Кармак Багисбаев.

Последняя Вера. Книга верующего атеиста



скачать книгу бесплатно

© Багисбаев К., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

«Последняя Вера: Книга Верующего Атеиста» задает много сложных вопросов о жизни и ее неуловимом смысле. Книга очень захватывающая, провокационная и, безусловно, заставит читателей переосмыслить свои жизненные убеждения. Смело идя против многих установленных моральных принципов и религий, «Последняя Вера» очень интригует для чтения. Некоторые вещи, написанные в книге, могут шокировать, но любому человеку с критическим мышлением эта книга понравится. «Последняя Вера» удивительно легко написана – в виде диалога любопытного человека с Богом. Будучи физиком и математиком, Кармак Багисбаев предлагает четкие объяснения и доказательства для каждой своей идеи. И он, определенно, очень убедителен!

Мария Белтран,
биолог (США)

Автор предлагает простую, но очень эффективную модель поведения всего живого. Самое удивительное, что в применении к человеку (и к человечеству в общем) модель убедительно объясняет природу человеческих поступков, дилемм, драм, страстей и дает интересное объяснение развитию человеческой цивилизации. Несмотря на название и формат книги (диалог с Богом), книга по большому счету представляет собой научный анализ человеческой природы, дает объяснение того, как люди жили и живут, и позитивный прогноз развития человечества. «Последняя Вера» не имеет ничего общего с классическими религиозными учениями и, напротив, предписывает людям выбирать свой собственный путь и нести за него ответственность.

От первого издателя

«Последняя Вера» является книгой, которую каждый человек будет читать и формировать свои собственные выводы. Со своей стороны я согласилась с некоторыми предлагаемыми концепциями и не согласилась с концепцией свободы выбора и всеми, связанными с ней выводами. Но мое личное мнение никак не снижает ценность книги, цель которой – вдохновить и побудить людей думать самостоятельно и делать свои собственные выводы. Написана книга очень увлекательно, и все жизненные вопросы и темы, затрагиваемые в книге, делают ее очень интересной для прочтения.

Гизела Диксон,
писатель (США)

Здорово, что пишутся такие книги. И в нашей степной пустыне вырастают деревья идей и мыслей. Пора рубить старые канаты, мешающие нам двигаться. Пора, ведь это просто наши атавизмы.

Желание быть ТОЛЬКО детьми, видеть в облаках и природе большого отца. Если и есть этот отец, то это предок бактерий, но наше ханжество, невежество и непомерное самомнение заставляет нас вставать на дыбы. И мчаться с мечами, отстаивая свои позиции.

Кармак, ложась спать, видит сон о том, что все проще. И надо иметь мужество видеть такие сны.

Александр Баканов,
дизайнер (Казахстан)

«Последняя Вера» от Кармака Багисбаева является очень глубокой книгой. Другими словами, она содержит всеобъемлющее представление о нас и мире, в котором мы живем. «Последняя Вера» написана легким языком, но может занять много времени из-за сложности анализируемых вопросов. Один только Пролог весомее многих огромных книг, как художественных, так и научно-популярных. Вам понадобится время, чтобы обдумать поставленные вопросы и предлагаемые ответы. Готовьтесь провести много времени со своими собственными мыслями. Но повторяю, книгу читать очень легко. «Последняя Вера» очень хорошо написана. Я не думаю, что раскрою секрет, если скажу, что книга написана в виде диалога с Богом. Автор спрашивает, и Бог отвечает так, как может отвечать только Бог. Кармак Багисбаев тщательно продумывал свою книгу, и результатом является красивое и важное литературное произведение. Автор хорошо организован и систематичен в своем изложении. Признаюсь, я был захвачен с самых первых страниц.

Рэй Симмонс,
писатель (США)
Отзывы с сайта ЛитРес

Завораживающая книга, которая заставляет глубоко задуматься и пересмотреть всю систему ценностей и смысл жизни человека. Изящно выстроенная и убедительно изложенная альтернатива установленным канонам морали и религии на самом деле облегчает жизнь и меняет мировоззрение. Просто и гениально! Необходима для прочтения всем!

Жибек Искакова,
координатор образовательных программ
(Кыргызстан)

Достоинства. Форма в виде вопросов и ответов выбрана замечательно. Просто рассуждения на тему читались бы в разы тяжелее.

Комментарий. В книге нашел множество созвучных мыслей. Наверное, не сформулированных и не осмысленных мною ранее. Спасибо автору за предоставленную возможность осознать свои стремления в жизни: и которые были, и которые есть, и которые еще будут.

Олег Косоруков,
математик (Россия)

Книга очень интересна своим новым подходом к вечным вопросам. Написана очень просто по форме, но совсем не проста по содержанию. Наверное, поэтому на сайтах ее хвалят университетские профессора и ругают фотографы.

Лейла Едыгенова,
химик (Казахстан)

И предал я сердце мое тому, чтоб исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем.

Экклезиаст


Пролог

Физик Лео Силард как-то сказал своему другу Хансу Бете, что думает начать вести дневник.

«Публиковать его не собираюсь, буду всего лишь записывать факты для сведения Всевышнего».

«Думаешь, Всевышний не знает фактов?» – спросил Бете.

«Да, – ответил Силард, – факты Он знает, но не знает их в этой интерпретации».

Ханс Христиан фон Байер.
Укрощение атома[1]1
  Брайсон Б. Краткая история почти всего на свете / Пер. В. Михайлова. М.: Гелеос, 2007.


[Закрыть]

С самого раннего детства, сколько помню себя, я начал задумываться над тем, для чего живут люди, почему они боятся смерти и почему в какие-то моменты перестают бояться ее, ценою своей жизни спасая жизни других.

В юные годы на первый план вышел вопрос непреодолимой тяги всего живого к противоположному полу и почему человек, пусть в редких случаях, осознанно отказывается от продолжения рода? Когда, как и при каких обстоятельствах возник у людей секс, свободный от детородного предназначения, так резко отличающий человека от животных, для которых секс существует исключительно для размножения? Почему этот «свободный» секс на протяжении тысячелетий порицался и сегодня у одних народов он преследуется, а у других – нет? С чем это связано?

Почему люди вступают в брак и почему разводятся? Почему моногамный брак практически на всей земле исторически вытеснил полигамный? Почему супруги изменяют друг другу и почему ревнуют?

Почему одних женщин (мужчин) мы считаем красивыми, а других – не очень? Почему родители воспитывают своих детей так, а не иначе?

Почему исторически сложилось такое разное гендерное воспитание мужчин и женщин у разных народов и у разных социальных сословий и почему сегодня это различие постепенно стирается?

Почему до последнего времени повсюду существовало такое нетерпимое отношение к гомосексуализму и почему в странах Запада сегодня стали возможными однополые браки?

Почему еще до середины прошлого века требование девственности невесты при выходе замуж было повсеместным и обязательным, а сегодня на значительной части земли оно перестало быть таковым?

Почему сегодня запрещены опыты по клонированию человека? И как долго продержится этот запрет?

Почему практически все религии выступают против суицида? Почему до сих пор запрещалась эвтаназия, а сегодня растет число стран, где этот запрет отменяется? Есть ли самоубийство у животных?

Почему существует так много нравственных правил: делай то, делай другое – не делай того, не делай другого. Кто их придумывает и почему я должен им подчиняться? Откуда происходит наша мораль? От Бога или мы ее придумываем сами? Если сами, то до какой степени мы свободны в выборе морали? Почему мораль меняется со временем? И почему эти изменения стали происходить с таким ускорением, что в нашем XXI веке пропасть начинает пролегать уже не между отцами и детьми, а между старшими и младшими братьями и практически каждый год мы имеем общество с элементами новой морали? Почему так стремительно стала стираться социальная и поведенческая грань между мужчиной и женщиной? По какому закону эволюционирует мораль?

Возможен ли мир без насилия? И если нет, то когда и на какое насилие человек имеет право? Откуда он берет такое право?

Почему человек, питающий отвращение к убийству, может убивать во время революций и войн без особого ущерба для своей морали? Имеет ли человек право на революцию?

Почему сегодня, в XXI веке, в протестных движениях в США, Европе, на Арабском Востоке, в Азии, на Украине, в России – повсюду на земле мы более не видим бесспорных харизматических лидеров-вождей, возглавлявших в прошлом на протяжении тысячелетий все значимые социальные движения? Почему мы больше не видим сильных духовных движений с их призывами, понятными и привлекательными для широких слоев населения? Почему так стремительно падает духовный авторитет всех религий?

Как и когда возник патриотизм и почему сегодня он теряет свои позиции, особенно у молодежи?

Почему коллективизм, возникший с появлением человека и исторически игравший для человека абсолютно ту же роль, что и стадность для животных, а именно залога совместного выживания в природе, становится постепенно, с эпохи Ренессанса, тормозом развития человека, а начиная с XX века становится даже и главным злом, уступая все больше и больше свое место индивидуализму, что мы наблюдаем повсеместно, и более всего в западных странах. Почему мы считаем западные страны более «продвинутыми» и существует ли критерий измерения этой «продвинутости»?

Что такое Любовь? Почему сегодня мы перестали слышать о любви, подобной той, что была у Ромео и Джульетты, Тристана и Изольды, Лейли и Меджнуна? Возможна ли она сегодня? Если нет или почти нет, то почему?

Люди рождаются такими разными по своим интеллектуальным, духовным и физическим возможностям. Тогда почему мы утверждаем, что они равны, в чем они равны и откуда исходит источник их равенства?

Почему Человек так любопытен? Почему с самого своего зарождения он начал созидать и сегодня беспрестанно продолжает развивать науки и искусства? Кто такие гении, революционеры и преступники? Что объединяет и различает их?

Что такое дружба и почему она возникает?

Почему молодые люди так стремятся к независимости от родителей и, достигнув совершеннолетия, уходят жить отдельно, даже если при этом падает материальный уровень их жизни?

Почему колониальные народы, жившие в относительном благополучии, поднимались на смертельную борьбу за независимость в середине прошлого века? И почему зачастую, попав после обретения независимости в тяжелые экономические условия, эти народы не стремятся назад, чтобы снова стать чьей-то колонией?

Почему, несмотря ни на что, мир становится толерантнее по сравнению с прошлыми веками? Что заставляет мир двигаться в сторону большей толерантности?

Почему все народы, несмотря на ожесточенное сопротивление правящих режимов, стремятся к Демократии?

Бесконечные «почему», «почему», «почему»…

Мировая классическая литература позволяет глубже и тоньше понять мотивы человеческих поступков, но не дает простого и понятного для всех ответа, почему люди поступают так, а не иначе. Ни Тора, ни Библия, ни Коран…

Между тем, получив физико-математическое образование, я был потрясен тем, как в начале XX века Альберт Эйнштейн объединил пространство, время, массу, энергию, а затем и тяготение и заявил программу Единой Теории Строения Вселенной, над которой бьются, и небезуспешно, физики наших дней. Справедливости ради отметим, что и до Эйнштейна великие умы постоянно пытались объединить накопленные к своему времени знания. Так, Исаак Ньютон, объединив своими великими Законами падение спелого яблока, полет стрелы и движение небесных тел, создал классическую механику. Ю. Майер объединил казавшиеся в его время независимыми понятия механической и тепловой энергии и тем самым заложил идею всеобщего закона сохранения энергии. Дж. К. Максвелл объединил в одно целое электричество и магнетизм. Различные законы сохранения в физике – это тоже по существу законы объединения. Работы по полному объединению всей физики продолжаются и по сей день. Периодическая система химических элементов (Д. Менделеев и др.) объединила все накопленные к тому времени знания о химических элементах в единую таблицу на основе их общих повторяющихся свойств. В одно время с Эйнштейном геттингенские математики во главе с Давидом Гильбертом начали, а французские математики Бурбаки через полвека практически завершили объединение на единой аксиоматической основе всех казавшихся на тот момент разрозненными разделов математики.

Например, рассматривая какое-либо широкое множество объектов, наделенных каким-либо свойством (аксиомой), можно получить все другие возможные свойства (следствия), которыми обладают эти объекты. Далее, рассматривая некоторую более узкую часть исходного множества, обладающую новым дополнительным свойством (аксиомой), получают новые следствия, справедливые только для этого подмножества. Другими словами, получают более богатое разными качествами подмножество, чем исходное.

Например, определяя прямоугольники как четырехугольники со свойством равенства всех углов (аксиома-определение), мы можем получить для них другое свойство-следствие, а именно: диагонали прямоугольника делятся в точке пересечения пополам. Далее, рассматривая во множестве прямоугольников подмножество, обладающее еще одним свойством, а именно прямоугольники со свойством равенства всех сторон, и называя их квадратами (аксиома-определение), мы можем получить новое свойство-следствие, справедливое только для этого подмножества квадратов, а именно: диагонали квадрата не только делятся пополам в точке пересечения, но еще и взаимно перпендикулярны. Здесь важно различать, когда одни утверждения являются эквивалентными другим утверждениям, а когда являются следствиями других. Например, любое свойство прямоугольника справедливо и для квадрата. Обратное утверждение неверно.

Когда ученые умы разбивают изучаемые объекты на части, выделяя главные и отбрасывая второстепенные факторы, это понятно: изучить и понять часть легче, чем целое. Но рано или поздно наступает момент, когда охватить разумом огромное разнообразие изученных частей становится очень трудно. И вот тогда наступает самый интересный момент, когда кому-то удается заметить единое базовое свойство всех этих частей и тем самым вновь объединить их единой теорией, в которой, кроме того, учтены и отброшенные когда-то второстепенные факторы, когда на первый план выходит не детальная природа изучаемых объектов, а их общие свойства. Можно сказать, что тогда «после времени разбрасывать камни наступает время собирать их». Вместо многих законов удается написать один закон так, что все предыдущие законы становятся следствиями этого нового закона.

Для чего это делается? Ну, в первую очередь, это, конечно, очень красиво! Но эстетизм не является здесь единственной причиной такого объединения.

Другая причина состоит в том, что такое объединение делает изучаемую науку на самом деле проще и понятнее и, как следствие, позволяет сделать качественно новый рывок в теории познания, предсказать новые объекты и явления. Например, Периодическая Система химических элементов предсказала существование ранее неизвестных элементов, таких как скандий, галлий, германий. На базе классической механики Ньютона было предсказано существование планеты Нептун. Кроме вышесказанного, найденный новый, более «базовый» закон очерчивает границы применимости прежней теории и позволяет объяснить явления, которые выходят за эти границы. Так, например, специальная теория относительности Эйнштейна объяснила поведение тел, движущихся с очень большими скоростями, близкими к скорости света, а общая теория относительности объяснила искривление света при прохождении вблизи массивных небесных тел, предсказала существование «черных дыр» и гравитационных волн, необъяснимых с точки зрения классической механики Ньютона.

Третья причина состоит в проблеме передачи накопленных человечеством знаний последующим поколениям. Последовательно пройдя этапы накопления, классификации и теоретизации, многие науки к XX столетию достигли таких объемов, что передача их за 4–5 лет университета без создания обобщающих базовых теорий была бы просто невозможной. Недаром к этому времени практически исчезло такое понятие, как ученый-энциклопедист. И хотя стремление к обобщению возникло с самого начала появления наук, но именно в XX веке оно, помимо прочих упомянутых выше причин, становится самоцелью.

Но есть еще четвертая причина поиска самых базовых, самых начальных законов природы, из которых вытекают все остальные как следствия. И причина эта, самая главная, на мой взгляд, для тех, кто посвятил себя этому поиску, состоит в следующем. Находя эти самые-самые базовые законы Вселенной, человек все больше и больше испытывает близость, если не «сопричастность», к тайне сотворения мира, ощущает свое «богоподобие». Построение математики Бурбаками на единой аксиоматической основе было названо впоследствии «бурбакизацией» математики. Русский физик Ю. Кулаков с учениками «бурбакизировал» физику в последней четверти прошлого века. Встает вопрос: а можно ли «бурбакизировать» жизнь, то есть возможно ли найти одну-две «аксиомы» так, чтобы, опираясь на них, объяснить все разнообразие поведения животных и человека?

Попыткой ответить на этот вопрос и является эта книга.

Ясно, что живая материя, являясь частью всей материи Вселенной, подчиняется законам Галилея, Ньютона, Эйнштейна. Но что выделяет ее принципиально из окружающей неживой материи?

Можно ли одним только фактом самовоспроизводства живой материи объяснить все ее поведение, смысл ее существования?

И наконец, Человек, являясь частью живой материи и естественным образом подчиняясь всем ее законам, все же заметно выделяется еще чем-то. Но чем? И можно ли одним этим «чем-то» объяснить поведение человека, как индивида, так и всего социума?

Почему Человек в массе своей никогда не соблюдал (или не мог соблюдать?) ни библейские заповеди, ни какие другие системные идеологемы? И должен ли он соблюдать их?

Божественны ли они? Какие «заповеди» дал бы Бог современному человеку, сойди Он сегодня на землю? Религии, несомненно давая утешение слабому человеку в его страданиях, берут платой за это утешение его свободу; недаром во всех таких религиях человек признает себя «рабом божьим». Возможна ли «религия», которая не ограничивает, а предельно освобождает человека, делая его «богоравным»? По каким «заповедям» реально живет человек и возможно ли сформулировать их так, чтобы они стали выполнимы?

Нужен ли вообще Человеку Бог?

Что есть Добро? И что есть Зло? Возможен ли простой критерий различения добра и зла?

Существует ли хоть какой-нибудь смысл жизни?

По какому пути развивается человечество? Существует ли всеобъемлющий закон, управляющий этим развитием?

Можно ли дать один простой и понятный ответ на все эти вопросы?

Другими словами, можно ли найти один-два базовых закона, исходя из которых можно было бы описать и объяснить все многообразие поведения живых существ, включая человека? Аналогично тому, как мы в рамках классической физики объясняем все многообразие механических явлений вокруг нас исходя только из трех законов Ньютона, а все многообразие существующих видов живых существ объясняем исходя только из одного Закона эволюции Дарвина.

Оказывается, можно!

Представляемая книга не является ни научной, ни антинаучной. И хотя она написана в форме ночных бесед главного героя с Господом Богом, она не является ни теологической, ни атеистической. Это, возможно, первая попытка построения простейшей аксиоматической модели поведения живой материи, включая человека, с помощью которой удается в первом приближении объяснить многое в окружающем нас живом мире.

И наконец, какие знания нужны для чтения этой книги?

Ответ: никакие!

Для кого эта книга?

Ответ: для всех!

Часть I
Закон сохранения гена

Если у кого умрет брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмет жену его и восстановит семя брату своему.

Моисей
(Евангелие от Марка)

Беседа 1
Закон сохранения гена и инстинкт самосохранения: что первично?

– Боже, поскольку Ты дал закон самосохранения…


– Я такого закона не давал!


– Как же не давал, Господи? Мы, все живые существа, больше всего на свете боимся смерти и отчаянно боремся за выживание!


– Тогда почему форель идет в верховья рек, чтобы метнуть икру и умереть? Более того, плоть ее служит в дальнейшем пищей для выживания мальков.

Почему ласточка, летая перед самым носом лисицы и рискуя собственной жизнью, уводит лисицу подальше от своего гнезда с птенцами? Точно так же волчица уводит охотника от логова со своими волчатами, сознательно оставаясь на расстоянии выстрела.

Почему человек при пожаре или землетрясении не раздумывая пытается вытолкнуть свое дитя в безопасное место, нередко погибая сам?

Почему самцы сумчатых мышей, достигая половозрелого возраста, начинают так неистово совокупляться, оплодотворяя самок одну за другой, забывая про еду и отдых, и сразу после этого умирают от полного физического истощения? Более того, если бы эти самцы оставались живы, то представляли бы собой только конкуренцию для нового поколения в борьбе за пищу на ограниченной территории.

Самка пауков-бокоходов, воспроизведя паучат, заканчивает жизнь тем, что предоставляет своему потомству для пожирания саму себя в качестве первой пищевой жертвы. Еще нужны примеры?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное