Кароль-Анн Ашкенази.

12 недель до мечты



скачать книгу бесплатно

Права на издание получены по соглашению с Editions Eyrolles SAS. Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© 2017 Groupe Eyrolles, Paris, France

© Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2020

© Издание на русском языке, оформление ООО Издательство «Питер», 2020

* * *

Моему дорогому другу Клоду Лемелю, без которого это замечательное начинание не увидело бы свет, бесспорно, Уолту Диснею и Франки…



Личные данные

Фамилия: Келли

Имя: Эмрод[1]1
  От фр. «?meraude» – изумруд. (Здесь и далее примеч. ред.)


[Закрыть]

Прозвище: Эмми

Возраст: года

Волосы: рыжие

Глаза: зеленые

Рост: 162 см

Вес: 61 кг (да, я далека от модельных параметров)

Профессия: ассистент по маркетингу в компании «Дюлак Аррозуар»

Семейное положение: пока похвастаться нечем

Любимый фильм: «Мэри Поппинс»

Хобби: читать книги, смотреть фильмы, гладить кота, стрелять из лука (правда, я уже сто лет не держала в руках стрелу)

Слабости: белый шоколад

Особые приметы: ненавижу платья, и еще у меня часто кружится голова

Кредо: «Счастье любит тишину»


По правде говоря, Эмми ждет от жизни гораздо большего, хотя и не упоминает об этом в анкете! К счастью, однажды она соглашается на двенадцать испытаний, предложенных загадочной Мод. И жизнь ее круто меняется…

Глава первая

Вечер пятницы

Последнее такси

Цвет лака – мышиный серый


– Трусваш? – изумленно спросил таксист. – Никогда не слышал! А это где?

– В шестнадцатом округе. Там мощеная извилистая улочка, которая ведет от улицы Пасси к авеню Поль-Думэ, – ответила я не раздумывая, потому что уже давно привыкла к необходимости давать пояснения. – Я покажу, когда доедем.

– Ну и названьице! – продолжал водитель, включая счетчик. – Звучит как розыгрыш!

Машина трогается. Я откидываюсь на сиденье, смотрю в окно на парижскую ночь и еду к «Великолепной четверке». «Великолепная четверка» – это я и трое моих лучших друзей – Анди, Маржори и Нина. Мы знакомы уже больше десяти лет, и время от времени собираемся у кого-нибудь дома и едим, выпиваем, смеемся, обсуждаем мировые проблемы, делимся всем самым важным. Эти встречи для меня как бальзам на душу.

Анди работает фитнес-тренером в клубе в Богренеле, Маржо – ни много ни мало директор Гранд-отеля Руаяль на авеню Фош.

Они оба старше меня на год. Нина – дизайнер по интерьеру, работает недалеко от Терн в архитектурном бюро. Она самая младшая из нас, ей тридцать один.

В этот вечер мы собирались у Анди. Он живет в пятнадцатом округе, недалеко от своего клуба. Мне не терпелось поскорее встретиться с друзьями и расслабиться после жуткой рабочей недели. Последние несколько дней моя начальница Генриетта была особенно не в духе и срывалась на меня безо всякой причины. Впрочем, у нас с ней и так в целом натянутые отношения. Если честно, она выводит меня из себя одним только внешним видом. Генриетта – вечно затянутая в брючный костюм блондинка с холодным взглядом и зализанными в пучок волосами. Она похожа на школьную учительницу, которая готова в любой момент вооружиться железной линейкой и отбить ею ваши пальцы.

А вчера она заявилась в кабинет и завопила:

– Эмрод! Где анализ рынка, который ты мне должна была отдать сегодня утром?

– На твоем столе, Генриетта. Там, где я оставила его вчера…

– В таком случае, – продолжала она все тем же истеричным тоном, – тебе следует извещать меня по электронной почте, чтобы я не теряла время, бегая за тобой.

– Я думала, что ты увидишь его, когда придешь.

– Тебе не нужно думать! Просто четко выполняй свою работу и не мешай мне выполнять мою!

– Но свою работу я выполнила, даже раньше срока. Чем же я помешала тебе…

– Хватит! В следующий раз вместо того, чтобы строить из себя отличницу, следуй моим указаниям. А меня это избавит от бессмысленных хождений туда-сюда, – заявила Генриетта и удалилась, злобно стуча каблуками.

Ну разве это нормально? Из-за несправедливых нападок было стыдно и обидно. Мои коллеги из отделов продаж и бухучета, Ясина и Сара, переглянулись, встали и направились к моему столу.

– Все будет хорошо, – шепнула мне Ясина.

– Да я привыкла, – вздохнула я.

– Какая же она дрянь, эта Генриетта! – вспыхнула Сара. – Выгнала бы ее отсюда поганой метлой!

От этой фразы мы все улыбнулись. К счастью, здесь есть кому меня поддержать.

После стычки с начальницей под занавес рабочей недели вечеринка с «Великолепной четверкой» казалась мне лучшим лекарством от стресса. На встречу с друзьями я немного опоздала, потому что после работы заскочила в зоомагазин прикупить что-нибудь для моего кота Клайда, а потом завезла покупки домой. Мягкая корзиночка и дерево для лазания, как мне показалось, должны привести его в полный восторг. К тому же дерево оказалось настолько огромным, что мне удалось впихнуть его в квартиру только с десятой попытки.

У Анди дома я сразу почувствовала атмосферу необычного возбуждения. Компания уже приступила к аперитиву: Анди приготовил чайный пунш с белым ромом, который Маржо недавно привезла из Гваделупы. У нее и у Нины по-особому горели глаза. Не успела я выяснить причины этого веселого блеска, как Маржо взяла слово.

– Раз Эмми уже здесь, то можно переходить к самому интересному. У меня для вас есть потрясающая новость!

Несколько мгновений она с заговорщическим видом молчала, усиливая интригу. Затем продолжила:

– На этой неделе меня вызвал босс нашей компании, чтобы поздравить с отличной работой в качестве директора Гранд-отеля Руаяль на авеню Фош. Я была на седьмом небе от счастья! Но постойте, это еще не все! Лучше присядьте: помимо управления Гранд-отелем на Фош он предложил мне взять под свое крыло два других отеля нашей сети в Парижском округе! Естественно, с повышением зарплаты. Я наконец-то смогу поменять машину, квартиру, а еще буду ездить к семье на Гваделупу в два раза чаще!

– Круто! – воскликнул Анди. – Ты, я надеюсь, согласилась?

– А как ты думаешь? – Маржо расхохоталась.

– Ты супер! – Анди бросился обнимать ее.

– Мы тобой гордимся! – радостно воскликнула Нина.

– Ура-ура-ура! – захлопала я в ладоши.

Мы чокнулись бокалами в ее честь. Теперь поднялась Нина.

– У меня для вас тоже очень важная новость, – начала она и расплылась в улыбке. – В общем, я встретила одного человека…

– Кого? Когда? Как? – закричал Анди. – Я хочу все знать!

– Его зовут Бенуа. Это один из клиентов нашего бюро, хотел заказать дизайн-проект для своего офиса. Он красив, умен, мил и неплохо зарабатывает.

– Ну, это не лишнее, – подмигнула Маржо.

– Ты права, – согласилась Нина. – Вообще, это идеальный мужчина, я от него просто без ума!

– И как давно вы встречаетесь? – спросила я.

– Завтра будет три недели.

– Как? Три недели? И ты нам только сейчас об этом сообщаешь? – возмутился Анди.

– Но у меня не было ни минутки! Мы все время вместе.

– Как же я за тебя рада, – выдохнула Маржори.

– И я тоже, правда, – добавила я.

Мы вновь подняли бокалы, теперь за Нину.

– Ну, а мне, девочки, пока нечем вас порадовать, – сказал Анди. – В клубе все как всегда, пока ни одного парня на примете. Как у тебя, Эмми?

– Да у меня тоже ничего особенного. Кроме того, что Генриетта – конченая стерва. Только это давно не новость.

– Тогда просто выпьем за нашу дружбу! – подытожил Анди и поднял бокал.

Мы снова выпили.

Присев на диван, я смотрела на своих счастливых друзей со странным чувством. Этим вечером я улыбалась, но какая-то частичка меня не радовалась и не участвовала в общем празднике.

Домой я возвращалась тоже на такси. Цвет настроения все больше начинал походить на цвет лака для ногтей, который я выбрала сегодня, – серый… За окнами Сена и огни ночного Парижа. Справа Эйфелева башня в вечернем платье из сияющей иллюминации… Говорю себе, что живу в самом красивом городе мира, городе света братьев Люмьер. Беда в том, что здесь я часто чувствую себя как будто не на своем месте. Мне как-то больше по вкусу загородные пейзажи, поля, камни, хранящие историю…

Машина едет по улицам моего родного шестнадцатого округа, именно здесь я родилась и выросла. Мы въезжаем на авеню Моцарта.

– Вот здесь поверните направо на улицу Пасси, – говорю я водителю. – Просто остановитесь в начале улицы, а дальше я дойду пешком.

Расплачиваюсь за проезд, благодарю водителя и выхожу. Гул мотора тонет в ночной тишине. Иду по улице Трусваш к своему дому, стараясь не угодить каблуками в зазоры между булыжниками.

Дома Клайд уже ждет меня у двери. Кот трется о мои ноги, пока я ставлю сумку и снимаю пальто. Беру его на руки и долго глажу, он приветливо мурлычет. Что еще нужно для умиротворения?

Затем переодеваюсь в пижаму. Но прежде чем надеть ее, застываю перед зеркалом в нижнем белье. Рассматриваю живот и бедра… Отражение в зеркале меня не радует. Кругло-упитанные формы, очень далекие от модельных стандартов. Такие тела не увидишь на разворотах модных журналов, потому что мужчины, мягко говоря, не сходят от них с ума. Со вздохом прячу свое неидеальное тело в пижаму. В детстве я была тоненькой и спортивной, но с возрастом фигура изменилась далеко не в лучшую сторону. И моя нежная любовь к белому шоколаду явно сыграла в этом не последнюю роль… Уже который раз я пытаюсь избавиться от пяти лишних килограммов: две недели сижу на обезжиренном твороге, а затем все бросаю и за неделю опять набираю прежний вес.

Стягиваю резинку с волос, и они медными блестящими волнами рассыпаются по плечам. «Огненные волосы – моя дикая составляющая», – так я всегда говорю о них. Когда я в хорошем настроении, густые рыжие волосы и изумрудные глаза заставляют меня иначе смотреть на свое отражение в зеркале, я даже кажусь себе привлекательной. Но чаще цвет глаз кажется болотным, а волосы – неопрятными и даже уродливыми. И конечно, еще эти лишние килограммы…

– О-ля-ля, нелегко быть собой каждый день, – обращаюсь я к Клайду, который, впрочем, вряд ли чем-то может мне помочь.

Возвращаюсь в гостиную, которая по совместительству служит мне спальней. Проверяю, есть ли у кота корм и вода, и забираюсь на кровать-чердак. Клайд следует за мной по пятам. Завернувшись в одеяло, словно вьетнамский ролл, я мысленно возвращаюсь к вечеринке, друзьям, новостям от Маржори и Нины. Конечно же, я рада за обеих своих подруг, которые как никто достойны счастья. Но на фоне их успехов мое положение кажется особенно удручающим. Таким же удручающим, как и мое отражение в зеркале.

Мне тридцать три. Последние семь лет я работаю ассистентом директора по маркетингу в компании «Дюлак Аррозуар», производящей лейки. Моя работа в целом меня устраивает. В ней даже есть положительные стороны: я зарабатываю достаточно, чтобы жить в великолепной студии, расположенной в элитном районе, и позволять себе время от времени туфли от Аннабель Уиншип (обожаю этого дизайнера, у нее невероятная коллекция обуви!). Директор компании – милейший старый добряк, и я души не чаю в своих коллегах Ясине и Саре. По всем статьям, за исключением сволочной Генриетты, моя работа в «Дюлак» – находка.

Правда, есть одно «но»: мою жажду саморазвития невозможно утолить радостью от производства леек. Моя работа лишена творчества: я ищу поставщиков, контролирую заказы, составляю коммерческие предложения, оказываю маркетинговую поддержку продажам, анализирую рынок, изучаю конкурентов и т. д. Без сомнения, и в моей работе есть что-то увлекательное. Но все это так не похоже на то, о чем я мечтала в детстве!

Вот почему мне немного больно видеть, как Маржо расцвела на своей работе. Я знаю, что она не просто отлично справляется со своим делом, но и получает от этого огромное удовольствие. Моя же работа остается просто неплохим способом избежать материальных проблем, и только. В большинстве случаев мне удается утешить саму себя. Я твержу, что все мы обречены смириться с профессиональной неудовлетворенностью, что наши детские мечты, в которых мы видим себя большими, успешными и счастливыми, неизбежно отправляются в чулан, как только мы взрослеем. Не стоит путать фантазию и реальность. Только вот иногда (как, например, сегодня вечером) у меня возникает ощущение, будто я давно потеряла смысл жизни.

На личном фронте у меня полный штиль. Новость о счастливой влюбленности Нины звучит особенно громко на фоне этого любовного затишья. Мои последние отношения закончились несколько месяцев назад и были не самыми вдохновляющими. Карл хотел серьезности и ждал, что я последую за ним в Австрию в роли верной жены и идеальной матери. А я неожиданно сбежала. Признаюсь, я даже не была по-настоящему влюблена в него. Да, нам было хорошо, мы весело проводили время, но стать примерной венской домохозяйкой – это уж слишком! Расстаться мирно не получилось. Он был страшно разочарован и очень злился. Теперь я наслаждаюсь своей холостой жизнью. Хотя «наслаждаюсь» – это, пожалуй, громко сказано. Скорее, пытаюсь находить в ней плюсы. Иногда, вечерами, я рада побыть наедине с собой, приласкать кота, насладится плиткой белого шоколада, посмотреть любимый сериал. Но, признаюсь, иногда одиночество давит, и мне хочется, чтобы рядом был мужчина. Чтобы он рассказывал мне что-нибудь своим низким голосом, обнимал меня…

Со мной всегда так: то дайте мне одно, то – совершенно другое. Я не знаю, как это – все время ощущать по жизни легкость. Особенно в любви. У меня бывали отношения, ради которых я была готова на многое, а мужчина – нет. Бывало и наоборот. Я очень независима, но при этом жду большой любви. Мой мужчина должен уметь сочетать в себе двух персонажей: инициативного прекрасного принца и человека-невидимку. В зависимости от обстоятельств. Как же ему придется выкручиваться, бедняге! Поэтому я рада за Нину – кажется, она встретила своего принца. Но для меня сказка еще даже не начиналась. Если сложить все вместе: лишние килограммы, монотонную работу, недостаток любви, – то моя жизнь начинает казаться очень пустой.

Ладно, пойду-ка я спать, хватит киснуть.

– Спокойной ночи, Клайд, – говорю я громко и выключаю ночник.

Так и знала: кот уже дремлет. Закрываю глаза и спешу за ним в царство снов. Как говорила Скарлетт О’Хара: «Я подумаю об этом завтра».

Глава вторая

Субботнее утро

Держись, Эмми!

Цвет лака – все еще мышиный серый


Завтра (то есть уже сегодня) – это, безусловно, другой день. Но будет ли он хоть немного лучше вчерашнего?

С самого утра я слышу то, что называю «настойчивый зов весов». О, горе мне! Избавиться от этого просто невозможно. Внезапно появляется непреодолимое желание взвеситься. А вместе с ним – уверенность, что я стала необъятной. И только весы в силах опровергнуть или подтвердить это. Случается, что они принимают меня благосклонно, я схожу с них, говоря себе, что все в порядке, а я просто превратилась в параноика. Но чаще этот злосчастный прибор неумолим, он выносит вердикт, мигая цифрами на маленьком экране, и вынуждает меня на время забыть сладкий сливочный вкус любимого шоколада.

Итак, сегодня весы зовут, и встреча с ними неизбежна.

Я тяну время: иду в уборную, целую Клайда, подсыпаю корм ему в миску. Затем захожу в ванную и становлюсь на это орудие душевных пыток. Оно незамедлительно извещает меня, что я набрала 1,4 килограмма. Проклятие! Нужно признаться, что на этой неделе я больше обычного злоупотребляла сладким наркотиком, который продают в супермаркете под видом белой плитки, завернутой в фольгу. К тому же ужин, который вчера приготовил для нас Анди, был каким угодно, но только не диетическим: пирог с оливками и жареными овощами, чипсы и гуакамоле на закуску и лимонный тарт в качестве десерта. «Профессия фитнес-тренера не мешает быть тонким гурманом и чревоугодником», – любит повторять Анди. Но моему другу повезло – он любит спорт почти так же сильно, как чревоугодие, и потому все съеденные им калории без следа сгорают в тренажерном зале. Я же не так любвеобильна, моей любви хватает только на второе.

Моя коллега Сара из тех женщин, которые могут есть все, что захотят, и при этом не поправляться ни на грамм. Что бы как-то утешить меня, она любит повторять, что мой организм более жизнеспособен, чем ее: «Если бы мы заблудились в джунглях Амазонки, то твои запасы, столь ненавистные тебе из-за того, что немного округляют силуэт, помогли бы тебе выжить». Вне всякого сомнения, она права. Но, во-первых, непонятно, какие обстоятельства способны загнать нас обеих в джунгли Амазонки. Во-вторых, в парижских джунглях, где мы обитаем, именно телосложение стройной и подтянутой Сары делает женщину жизнеспособной, а точнее, конкурентоспособной. И в-третьих, когда я вижу, как она поедает пасту карбонара и банановый сплит, уверенная, что не наберет ни грамма, мне до ужаса обидно. Ведь если я съем то же самое, то на следующий день попросту не влезу в брюки. Осознание всего этого делает мысль о жире, который может обеспечить мне долгую жизнь в тропическом лесу, совсем не утешительной.

Ну ничего. Я в очередной раз готова к обезжиренному творогу на две недели. В гостиной Клайд трется о мои ноги, как будто понимает, что я нуждаюсь в утешении. Какое счастье, что есть кот! Я беру на руки своего любимца и утыкаюсь носом в его рыжую шерстку. Он мурлычет. Несколько минут мы так и стоим – хозяйка и кот, оба одного окраса… Потом я пью чай, смотрю телевизор и стараюсь думать о чем-нибудь более приятном.

Но меня снова ожидает неприятный сюрприз! На экране грациозно движется в такт музыке стройная брюнетка. Ее чувственный хриплый голос нельзя не узнать. Новый клип Кастиль Бель. Проклятие! Только не это!

Кастиль Бель – восходящая звезда французской эстрады. Вот уже два года она держится на верхушках хит-парадов. Здесь, во Франции, она уже успела получить все возможные награды, и теперь завоевывает Штаты. Радио, телевидение, модные журналы – о ней говорят повсюду. Не скрою, для меня это как личная обида. Почему? Да потому, что Кастиль училась со мной в колледже! Тогда ее звали Амели Сард. Красивая и стройная, она с юных лет восхищала мальчиков. Особенно когда пела на уроках музыки. Амели, бесспорно, была одной из самых популярных девочек в классе. А я нет. Понятно, почему мы не были особенно близки и не сохранили связь после учебы. Годы спустя увидеть ее в образе королевы французской попсы было все равно что ощутить кость в горле. И эта кость впивается все сильнее с выходом каждого нового клипа или очередной хвалебной статьи.

Я не считаю себя завистливым человеком… Совсем не одобряю это качество в людях, именно поэтому особенно досадно заставать себя саму на месте преступления. Небольшим оправданием служит то, что Кастиль для меня – особый случай. Ее история успеха заставляет меня иначе взглянуть на свой собственный жизненный путь. Во многом из-за того, что мы были знакомы, когда она была всего-навсего Амели, я так болезненно реагирую на ее успех. Мы выросли в одинаковых условиях: две девочки-ровесницы из одного квартала, одного колледжа, одного класса. Шансы на успех были равны. Кастиль воспользовалась всеми, я же все их упустила (ну, или почти все). Вот что не дает мне покоя.

С досадой я выключаю телевизор и сижу с чашкой чая в руке и черными мыслями в голове. Я думаю о Маржори, о Нине. Мое воображение рисует безумную картину: вот они выходят на сцену, залитую искусственным светом, чтобы разучить вместе с Кастиль Бель хореографию ее последнего клипа. «Они счастливы, – говорю я себе. – Каждая по-своему: Ка-стиль – на вершине хит-парадов, Маржо – в роскошных отелях, Нина – с ее идеальным мужчиной. В то время как я…»

Клайд прыгает на диван и бьет меня лапкой, словно призывая очнуться.

– Ты прав, – говорю я ему. – Прочь угрюмые мысли. Лучше приму душ.

Телефонный звонок застает меня на пороге ванной. На экране высвечивается:

Мама.

Я не очень люблю телефонные разговоры с мамой. Каждый раз она спрашивает меня о моих новостях, делах, планах…

Но я не светская львица! У меня самая обычная, рутинная жизнь, и чаще всего я не могу рассказать ей ничего интересного. По этой причине долгих разговоров у нас не получается. Нет, наши отношения нельзя назвать напряженными, но просто мы с ней очень разные.

Прежде чем выйти замуж за моего отца и стать мадам Эсташ Келли, моя мать, урожденная Кларисс Антуанет Маргерит де Коломбессак, вела размеренную и обеспеченную жизнь, типичную для аристократки. Она выросла в замке Пармелин, великолепном владении моей семьи по материнской линии, расположенном в Йонне. Там в детстве я проводила все каникулы. В двадцать лет на балу дебютанток мама встретила моего отца. Это была любовь с первого взгляда. Он пленил ее ирландским обаянием, а она его – воспитанностью в духе французской аристократии. Год спустя влюбленные поженились. С тех пор они живут в красивой квартире на улице Пасси, по-прежнему такие же влюбленные и счастливые, как в первый день знакомства.

Беру трубку.

– Добрый день, мама.

– Здравствуй, моя дорогая. Надеюсь, я тебя не отвлекаю?

– Нет, я собиралась идти в душ.

– Как у тебя дела?

– Все хорошо, мама, все хорошо.

– Отлично. Послушай, я хочу тебе кое-что сообщить. Боюсь, это будет не слишком приятная новость…

В голове тут же начинает прокручиваться тысяча апокалиптических сценариев: болезнь, смерть, развод… Затаив дыхание, я жду продолжения. И третья по счету неприятность за день обрушивается мне на голову.

– Я вынуждена продать Пармелин. Знаю, что ты дорожишь этим замком так же, как я. Он хранит историю нашей семьи. Но я больше не в состоянии оплачивать астрономические счета. К тому же он разваливается. Мама при жизни говорила о необходимости реставрационных работ, но после того как ее не стало, дело так и не сдвинулось с мертвой точки. У нас нет средств на финансирование стройки века. Мы с твоим отцом все хорошенько обдумали и решили продать Пармелин. Это самое разумное, что можно сделать в сложившейся ситуации.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2