Карен Роуз.

Во власти страха



скачать книгу бесплатно

Он закрыл глаза и представил себе другую женщину. Он видел мысленным взором ее лицо. Такое невероятно красивое, такое… чистое. Когда-нибудь она станет его. Скоро. Но пока… Он опустил глаза на ту, что лежала у его ног. А пока и эта подойдет.

Опять раздались раскаты грома. Ему необходимо было принять решение. Либо поспешить и покончить со всем, пока не начался дождь, либо связать ее и приберечь, переждать грозу. В любом случае он рискует, что дождь застанет его здесь. От сильного дождя земля станет мягкой. На мягкой земле остаются следы ног и шин, а копы сейчас поднаторели в том, чтобы расшифровывать подобного рода улики. Чертова криминалистика. Да плевать! Он тоже не лыком шит. Уж похитрее полиции.

Черт, даже обезьяна умнее этих полицейских. Если бы он ждал, пока полиция сама обнаружит тело, от Лоррен не осталось бы ничего пригодного для опознания личности.

А ему хотелось, чтобы тело маленькой Лоррен обнаружили. Хотелось, чтобы все узнали. Чтобы боялись.

«Бойтесь меня. Ваши дочери в опасности даже в собственных кроватях. Бойтесь меня».

Он решил подождать. В последний раз он поспешил, и все случилось слишком быстро. Как в парке аттракционов, когда два часа стоишь в очереди за билетом, чтобы всего три с половиной минуты покататься. С последней, у него, конечно, длилось дольше, чем три с половиной минуты. И все равно закончилось слишком быстро. Впредь он такой ошибки не совершит. Это была его единственная ошибка – он поспешил с торжественным завершением. Все остальное было отточено до совершенства. Ни одной улики. Удивляться нечего. Теперь он продумывает все тщательнее. Еще тщательнее.

Он осторожно зачехлил нож, спрятал его под переднее сиденье машины и, опустив борт грузовичка, вернулся к тому месту, где с расширенными от ужаса глазами лежала она.

– Давай, сладкая, прокатимся, – протянул он, сгреб ее в охапку, перебросил через плечо, закинул в кузов и нежно похлопал по голому заду. Она захныкала, а он кивнул. – Не волнуйся, мы завтра вернемся. А пока посидишь связанной. Развлекайся. Можешь подумать обо мне, – весело предложил он. – Ты же знаешь, кто я.

Она энергично покачала только что обритой головой, отрицая неизбежное, а он засмеялся.

– Да брось, Саманта. Ты просто обязана знать, кто я. Неужели новости не смотришь? – Он наклонился к ней поближе и прошептал: – Разве у тебя не развита фантазия?

Она крепко зажмурилась, свернулась в позу эмбриона, дрожа всем голым телом, как листок на ветру. Две слезинки покатились по щекам.

Он опять кивнул и поднял борт грузовичка.

– Хорошая девочка, я так и думал.

Глава 3

Пятница, 30 сентября, 12.30


Двадцать семь проверила, три осталось. И работа Брэда Тэтчера – одна из этих трех.

«Какая ты трусиха, – подумала Дженна Маршалл. – Боишься листка бумаги». На самом деле пяти листков бумаги, скрепленных степлером в верхнем левом углу. Умножить на трех учеников, чьи контрольные она пока не проверила.

Дженна тяжело уставилась на фиолетовую папку, где лежали непроверенные работы по органической химии.

«Ты трусиха и любительница откладывать все на потом», – выругала она себя и негромко вздохнула. Она посмотрела поверх изрезанного старого стола, который занимал значительную часть учительской, и в глаза ей бросилась гора беспорядочно нагроможденных друг на друга папок. Где-то за этой горой скрывалась Кейси Райен, занятая оцениванием работ девятиклассников по зарубежной литературе, анализа творчества Достоевского. Дженна поежилась. Бедные дети. Им пришлось не только читать «Преступление и наказание», но еще и писать по нему сочинение. Она закатила глаза.

«Дженна, приступай к работе. Прекрати тянуть время и проверь работу Брэда». Она взяла красную ручку, тоскливо взглянула на фиолетовую папку, подумала о Брэде Тэтчере, о письменной работе, которую он, вероятнее всего, провалил, потом огляделась вокруг, ища, на что бы отвлечься. В учительской был и Лукас Бондиоли, днем – школьный психолог, в мечтах – профессиональный игрок в гольф. Лукас был сосредоточен на том, чтобы загнать мяч в пластиковый стаканчик. Обычно он очень расстраивался, когда мешали его меткому попаданию, поэтому Дженна вновь обратила внимание на Кейси.

Над стопкой папок появилась рука мисс Райен и схватила очередное сочинение, а гора тут же зашаталась. Дженна встала и подхватила ближайшую к ней стопочку, чтобы та не свалилась на пол.

– Даже не думай! – отрезала Кейси, не поднимая головы.

– Черт побери! – выругался Лукас.

– Просто положи их на место, и никто не пострадает, – продолжала Кейси, как будто не слыша слов Лукаса.

Дженна подняла голову и успела заметить, что Лукас промахнулся и поморщился. Смиренно положив папки Кейси на стол, она села на место.

– Лукас, прости.

– Да ладно, – угрюмо ответил тот. – Я все равно бы не попал.

– А как же я? – спросила Кейси из-за горы папок.

– Тебе я ничего не сделала, – моментально ответила Дженна. – Я просто хотела привнести в хаос немного порядка. – Она махнула рукой на покосившуюся стопку папок. – Ты жутко несобранный человек.

– А ты – страус, – мягко заметил Лукас, сидя рядом с Дженной.

Появилась рука Кейси и схватила очередную работу.

– А почему ты прячешь голову в песок, Джен? На тебя это не похоже.

Лукас сел на стул.

– Она не хочет оценивать работу по химии Брэда Тэтчера, потому что знает, что, скорее всего, он провалил ее, и понимает, что необходимо вызвать его отца и поговорить о неожиданных изменениях в поведении сына. Но она боится звонить родителям после того, как в среду ее выругал отец Руди Лютца, – он сделал глубокий вздох, – за то, что она «срезала» Руди на тесте по химии, в результате чего его отстранили от игры в футбольной команде, – закончил он. И выдохнул.

Дженна посмотрела на него со смесью раздражения и восхищения.

– Как ты?.. Ну ты…

Лукас ухмыльнулся.

– У меня жена и четверо дочерей. Если я буду говорить медленно, придется постоянно молчать.

Раздался скрежет стула по кафельному полу, над горой бумаг показалась белокурая голова Кейси. Даже на цыпочках она была не выше полутора метров, и над работами виднелись только нос и глаза.

– Брэд Тэтчер не написал контрольную по химии? – Ее брови взмыли вверх, и она превратилась в сбитого с толку, растерянного эльфа. – Мы говорим о том самом Брэде Тэтчере, гениальном мальчике?

Дженна опустила глаза на фиолетовую папку, пытаясь сдержать эмоции.

– Да, только это уже не тот самый Брэд. Совсем другой Брэд. За последнюю контрольную он получил «Д». А эту я даже читать боюсь.

– Дженна. – Лукас покачал головой, примеряя роль спокойного, чуткого человека, прекрасного наставника для таких молодых учителей, как она. – Просто проверь его контрольную. А потом обсудим, что делать дальше.

Дженна твердо взяла красную ручку, открыла фиолетовую папку и нашла контрольную Брэда в самом низу тоненькой стопки. Ее сердце ухало, когда она ставила «минус» возле каждого ответа, чувствуя, как с каждым минусом нарастает безнадежность. Брэд был ее самым талантливым учеником. Умный, четко мыслящий, бесспорный кандидат на получение престижной стипендии, которую выделяет группа компаний Роли. А он разбрасывается такими возможностями. Еще одна подобная контрольная, и он провалит курс, рискуя своими шансами быть принятым в престижнейшие, выбранные им колледжи. И она понятия не имела почему. Дженна в очередной раз вздохнула и написала вверху на титульном листе «F» – «неудовлетворительно». Она подняла глаза и увидела молчаливо ожидающих Лукаса и Кейси.

– Вот уж не думала, что когда-нибудь поставлю Брэду Тэтчеру «неуд», – сказала Дженна, откладывая ручку. – Что с ним случилось, Лукас?

Тот взял работу Брэда, пролистал, в его темных глазах отразилась тревога.

– Не знаю, Джен. Иногда у парней возникают проблемы с подружками. Иногда – проблемы дома. Но ты права. Я не ожидал, что Брэд так изменится.

– Думаешь, он употребляет наркотики? – серьезно спросила Кейси, озвучив общий страх.

– Мы все знаем, что такое бывает с детьми из хороших семей, – ответила Дженна и положила контрольную Брэда в фиолетовую папку. – Похоже, мне стоит позвонить его отцу. Но я не очень-то горю желанием после того, как сообщила папаше Лютца новость о том, что его сын «провалил» последний экзамен и будет сидеть на скамье запасных, пока не исправит оценку по химии.

Кейси обошла стол и присела на краешек, поближе к Дженне.

– И мистер Лютц это проглотил, да?

Дженну замутило при одном упоминании об этом.

– Во время телефонного разговора я узнала несколько новых слов. – Ей удалось выдавить улыбку. – Беседа была чрезвычайно познавательной. С Брэдом я чувствую себя совершенно беспомощной, глядя, как он попусту растрачивает свою жизнь. Нужно найти способ как-то ему помочь.

Кейси прищурилась, затем молниеносно выбросила руку вперед и схватила Дженну за подбородок.

– Он есть. Позвонишь его родителям, предложишь свою помощь, а потом отойдешь в сторону. Джен, ты не должна спасать весь мир. Он не один из твоих щенков из приюта, которых ты можешь спасти от усыпления. Он старшеклассник, у которого достаточно мозгов, чтобы решать самому. Ты никак не можешь заставить его сделать правильный выбор. Это суровая правда жизни. Понимаешь?

Кейси всегда выступала в роли защитника Дженны – еще с тех пор, как они учились вместе в Дьюке. Это казалось забавным, поскольку Дженна заметно возвышалась над маленькой Кейси. В университете их называли Матт и Джеф[1]1
  Персонажи комиксов, Матт – коренастый коротышка, Джеф – длинный и тощий. (Здесь и далее прим. пер., если не указано иное.)


[Закрыть]
– прямо в точку. Дженна была высокой и темноволосой, Кейси – миниатюрной блондинкой. Кейси – неутомимый лидер и душа любой компании, Дженна – намного более сдержанная и закрытая. И сейчас, когда обе приближались к тридцатилетию, Кейси продолжала уверенно исполнять роль матери-тигрицы. Дженна уже давно перестала мешать подруге себя опекать.

– Слушаюсь, мадам. Можешь меня отпустить.

Кейси отпустила ее подбородок, но во взгляде продолжало сквозить недоверие.

– Потом расскажешь мне, как прошел разговор с его родителями.

Дженна нашла список родителей и опекунов своих учеников.

– У Брэда только отец.

– Его мать погибла года четыре назад, – подсказал Лукас. – Автомобильная катастрофа.

Кейси поджала губы, нахмурилась.

– Одного этого уже достаточно, чтобы ребенок сломался, не говоря уже о том, через что ему пришлось пройти минувшей весной, когда похитили его брата. Слушай, мне пора. На четвертом уроке у меня «Макбет», и мне необходимо заправиться. – Она направилась к двери учительской, потом резко обернулась. Лицо ее было напряженным. – Лукас, не позволяй ей слишком глубоко вникать в проблемы Брэда Тэтчера. Ты же знаешь, она теряет над собой контроль.

Уголки губ Лукаса дернулись.

– Знаю, – серьезно ответил он. – Не позволю, Кейси.

Когда дверь закрылась, Дженна закатила глаза.

– Это я теряю контроль?

– Да, теряешь, – вежливо подтвердил Лукас. – Как и сама Кейси. Уверена, что вы не сестры?

– Уверена. Мать Кейси не ела своих детей. – Дженна вновь сосредоточилась на информации о родителях парня. – Отец Брэда работает в Бюро расследований штата. Держу пари, связаться с ним будет непросто.

– Может быть.

Дженна бросила на Лукаса злой взгляд. Он улыбнулся в ответ.

– Ты специально выводишь меня из себя.

– Марианна говорит мне об этом каждый день на протяжении двадцати пяти лет.

Дженна скрестила руки на груди и втянула щеки.

– Знаешь, как наставнику тебе грош цена. Оби-Ван говорил Люку Скайуокеру[2]2
  Персонажи киноэпопеи «Звездные войны».


[Закрыть]
, что делать.

Черные с проседью усы Лукаса задрожали.

– Послушай Силу, – произнес он глубоким голосом, потом приподнял мохнатую бровь. – И что ты намерена делать, юный джедай?

Дженна вздохнула.

– Буду звонить его отцу, – раздраженно ответила она. – И если он накричит на меня, как отец Руди Лютца, я приду и поплачу у тебя на плече.

Лукас встал и погладил девушку по голове.

– На моей коробке с салфетками «Клинекс» стоит твое имя.

И это действительно было так. «Дженна Маршалл, доктор философии» – было написано на коробке, которую Лукас держал в руке. Она улыбнулась, хотя ей и было немного грустно. Марианне повезло прожить жизнь с таким добрым мужчиной.

Ее улыбка погасла, когда она предалась воспоминаниям. Это было неизбежно. Если бы им с Адамом повезло… Но им не повезло. Она сидела неподвижно, пытаясь вспомнить времена, когда Адам был здоров, но в памяти упорно возникали последние дни его жизни, о которых она мечтала забыть. Она расправила плечи, покачала головой, как будто можно было отмахнуться от воспоминаний. Вряд ли.

Дженна заставила себя встать. От обеденного перерыва у нее осталась всего пара минут, и нужно было позвонить отцу Брэда Тэтчера. Пока паренек не скатился еще ниже.


Пятница, 30 сентября, 14.45


«Уже две», – думал Стивен, наблюдая за тем, как Кент Томпсон прочесывает траву внутри периметра площадью два с половиной квадратных метра, который они оцепили ярко-желтой лентой.

Похищена вторая девушка. Еще одна семья уничтожена.

Им повезло. У них наметился сдвиг в деле исчезновения Саманты Иглстон – благодаря четырехлетнему лабрадору по кличке Пэл, его восьмидесятилетнему хозяину и шерифу Брадену, который немедленно связался с Бюро расследований. Стивен наблюдал, как Кент ползает по земле на четвереньках. На голове у парня было хитроумное изобретение, которое делало его похожим отчасти на сварщика, отчасти на немецкого шпиона; довершал картину монокль. В руках у Кента был пинцет и аккуратно подписанные пакеты для сбора улик. Гарри Граймс с такой же тщательностью обследовал внешний периметр, примыкающий к лесу. Никто не хотел пропустить ни одной улики. Возможно, еще одного шанса поймать эту сволочь не представится.

Стивен взглядом профессионала осматривал место происшествия. Опушка была очень похожа на ту, где они обнаружили Лоррен Раш, – вокруг сосны, которые и дали название этому предместью Роли: Пайнвилль – Сосновый городок, штат Северная Каролина. Вскоре это местечко станет широко, но печально известным, и благодаря совсем не рождественским елям. Городок станет известен как охотничьи угодья нового серийного убийцы.

Лоррен Раш обнаружили четыре дня назад. О пропаже Саманты Иглстон сообщили вчера утром. Обе красавицы старшеклассницы. Обе пропали из собственных кроватей посреди ночи. Никаких следов взлома в обоих случаях. Факты, которыми располагала полиция, казалось, свидетельствовали, что эти два дела связаны. Стивен не мог позволить себе думать иначе до получения улик, доказывающих обратное.

Сейчас на опушке никого не было, но за последние пару часов здесь кое-что произошло. Примятая трава – клочок земли метр на полтора, здесь могло лежать тело. По одну сторону от примятой травы виднелись брызги крови – предположительно крови пса, который принадлежал хозяину этой земли, хотя Кент тщательно исследует образцы, чтобы удостовериться, что кровь не принадлежит человеку: ни пропавшей девушке, ни ее похитителю. Цепочка кровавых следов вела от опушки к хозяйскому дому (который располагался в полутора километрах за лесом), куда час назад прибежал порезанный ножом, истекающий кровью пес.

Старик отреагировал мгновенно, последовал по цепочке кровавых следов до опушки леса. Зрение у старика было острым – он заметил клочок чего-то белого, застрявшего в тонких ветках одной из сосен. Это были женские трусики. Маленького, четвертого, размера, с нежными мелкими цветочками – такой размер носила Саманта Иглстон, такую расцветку белья она любила. Старик тут же позвонил шерифу, который в свою очередь связался со Стивеном.

Кент присел на пятки и передвинул монокль с глаза на лоб, затем резко поднял голову.

– Я обнаружил волос, – с глубоким удовлетворением заявил он. – Темный. Прямой.

Пульс Стивена участился, и он осторожно подошел к примятой траве, которую исследовал Кент, избегая наступать на залитые кровью участки. У Саманты Иглстон волосы были темными, но очень длинными, к тому же кудрявыми. Волос принадлежал преступнику – на это Стивен даже и надеяться не смел.

– Невероятно! Поверить не могу, что ты в этой грязи хоть что-то нашел.

Кент усмехнулся, потом вновь надел монокль на глаз и опустился на четвереньки.

– Я профессионал.

Стивен покачал головой.

– И сама скромность. Не забудь об этом.

– И сама скромность, – добавил Кент, сейчас обращаясь к земле.

– Ага, – негромко сказал Стивен. – Скажи, что у этого волоса сохранился волосяной мешочек, и я поверю, что ты – профи. В противном случае ты всего лишь очередной зубрила в маске сварщика.

Кент засмеялся.

– Хотел бы я быть сварщиком. Деньги греб бы лопатой.

Стивен скрестил руки на груди.

– Давай работай, сварщик. Есть волосяной мешочек или нет?

Улыбка Кента потускнела.

– Нет, к сожалению.

– Черт! – прошипел Стивен. Без мешочка невозможно провести анализ ДНК.

– Придержи коней, – снисходительно сказал Кент. – Возможно, мне все же удастся выделить ДНК.

– Сколько понадобится времени? – спросил Стивен сквозь зубы.

– От семи до десяти дней. – Кент вновь присел на пятки. – А где пес?

Стивен посмотрел в ту сторону, где стоял шериф, обнимая за плечи хозяина собаки.

– Наверное, в хозяйском доме. Должен был приехать ветеринар, чтобы наложить швы. – Он надеялся, что собаку можно поднять на ноги – ради старика, но лабрадор потерял много крови. – А что?

– Я хочу взять соскоб с его зубов.

Брови Стивена взметнулись вверх.

– Зачем?

– Если собака укусила этого негодяя, на ее зубах могли остаться частички кожи.

Стивен по-новому взглянул на молодого мужчину, который поступил на работу в Бюро расследований всего несколько месяцев назад.

– Хорошо, беру свои слова обратно. Ты настоящий профессионал. Я бы никогда не догадался проверить собачьи зубы.

Кент опять усмехнулся.

– Не буду приписывать себе чужую славу. Видел такое в «Законе и порядке».

Стивен закатил глаза.

– Ну конечно. Зачем учиться в полицейской академии? Просто нужно заставить всех новобранцев смотреть сериал «Закон и порядок».

– Сэкономили бы деньги налогоплательщиков, – в очередной раз усмехнулся Кент, не отрывая взгляда от травы.

Стивен мысленно улыбнулся. Он ловил себя на том, что ему намного больше нравится легкая манера общения этого молодого эксперта, чем ядовитые комментарии начальницы Кента. Диана обычно лично контролировала расследования такой важности, но в настоящий момент она загорала на круизном лайнере. Это давало Кенту возможность показать свое умение и позволить остальным с удовольствием отдохнуть от Дианы.

– Пойду проверю, чтобы ветеринар ничем, так сказать, не испортил собачьи зубы.

– Спасибо. Передайте старику, что я не обижу его собаку, – добавил Кент, вновь опуская голову, чтобы продолжить исследования.

Стивен посмотрел туда, где, по ту сторону желтой ленты, молча стояли шериф Браден и пожилой хозяин.

– Ему и так досталось с лихвой, – пробормотал Стивен.

Шериф Браден встретился с ним взглядом, и в нем Стивен увидел смесь невыносимого страдания и пугающей безнадежности. Шестнадцатилетняя Саманта Иглстон была племянницей шерифа.

Глядя на поникшие от горя и ужаса плечи Брадена, Стивен Тэтчер почувствовал родство с тем, кому также пришлось испытать и вежливое сочувствие, которое правоохранительные органы испытывают к потерпевшим, и солидарность коллег-полицейских. Стивен знал, каково сейчас Брадену. Понимал, какие чувства владели его сестрой. Понимал, каково это – жить в ужасе, зная, что какой-то сумасшедший держит у себя твоего ребенка.

Стивен осторожно направился к тому месту, откуда за ним наблюдали Браден и старик фермер.

– Похоже, мы кое-что обнаружили, – сообщил Стивен, и Браден со сжатыми губами кивнул. – Вы отлично сохранили место происшествия в неприкосновенности. А матушка природа помогла – дождя не было, – добавил он.

Браден продолжал молчать. Стивен был не уверен, что шериф вообще может говорить, – за это его винить было нельзя. Браден видел раны, нанесенные псу, и, несомненно, воображение рисовало ему страшные картины, и сердце рвалось на куски от видений, в которых его племянница находилась во власти садиста с ножом. Стивен похлопал шерифа по плечу, посмотрел ему в глаза.

– Мне очень жаль, – прошептал он. – Я-то знаю, каково вам.

Браден тяжело сглотнул. Откашлялся.

– Спасибо, – выдавил он. Расправил плечи, поднял голову, убрал руку с плеча старика. – Мои парни так и рвутся в бой. Все, что вам, ребята, нужно, – только скажите.

Стивен взглянул ему через плечо. Кент продолжал ползать на коленях, а Гарри по-прежнему обыскивал лес.

– По-моему, пока самое лучшее – не затаптывать место происшествия. Но ваши люди могут присоединиться к поисковой группе. Сколько здесь гектаров?

Браден обратился к старику:

– Бад?

– Сто сорок пять, – без запинки ответил старик.

Голос у него был сильнее, чем ожидал Стивен, хотя его непрерывно трясло. Одна узловатая рука сжимала палку, вторую он протянул в знак приветствия.

– Меня зовут Бад Клэри. Это моя земля.

Стивен пожал руку старика.

– Сожалею, что пришлось встретиться при таких обстоятельствах, мистер Клэри. У меня есть особая просьба. Ваш пес, сэр.

Седая бровь поползла вверх.

– Пэл? – удивился мистер Клэри.

– Так точно, сэр. Мы хотели бы осмотреть его зубы, когда ветеринар закончит накладывать швы. Если Пэл укусил человека, который напал на него с ножом, там могли остаться улики.

– Надеюсь, что укусил, – пробормотал Клэри. – Надеюсь, отхватил хороший кусок от этого сукина сына.

– Я тоже, – мрачно согласился Стивен. – Шериф, вы не могли бы попросить ветеринара не трогать пасть Пэла?

Браден уже направился к патрульной машине.

– Обязательно.

Стивен обернулся к старому Баду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное