Катерина Полянская.

Шагренья. Из рода Чёрных Королев



скачать книгу бесплатно

На смену страху пришло легкое раздражение.

– Кто именно? Вы меня напугали.

Не отец, не зять – это должен быть кто-то из гостей. Что примечательно, кто-то настолько беспардонный, что забыл о запрете всякого общения с принцессой до ее, так сказать, инициации.

– Прошу прощения, моя госпожа, – развязно ответил любитель посещать библиотеки в неурочное время и… так и не представился.

Раздражение усилилось. Впервые я оказалась в такой ситуации и просто не знала, как себя вести.

Да что он вообще себе позволяет?!

– Немедленно назовитесь! – холодно приказала наглецу и, гордо вскинув голову, направилась к выключателю.

На самом деле светильники активировались магически, но, поскольку нитей мне пока касаться нельзя, приходилось действовать руками.

– Моя принцесса, вы не сочли нужным запомнить имя своего раба? – не оставил мой приказ без внимания неизвестный.

Кровожадной я никогда не была, но прямо сейчас захотелось превратиться в паучиху и кого-то покусать.

– Во дворце полно гостей, – тем не менее вполне здраво напомнила я.

Извечная Паутина, почему эти треклятые выключатели так далеко?!

Еще и коленкой об угол стоящего неподалеку стола ударилась. Сегодня точно не мой день! Хотя совершеннолетие мое…

Пальцы неловко нащупали нужный рычаг. Помещение затянула тьма с еле заметным оттенком зелени.

– В самом деле, – не более дружелюбно вернул мне реплику невидимый пока тип, – кто такой один, если нас таких здесь десятки?

Глаза наконец привыкли к темноте, и я смогла рассмотреть молодого мужчину, устроившегося за столом. Светлые волосы, небрежно стянутые лентой, красивое лицо до сих пор искажала ярость… да что там, он едва контролировал оборот, глаза просто полыхали желтым!

– Ой… – Узнавание обозначил сдавленный всхлип.

Жених.

Вид он имел помятый. Камзол валялся на полу, привлекательное лицо казалось посеревшим и осунувшимся, будто бы его обладатель несколько недель трудился на рудниках. На столе перед мужчиной находилась отнюдь не книга, а початая бутылка вина и ополовиненный бокал. Еще сыр и виноград на блюде.

– Вижу, я все-таки немного запал в память вашего высочества. – Моя реакция была истолкована верно.

Моргнуть не успела, как раздражение сменилось досадой и жалостью.

Пиршество в библиотеке было несколько неуместно, но состояние жениха я приблизительно понимала, хоть и находилась, так сказать, по ту сторону.

– Мейхем Ари-Ираж, – назвала его полное имя я и шагнула ближе.

Хотелось как-то помочь, что-то сказать…

– Неплохо звучит, правда? – обратил на меня слегка затуманенный взгляд жених.

– Красиво… – подтвердила я.

И подошла еще ближе. Что именно нужно сделать или сказать, я не знала, но просто уйти и оставить его здесь напиваться в одиночестве казалось неправильным.

– Жаль, носить это имя недолго. – Он залпом осушил бокал. – Сутки примерно, да? А потом оно так же замечательно будет смотреться на могильной плите.

Мило, вдохновляет… тонизирует!

На последней фразе он с громким стуком поставил бокал на стол, судя по всему с трудом удержавшись от искушения швырнуть его в стену.

Подготовили меня все-таки плохо, потому что я совершенно не ожидала, что жених может оказаться настроен столь агрессивно. Логично, но… Черным Королевам не перечат. У сестер все прошло гладко, мама с бабушкой не предупреждали ни одну из нас о возможных трудностях такого рода.

Именно мой жених почему-то не был в восторге от перспективы быть растерзанным огромной черной паучихой после первого брачного дня. И, должна заметить, я не могу его за это осуждать.

Я сама не заметила, как подошла почти вплотную к столу, за которым он устроился.

Поймала его взгляд, чуть не покачнулась от всей гаммы плескавшихся там чувств. Сухо, болезненно сглотнула. И тихо сказала:

– Прости меня, пожалуйста. Я не хотела.

Дернуться не успела, как оба запястья угодили в плен мужских ладоней. Мейхем с силой притянул добычу к себе. Я чуть не рухнула на него! По разгоряченной смущением щеке скользнуло дыхание с еле ощутимым запахом сыра, винограда и вина.

– Чего именно? – скептично уточнил жених.

Промолчала. Любой ответ прозвучал бы сейчас одинаково глупо.

Противник это прекрасно осознавал, поэтому преимущество было на его стороне.

Слишком сильную, даже болезненную хватку он не ослабил. Полный ненависти взгляд обжигал. Казалось, на коже, там, куда он смотрел, остаются красные струпья. Рот, подбородок, шея… грудь. От резкого рывка халат распахнулся, и теперь я стояла перед женихом в одной темно-синей сорочке. А он бессовестно рассматривал открывшийся его вниманию вид.

Пристальный взгляд медленно прошелся вдоль линии декольте. Дыхание участилось. У обоих.

Желтые огни в глазах Мейхема разочарованно погасли, но мгновение спустя опять вспыхнули. Почти осязаемый взгляд заскользил ниже – по животу, бедрам, ногам, пока не наткнулся на удобные сиреневые тапочки. На породистом лице заиграла язвительная ухмылка.

А я почувствовала себя так, будто кто-то чужой без разрешения влез в личное.

– Пусти! – потребовала возмущенно.

– Думаешь, стоит? – усомнился жених поневоле.

Его внимание вновь вернулось к лицу. К губам, если быть точнее.

– Я приказываю! – Это была крайняя мера.

Впервые в жизни она не подействовала. Он негромко рассмеялся, щекоча дыханием мою щеку, потом еще раз потянул на себя. И я таки завалилась к нему на руки.

Кольцо объятий было таким же болезненным, как недавняя хватка. А к запахам недавно потребленной снеди добавился слабый мускусный аромат.

– Плевать, – доверительно сообщил мужчина почти что мне в губы.

Трепыхаться было бесполезно, я пробовала. Внутри спиралькой закручивался страх, но вместе с ним пришло какое-то новое чувство. Его тело даже через одежду было горячим. Наши мужчины куда более теплокровные, чем женщины. И пробуждающаяся во мне паучиха неожиданно воодушевилась, потянулась к теплу.

Вот это плохо… Я беспомощно хватанула ртом воздух и максимально спокойно напомнила:

– Ты забылся. Перед тобой третья принцесса Шанаси.

Смех у него был такой же приятный, как и голос, и такой же ядовитый.

– Внесем небольшие поправки, – муркнул жених мне в шею, после чего слегка погладил чувствительное местечко за ушком. – Ты не передо мной, а на мне. К тому же через несколько дней ляжешь со мной, как какая-нибудь дешевая вейла.

– Как ты смеешь?! – Я задохнулась… сама не знаю, от возмущения ли или же от того, что смуглый изящный палец прошелся по шее и слегка подцепил широкую с кружевом бретельку сорочки.

Попробовала еще раз дернуться, но одной рукой держал он тоже крепко. Упереться кулачками в широкую грудь тоже было ошибкой. Расстояние между нами немного увеличилось, но теперь прямо под моей рукой ощущались сильные удары сердца. Я с трудом могла дышать и изо всех сил подавляла паучиху. Но Мейхем понятия не имел, что творится у меня внутри, так что счел мои телодвижения поводом для очередной ухмылки.

– Ты красивая, – зачем-то сообщил он.

Еще немного такого вот общения, и я загрызу его с удовольствием.

– А ты пьяный.

Полыхающие желтизной глаза покосились на почти полную бутылку, мужчина немного помолчал, после чего поделился со мной итогом своей мыслительной деятельности:

– Не особенно. – И еще одним: – Возможно, это будет даже приятно.

Меня чуть сместили и, пока я пребывала в искреннем изумлении, на коленку опустилась слегка шершавая ладонь. Полежала немного, освоилась и медленно двинулась вверх.

– Еще движение, и я тебя прямо сейчас загрызу!

– Так, может, ускорим ход событий? – Предложение жениху вроде бы понравилось.

Я закатила глаза.

Ну за что мне все это?!

Последний месяц и без того была на взводе, а теперь этот кошмар блондинистый угрожает за оставшиеся до церемонии дни свести меня с ума! Щеки огнем горят, настырная ладонь скользит вверх по бедру… и это не то чтобы неприятно, дыхание жениха все еще обжигает шею, угрожает в любой момент превратиться в поцелуй.

Действовать надо сейчас, иначе кого-то поимеют, кого-то покусают… и церемония у нас будет не совсем стандартная. Еще библиотеку было жалко. Одно из моих любимых мест во дворце, но я ни за что больше сюда не войду, если все вышеозначенное произойдет здесь.

Эти мысли отрезвили.

Я запустила пальцы в светлые волосы, избавилась от ленты и с силой потянула дурную голову назад.

– У-ум-м… – Силы было маловато, поэтому паук в человеческом обличье воспринял это действие как грубую ласку.

Но нахальная ладонь притормозила чуть выше, чем на середине бедра.

Закрепим успех! Я схватила бутылку и вылила ее содержимое прямо на блондинистую голову. Руки мгновенно понадобились моему захватчику для того, чтобы стереть вино, стекающее по лицу. Получив желанную свободу, я вскочила и торопливо убралась на безопасное расстояние.

– Только незавидное положение, в котором мы оба оказались, немного извиняет тебя, – прошипела, не скрывая чувств. – Именно поэтому я никому ничего не скажу о произошедшем.

– Ваше высочество. – Жених чуть склонил голову, намекая на учтивый поклон.

Но его мокрая особа и тот факт, что он сидел, делали всю ситуацию слегка издевательской.

Плевать. Меня вообще не должно это волновать.

Игнорируя выступившие слезы, я круто развернулась и направилась к выходу. Уже покидая библиотеку, услышала сказанные очень тихо слова:

– Положение одинаково паршивое, а вот итог предполагается несколько разный.

По щекам побежали горячие капли.

Шагов через десять я вспомнила, что халат так и остался валяться на полу в библиотеке, но вернуться за ним не осмелилась. Утром найдут? Что-нибудь не то подумают? А ну и пусть!


Несмотря на то что успокоиться и сомкнуть глаза смогла только под вечер, проснулась я с наступлением темноты и при этом чувствовала себя бодрой и полной сил. Хотя скорее взвинченной.

Аши поблизости не было, а у меня оставалось еще немного времени, так что решила поваляться в обжигающе горячей ванне с ароматным маслом. Я заслужила. Вчера была просто кошмарная ночь, и это еще только начало.

Вода приняла тело в свои объятия, но по-настоящему расслабиться не получилось. В голове крутились такие мысли, что впору было на стену лезть.

У меня есть жених, а я о нем ничего не знаю. Какой он паук? Сильный маг? Воин? Ядовитый? Что вообще представляет собой? Откуда его выдернули? Он всегда такая зараза или только со мной? Да, самое важное: он меня ненавидит, а мне придется его убить. Не только не романтично, но даже противоестественно как-то.

Второй моей сути он понравился. Сейчас она вообще никак не ощущается, а вчера… Так и должно быть? Или что-то уже пошло не так?

Ответов у меня не было, и рассказывать кому-то о ночной встрече в планы не входило.

Состояние становилось все ближе к тому, чтобы зарычать и начать царапать в бессильной ярости мрамор ванны, когда вновь обострившиеся инстинкты определили присутствие рядом кого-то близкого. Миг спустя меня позвали:

– Шани, хватит нежиться, тебя ждет насыщенная ночь!

Лалисса не имела в виду ничего такого, но я содрогнулась.

– Сейчас иду.

Несколько минут спустя я, завернутая в нагретые у огня полотенца, разлеглась на кровати, поверх фиолетового покрывала, а Лали с помощью своей магии сушила мне волосы. Горел камин, его отсветы рассыпались по полу и стенам, из-за них же длинные черные пряди местами приобрели синеватый оттенок.

Шер-лаше торопилась и иногда, проводя гребнем по моим волосам, дергала слишком сильно.

– Меньше чем через час у тебя традиционный завтрак с ее величеством, – пояснила она вместо извинений.

– С мамой? – встрепенулась я. – Только я и она?

– Да. Не вертись, мы и так ничего не успеваем!

Согласно традициям на следующий вечер после выбора жениха принцесса проводит время с матерью, которая должна чуть подробнее объяснить, что ее ждет. Это было ценно, когда подрастающая Черная Королева существовала в Шанаси в единственном экземпляре. У меня же было две старших сестры, так что я и так все знаю. Но побыть наедине с мамой приятно, слишком уж редко выпадают нам такие возможности.

– Как атмосфера внизу? – как бы между прочим поинтересовалась я, желая конечно же узнать, нашли ли в библиотеке халат и станут ли бранить.

Не хотелось бы испортить завтрак с мамой провинностью.

– Шумно, – сморщила хорошенький носик подруга. – Знати, конечно, не столько, как было на свадьбах твоих сестер, но ты знаешь, как ведут себя пауки, собравшись в одном месте.

– Пытаются друг друга сожрать.

Значит, про дневное посещение библиотеки не знают, иначе Лали была бы в курсе. Она, конечно, ветреная и временами несерьезная, но, когда дело касается моей безопасности, у нее глаза на затылке, а уши чуть ли не в покоях матушки.

– Твой отец только за этот вечер пресек дуэль и троих особо отличившихся лишил земель. И это еще только начало, они тут меньше суток, не успели еще озвереть, – сейчас говорила не подруга и не вейла, сейчас говорила шер-лаше, обязанная беречь свою госпожу. – Быстрей бы прошла эта церемония. Ненавижу, когда в Шанаси столько народу! Никогда не знаешь, чего от них всех ждать.

Тут я с ней была не согласна. Если и опасалась кого-то, так это себя.

Я не чудовище! Я не способна отнять жизнь!

И если реальность докажет обратное, понятия не имею, как стану сосуществовать с новой собой.

– Поосторожнее с Теонией, вчера на церемонии она как-то странно смотрела на тебя и все время шепталась со своей шер-лаше, – продолжала тем временем Лалисса.

А вот это уже слишком. Иногда ее бдительность переходит все мыслимые границы.

Закончив с волосами, Лали занялась макияжем, мне же оставалось просто лежать.

– Теония – моя сестра, – напомнила недовольно.

– Угу. А еще она паучиха, будущая правящая Черная Королева, которая уже сейчас поглядывает, как бы кто не перебежал дорогу в направлении трона, – гнула свое шер-лаше.

Я закусила губу и промолчала, всей душой желая избежать продолжения неприятного разговора. Пусть у нас со старшей сестрой и не сложилось теплых отношений, но я ни на миг не забывала про общую кровь. Уж что-что, но на то, чтобы научить своих дочерей этому, у мамы нашлось время.

Надеюсь, Ния тоже усвоила урок. Ведь однажды наши с Ашисой жизни станут зависеть от нее…

Платье мы выбрали гораздо скромнее вчерашнего. В моих любимых тонах: фиолетовый корсаж с вышитыми на нем серебристыми виноградными лозами и подол насыщенного сиреневого цвета. Прическу сооружать не стали, Лали просто украсила мои волосы фиалками. Искусственными, потому что те, которые растут в саду, – цвета серебра, и от настоящих цветов там одно название.

– Спеши. – Подруга подтолкнула меня к двери. – Твоя мама не выносит, если кто-нибудь опаздывает.

Она была права.

Я бросила последний взгляд в зеркало, осталась довольна увиденным и устремилась к выходу. В личной гостиной пришлось обогнуть гору подарков. В этом году их было больше, чем в прошлом, и вообще больше, чем когда-либо в моей жизни. Жаль, сегодня не будет времени, чтобы все это разобрать. Завтрак с мамой, модистка, которая поможет определиться с фасоном свадебного платья и снимет мерки, потом визит к Оракулу, чтобы назначить дату церемонии, и официальный ужин с гостями. Говорю же, я все это наизусть знаю.

Покинув свое крыло, я попетляла по хитросплетению коридоров центральной части дворца и как раз подходила к главной лестнице, когда заметила ее… Шер-лаше старшей сестры.

Она стояла вверху лестницы, как раз за статуей девушки-улитки, затаилась, пытаясь слиться с перилами, и, кажется, наблюдала за кем-то.

Интересненько!

Шаги мои стали увереннее, стук каблуков – более отчетливым. Почему-то хотелось, чтобы меня заметили. И получилось. Застигнутая врасплох будущая управительница Шанаси вздрогнула и одарила меня странным тяжелым взглядом. На что я лишь пожала плечами, беззаботно улыбнулась и стала спускаться.

Позади осталась примерно половина ступенек, когда слух уловил непривычно холодный голос отца:

– Еще раз повторяю: здесь это недопустимо. Вы, молодой человек, нарушили все мыслимые приличия, оскорбили принцессу и всю нашу семью…

Догадаться, кому именно выговаривает муж правящей, оказалось легко. Уж очень знакомыми показались обвинения.

– Признаю, я не справился с эмоциями. – Судя по голосу, Мейхем скривился.

Еще четыре ступеньки.

Теперь я могла их видеть. Мужчины стояли прямо у подножия лестницы. Похоже, папа поймал будущего зятя, когда тот шел завтракать. И теперь оба имели крайне недовольный вид. И если Мейхема терзало осознание плачевности ситуации заодно с легким похмельем, то отец был просто зол.

– Быть выбранным принцессой – огромная честь, – напомнил муж королевы.

Хотелось смеяться – громко, чтобы все слышали. Для меня эта фраза теперь звучала как «быть растерзанным принцессой – это честь», и в таком воплощении доверия она не внушала.

– Знаю, – сухо отозвался жених. – Прошу меня простить. Я также готов принести извинения невесте и всей семье.

Он говорил через силу, будто ломая себя. Во мне снова зашевелилось какое-то болезненное сострадание.

– Это будет нелишним, – проворчал отец, постепенно оттаивая. – Но все равно после завтрака я назначу наказание. Никто не смеет унижать одну из Черных Королев.

Последующие мои действия опередили доводы разума. Я сбежала по оставшимся ступеням и едва не рухнула на мужчин. В итоге повисла на шее у папы, поцеловала его в гладкую щеку и беззаботно улыбнулась:

– Доброе утро! – и жениху тоже улыбнулась, напрочь игнорируя тот факт, что его от этого перекривило. – Папочка, не ругай его, мы вместе ушли. Вообще, это я все затеяла.

Зеленые глаза родителя недоверчиво всмотрелись в сияющую меня.

– Серьезно?

Физиономия будущего мужа выражала тот же самый вопрос с явным желанием проконсультироваться у ментального мага по поводу слуховых галлюцинаций.

– Да, – подтвердила я и уже менее взволнованно продолжила: – Мы совсем не знаем друг друга, а свадьба уже через несколько дней. Вот я и подумала, что надо пользоваться каждым мгновением, чтобы восполнить пробелы.

Папа не то не поверил, не то ему просто не понравилось объяснение.

– Почему же вы, молодой человек, не объяснили мне всего сразу? – прозвучал настороженный вопрос.

– Не дело ставить под удар репутацию принцессы, – благородно потупился Мейхем.

Вышло до того натурально, что, не будь той дневной встречи в библиотеке, непременно бы поверила.

– Смею надеяться, обошлось без глупостей? – вскинул седеющую бровь родитель.

Мы синхронно кивнули. Потом стрельнули глазами друг в друга и совершенно одинаково прикусили губу, чтобы не рассмеяться. Отец окинул нас долгим взглядом, пробормотал что-то про избалованную девчонку и ушел в обеденный зал, где наверняка уже собрались гости.

– Вынужден тебя поблагодарить, – первым заговорил жених.

Вчерашней враждебности уже не было, и только напряженные плечи выдавали разлад в его душе. Пожалуй, еще то, что даже в роскошном жемчужно-сером костюме жених умудрился иметь потрепанный вид.

– Не стоит благодарностей, – пропела я, блуждая взглядом по помятому лицу. – Может быть, мне просто хочется загрызть именно тебя.

И пошла к маме, обиженно стуча каблуками.

Удар по больному? Да, это была месть за библиотеку.


Шальдари Арье-Шанаси ненавидела, когда кто-то опаздывал, поскольку справедливо считала, что ничье время в королевстве не стоит дороже ее собственного. Об этом от мамы я слышала не раз и, конечно, прекрасно знала ее взрывной характер. Сама такая. Да и прочие наши, особенно женщины, недалеко откатились. Потому в покои правящей я заглядывала очень осторожно, предчувствуя заслуженный нагоняй.

Белые воины, дежурившие у дверей, предпочли оставить свою принцессу один на один с надвигающейся бурей. Казалось, даже их взгляды замерли.

– Мама? Можно мне войти? – Я пробежала взглядом по личной гостиной ее величества и нашла родительницу сидящей за накрытым к завтраку небольшим столиком.

– Ты опоздала на полчаса, – негодующе вздернула бровь хозяйка роскошных покоев и все-таки сделала мне приглашающий знак.

Несмотря на традиции, в соответствии с которыми женщинам надлежало окружать себя черным и серебряным, а мужчинам – белым и золотым, покои правящей были отделаны деревянными панелями теплого орехового цвета и золотом. Ковер, шторы, статуэтки, рамы зеркал и картин сочетали зеленый, коричневый и золотой. Ведь правящая – не просто женщина или паучиха, она держит в своих изящных пальчиках нити, от которых зависит судьба целого королевства.

– Прости.

А что еще я должна сказать? Оправдываться было бы глупо.

– Твою старшую сестру за подобную выходку я сослала бы на полигон на целые сутки, а потом заставила бы хоть ползком, но самостоятельно добраться до дома, – отчеканила мама, многозначительно поглядев на меня.

– О, я даже не представляла, какие «прелести» воспитания наследницы обошли нас с Аши стороной. – Не дожидаясь приглашения, я уселась напротив родительницы и послала ей извиняющуюся улыбку. – Прости меня, пожалуйста. Это больше никогда не повторится.

Облик правящей, столь же мрачный, как ее черное платье, ничуть не смягчился.

– Опоздание – ерунда, – медленно выговорила она, вылавливая из кислого соуса улитку. – Ты, главное, в самый ответственный момент глупостей не наделай.

Так, понятно. Мама не зря упомянула о возможном наказании сестры. Ее воспитывали, а нас с Аши просто любили. Если верить родовому древу, под которое у нас целый зал выделен, трех принцесс в роду еще ни разу не было. Самое большее – две, и то восемь поколений назад. Поэтому родители просто не знали, что с нами делать. И как-то само собой так сложилось, что из Теонии делали наследницу, а мы с Аши были просто любимыми дочками богатых родителей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26