Карен Визнер.

Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу



скачать книгу бесплатно

Мартин может позволить себе такой размах, потому что он подлинный мастер слова, и его редакторы и читатели уже успели по заслугам оценить этот талант. Но большинству писателей нужно себя сдерживать. Издательства не рискнут опубликовать дорогостоящий том в тысячу страниц начинающего автора без истории успешных продаж. В таких случаях редакторы режут текст (и не всегда бережно). Отведенного ими объема хватит лишь на то, чтобы детально прорисовать два-три образа. Вообще, на эпическое полотно безнаказанно могут замахнуться лишь литературные звезды вроде Джорджа Мартина, Дианы Гэблдон, Джоан Роулинг или Стивена Кинга. Если есть риск, что образы героев останутся схематичными (не позволяет объем, редактор настаивает на правке, вам стало лень работать над каждым портретом), лучше сократить количество персонажей.

Теперь мы подходим к вопросу, который у вас, наверное, уже возникал: обязательно ли расписывать прошлое, настоящее и будущее героев? В самом деле, писатели нередко упускают из виду внутреннюю эволюцию персонажа; они как будто не верят, что их герой меняется со временем. Так вот, главное, что я хочу сказать в этой книге: ни одно измерение нельзя отбросить, забыть, урезать или проигнорировать – ни нарочно, ни случайно, ни по уважительной причине (редактор велел сократить объем). Помните: даже если в окончательный текст и не войдут все ваши наброски, каждое измерение должно так или иначе прослеживаться в любом эпизоде. Вы сами как автор должны досконально изучить своих героев.

Персонаж не сможет расти и развиваться, если сделать его статичным. Давайте подумаем: разве мы сами при рождении, в два месяца, в шестнадцать лет, двадцать пять, пятьдесят, семьдесят пять – это один и тот же человек? Конечно, нет. Вы прекрасно знаете, что через десяток лет, и даже через год, будете не совсем такими же, как сегодня. Все, что происходит с нами в жизни – болезненное, поучительное и даже обыденное, – меняет нас то резко, то исподволь. Такова человеческая природа. Точно так же, чтобы создать объемный художественный образ, нужно понимать, что за человек наш герой, почему он стал таким, как будет развиваться дальше.

Сделаем одну важную оговорку: развитие должно быть постепенным и зависеть от сюжета и фона повествования. Резкая перемена характера и обстановки возможна в чрезвычайных случаях, но здесь нужна очень веская причина. В идеале различия между вчерашним и сегодняшним «я» героя проявляются понемногу, но способствуют внутреннему росту личности. Из эволюции персонажей естественным образом вырастает и сюжет.

Итак, давайте поговорим о каждом измерении героя по отдельности.

Нынешнее «я»

Когда мы описываем портрет героя в настоящем, приходится словно выхватывать его из середины сюжета. И все же я советую начать именно с нынешнего «я» и понять, каков этот человек здесь и сейчас. Тогда вам легче будет связать характер с повествованием (ведь вы тоже пишете здесь и сейчас). Чем глубже вы изучите сегодняшнее состояние героя, тем полнее сумеете раскрыть путь, который он проходит в книге.

В конце концов, именно жизненный опыт персонажа определяет, какие поступки он совершит, какие решения примет, кем станет в итоге.

Возможно, у большинства людей и в самом деле есть врожденные черты и склонности, которые управляют их поведением. Однако в художественном мире от генетических задатков проку мало. Для литературы гораздо важнее другая вечная истина: характер и личность во многом складываются под влиянием ударов судьбы, которые мы переносим (достойно, недостойно или серединка на половинку), из уроков, которые извлекаем (опять же, хороших, или дурных, или каких угодно), из принятых нами решений (легких, тяжелых, любых). Пережитые впечатления наслаиваются друг на друга, образуя уникальный человеческий опыт. Все наши явные и тайные черты понемногу меняются со временем. Чем глубже погружаешься в личную историю человека, тем лучше понимаешь, что его сформировало.

В романе Скотта О’Делла «Остров голубых дельфинов» есть эпизод, где дети вождя – двадцатичетырехлетняя Карана и ее младший брат, которому она заменила мать – идут выкапывать съедобные коренья и вдруг видят на горизонте парус. Появление корабля может быть событием и радостным, и страшным, ведь в прошлом чужаки уже принесли немало горя их племени. В нынешнем измерении жизнь островитян (в особенности Караны) определяется сменой времен года и работами, которые надо выполнить, чтобы выжить. На острове почти не бывает гостей; дни проходят размеренно и однообразно. С тех пор как здесь в последний раз причаливал большой корабль, племя стало опасаться охотников из-за моря. Чужаки вечно требуют прав и дают обещания, которые с легкостью нарушают. Пока еще нельзя сказать, кто и с чем пожаловал к ним на сей раз, однако есть веские причины для тревоги.

При тщательной проработке нынешнего «я» возникает персонаж, за которым хочется проследить до самого конца истории. Знакомясь с героем в настоящем времени, мы сразу же понимаем, что для него ценно и важно, какие уроки он успел извлечь из жизненных ситуаций, каких перемен он желает или боится. Это измерение персонажа – пожалуй, самое легкое; его прорабатывают почти все авторы, потому что без него практически невозможен сюжет.

Вчерашнее «я»

Нынешнее состояние героя – только начало. В повествование обязательно нужно вплести детали прошлого, чтобы читатель знал предысторию персонажей. Ведь невозможно до конца понять человека, если не знать, что сформировало его как личность, что ему довелось пережить, какой путь он прошел. По меткому выражению К. М. Вейланд, писательницы и преподавателя литературной мастерской, «у каждого героя должен быть свой призрак». Это означает, что за каждым персонажем тянется шлейф прошлого; что его преследуют воспоминания и тайны. «Герой прибывает к началу истории со своим багажом», – пишет Вейланд. Груз или багаж – тоже прекрасная метафора для жизненного опыта, для предыстории героя.

В литературе предыстория – это те события из прошлого персонажей, которые непосредственно влияют на сюжет. Это все, что происходит до начала повествования, но определяет его ход. Поэтому к прошлому надо обращаться лишь в том случае, когда без него невозможно понять нынешние поступки, решения или настроения героев. Но, как я уже говорила, предысторию надо продумать заранее. Только так можно создать правдоподобный и многоплановый образ.

Обычно считается, что предысторию лучше не помещать в самом начале текста, но это верно лишь отчасти. С первых же строк обрушить на читателя лавину информации – действительно не лучший ход (это очень скучно читать и тяжело переварить). Читателя надо просветить и заинтриговать, а не отпугнуть или запутать. Истина в том, что небольшие вкрапления (а не куски!) предыстории необходимы во всем повествовании с начала и до конца. Они помогают полностью раскрыть образ героя, выстроить сюжет и создать красочный художественный мир.

Вернемся к нашему примеру из «Острова голубых дельфинов». Итак, последними гостями на острове были охотники, которые приплыли за шкурами морских выдр и чуть ли не полностью истребили этих зверьков. Вождь племени – отец Караны – вспоминает тот случай с большой горечью. Он не торопится привечать новую группу охотников, чье появление нарушило привычный ход жизни на острове. Нынешние гости дают все те же обещания, что и в прошлый раз, а на вопросы о том, какую долю добычи получит племя, отвечают неохотно и туманно. Словом, от них исходит угроза.

Когда возникает необходимость сократить объем, предысторией жертвуют чаще всего. Однако чересчур жесткая правка может лишить глубины любое произведение. С другой стороны, слишком много – тоже нехорошо. Совсем уж мелкие детали лучше убрать из текста и перенести в комментарий (если когда-нибудь ваша писательская карьера дойдет до издания книг с заметками автора). Вскоре мы поговорим о рабочих таблицах, которые помогут вам создать многомерного героя, сюжет и антураж.

Разрабатывая предысторию персонажа, нужно подумать о внешности, чертах характера, сильных и слабых сторонах, талантах и умениях, личных отношениях, внутренних и внешних конфликтах, о среде, в которой вырос герой. Какие цели, какие мотивы проистекают из жизненного опыта персонажа? Как он будет развиваться в дальнейшем? Прошлое должно полнее раскрывать образ героя в настоящем и давать ему почву для эволюции.

Мы не часто задумываемся о предыстории такого персонажа, как, например, Шерлок Холмс. А ведь у него есть прошлое, которое лишь усиливает вечную притягательность этого образа. Холмс славится прежде всего дедуктивным методом и несокрушимой, почти надменной верой в свою интеллектуальную мощь. Однако ему свойственна и скромность – ведь он не ищет славы и богатства. Свой знаменитый метод Холмс разработал, еще будучи студентом и расследуя случаи из жизни однокашников. (Вот вам и происхождение героя.) Очевидно, в университете он и убедился, что дедукция почти никогда не подводит. Знакомство с отцом одного из сокурсников навело Холмса на мысль о карьере частного детектива. Финансовые трудности заставили его искать соседа, чтобы снимать жилье на двоих. Именно так он познакомился с доктором Ватсоном, своим будущим биографом. Прошлое создает вокруг персонажа дополнительный ореол интриги.

Все три измерения должны работать на цельный многоплановый образ. Нынешнее «я» персонажей должно вытекать из всего того, что мы знаем об их предыстории. Если главная героиня – тихая отличница, которую беспощадно травили в школе, очевидно, что в ее прошлом не было места дружбе или романтическим отношениям с одноклассниками. Если в настоящем времени ее внешность резко изменилась, нужно подчеркнуть, что она приложила для этого все усилия именно в результате горького юношеского опыта. Нынешние внутренние конфликты должны отражать то, что она пережила прежде, а ее цели, мотивы и поведение должны соответствовать тому, как она справлялась с давними обидами.

Завтрашнее «я»

В отличие от предыстории, будущее измерение персонажа (личность, окружение, конфликты и т. п.) не всегда напрямую зависит от тех событий, что должны произойти в книге. Долгосрочный прогноз на дальнейшую жизнь героев тоже не входит в наши задачи. Необязательно показывать, что произойдет с каждым из персонажей через десятки лет. Нам нужно наперед просчитать, что может случиться дальше, к чему выведет нас сюжет, если следовать логике развития характеров.

Задайте себе такие вопросы:


• Чего ваш герой хочет от жизни?

• Что нужно, чтобы этого достичь?

• Что изменится, если он достигнет цели?

• Не менее важно: что случится, если герой не получит желаемого?

• Что стоит на кону?


Если не наделить героя убедительными желаниями, стремлениями, целями и конфликтами, читателям нечего будет предвкушать и не на что надеяться. Они не испытают огорчения, когда герой потерпит неудачу; не затаят дыхание в момент, когда его судьба будет висеть на волоске. Дразнящие проблески лучшего и худшего исхода – вот что заставляет нас дочитать книгу до конца. Нельзя недооценивать их важность; они должны угадываться в каждом эпизоде. Без такой интриги читатель будет постоянно спрашивать себя: «И к чему это все идет? Какой тут смысл? Зачем вообще я это читаю?» Только намеки на будущее побуждают читателя переходить от одной сцены к другой.

Завтрашнее «я» персонажей как раз и позволяет читателям с радостью или страхом ждать новых поворотов сюжета. Это измерение дает возможность гадать, что же дальше, каким путем пойдет герой, какой выбор сделает, что предпримет его противник. Наша задача – не ослаблять интригу, держать читателя в постоянном напряжении, предвкушении. Иными словами, нужно создать эффект неуверенности в развязке и не испортить его нелогичным или блеклым финалом. Будущее измерение выстраивает глубокую перспективу, шаг за шагом подводит читателя к итогу, объясняет, почему все случилось (или не случилось) именно так, а не иначе.

Очевидно, что завтрашнее «я» героя будет постоянно меняться по мере развития сюжета. Напомню одну нехитрую истину: начало книги должно перекликаться с ее завершением. С первых же страниц читателю нужно узнать нечто о целях героя, о его надеждах и ожиданиях. К середине истории убеждения героя раскрываются более полно, но в то же время подвергаются испытанию. Внутренние и внешние конфликты двигают сюжет, а стремления персонажей понемногу трансформируются. Финал должен отобразить весь пройденный путь, хотя в итоге персонажи редко получают именно то, что грезилось им поначалу. Надо сказать, что буквальное и полное осуществление всех надежд нежелательно для развязки книги. Лучше, если концовка будет логичным образом вытекать из всего повествования, но сохранит и элемент неожиданности.

Без «будущего измерения» – намеков и зацепок, которые укажут на возможные варианты развязки – читатель не сможет понять, чего, собственно, ждать от книги. А если ждать нечего, то и читать нет смысла. Поэтому перспектива не менее важна, чем ретроспектива.

Всем главным героям нужно задать вектор развития характера, который будет прослеживаться в любом эпизоде. Человеку необходима цель; пирамида потребностей Маслоу вполне применима и к читательскому опыту.



У каждого из нас есть сильные и слабые стороны, мечты и сожаления, пороки и добродетели, достижения и неудачи, свои пределы, свои препятствия. Все это закладывается в человеке с юности, формирует личность и во многом определяет будущее. В любом повествовании должен быть заложен вектор развития, иначе не выйдет той самой логичной (и все же неожиданной) развязки. Если вы не сможете создать такого героя, чтобы читатель захотел за ним проследить, чтобы переживал за его судьбу и желал ему победы, чтение станет бессмысленным. Да и писать такую книгу смысла нет.

В «Острове голубых дельфинов» перспектива задается с самого начала – еще в том эпизоде, когда заезжие гости приходят к местному племени с разговором. Они хотят охотиться на морских выдр и готовы отдать племени треть добычи, а две трети оставить себе. Вождь, однако, считает, что добычу надо разделить пополам, ведь те воды, где обитают зверьки, принадлежат островитянам. Тогда капитан промыслового судна просит отложить переговоры и вернуться к вопросу дележа через некоторое время. Вождь отказывается и требует равной доли. Капитан обводит взглядом воинов племени, которые готовы защищать свою землю и народ, и уступает – вероятно, только потому, что его собственная команда пока не подошла на помощь. Уже из этого эпизода становится ясно: капитану доверять нельзя.

Развитие персонажа: трехмерные этюды

Прорабатывая образ любого героя, вы прежде всего должны понять: этому персонажу очень нужны вы, автор. В каждом вашем творении будет нечто от вас – след неповторимой, уникальной личности. Без вас не возникло бы ни героев, ни сюжета, ни антуража, и вы обязательно это прочувствуете, когда сядете за работу. Именно авторская индивидуальность отличает одно произведение от всех остальных. Прописывая образы героев, не забывайте о себе.

Из жизненного опыта вы, конечно, уже знаете: человек редко бывает тем, чем кажется на первый взгляд. В литературе все точно так же. Вот почему писатели заводят «досье» на своих героев: им нужно выяснить, что скрывается за внешностью и поведением персонажа. Если автор не понимает, что у того внутри, читатель не поймет тем более.

Лучше всего делать наброски в два этапа. Первый этап – это проблеск вдохновения, когда в вашей фантазии зарождается возможный будущий сюжет. У каждого писателя бывает такой момент озарения; именно с него и отсчитывается жизнь персонажей. Далее нужно устроить мозговой штурм, чтобы понять, куда же выводит сюжетная линия; затем наступает время очерков и набросков. Главная задача – раздуть искорку вдохновения, сделать так, чтобы история обрела плоть и кровь. Есть писатели, которым удается с первых же строк погрузить читателя в вымышленный мир, потому что осенившая их идея естественным образом подводит их к созданию многомерного, многослойного текста. Дайте себе время сжиться с героем или героиней, придумайте им прошлое, настоящее и будущее, представьте их окружение, их переживания. Помните: любой персонаж в любом эпизоде должен играть какую-то роль, иначе нет смысла вводить его в этот эпизод. Как правило, если сюжет действительно созрел, автору не приходится мучительно втискивать героя в каждую новую сцену, чтобы раскрыть характер. Процесс развития в этом случае идет сам собой.

После того как образ сложится у вас в воображении и заиграет всеми своими красками, можно перейти к формальному этапу работы: начертить таблицу и с ее помощью собрать детали, которые помогут воплотить фантазию в жизнь. Сейчас мы с вами подробнее разберем, за счет чего создается многогранный художественный образ. Ниже приведена несложная таблица, которая включает в себя самые важные черты и свойства любого героя.

Персонаж: сегодня/ВЧЕРА/ЗАВТРА

Имя:

Роль:

Внешность:

Черты характера:

Сильные и слабые стороны:

Отношения:

Навыки:

Детальная проработка всех трех измерений позволит вам как следует узнать собственных героев. Помните, что у главных героев непременно должно быть вчерашнее, сегодняшнее и завтрашнее «я». Поэтому предыдущую зарисовку вам понадобится повторить три раза. Советую сделать большую сводную таблицу с тремя колонками и озаглавить их «Сегодня», «Вчера», «Завтра». Выглядеть она будет примерно так:



В приложении А вы найдете чистый бланк с такой таблицей. Как я уже говорила, к списку нужно добавить все, что может вам помочь, но вот эти пункты обязательны и должны прослеживаться в каждом измерении.

Давайте подробнее разберем каждую графу таблицы и обсудим, как лучше ее заполнить. Прежде всего поясню: в дальнейшем я буду приводить наглядные примеры. Первый пример – это условный учебный текст, который мы с вами назовем «Царство тьмы». Он нужен нам как упражнение, чтобы показать возможности работы с таблицей, и максимально приближен к тому, что обычно заносится в авторские наброски.

Главный же наш образец взят из «Рождественской песни в прозе» Чарльза Диккенса. Во введении я упоминала, как сложно бывает «работать вспять», то есть использовать примеры из готовых книг, чтобы реконструировать процесс их созидания. Найти в «Рождественской песни» нужные фрагменты для каждой графы таблицы тоже было нелегко. Возможно, вам покажется, что примеры не совсем в масть, но не забывайте: это цитаты из окончательного, опубликованного текста. В черновиках все выглядит совсем по-другому, гораздо короче и проще, без стилистических красот. Я выбрала «Рождественскую песнь в прозе» по ряду причин. Во-первых, это короткий текст, в нем всего пять небольших глав. Во-вторых, это классическое произведение, его можно найти в открытом доступе, и для его использования не требуется согласия правообладателя. Наконец, в-третьих, этот текст хорошо знаком читателям всех стран и поколений. Сюжет и развязку помнят все, а значит, легче будет сосредоточиться на том, как этот текст устроен. Впрочем, не исключено, что подробный разбор всех слоев и уровней поможет вам взглянуть на героев, сюжет и детали под новым, необычным углом.

Имя: сегодня/вчера/завтра

Имя персонажа очень важно, но ему необязательно всегда быть знаковым, говорящим. Вспомните: у многих любимых нами героев вполне заурядные имена – Гарри Поттер, Том Джонс, доктор Джон Ватсон, Том Сойер, Джеймс Бонд. Эти имена приобрели особое звучание лишь благодаря популярности книг. Если бы авторы заранее знали, какой громкой будет слава их героев, то, возможно, назвали бы их как-то иначе? Кто знает. Я не уверена, что персонажу обязательно надо давать оригинальное имя. Главное, чтобы имя подходило герою.

Подобрать имя будет легче, если вы найдете где-нибудь фотографию или портрет человека, который напоминает вашего персонажа. Расплывчатый воображаемый образ не дает ощущения, что герой вам знаком; к тому же очень сложно выбрать имя тому, кого вы ни разу не видели. С фотографией перед глазами гораздо проще понять, какое имя подойдет. Да и пишешь потом как будто о друге или близком человеке. Для меня портрет персонажа – словно ключ к реальности всего вымышленного мира. Мне всегда нужно знать, как его зовут, откуда он родом, что у него на душе. Как правило, я начинаю работу с того, что подыскиваю похожее лицо, а затем выбираю имя.

Занесите имя персонажа в нужную графу таблицы. Поскольку мы работаем с тремя «лицами» одного и того же героя, имя везде будет одинаковым (разве что по сюжету ваш герой меняет имя или же у него есть прозвища, псевдонимы и т. п.).

В наших двух примерах имя главного героя не меняется:

«ЦАРСТВО ТЬМЫ»

Персонаж: сегодня/вчера/завтра

Имя: Джейсон Делейни

«РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ В ПРОЗЕ»

Персонаж: сегодня/вчера/завтра

Имя: Эбенезер Скрудж

Роль персонажа: сегодня/вчера/завтра

Роль персонажа – это та функция, которую он выполняет в сюжете. В художественной литературе функции определены довольно-таки четко. В зависимости от объема и жанра текста в нем может быть один главный герой и одна главная героиня (протагонисты) или несколько центральных персонажей. Кроме того, вам нужны второстепенные персонажи и злодеи или противники главных героев (антагонисты). В первую очередь все роли определяются той читательской реакцией, которой хочет добиться автор, когда выстраивает сюжет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3