкие щиколотки, высоких лакированных туфлях на тонкой шпильке и в дорогой блузке с темно-синим принтом. Она разительно отличалась от всех девочек, находящихся в большой аудитории уже тем, что ее рыжие волосы были идеально уложены в красивый высокий пучок, который явно был смоделирован профессиональным мастером. Ее посадили рядом со мной за последнюю парту, и когда мы встретились взглядом, я поняла, что девочка явно не имеет никакого желания находиться здесь, да еще и сидеть рядом с девчонкой, у которой на голове был эффект «неряшливой косички». Это я про себя, конечно же. Устный этап Вика просидела молча, не ответив ни на один вопрос. Мне показалось, что она просто стесняется говорить на английском языке с незнакомыми людьми, но когда началась письменная часть олимпиады, я поняла, что у моей будущей лучшей подруги просто не достаточно знаний, чтобы принимать участие в таком мероприятии. Мне хотелось узнать, кто и зачем отправил ее сюда, прекрасно понимая, каким уровнем знаний нужно обладать, чтобы правильно расставить времена в предложениях, но заговорить с девочкой из «высшего общества» я попросту боялась. Украдкой глядела на соседку, но по ее непроницаемому лицу невозможно было что-то понять. Я никогда не жадничала с ответами, как другие ученики, которые прятались за высокими книжками или тщательно прикрывали рукой то, что писали, поэтому решила молча предложить незнакомке свою помощь. Открыв чистый лист в своем черновике, я принялась писать номера заданий и буквы с правильными ответами, потом подвинула тетрадку на центр парты, надеясь, что моя будущая подруга примет помощь. Даже не успела глазом моргнуть, как она принялась стирать ластиком свои ответы и обводить те буквы, которые написала ей я.

«Спасибо за ответы» – сказала мне Вика на выходе из школы, в которой проходила олимпиада.

«Не за что» – ответила я, польщенная благодарностью. Мы стояли под большим козырьком и смотрели на непрекращающийся дождь.

«Меня Вика зовут, я из первого лицея».

«Аня. Девятнадцатая школа».

Так мы и познакомились. К моему удивлению Вика оказалась не высокомерной и циничной хвастуньей, а воспитанной девочкой, которая всегда стремилась угодить своему любимому папе. Так, в тот день я узнала, что на олимпиаду она вызвалась самостоятельно, дабы порадовать родителя, который уж очень хотел, чтобы его дочь изучала иностранный язык. С моими ответами Вика заняла третье место на олимпиаде и этому результату был неимоверно рад ее отец, Андрей Викторович.

– Если бы я тогда знала английский – мы бы не подружились с тобой. Ты осталась бы для меня заучкой, а я для тебя – выпендрежницей!

– Хорошо, что я не была жадной заучкой, – отвечаю я, и мы обе смеемся.

Пьем чуть остывший кофе и смотрим «Игру престолов» по телеку. К разговору о моем будущем мы не возвращаемся в течение всего часа пока идет серия, но как только она заканчивается, Вика, словно читая мои мысли, с серьезным выражением лица оглядывает меня и приподнимает одну бровь:

– На самом деле я приехала поговорить о тебе, дорогая моя. Знаешь, я долго смотрела на то, как ты замыкаешься в себе, прячешься от мира и живешь в этой квартирке, которую давно пора сменить на другое, более современное жилье.

– Ты так добра, – бурчу я.

Мою недовольную реплику Вика пропускает мимо ушей.

– Лара, царство небесное, поддержала бы меня. И она мечтала съехать отсюда, куда-нибудь в новые микрорайоны. – Вика делает долгую паузу и опускает глаза. Ей как и мне тяжело говорить о человеке, которого с нами уже нет. Необъятная пустота поселяется внутри, когда я пытаюсь вспомнить голос, внешность и мимику моей дорогой тети. – Думаешь, она бы хотела видеть тебя такой?

– Вик, со мной все в порядке, – отмахиваюсь и встаю, чтобы убрать со стола грязные кружки.

– Вот видишь, ты всегда так делаешь, когда тебе не по себе! – говорит подруга, следуя за мной на кухню. – Начинаешь прибираться, наводить порядки в шкафах и казаться слишком занятой. Пора взять себя в руки и начать все сначала!

Я резко оборачиваюсь и едва не сталкиваюсь с Викой, которая явно не ожидала такой реакции. Она очень высокая, и всякий раз, когда мнит себя моей «старшей сестрой», мне приходится расправлять плечи и приподнимать голову, отчего мой острый подбородок похож на главнокомандующего, готового сразиться с врагом. Мне кажется, что именно в такой позе я не кажусь никчемной коротышкой.

– Во-первых, я люблю, когда везде чисто, а во-вторых, со мной все хорошо!

– О, ну да! Тебе двадцать три года, ты живешь на деньги, которые остались от Лары, и которые, как я полагаю скоро закончатся. Если этого уже не случилось. Ты получила красный диплом, но при этом и не пытаешься найти работу. Все, что у тебя есть – эта квартира, которую давно пора сменить, диплом, который тебе уже не нужен и я, твоя единственная подруга, которая переживает за твое будущее!

Вика делает глубокий вдох и устало садится на кухонный стул. Она внимательно смотрит в мои глаза, а у меня нет сил взглянуть на нее, потому что все, что она сказала только что – чистая правда. Мои финансовые запасы были на исходе, и через пару месяцев я могу остаться без копейки. Странно, но до этого разговора эта проблема не казалась мне такой серьезной, как сейчас. Диплом, на который было потрачено уйма сил, времени и нервов, теперь валяется в нижнем ящике комода с другими бумажками и документами. Кроме Вики у меня действительно никого нет, так что, если вдруг однажды она захочет исчезнуть из моей жизни – я останусь одна.

За окном завыл ветер, и темные тучи заслонили собой сентябрьское солнце, накрыв улицу прохладной серостью. Вика обернулась, поморщила курносый нос и вновь внимательно посмотрела на меня.

– Прости, что снова наехала на тебя, но я действительно переживаю. Хочу чтобы все у тебя было хорошо.

– Ты от меня подхватила привычку извиняться каждые пять минут? – Я улыбаюсь и сажусь на противоположный стул.

Вика фыркает:

– Господи, неужели это так заразно!

– Кажется, да. Но ведь, ты во всем абсолютно права, Вик. Знаешь, пока учеба была я отвлекалась, зубрила, читала, писала, а потом… Стало грустно, вот и все. Знаю, Ларе бы моя жизнь не понравилась.

– Еще как, – усмехается Вика, – наверное, ругалась бы трехэтажным матом. Помнишь, как она разорялась, когда ты устроилась в придорожную гостиницу, где заселялись дальнобойщики. У-у-у, вот это был скандал.

Вика начинает смеяться и накрывает лицо ладонями.

– Ты вспомнила про гель для волос?

– Да! Прости! – хохочет подруга. – Но ведь это же жутко смешно!

Закончив первый курс, я на все лето устроилась администратором в придорожную гостиницу, куда действительно заселялись дальнобойщики. Хозяйкой была тощая армянка с кривым носом, точно когда-то по нему хорошенько прошелся некий плоский предмет. Она жила на первом этаже, вместе со своим пятнадцатилетним сыном. Я работала по шесть часов в день кроме выходных, и каждое утро Лара проводила определенные манипуляции над моей внешностью. Она превращала меня в нелюдимую и совершенно непривлекательную тетку с грязной головой и бледной как у мертвеца кожей. Из одежды на мне всегда были широкие джинсы, вытянутая кофта на два размера больше меня и круглые очки с пластмассовыми стеклами. Она ненавидела мою работу, впрочем, и я не была в восторге каждый будний день напяливать на себя «старушенцию» но уволиться не могла, потому что мне нужны были деньги и тот самый чертов опыт, который требовался, куда ни глянь. Знаете, второкурсницы как-то не пользуются спросом в элитных гостиницах, даже на неоплачиваемую практику туда сложно попасть.

– Ты выглядела чудовищно! Лара делала все, чтобы «ни один хрен на колесах на тебя не взглянул», – проговариваем мы вместе, смеясь до слез. – Лара была чудесной женщиной. Веселой и искренней.

– Я скучаю по ней.

Вика обнимает меня. Чувствую приятный запах ее легкого цветочного парфюма.

– Знаю, милая. И мне тоже не хватает ее. Но… Нужно жить дальше. Смеяться и радоваться каждому дню. Встречаться с друзьями, ходить в кино. Знакомиться с парнями… Не думаю, что она была бы в восторге, видя, как ты скрываешься здесь от всех.

Я киваю и отстраняюсь от подруги.

– Скажи мне, ты готова изменить свою жизнь? С этой самой секунды, ты готова это сделать? Для первого шага достаточно и того, что ты с уверенностью скажешь «Да, Вика! Я готова!». Ну?

– Да! – твердо отвечаю я. – Готова!

Подруга широко улыбается и вновь обнимает меня, но на сей раз ее объятия намного крепче. Вечный оптимизм Вики понемногу передается мне, и я действительно чувствую, что нуждаюсь в переменах, которые во что бы то ни стало должны стать для меня полезными.

– Знаешь, тебе не помешало бы сходить в салон и привести свои волосы в порядок.

Я приподнимаю бровь.

– Ничего не спрашивай, а просто сделай так, как я тебе говорю. И еще, у тебя есть работа! Та-да-да-дам!

Вика поднимает руки и хлопает над головой, а я с непониманием смотрю то на нее, то на стеклянный электрический чайник возле холодильника.

– Не поняла…

– Ты сама сказала, что тебе нужно начать новую жизнь, а я могу немножечко помочь тебе! – затараторила она. – Тут такое дело… Я отправила твое резюме в одно очень крутое место и они тебя выбрали! Ты им подходишь! Хотя, сначала они сказали «нет», но потом…

– Резюме? У тебя есть мое резюме?

– Ну, теперь да, – отвечает Вика, затейливо улыбаясь. – Я сама его написала. Не хотела тревожить тебя, да и понапрасну вселять надежду. Послушай, это очень крутое место и попасть туда невероятно сложно, но у тебя получилось!

Кажется, таким свистяще-звонким голосом объявляют победителей лотереи.

– Да неужели? – вырывается у меня и я машинально подхожу к раковине. Начинаю споласкивать кружки. По телу пробегает нервная дрожь, а в ушах появляется этот противный непрерывный писк, словно вот-вот и где-то в моей черепушке лопнет сосуд.

– Это горнолыжный курорт. «Снежные холмы», может слышала? Ой! Конечно же ты слышала! Выпускникам гостиничного дела наверняка рассказывают про…

– Ты шутишь? – перебиваю я, сжимая в руках мокрую кружку.

– Не-е-ет, – протягивает Вика и подозрительно смотрит на меня, – не обманываю, честное слово. Говорю же, если бы ничего не вышло, я бы и не рассказывала тебе. В общем, полтора месяца назад к нам в гости приезжал давний друг папы, последний раз его видела, когда мне было лет пять, не больше! Он владелец этого курорта, или совладелец, я точно не помню. Да и какая разница!

– Вик, а ты можешь сначала рассказать мне главное, а уже потом все остальное?

Она хихикает:

– Тебя взяли на должность администратора главной гостиницы курорта! Пиф-паф! Салют! Ура! Ура! Ура! Вот дура я, надо было шампанское что ли взять.

Я замираю и смотрю на улыбающуюся подругу, не в силах сдвинуться с места. Не понимаю своих чувств, ведь их определенно очень много и они весьма противоречивы. Конечно, я не в восторге от того, что поиском работы занималась Вика, да еще и сочиняла мое резюме. Только богу известно, что она написала в нем и какие вымышленные заслуги мне приписала, чтобы меня приняли на эту должность. Но несомненно я очень рада, что у меня появился отличный шанс начать новую жизнь с получения перспективной и достаточно престижной должности, ведь работа в «Снежных холмах» – одно из немногих моих несбыточных желаний. До сих пор не могу понять, все это происходит наяву или во сне.

– Ты сейчас точно не шутишь?

– А где же «О, Вика! Ты самая лучшая подруга на свете!»? Вот если бы ты дала мне возможность рассказать все от начала и до конца, то поняла бы, что я сейчас не шучу.

– Поверить не могу, – произношу я и плюхаюсь на стул. – Вик, ты самая лучшая подруга на свете! Хотя боюсь представить, что ты там насочиняла в резюме, но ты определенно самая лучшая подруга во Вселенной!

Она смеется и с гордостью выпрямляет спину:

– Я написала чистую правду о тебе, так что не бойся, китайским и японским ты не владеешь! Хотя уверена, эти страшные языки дались бы тебе без особого труда.

Все еще пребывая в некотором недоверии вперемешку с острым возбуждением, я лихорадочно протираю столешницу, навожу порядки на полках с крупами, а Вика рассказывает:

– Ну, и тут я говорю ему, что у меня есть отличная девочка, красивая, умная, коммуникабельная, которая как раз ищет работу после получения красного диплома. Да-да! Я уточнила: «красного диплома». Спрашиваю его, есть ли у вас свободные вакансии, а он такой «знаешь, я давно не занимаюсь кадрами, за этими делами присматривает другой руководитель, но ты можешь скинуть мне на почту ее резюме и я обещаю, что передам его на рассмотрение». Классный дядька, да? Ну, а потом я сажусь за ноутбук и начинаю писать твое резюме, ведь не звонить же мне тебе и не рассказывать, что и как. Потом отправила файл на его почту и стала ждать. Через пару дней мне пришел от него ответ, мол к сожалению, свободных вакансий нет. Я очень расстроилась, даже хотела попросить папу, чтобы он немного воспользовался их дружбой и знаешь, ну как-то попросил что ли…Нет-нет! – тут же восклицает она, видя мое удивленно-недовольное выражение лица. – Папа вообще ничего не делал, честное слово! Через пару недель мне позвонил молодой человек с приятным голосом, помощник кого-то там, и сказал, что освободилась должность администратора, представляешь! Он был очень огорчен сложившимися обстоятельствами, мол, скоро открытие сезона, а у них такая проблема возникла… Говорит «вы отправляли резюме, с которым мы внимательно ознакомились и пришли к выводу, что вы, Артемьева Анна, подходите на эту должность», он думал, что я это ты! Ответ нужно дать до двадцатого сентября, то есть на раздумья у тебя есть еще полторы недели. Если твой ответ будет положительным – он отправит необходимые бумаги, билет на самолет и инструкции по почте. Сезон открывается в первую субботу ноября.

Когда Вика заканчивает свой увлекательный рассказ и отвечает на телефонный звонок, я тихонько выдыхаю и крепко сжимаю в руках влажное полотенце. Отчужденно смотрю в небольшое окно, выходящее на проезжую часть, и чувствую как каждая частичка моей души начинает пробуждаться от долгого сна.

Замечаю, как ветер играет с пожелтевшей листвой и уличной пылью, разбрасывая этот осенний микс на машины и проходящих людей. Ловлю себя на мысли, что впервые за долгое время мне действительно хочется выйти на улицу и прогуляться.

Не потому что надо, а потому что я сама этого хочу.

* * *

Широкоплечий консультант магазина спортивной одежды приносит мой размер бардового пуховика, в который я влюбилась с первого взгляда. Глубокий и широкий капюшон обрамлен искусственным черно-белым мехом, а на запястьях есть специальные застежки, не дающие варежкам или перчаткам сползать с рук. Я примеряю его и мне безумно нравится то, как он на мне сидит.

Спустя полчаса я выхожу из магазина с двумя пакетами обновок и искренне надеюсь, что облегающая черная термокофта, которая досталась мне в подарок, окажется одной из самых полезных вещей на новом месте работы. Захожу в еще несколько бутиков и покупаю теплые колготки, водолазку, темно-коричневые угги с бардовыми бубонами, которые будут прекрасно гармонировать с моим новым пуховиком. Завершает мой масштабный шопинг совершенно не подходящие для холодной северной зимы черные туфли-лодочки на тонкой шпильке, в которых я буду ходить исключительно в гостинице.

Возвращаюсь домой около семи вечера и совершенно не чувствую ног. Последние три с половиной недели живу мыслями о новой работе, которая странным образом меняет мою жизнь, хотя я еще и не приступила к ней. Мне просто нравится думать о чем-то новом помимо внезапной кончины Лары и моего убого существования в этом мире.

Чуть ли не каждый день я захожу на официальный сайт горнолыжного курорта, расположенного в ХМАО, и со странным трепетом пролистываю шестьдесят восемь ярких фотографий, каждая из которых заставляет меня улыбаться. Мой любимый снимок – сказочный ночной вид на огромный сверкающий комплекс, выполненный, судя по всему, с высоты одного из снежных холмов. Кажется, что волшебный городок, переливающийся разноцветными огоньками, прячется в лесной северной глуши, а эти волнообразные холмы, в честь которых курорт и получил название, охраняют покой его жителей. Именно эту фотографию я сделала заставкой рабочего стола на ноутбуке, поэтому каждый раз, когда включаю компьютер, первое, что вижу – волшебный мир, в котором смогу очутиться уже через пару дней.

Пока принимаю горячий душ, слышу, что звонит мой сотовый, который я оставила в коридоре на полке. Наверное Вика.

Представить не могу, что бы я делала без этого удивительного человека. Иногда вообще не понимаю, почему мы дружим, ведь обе принадлежим разным мирам. Она из весьма обеспеченной семьи, живет в высотке, которую в нашем городе прозвали «башней миллионеров». У меня же нет ни мамы ни папы, и живу я всю свою жизнь здесь – в двухкомнатной квартире пятиэтажного старого дома, подъезд которого давно пропитан старушечьим запахом. Ее гардероб полон дизайнерской одежды и аксессуаров, стоимость которых запредельно высока. В моем шкафу много хороших вещей, на которых нет бирок с именами известных дизайнеров. Она ездит на собственном «БМВ», а я на маршрутке или автобусе. По мне Вика должна быть гадюкой, высокомерной девицей, которой богатые мужчины дарят бриллианты и автомобили. Однако, она совершенно другой человек. Ей, почему-то нравится ночевать у меня и есть картошку в мундирах с селедкой и луком на ужин, чем восседать в своей большой столовой за широченным столом из какого-то там камня и наслаждаться ризотто.

Выключаю воду и слышу, что сотовый вновь разрывается. Наматываю полотенце на тело и бегу к гаджету, покрываясь мурашками от прохладного воздуха в квартире. На экране светится фото Вики.

– Ага? Привет!

– Хеллоу! Ты куда пропала?

– Я принимала душ, что-то случилось?

– Еду к тебе с пижамой и шампанским!

– Ух, ты, а что за праздник? – спрашиваю я и иду обратно в теплую ванную комнату.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное