Карла Кэссиди.

Запутанная история



скачать книгу бесплатно

Carla Cassidy

Scene of the Crime: Who Killed Shelly Sinclair


Scene of the Crime: Who Killed Shelly Sinclair

Copyright © 2016 by Carla Bracale

«Запутанная история»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

* * *

Глава 1

Дэниел Карсон сидел за столом в полицейском участке Лост-Бей. Опущенные шторы скрывали его от посторонних глаз. А тихие разговоры товарищей за стеклянными стенами его уединению не мешали.

Всех волновал приезд нового шерифа – женщины. Прокурор штата направил ее к ним для искоренения коррупции в полиции перед грядущими выборами.

Месяцем раньше предыдущий шериф Трей Уокер и мэр Джим Бернс отправились за решетку. Их уличили в торговле наркотиками и покушении на убийство. Свой товар с берега реки они под землей, по туннелю, доставляли в дом Трея, а оттуда он расходился по всему штату. Скандал потряс жителей небольшого городка на Миссисипи.

Дэниел временно исполнял обязанности шерифа. Он никогда не стремился занять кресло своего шефа и хотел поскорее вернуться к обычной работе.

Оливия Брэдфорд должна была приехать с минуты на минуту. Ее перевели к ним из города Натчез. Дэниел ничего о ней не знал, но ждал настоящую зверюгу. Наверняка она сотрет в порошок любого недовольного, к тому же ее будут поддерживать власти штата.

Неудивительно, что полицейские ждали новую начальницу с легкой тревогой. Если она отыщет что-то или кого-то неподходящего для службы в органах правопорядка – головы с плеч полетят незамедлительно. Остаться без работы мог каждый.

Дэниел посмотрел на часы. Десять минут одиннадцатого. Ему сказали, что она прибудет около десяти. И только он один хотел, чтобы она приехала поскорее.

Он потянулся на стуле, снял с рубашки и бросил на стол значок шерифа. Тот завертелся волчком. Такая же круговерть царила в голове Дэниела все прошедшие дни, после скандала с наркотиками, покушения на Саванну Синклер и угрозы гибели для его лучшего друга – Джоша Гриффина.

Недавно найденные туннели под городом все еще обследовали добровольцы, возглавляемые Фрэнком Кином, бывшим мэром. Он опять заступил на эту должность после ареста Джима Бернса. Нового мэра и шерифа предстояло выбрать горожанам, однако лишь после того, как Оливия Брэдфорд закончит расследование.

Дэниел взглянул на значок шерифа. Командовать ему изрядно надоело, и он мечтал поскорее вновь стать простым полицейским. Предпочитал колесить по городу в патрульной машине, а не киснуть за столом в кабинете.

В участке неожиданно повисла тишина. Воцарилось молчание, и по вполне понятной причине. Приехала шериф Оливия Брэдфорд.

В дверь постучали, она распахнулась, и Дэниел увидел перед собой нового шерифа. При первом же взгляде на нее у него спутались мысли.

Лили. Его захлестнули воспоминания о женщине, которую он встретил пять лет назад в Новом Орлеане, на конференции по борьбе с преступностью, и провел с ней тогда незабываемую ночь.

Ее темно-карие глаза тоже расширились.

Она замерла, словно готовый к броску аллигатор. Несомненно, Лили тоже его узнала.

Она кашлянула, закрыла за собой дверь, а когда снова повернулась к нему, ее лицо приняло деловитое выражение.

– Шериф Дэниел Карсон? – осведомилась она.

– После вашего приезда – бывший шериф. – Он встал из-за стола. Что ж, будем делать вид, что незнакомы. Словно той ночи пять лет назад не было.

– Я – шериф Оливия Брэдфорд, – ответила она, хотя могла бы и не представляться.

– И вы приехали, чтобы сменить меня. – Он показал на значок. Встал, обошел стол, освобождая для нее стул.

Лили почти не изменилась после их встречи. Ее глаза по-прежнему завораживали, а прекрасные черные волосы были собраны в хвост на затылке.

Той давней ночью они шелком струились между его пальцами, а в ее глазах светилось желание. Униформа цвета хаки не могла скрыть ее высокой груди, тонкой талии и длинных стройных ног.

Сбившиеся простыни, ее шелковистая кожа, хриплые стоны – одно за другим на него накатывали воспоминания, и он безуспешно пытался выбросить их из головы.

Она села и жестом пригласила его занять один из стульев с высокой спинкой. Он сел, а она взяла значок шерифа и приколола его к нагрудному карману.

Когда она снова подняла глаза, ее взгляд был равнодушным и холодным. Держалась как настоящий профессионал.

– Мне известно, какое наследие оставили бывший шериф и мэр. И вы наверняка знаете, что моя задача – навести порядок в вашем полицейском участке. Я хотела бы ознакомиться со всеми делами за последние пять лет, после того как Трей Уокер стал шерифом.

– Подготовлю их, когда вам будет нужно. – У него не укладывалось в голове, что кудесница из той сказочной ночи и сидящая перед ним женщина – один и тот же человек.

– Надеюсь, мой приезд не вызвал вашего неудовольствия.

Он слегка улыбнулся:

– Поверьте, с нетерпением ждал, когда сброшу с плеч этот груз. Никогда не стремился стать шерифом. Взвалил на себя эту обузу только в силу чрезвычайных обстоятельств.

– Хорошо, но в мои задачи не входит заводить с кем-то дружбу. – Она произносила слова, чуть вздернув подбородок. – Не знаю, сколько здесь пробуду, но главная моя цель – провести внутреннее расследование нарушений, случившихся при попустительстве шерифа Уокера злоупотреблений, а также выявить в местной полиции людей, на которых нельзя рассчитывать в будущем.

– Большинство из нас вполне с вами солидарны. Вы наверняка скоро в этом убедитесь.

Вспомнила ли она после всех этих лет проведенную с ним ночь? Сам он часто о ней думал. Гадал, что сталось со страстной женщиной, с которой он познакомился в баре.

Он заметил на ее пальце обручальное кольцо. Значит, она вышла замуж. К своему удивлению, он ощутил легкую досаду. Пять лет назад ни о какой женитьбе он не помышлял, и, конечно, после той ночи сколь-нибудь серьезных отношений между ними быть не могло.

А теперь она стала его начальницей. И, судя по обручальном кольцу и холоду в ее глазах, никакие поблажки в ходе ее расследования ему не светили. К тому же он никогда не связывался с замужними женщинами и вообще особого к себе отношения от нее не ждал.

Несколько лет назад они познакомились и после той ночи безумного секса больше не виделись. Черт, он даже не знал ее полного имени. Лили – и все.

– Я хотела бы провести в два часа дня общее собрание. Не поможете мне его организовать? – прервала она его размышления.

– Да, позабочусь, чтобы к этому времени все были здесь. Нас девятнадцать человек. Не подобрать ли мне для вас папки с делами? А картотека личного состава должна быть где-то тут. – Он показал на стеллаж рядом.

– Да, пожалуйста, подготовьте для меня все дела. Не хочу терять время. – Она встала, подошла к стеллажу, а Дэниел расценил это как окончание разговора.

Он вышел из кабинета и закрыл за собой дверь. Его сверлила дюжина пар глаз. Не обращая на них внимания, он прошел к своему столу, за которым месяцем раньше работал как помощник шерифа.

Как только он сел, его окружили другие полицейские.

– Ну, как она? – спросил Джош Гриффин.

– Влетела сюда как злая ведьма, – сказал Рэй Макклюр. – Очень симпатичная ведьма, – хихикнул он.

Дэниел жестом призвал всех к тишине.

– Воображаете, что она будет с вами по-женски мягкой? Напрасно. Выкиньте эти мысли из головы. Будьте начеку и старайтесь проявить себя с лучшей стороны. Печенками чую, что она никому спуску не даст. И остаться без работы может любой.

Все понуро вернулись на рабочие места. А Дэниел тупо смотрел на свои бумаги и никак не мог свыкнуться с мыслью, что та кудесница любви и Оливия Брэдфорд – одна и та же женщина.

Он достал из кармана сотовый телефон. Позвонил всем отсутствующим и сообщил о предстоящем собрании. Затем он нашел все папки с делами и сложил их в одну стопку. Попутно он тщетно пытался хоть на секунду выкинуть из головы волшебницу секса по имени Лили.


Оливия Брэдфорд взяла со стеллажа личные дела сотрудников и села за стол. Ноги едва держали ее после того, как она вошла в кабинет и снова увидела этого мужчину.

Дэниел. Все прошедшие годы она и не задумывалась о том, что однажды может столкнуться с ним нос к носу. И теперь встреча с этим симпатичным зеленоглазым брюнетом повергла ее в шок.

Когда они познакомились в Новом Орлеане, ей было двадцать пять. Она – помощник шерифа – неделей раньше потеряла друга, погибшего в перестрелке. И поехала на эту конференцию лишь по настоянию своего шефа. Он отправил ее подальше от Натчеза, чтобы хоть немного развеяла тоску.

Четыре дня она ни с кем не общалась и только вечером накануне отъезда заглянула в бар рядом с отелем. Ни с кем познакомиться не стремилась. Хотела только заглушить боль от утраты парой коктейлей из текилы, вернуться к себе в номер и начать собираться в дорогу.

Не думала не гадала, что к ней подсядет Дэниел, а потом она найдет утешение в его объятиях. И после сумасшедшей ночи тщетно пыталась разобраться, почему он тронул ее до глубины души.

Она отбросила прочь мысли о Дэниеле и следующий час разбирала личные дела восемнадцати мужчин и одной женщины, которые представляли в Лост-Бей, штат Миссисипи, органы правопорядка.

Большинство полицейских родились и выросли здесь, хотя некоторые приехали из других городов. Отметок о дисциплине Трей Уокер не делал и, судя по всему, не обращал на нее внимания. Хотя записям этого мошенника в любом случае нельзя было доверять. В полдень Оливия достала бутерброд с курицей и салатом, которые приготовила утром ее мать.

Она приехала в этот город всего два дня назад, но успела привести в жилой вид свой домик недалеко от плавней – поросшего кустами и деревцами болота. Все необходимое в доме было, но Оливия привезла из Натчеза кое-какую мебель и другие вещи, чтобы не испытывать на новом месте никаких неудобств.

Она только что прикончила бутерброд, когда в дверь постучали. Вошел Дэниел с небольшой коробкой и поставил ее на стол.

Она удивленно на него посмотрела:

– Что это?

Он улыбнулся, и по ее телу пробежала горячая волна. Подзабыла она его сексуальную улыбку.

– У нас маленький город, – пояснил он. – Если не считать последних двух месяцев, преступления в Лост-Бей случаются редко.

Она перевела взгляд на коробку. Смотреть на него, когда он так задорно улыбался, ей не хотелось.

– В Натчезе столько происшествий за день случается.

– Вы больше не в Натчезе. Я сообщил о собрании всем нашим, и в два часа дня они будут здесь.

Она решилась поднять на него взгляд:

– Благодарю за помощь.

Он кивнул и вышел из кабинета. Оливия посмотрела на коробку и отодвинула ее в сторону. Лучше было взять ее домой и вечером все внимательно изучить. Сейчас же надо было сосредоточиться перед собранием. До него оставалось чуть больше часа.

На ее плечи легла тяжелая ноша, и за ее работой здесь будут внимательно наблюдать. Но она не боялась трудностей.

Ей пришлось немало потрудиться, чтобы подняться по служебной лестнице в отделе полиции Натчеза. Бралась за дела, от которых все отказывались, работала не покладая рук, днем и ночью, и не только завоевала безупречную репутацию, но и получила дюжину наград и премий. Поэтому небольшая командировка в Лост-Бей испортить ее отличное реноме не могла. Она намеревалась выполнить полученное задание, и выполнить наилучшим образом.

Ровно в два часа дня она стояла в зале для совещаний, а перед ней сидели девятнадцать помощников шерифа. Она не нервничала – наоборот, готовилась заставить не только себя уважать, но и немного побаиваться.

Единственная женщина-полицейский сидела в первом ряду. Судя по записям в картотеке, Эмме Карпентер было сорок три года и она проработала помощником шерифа десять лет.

– Добрый день, – поздоровалась Оливия. – Как вам всем, наверное, уже известно, я шериф Оливия Брэдфорд и приехала сюда, чтобы устранить в местной полиции все предпосылки для злоупотреблений. Возьмите на заметку, что я буду заниматься не только вашей работой, но уделю внимание и вашей частной жизни.

Послышался недовольный ропот. Она его проигнорировала. Как и сказала прежде Дэниелу, приехала сюда не для того, чтобы заводить друзей.

– В ближайшие два дня, – продолжила она, – я побеседую с каждым из вас.

– Будет искать доносчиков, – сказали в заднем ряду.

Это произнес худощавый мужчина с лицом как у хорька. Оливия приметила его, испепелила взглядом, и он скоренько опустил голову.

– Я не ищу доносчиков. Собираюсь лишь посоветоваться с каждым из вас, как повысить эффективность нашей работы. Хочу также выяснить, кому в правоохранительных органах не место. – В ее голосе прозвучали грозные нотки, и только твердостью она могла заставить себя уважать.

Ее взгляд упал на Дэниела во втором ряду. Как помощник шерифа, он часто работал вместе с Треем Уокером. Остался ли он честным, нравственно чистым человеком, каким ей раньше показался? Или он что-то скрывает и за ним тоже водятся грешки?

Время покажет. Полицейский с лицом хорька наверняка будет ставить ей палки в колеса, а язык тела Эммы Карпентер говорил о ней как о подлизе. Они обе женщины, и у них вполне могли сложиться особые отношения.

Надев значок шерифа, Оливия стала официальным лицом. И не важно, что она женщина. Подхалимов она не любила и пакостников тоже.

В заключение она предложила всем заниматься обычными делами, а сама вернулась в кабинет и закрыла за собой дверь.

Следующие два часа Оливия изучала личные дела сотрудников и другую информацию о восемнадцати мужчинах и одной женщине полицейского участка.

Ей предстояло выявить тех, кто вовлечен в торговлю наркотиками. Не верилось, что Трей Уокер и Джим Бернс проворачивали свои делишки вдвоем. Однако в полиции могли об их махинациях и не знать. Она очень на это надеялась. Потому что нет ничего хуже помощника шерифа, вставшего на преступный путь.

Как она ни всматривалась в лежащие на столе бумаги, то и дело перед ее мысленным взором возникал Дэниел, мешая погрузиться в работу.

Какая ирония судьбы, что они снова рядом! К счастью, он не стал вспоминать тот вечер в Новом Орлеане, когда они болтали в баре о джазе и Марди Гра – последнем дне карнавала перед Великим постом. Она приметила его тогда на конференции и знала, что он тоже из полиции. Однако о службе и откуда кто приехал они не говорили.

Они пили рюмку за рюмкой и никакие преступления даже не упоминали. Болтали о пустяках и старались понравиться друг другу. Именно этого ей и не хватало, чтобы избавиться от своей почти беспредельной тоски.

А потом они ушли из бара. И случилась та безумная, прекрасная ночь. Однако рано утром она уехала домой и никогда не мечтала о том, чтобы увидеть его вновь.

В пять часов Оливия решила, что на сегодня хватит. Тем более что собиралась вечером дома посидеть с подготовленными Дэниелом папками. Они могли таить что-то важное не только об арестованных Трее Уокере и Джиме Бернсе, а и о расследованиях, которые проводил предыдущий шериф.

Она взяла коробку с бумагами, сумку и направилась к выходу. Однако не успела сделать и двух шагов за дверями своего кабинета, как Дэниел вскочил со стула и взял у нее коробку.

– Донесу ее до машины, – сказал он.

– Спасибо, – поблагодарила она и внутренне напряглась. А вдруг он напомнит ей о той ночи, едва они выйдут на улицу и останутся наедине? Нет! Что было – то прошло. С ней тогда случилось помешательство, а теперь она стала совсем другой. Близкая к сумасшествию от горя, она тогда поддалась импульсивному порыву, чего с ней никогда больше не случалось и не случится.

Он провел ее к выходу на автостоянку. В конце августа солнце еще пекло невыносимо.

– Как обустроились в нашем городе? Все о’кей? – спросил он.

– Сняла отремонтированный домик на окраине. Очень уютный. – Оливия зашагала к своей машине.

– Успели посмотреть город?

– Пока нет, хотя вчера встречалась с мэром Фрэнком Кином, и он обещал мне полное содействие во всем. Надеюсь через день-два все объехать и осмотреть.

Они подошли к ее машине. Оливия открыла дверцу со стороны пассажира, чтобы Дэниел поставил на сиденье коробку с делами.

– В кафе «Лост-Бей» можно неплохо закусить, хотя я туда почти не захожу. В закусочной у Джорджа делают хорошие гамбургеры. Но лучше всего готовят в бистро «У Джимми». Там есть бар и отличный гриль.

– Спасибо за информацию, но, как правило, я обедаю дома.

Он поставил коробку на сиденье, а она поспешила к дверце со стороны водителя.

– До утра, – сказала Оливия. Не успел он ответить, как она села в машину и закрыла дверцу.

Отъезжая, она смотрела в зеркало заднего вида. Дэниел стоял и глядел ей вслед. Высокий, широкоплечий. К своему стыду, она почувствовала, как ее к нему тянет.

Он пленил ее при первом знакомстве в баре, и теперь она с удивлением обнаружила, что все еще к нему неравнодушна.

Оливия крепче взялась за руль. Как бы он ей ни нравился, а она ему, ничего между ними больше не будет. Слишком дорого это может им обойтись.

Она немного успокоилась, когда свернула на дорожку к похожему на бунгало домику. Ярко-желтый, он не только выделялся на фоне окружающей зелени, но и просто радовал глаз, в сравнении с обветшавшими хибарами вокруг. Лишь некоторые дома, после ремонта, казались настоящими жемчужинами рядом со своими соседями.

Оливия вылезла из машины, обогнула ее и взяла с пассажирского сиденья коробку. Не успела она дойти до двери, как вышла ее мать и тепло улыбнулась.

Роуз Кристи в последние годы радовалась жизни. Они с дочерью всегда хорошо ладили, но еще крепче привязались друг к другу семь лет назад, после скоропостижной смерти от инфаркта отца Оливии.

Роуз открыла дверь шире, чтобы дать пройти Оливии. В крошечной гостиной рядом с матрацем, на котором Оливия спала, стояли кресло-качалка и небольшой телевизор.

В кухоньке едва помещались столик, три стула, плита и другая техника для готовки.

Оливия поставила коробку с бумагами на стол, сунула кобуру с пистолетом в шкаф, и тут же из маленькой спальни раздался пронзительный крик. Оливия нагнулась, и к ней на шею бросилось темноволосое зеленоглазое четырехлетнее чудо.

– Мамуля приехала!

Оливия прижала дочку к себе и коснулась носом ее тоненькой шейки:

– Ох, ничто так чудно не пахнет, как моя крохотулька.

Лили хихикнула и прильнула к Оливии.

– Мама глупая. Бабуля делает такое ароматное сахарное печенье.

– Но оно пахнет не лучше, чем моя Лили, – промолвила Оливия, опуская дочку на пол. – А теперь расскажи, чем ты сегодня занималась.

Оливия и Лили сели рядышком на матрац, а Роуз занялась приготовлением ужина.

– Я играла в куклы, а потом мы с бабулей смотрели кино.

Оливия слушала свою красавицу-дочь и млела от любви к ней.

Нежданный и незапланированный ребенок, Лили принесла Оливии безмерную радость и счастье. Трудно было представить жизнь без этой лапушки и к тому же умницы не по годам.

К половине девятого с ужином было покончено, Лили помыли, и она заснула в постели в одной из двух спален. Роуз ушла к себе, и Оливия осталась наедине с коробкой бумаг. Мысли у нее все еще путались.

Она никогда не ждала встречи с мужчиной, который был отцом Лили. И не думала, как ей в таком случае поступить.

Дэниел.

Ее подчиненный и отец ее дочери. Сказать ему о Лили? Или сохранить все в тайне? Как поступить, чтобы любому из них троих не стало хуже?

Она не знала ответа на этот вопрос.

Утро вечера мудренее, решила она, открыла коробку с бумагами и вытащила первую папку.

Глава 2

Дэниелу плохо спалось. Ему снился Новый Орлеан и сказочная женщина, которая осталась у него в отеле после вечера в баре. Он проснулся на рассвете и принял душ. Две чашки крепкого кофе взбодрили его. Он почувствовал, что готов к встрече с пленившей его давней знакомой, возглавившей теперь местную полицию.

Лили приходила к нему лишь в сновидениях, а Оливия Брэдфорд успела на всех навести страх. Хотя в его профессиональной или личной жизни она могла копаться сколько угодно – прицепиться там было не к чему. Будучи помощником или временно даже самим шерифом, он не позволил себе и чашки кофе выпить бесплатно в какой-нибудь закусочной. Стыдиться ему было нечего, в отличие от некоторых его коллег.

Предыдущий шериф – Трей Уокер – любил покомандовать, хотя никаких серьезных расследований не проводил. После него Оливия казалась особенно дотошной. Наверняка она постарается узнать подноготную каждого своего подчиненного и возьмет на карандаш все незаконченные дела.

Дэниел прибыл в полицейский участок за несколько минут до начала своего дежурства, то есть без пяти семь. Его не удивило, что Оливия приехала еще раньше. Чувствовалось, что она и сама пунктуальна, и другим спуску не даст.

Очевидно, это поняли все. Даже любители опаздывать пришли вовремя, в отутюженной униформе и без похмельных мешков под глазами.

Обычно пять помощников шерифа работали в дневную смену, пять других вечером, а пятеро заступали в ночь, до восьми утра. Еще четыре человека дежурили, когда у остальных был выходной.

До того как временно стать шерифом, Дэниел работал в ночь, а затем перешел в дневную смену. И ждал для себя такого же графика после приезда Оливии.

В семь утра пять человек дневной смены уже сидели в зале для совещаний. Вошла Оливия. На ней были темные слаксы, белая блузка с короткими рукавами и приколотым значком шерифа. Дополняла все кобура с револьвером, пристегнутая к ремню на талии. Волосы Оливия собрала на затылке, косметикой почти не пользовалась. В руке она держала папку.

– Доброе утро, – поздоровалась она. – Во-первых, прошу каждого из вас встать и назвать свое имя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3