Карл В. Эрнст.

Следуя за Мухаммадом. Переосмысливая ислам в современном мире



скачать книгу бесплатно

Антиисламские настроения: от Средних веков до нашего времени

Можно без тени сомнения утверждать, что ни одна религия не обладает таким негативным имиджем в глазах Запада, как ислам. Хотя бессмысленно ввязываться в спор между религиозными стереотипами, можно с уверенностью сказать, что Ганди со своей апологией ненасилия создал позитивный образ индуизма. Аналогичным образом, Далай Лама упоительно положителен и способствует широкому признанию буддизма. Конечно же, в предыдущем веке Европа и Америка совершили драматический поворот лицом к иудаизму. Хотя антисемитизм был обычным и даже модным явлением в XIX веке, холокост и создание государства Израиль изменили ситуацию. В то время, как антисемитизм все еще актуален для конкретных групп ненавистников еврейства, есть множество защитников иудаизма, постоянно находящихся в режиме готовности оппонировать им. Христианство, конечно же, остается основной религией большинства европейцев и американцев, и потому ему не угрожает никакая реальная опасность. Среди самых крупных религиозных групп лишь последователи ислама остаются жертвами того негативного имиджа, который ему придали СМИ. Как так получилось, что медиа создали мусульманам столь дурную славу, и имеет ли это отношение к реальному прошлому и настоящему мусульман?

Проблема антимусульманских стереотипов принимает особенно угрожающие масштабы сегодня, если принять во внимание их огромное количество. Больше нет авторитетных уважаемых людей, которые [в западном социуме] защищали бы антисемитизм, ибо в [западном] обществе существует консенсус, согласно которому оскорбления в адрес евреев и негативные стереотипы в их отношении неверны и морально неприемлемы, касается ли это умонастроений или поведения. В то же время обычно среди образованных людей по умолчанию принято считать, что ислам – это религия, которая по определению предполагает угнетение женщин и поощряет насилие. Интересно сопоставить два этих примера с точки зрения статистических цифр. Согласно наиболее распространенному мнению, во всем мире насчитывается около 17 млн евреев – то есть их меньше, чем сикхов. Понятное дело, было бы смешно полагать, будто такое огромное количество людей – все до единого – обладают теми качествами, которые приписывают им стереотипы. Однако количество мусульман в мире – более одного миллиарда. И было бы еще большим заблуждением мазать их всех одной краской. Мусульмане составляют большинство населения более пятидесяти государств, граждане которых очень сильно отличаются друг от друга с точки зрения языка, этнического состава, природных ресурсов, уровня технологического развития, и, кроме того, они представляют собой весомые меньшинства во многих других странах. Так почему же немусульмане, не моргнув глазом, с легкостью предполагают, что все мусульмане ведут себя одинаково, вне зависимости от тех условий, в которых они живут? Мыслимо ли, что мусульмане идентичны без скидок на место и время?

Исторически отношение христиан к исламу было негативным, хотя и не всегда.

На заре существования мусульманской общины Мухаммад (С) посоветовал небольшой группе своих последователей покинуть Мекку, чтобы избежать преследования со стороны языческих правителей этого города. Христианский царь Абиссинии принял их и предоставил им убежище, удостоверившись в их религиозной искренности. В жизнеописаниях Мухаммада (С) часто можно найти отсылки к его встрече с христианским отшельником Бахирой (Багирой), произошедшей в те времена, когда Мухаммад (С) часто совершал поездки в качестве сопроводителя торговых караванов. Отшельник распознал в Мухаммаде (С) признаки пророка, предсказанные в христианских писаниях. Позднее, однако, эта история была вывернута наизнанку стараниями враждебно настроенных христианских авторов, и этот отшельник был изображен в качестве еретика-ренегата, который вдохновил Мухаммада (С) на то, чтобы «обманным путем» провозгласить себя пророком.

Последующие краткие ремарки сфокусированы главным образом на христианских настроениях по отношению к исламу, ибо они оказали куда большее воздействие на формирование господствующего общественного мнения, нежели евреи. Вплоть до эпохи модерна отношения между евреями и мусульманами обычно были куда более позитивными, чем отношения каждой из этих групп с христианами; в действительности только после создания государства Израиль евреи и мусульмане стали антагонистами. С религиозной точки зрения примечательно, что лишь в последнее время христианские теологи предприняли попытку оценить ислам более положительно. Череда знаменательных католических соборов в 1960-х годах, получивших известность под названием Второго ватиканского собора, стала прологом к серьезной ревизии церковной доктрины, включая беспрецедентное доселе признание возможности спасения для тех, кто находится вне лона церкви. Однако лишь с большой долей неуверенности они включили в опубликованные материалы собора позитивные ремарки касательно ислама и похвалу в адрес тех мусульман, которые ведут духовный и благочестивый образ жизни, при этом никак не упомянув о том, как мусульмане почитают Деву Марию. И ни слова не было сказано о Пророке Мухаммаде (С). Немецкий теолог-экуменист Ганс Кюнг был, возможно, первым католиком, предпринявшим серьезную попытку примириться с фигурой Мухаммада (С)[30]30
  С материалами собора и, в частности, с «Декларацией об отношении Церкви к нехристианским конфессиям» можно ознакомиться здесь: www.vativan.va/archive/hist_councils/ii_vatican_council/documents/vatii_decl_19651028_nostra-aetate_en.html


[Закрыть]
.

На протяжении всего Средневековья все характеристики Пророка Мухаммада (С), которые бы подтверждали его авторитет в глазах мусульман, были вывернуты христианскими авторами наизнанку, а все достоинства – выставлены как недостатки. Они просто не могли вынести саму идею, что после Христа может быть новый пророк. Традиционная исламская точка зрения, согласно которой Мухаммад (С) был неграмотным, – в чем мусульмане видят подтверждение Божественного происхождения того Писания, которое он передал, – для христиан означала, что он был «мошенником». Тот факт, что Мухаммад (С) вел свое происхождение от сына Авраама (Ибрахима) (А) Исмаила (А), являлся частью традиционной арабской идеологии, и мусульмане рассматривали это как дополнительное подтверждение его статуса, в то время как христиане считали этот факт полностью сфабрикованным. Когда мекканские язычники потребовали от Мухаммада (С), чтобы он явил им чудеса, Мухаммад ответил, что Коран – единственное чудо, которое у него есть. В то время, как мусульмане видят в этом духовную суть его миссии, их христианские антагонисты расценили отсутствие чудес как явный знак, будто бы он не пророк.

Два самых крупных объекта критики со стороны христиан – это, вне всякого сомнения, сражения, которые вел Пророк Мухаммад (С), и его браки. В целом христиане усматривают в безбрачии Иисуса (А) и в проповеди ненасилия с его стороны неоспоримые черты подлинной духовности. Тот факт, что Мухаммад (С) участвовал в битвах и был женат на нескольких женщинах, христианам представляется не подлежащим сомнению доводом, что он не мог находиться на таком же возвышенном уровне, как Иисус (А). В христианской критике Мухаммад (С) обычно описывается как человек, движимый политическими амбициями и чувственными страстями, что сложно увязать со статусом пророка. Мусульмане же смотрят на этот вопрос с принципиально иного ракурса. Для них Мухаммад выступает в качестве идеальной модели пророка, ибо он вел людей за собой, на своем собственном примере показывая им, как следует прожить жизнь в этом мире. А поскольку в жизни на этой земле неизбежно присутствуют конфликты, необходимо иметь перед глазами пример нравственного поведения на войне или в сфере политики. Точно так же, поскольку для поддержания жизни на земле необходимо воспроизводство человеческого рода и создание семьи, и в этой области нужна религиозная модель поведения. Поэтому мусульмане воспринимают христианский акцент на безбрачии Иисуса (А) и его проповеди ненасилия как совершенно оторванную от реальности модель, которую невозможно воплотить в действительность, что неизбежно оборачивается лицемерием, когда проповедуется то, чему никто не следует. Более того, согласно некоторым мусульманским преданиям, Иисус (который не умирал на кресте, а живым вознесен на небо и пребывает там и поныне) вернется в День воскресения и завершит свою пророческую миссию, в ходе которой он женится и будет судить людей сообразно [Божественному] закону.

Расхождение между этими двумя религиозными позициями по поводу фигуры Мухаммада (С) едва ли могло носить менее твердолобый характер. С исторической точки зрения понятно, что для христианских богословов было бы неприемлемо допустить возможность существования пророка, не санкционированного церковью или ясными указаниями в Писании. Точно так же мусульманские ученые воспринимали христианскую церковь как институт, серьезным образом уклонившийся от истины в их понимании природы Иисуса (А) – в частности, введя учения о Троице и утверждая, что Иисус (А) является сыном Бога. Для них единство Бога является абсолютно сущностно необходимым, и приписывание какому-либо человеку божественности рассматривается ими как вид идолопоклонства, приравнивающийся к язычеству. Тем не менее, различие между мусульманским и христианским взглядом на эту тему не симметрично. Мусульмане почитают Иисуса (А) как пророка Бога, как человека, который, несомненно, обладал возвышенным духовным статусом Мессии и Слова Божьего и который родился у Девы Марии в результате непорочного зачатия. В то время как христиане считают Мухаммада (С) обманщиком и злодеем, что особенно ранит чувства мусульман по причине глубокой любви и почтения, которое они питают к Мухаммаду (С). Для мусульман Мухаммад – самый дорогой и любимый человек, как Пророк, который в День суда будет иметь право заступничества перед Богом – не только за мусульман, но и за все человечество. Мусульмане часто бывают обескуражены неистовой враждебностью христиан по отношению к их любимому Пророку (С), и они задаются вопросом о том, что такого они сделали, чтобы заслужить подобное отвращение – при том, что сами они испытывают глубочайшее уважение к Иисусу (А). Что такого есть в христианстве, что заставляет его последователей отказывать в духовности человеку, который любил и сражался?

Хотя в истории были и такие христианские авторы, которые оставили после себя точные и непредвзятые сводки о жизни Мухаммада (С), тенденция заключалась в создании одиозно отрицательного образа, для чего задействовалась фантазия авторов и откровенная ложь. Например, зная, что исламский закон объявляет свинину и алкогольные напитки недозволенными, христианские авторы распространяли возмутительно лживые истории о смерти Мухаммада (С), утверждая, будто бы он умер в состоянии опьянения или же что его растерзали свиньи. Трудно дать какую-то иную характеристику этим выдумкам, кроме той, что они пышут злобой и невежеством. Точно так же в романтическом французском эпосе «Песнь о Роланде» Мухаммад (С) изображается как языческий идол, почитавшийся подобно греческим богам. В других хрониках сказано, что он был кардиналом – отступником от католической церкви, решившим создать свою собственную ложную религию. Образ Мухаммада (С) как «беспринципного отступника от христианства» лежит в основе его описания в главе «Ад» «Божественной комедии» Данте (стихи 28:31–36), где Мухаммад (С) вместе со своим зятем Али (С) помещены автором в преисподнюю наряду с «распространителями смуты и ереси», вместе с демонами, раскалывающими их головы в порядке наказания. Довольно забавно, что Данте зарезервировал место в чистилище для мусульманских философов Авиценны (Ибн Сины) и Аверроэса (Ибн Рушда) – рядом с добродетельными язычниками из числа греков и римлян (41:43–44), однако его не заботила несостоятельность этого распределения. Протестантский реформатор Мартин Лютер назвал Мухаммада, помимо всего прочего, «сыном дьявола», и это было весьма типично и для других христианских авторов, которые называли его Антихристом.

Главный политический контекст для антимусульманских памфлетов за авторством европейских христиан в эпоху Средневековья, несомненно, создавали крестоносцы. Попытки христианских монарших особ с благословения Римской католической церкви завоевать Святую Землю, «оккупированную» арабами и турками, вошли в число самых странных эпизодов в европейской истории. Представляя собой военно-религиозное движение, продолжавшее свое существование на протяжении нескольких веков, крестоносцы позволяли себе множество неожиданных выплесков, включая регулярную резню евреев и разграбление православного города Константинополя. Хотя это движение оказало грандиозное влияние на Западную Европу, совершенно безуспешные атаки крестоносцев произвели куда меньшее воздействие на Ближний Восток, где их зачастую воспринимали лишь как серию частных случаев из общего числа неоднократных набегов северных варваров. И только на средиземноморском севере [Африки] и в Испании более всего чувствовалось влияние менталитета крестоносцев. Испанская реконкиста была постепенным завоеванием приграничных территорий, осуществляемым при полной поддержке папы, и кульминацией этой экспансии стал захват Гренады в 1492 году, вылившийся в изгнание части мавров (андалузских мусульман) и евреев, а также насильственное обращение в христианство оставшихся из них. Антимусульманская политика испанских королей послужила одновременно подспорьем для путешествия в Америку Колумба, который отправился туда в том же году, ибо целью этого вояжа было предполагаемое ослабление мусульманского контроля над торговлей индийскими специями обходным путем. В то же время на юго-востоке Европы турки-османы в 1453 году взяли Константинополь и принялись за агрессивное завоевание Балкан, и эта угроза нависала над Европой вплоть до XVII века. Английские авторы ранних 1600-х с ужасом и страхом взирали на османов, воспринимая их государство как сверхдержаву, грозящую захватить всю Европу.

Хотя влияние крестоносцев, основа которого была заложена еще в Средние века, продолжало быть достаточно сильным, одного его недостаточно для объяснения генезиса современных антимусульманских предрассудков. Для того, чтобы найти это объяснение, мы должны обратить свои взоры на эпоху модерна и колониальный период. Для американцев, в частности, важно уделить внимание феномену колониализма как определяющему атрибуту модерна. Собственный колониальный период для Америки остался настолько далеко в прошлом, что американцы и не помнят, насколько он был стрессовым. У большинства американцев слово «колониальный» ассоциируется с причудливыми тематическими парками наподобие Уильямсберга, ныне реконструированными. Они не знакомы с гораздо более эффективными системами колониального правления, которые Франция и Британия развили в XIX веке, опираясь на собственное технологическое развитие, полицию и расистскую идеологию. Чтобы продемонстрировать масштаб влияния колониализма, достаточно привести один небольшой пример: Алжир, в который Франция вторглась и который завоевала в 1830 году. По существующим оценкам, во время, бесспорно, успешной войны Алжира за независимость (1954-62 гг.) были убиты более 1 млн алжирцев, в то время как французы потеряли примерно 30 000 человек. В общем, колониализм опирался на жестокость и военную мощь.

Собственно, столкновение Америки с исламом начало происходить преимущественно в колониальном контексте. Одним из его измерений была торговля африканскими рабами, и ни много ни мало, а 15 % жителей Западной Африки, проданных в рабство в Соединенные Штаты, были мусульманами, включая тех из них, кто сохранил свою культуру и даже писал на арабском, будучи порабощенными американским Югом. Другим его важным аспектом стала американская оккупация Филиппин, которая продолжалась, начиная со времен испано-американской войны в 1898 году и вплоть до Второй мировой войны включительно. Военные действия, которые вели американские войска на Филиппинах в период испано-американской войны, по большей части были направлены на подавление сопротивления представителей мусульманских племен. Именно американская интервенция на Филиппинах побудила Редьярда Киплинга написать его знаменитую оду колониализму под названием «Бремя белого человека» ("The White Man's Burden"). Хотя большинство американцев сегодня забыли об этом эпизоде в истории, ведущие умы того времени, такие как Марк Твен и Эндрю Карнеги, резко выступали как против данной военной авантюры, так и последующей за ней колонизации. В подобных ситуациях Америка была слишком вовлечена в модернистский колониализм и в конфронтацию с мусульманами – в частности, в таких странах, как Иран и Египет, в которых Соединенные Штаты буквально наступали на пятки предыдущему оккупанту – Британии.

Поскольку мощь Османской империи иссякла и она больше не рассматривалась в качестве серьезной угрозы, европейская колониальная экспансия в Азию и Африку стала набирать обороты. Когда Наполеон в 1798 году вторгся в Египет, он недолгое время заигрывал с идеей принятия ислама, чтобы завоевать мусульманский мир, став вторым Александром; однако в силу приверженности французскому образу жизни он быстро расстался с этой затеей, лишь узнав, что придется отказаться от вина. В эпоху Просвещения, когда авторитет религии был отвергнут, нужны были иные поводы для оправдания завоевательных походов, нежели религиозная идеология крестоносцев. Наука и рационализм сформировали новую идейную базу для построения империи. Новые формы вооружений, которые определенно дали Европе преимущество, позволили ей насильственно захватывать остальной мир. Расовая теория в науке, в частности, подвела рациональную базу под идею доминирования Европы в мире. Такие мыслители, как Огюст Конт, провозгласили, что пять развитых европейских государств (Англия, Франция, Италия, Испания и Германия) составляют авангард человечества. Теория эволюции Чарльза Дарвина нашла свое практическое применение в виде учения о том, что белые европейцы являются более приспособленными, чем все остальное человечество, а потому обязаны управлять им. Для британцев это было «бремя белого человека», в то время как французы воспринимали это как «цивилизаторскую миссию». Карл Маркс и Фридрих Энгельс сформулировали теорию «азиатского способа производства», согласно которой народы Востока по природе своей склонны к «восточному деспотизму».

О необычайной силе расовой теории, которую она набрала в тот период, свидетельствует экстраординарный обмен мнениями между ведущими европейскими исламоведами и одним мусульманским реформатором. Эрнст Ренан, видный парижский ученый, автор важных работ по средневековой философии, в 1883 году прочитал в Сорбонне лекцию, в которой утверждал, будто ислам несовместим с наукой и философией. Его доводы базировались на том, что ислам по своей сути является арабской религией, а арабы, в свою очередь, семиты, у которых «атомистическое» мышление, обусловливающее неспособность к философскому синтезу. Когда это произошло, мусульманский реформатор Джамал ад-Дин аль-Афгани находился в Париже, ища возможность временной передышки от бурной политической карьеры. Афгани бросил вызов Ренану, оспорив его выкладки, основанные на допущении, что все религии по своей сути являются авторитарными и антисциентистскими. Ислам – более молодая религиозная традиция, нежели христианство, утверждал Афгани, поэтому ей требуется еще немного времени, чтобы в ее лоне пробудился научный дух. Ренан же любезно принял во внимание эту критику, которая, несомненно, показалась ему философски состоятельной, ибо Афгани был арийцем. Тем не менее, Ренан оставался глубоко убежден в том, что семиты (арабы и евреи) не обладают способностью к философскому мышлению. Антисемитизм и расовые доктрины подобного рода в XIX веке были явлением не только обычным, но даже модным[31]31
  Имя «ал-Афгани» было псевдонимом, который помог Джамал ад-Дину выдавать себя за мусульманина-суннита, хотя он родился в шиитской семье в Иране. См.: Nikki R. Keddie, An Islamic Response to Imperialism: Political and Religious Writings of Sayyid Jamal ad-din «al-Afgani» (Berkley: University of Carolina Press, 1968) (прим. автора).


[Закрыть]
.

При этом нельзя сказать, что христианская миссионерская активность в колониальный период прекратилась; напротив, XIX век был ознаменован, пожалуй, высшей точкой в систематической организации христианских миссий по всему миру. Христианские миссионеры поднаторели в изучении бесчисленных местных языков – отчасти для того, чтобы переводить на них Библию, отчасти – чтобы проповедовать христианство и доказывать ложность иных религий. Стиль, типичные словесные обороты и аргументация миссионеров в значительной степени побудили нехристиан (в том числе и мусульман) защищать свои религиозные убеждения.

В то время, как христианские религиозные концепты все еще, без сомнения, властвовали над сознанием колониальной администрации, главный акцент делался на пропаганде идеи, что европейская культура и наука – это вершина человеческого прогресса. В данной связи можно упомянуть документ, проливающий свет на этот тезис: знаменитый текст «Минута индийского образования» Томаса Бабингтона Маколея, написанный в 1835 году в качестве оправдания для введения английского языка как стандартного языка образования в Британской Индии. И вот что он вынужден был сказать о таких классических языках, как арабский и санскрит, которые были востребованы у мусульман и индусов:


Я не знаю ни санскрит, ни арабский. Но я сделал все, чтобы правильно оценить их ценность. Я прочитал переводы большинства прославленных трудов на арабском и санскрите. Я разговаривал и здесь, и дома с людьми, профессионально владеющими восточными языками. Я вполне готов взять за точку отсчета суждения самих востоковедов о Востоке. И я не нашел среди них ни одного, кто бы стал отрицать, что одна лишь книжная полка в хорошей европейской библиотеке стоит всей литературы Индии и Аравии, вместе взятой. Имманентное превосходство западной литературы, в частности, отмечается членами комитета, которые поддерживают включение востоковедения в план образования[32]32
  Полный текст этой книги доступен здесь: www.tc.umn.edu/~raley/ research/english/macauley.html


[Закрыть]
.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22