Виталий Каплан.

Один в поле воин



скачать книгу бесплатно

– Лара, представься, плиз, не все тебя знают! – попросил Лёша.

– Лариса Моховикова, отряд «Волкодав», – чётко отрапортовала девчонка. – До выборов временно исполняю обязанности командира… потому что неделю назад наш Вовчик таки состарился и усвистал на пенсию. По теме отвечаю: в прошлом году… вернее, в позапрошлом декабре, мы с похожей пакостью дело имели. Опекали одну девочку… обычный проект, семья трудная, девочка сложная… но у девочки семилетняя сестрёнка была.

«Была»! – иголкой в сердце кольнуло Саню прошедшее время. А Лариса продолжала:

– И вот в декабре младшая, Маришка, пропала. Причём там такая семейка, что хватились только через два дня. Короче, мы начали искать, своими силами, общий сбор не объявляли, потому что всё казалось не очень сложно. Легко взяли пеленг… а вот дальше начались проблемы. Оказался какой-то закрытый объект под Москвой, в районе станции Икша. Как бы военная часть, но на самом деле что-то совсем другое. Все дела – бетонный забор, колючка под током, видеокамеры, собаки. Ну, мы обозлились, пошли на штурм. Собак погрузили в сон, в сеть им пустили вирусок, так что видеокамеры уже ничего реального на показывали, забор по воздуху взяли, друг друга перенесли… В общем, это всё лишние детали. Суть в чём – это была какая-то очень крутая банда, с такой крышей, что мама не горюй. Они похищали детей, причём здоровых, но из неблагополучных семей. То есть из таких, что пороги в ментовках обивать не будут и прессу на уши не поставят. А детей – на органы, в частные клиники. Мы там нескольких ребятишек в подвале нашли… на этой базе. Короче, пришлось повоевать… и это плохо кончилось для наших. Неприятная история, не хочу даже говорить… короче, одного у нас подстрелили. К счастью, не очень тяжело, в руку… а с другим хуже вышло. Некоторые тут знают, а кто не знает, значит, тому и не надо. Детей, конечно, вытащили, развезли по домам… повезло, что все оказались московские или подмосковные.

Несколько долгих секунд все молчали. Потом заговорил Лёша:

– Спасибо, Лара! В общем, видите, что силами одного отряда слишком опасно. Тут если что-то похожее, то каждого штурмующего как минимум двое должны прикрывать. Так что я не зря объявил сигнал «999». Но и фанатизма-героизма тоже не надо. Нас тут пятьдесят семь человек, это много… поэтому у кого какие-то срочные дела, или дома серьёзные траблы, или что-то такое – не выпрыгивайте из штанов, не лейте мешки крови. Кто сможет, тот сможет, кто не сможет, тот в другой раз.

– Да понятно всё, хватит лирики, – подал голос плотный очкастый парень в белых бриджах. – Давайте уже пеленговаться. Предмет-то хоть есть?

– Вот! – Саня вынул из рюкзака и поставил на траву рыжего зайца. – Любимая Мишкина игрушка, он без этого монстра не засыпает.

– Это хорошо, значит, эмоциональная привязка мощная, – улыбнулся парень. – Ну давайте, я начну.

Он взял на руки зайца, слегка прижал к себе, напряжённое лицо его на мгновение разгладилось – и Саня подумал, что сейчас этот незнакомый пацан похож на себя лет десять назад.

Может, был у него такой же любимый заяц… или волк…

– А вот интересно, – задумчиво протянул парень, – хоть кто-нибудь подумал притащить карту Московской области? Вы как вообще собирались? Два лаптя к норд-весту?

Упоминание о лаптях неприятно кольнуло Саню.

– Вот обо всём приходится самому заботиться, – продолжал ворчать парень, вытаскивая из рюкзака сложенную в несколько раз карту, гидравлический компас, циркуль, транспортир, карандаши, деревянную линейку. Разложил карту на примятой траве. Задумался на минутку. – Вот примерно так… отсюда километров сорок пять, может, сорок семь. Направление – северо-северо-восток… – Он покрутил компас. – Азимут примерно тринадцать.

И тут азимуты! – поёжился Саня. Мало они с Максом поблуждали тогда на турслёте… теперь снова. Впрочем, наверняка парень в азимутах разбирался.

– Это кто? – шепнул он Диме.

– Антон Барабаш, командир «Волков», – вполголоса пояснил тот. – Крутой волшебник… и математикой серьёзно занимается, всероссийские олимпиады решает как нечего делать.

– А почему их отряд так называется? – удивился Саня. – Почему именно волки?

– Не волки, а волк. В единственном числе, – растолковал Дима. – Расшифровывается как «Волшебная Команда». Но иногда их и во множественном числе расшифровывают. «Волки» – Волшебная Команда Интеллектуалов. У них так исторически сложилось, что больше всех ботанов. И больше половина их отряда входит в «Волну». Ты про неё в курсе?

Саня кивнул.

– Ну что, кто следующий? – пригласил очкастый Барабаш.

– Давайте я, что ли, – вызвалась Лариса. Подхватила зайца, прижала к себе… тоже на мгновение впала в детство. Потом взяла у главного Волка компас, покрутила, подумала.

– Азимут восемнадцать, расстояние пятьдесят кэмэ.

– Отмечаю! – склонился над картой Антон.

– Вы б на асфальт перебрались, с картой, удобнее же! – предложила Аня. – А ребята и там подержат завесу! Димка! Включил бы уж людскую отгонялочку!

– Уже! – ухмыльнулся Дима.

– Теперь давайте я, – сказал Лёша и взял у Ларисы зайца. – Так-так… Азимут пятнадцать… нет, четырнадцать с половиной, расстояние сорок восемь. Антоха, ставь мою точку!

Потом зайца тискали Гена из «Лунного пламени», Танька Дроздова, Денис Мельников из «Тасмании», ещё какая-то строгая, похожая на училку, девчонка в очках, конопатый худенький Вася из отряда «Шеврон» – на вид ему едва было тринадцать, но Дима шепнул: на самом деле пятнадцать с половиной, и скоро ему уже уходить «на пенсию». Карта покрывалась расположенными близко друг к другу точками.

– Я тоже хочу! – поднял руку Саня, но Дима дёрнул его сзади за выбившуюся из шортов футболку.

– Сиди! Ты видишь, ни Лиска не рвётся, ни я, ни Серёга… о мелких уже и не говорю. Чтобы метод сработал, нужно, чтобы точки ставили волшебники примерно равной силы. То есть чтобы ошибки в каждой точки были примерно одинаковыми. А твоя точка будет с другой ошибкой и всю их математику поломает.

Антон между тем что-то вымерял по карте, вычерчивал, проводил циркулем еле заметные окружности.

– Ну что! – в конце концов выпрямился он. – Район станции Клязьма по Ярославской дороге. Чуть к западу от неё, в радиусе километров трёх-четырёх. Надо туда ехать, на месте уж определимся с полной точностью.

– Всё, снимаемся и погнали! – распорядился Лёша. – Сейчас уже четвёртый час… успеть бы до темноты вернуться…

И никто не усомнился в его праве командовать. Даже ворчливый математик Барабаш.

8.

До метро топали минут двадцать, в пути молчали, но это молчание не так мучило, как раньше – ведь уже началась полезная работа. Что бы ни стряслось с Мишкой, в каких бы подземельях он ни томился – ему на выручку шёл весь московский «Волнорез». Ну, пусть и не весь, но тридцать человек, огромная сила, если вдуматься. А если не вдумываться, если поглядеть со стороны – просто идёт по парковым аллеям большая толпа подростков. Конечно, прохожие могли задумываться: а чего это они вместе собрались? Возраста разные, на футбольных фанатов не похожи, и не скауты вроде – галстуков нет. Школьников из глубинки привезли насладиться Москвой? А где же взрослые? Но никто не задумывался, потому что завесу невнимания держали по-прежнему.

– У тебя деньги на метро есть? – участливо спросил Дима.

– Ага! – кивнул Саня. – А у тебя нет? Одолжить?

– Не тупи! – Дима засмеялся. – Храните ваши денежки по банкам и углам. Мы все пройдём так, на халяву. Простейшее волшебство, расход силы практически нулевой. Кладёшь ладонь на турникет, образ цели – что ты прошёл. И шагаешь себе.

– А как же правило номер два? – поразился Саня. – Разве это не использование волшебства в личных целях?

– Конечно, нет! – Дима рассмеялся. – Мы же сейчас работаем. Ребёнка спасаем. А значит, можно всё. Ну, в разумных пределах, конечно, потому что правила номер раз никто не отменял.

В вестибюле станции «Измайловский парк» никто на их толпу внимания не обратил. Ну, дети, ну, много, ну, едут куда-то – значит, так надо. И не свистели тётки-дежурные, не выбегали полицейские – подумаешь, вместо карточки ладонь приложили! Не наше дело!

На Ярославском вокзале было то же самое. Охранники в чёрной форме РЖД скучающе смотрели, как турникеты послушно пропускают подростков-безбилетников.

– И контролёры мимо нас пройдут! – успокоил Дима. – Ты даже сам ничего не делай, не траться. Ребята завесу держат, по очереди.

Пришлось, правда, подождать минут пятнадцать – подходящая электричка уплыла у них прямо из-под носа, не хватило нескольких секунд.

– Мелкая станция, на ней редко останавливаются, – пояснила Лиска. – Я знаю, часто тут езжу, у нас же по этой дороге дача.

В электричке, несмотря на будний день, оказалось довольно людно. Свободные места были, но не так, чтобы на тридцать два человека в одном вагоне.

– Врубим отгонялочку? – прищурился Антон Барабаш. – Не стоит нам по всему составу разбредаться.

Сказано – сделано. Спустя минуту пассажиры, мрачно осматриваясь и принюхиваясь, похватали свои вещи и направились в другие вагоны – а на освободившиеся места сели волнорезовцы.

– Как-то нехорошо получилось… – вздохнула Лиска, когда потянулись за окнами заборы, деревья, темно-красные кирпичные здания. – Людей прогнали… и, по правде сказать, вовсе без необходимости! Можно было и постоять, до Клязьмы сорок минут всего…

– Всё правильно! – возразил Дима, устроившийся у окошка, напротив Сани. – Ты вот прикинь, если омоновцы на трамвае поедут преступников задерживать… и всей толпой будут у водителя билетики покупать… и уступать место бабушкам, напрягать ноги… а этими ногами им, между прочим, скоро придётся бегать и прыгать. На всю мощь! И потом, никому ведь хуже не стало. Им, людям, не по фиг, в каком вагоне ехать?

Сане было не до этой перепалки – которой уже по счёту между Димой и Лиской. Он глядел в окно, а видел вовсе не дома и деревья… в мозгу прокручивались совсем другие картинки. Вот высокий, метра четыре, забор с витками спирали Бруно поверху. Вот девочка Лариса, одетая как сейчас – лохматые джинсовые шорты, голубая майка с рисунком летающей тарелки… она строго смотрит на пацана тоже лет пятнадцати, прыщавого, с гривой волос… и пацан медленно поднимается в воздух, проплывает над колючкой, приземляется по ту сторону… прямо как Саня в тот первый раз в штабе. А потом работает уже пацан, и Лариса плывёт к нему по воздуху. Разумное решение – если уж волшебники не умеют летать сами, то по крайней мере могут переносить друг друга. А другой пацан, вот тот мелкий в белой футболке, что сидит сейчас через два сиденья впереди, в компании волкодавских… он водит ладонями перед своим лицом, и видеокамеры слепнут, датчики периметра глохнут…

Хотя, конечно, всё было не так. Никакой летней одежды – всё происходило в декабре. И выглядели ребята помладше – ведь полтора года назад! И этот мелкий в белой футболке и синих спортивках, скорее всего, тогда ещё понятия не имел о «Волнорезе» – ему и сейчас-то на вид не больше, чем Ваньке…

Но это всё мелочи, не это важно. А вот сорок пять детей в бетонном подвале, в стеклянных шарах… стоп, при чём тут стеклянные шары? Почему сорок пять? С чего вдруг такая глупость лезет в голову? Просто бетонный подвал… интересно, а куда они писали и какали? И чем их кормили? Ведь если собирались разрезать на органы, то вряд ли до операции морили голодом! А что им говорили? Знали ли дети, что их ждёт? И чем занимались? Всё время плакали? Или те, кто постарше, утешали совсем уж мелких (как Мишка!), веселили их, рассказывали сказки со счастливым концом?

Счастливый конец всё-таки получился… или не очень счастливый, судя по тому, как Лариса быстро закрыла тему.

– Не раскисай! – сунулся к нему Ванька. – Всё будет окейно, Мишку найдём, гадов уроем… думаешь, правило номер раз такое уж непробиваемое? Можно ведь не убивать и не калечить… но такую волшебку им запустить, что слезами умоются!

– Не приставай к человеку! – строго одёрнул его Серёга. – А то кое-кто сейчас прямо тут, в проходе, отжиматься будет!

– Да легко! – согласился Ванька. – Только чур потом ты с мамой объясняйся, почему у меня майка спереди грязная…

Где-то после Мытищ вошли контролёры – две толстые тётки в лиловых жилетах и небритый мрачный охранник в чёрном. Повертели головами, поморщили носы – и спешной походкой направились в следующий вагон.

– Классная отгонялочка! – прокомментировал Ванька. – Видел, как принюхивались? Им, наверное, показалось, что тут мамонт издох и разложился.

– Отгонялочку, значит, почуял, – усмехнулся Дима, – а что Олежек Сулимов из «Лунного пламени» завесу на всех держал, нет? Да если бы нас контролёры заметили, плевать им на вонизм!

– Вы бы лучше приготовились! – вмешалась Лиска. – Скоро уже Клязьма будет… сейчас мы Челюскинскую проехали, потом Тараска – и на выход!

На станции Клязьма было почти пусто – если не считать нескольких помятых мужичков, которые плевать хотели на вывалившуюся из вагона толпу детей.

– Всё, народ, теперь аккуратно! – скомандовал Лёша. – Не орать, не возиться. Кто-нибудь, подержите невнимание. Сейчас найдём какое-то местечко потише, снова запеленгуемся.

Местечко потише нашлось довольно скоро – небольшая рощица, вернее, лесополоса между дачным посёлком и шоссе. Саня вновь достал рыжего зайца, а Антон – чёрный нетбук.

– Та карта уже не годится, масштаб мелковат, – объяснил он. – Сейчас будем по-взрослому работать, то есть по гугловой карте. Вайфай тут, конечно, совсем никакой, придётся по 3G в сеть лазить.

И опять старшие тискали Мишкиного зайца, гладили, баюкали. А Саня сидел на траве и рассматривал смартфон, у которого он предусмотрительно отключил звук. Три неотвеченных вызова – два от папы и один от мамы, грозная папина эсэмэска: «Что происходит? Ты где? Совсем совесть потерял?» Пришлось отбить ответ: «Всё в порядке, я с друзьями, сильно занят, вечером буду. Совесть при мне».

– Ну вот, это уже конкретно, – весело объявил Антон, захлопывая нетбук. – Отсюда два с половиной километра к западу, азимут триста пять. Судя по гуглу, там дачный посёлок.

– Теперь так, – сказал Лёша. – Идём сейчас всей толпой, только под невниманием, но на подходе к посёлку врубаем завесы невидимости. Там, кстати, может быть полно народу, поэтому основная масса стоит в каком-нибудь удобном месте, на ходу сориентируемся. А небольшая группа – на разведку. Погуляем вокруг нужного дома, изучим обстановку, и тогда уже решим. Группу предлагаю небольшую. Я сам, Лариска, Димка Якушев, Славик Усольцев…

– И я тоже! – решительно заявил Саня. – Иначе с ума тут сойду. Обещаю, что буду слушаться и не путаться под ногами.

– Хрен с тобой, золотая рыбка, – вздохнул Лёша. – Ладно, пойдёшь с нами. Но помни – никакой самодеятельности. Подошли, обнюхали, и назад, к родному коллективу.

– И настройтесь на подпитку! – добавил Антон. – Лучше сразу распределить, кто кого кормит.

– Это что? – Саня дёрнул Диму за локоть. – Что такое подпитка?

– Это вы не проходили, это вам не задавали! – пояснил Дима. – Короче, один волшебник может другого силой запитать, если у того иссякнет. Типа как провод от одного до другого кинуть. А если тебе кинули сразу много проводов, то силы немерено будет, успевай только тратить. Обычно когда настоящую невидимость включают, то подпитываются дистанционно. Правда, очень далеко не выходит, метров триста, хорошо если пятьсот. Чтобы подпитаться, сперва надо законнектиться. Вот кто тебя питать будет?

– Я! – хором вызвались Лиска и Ванька.

– Лучше Ванька, – решил Дима. – Силы много, мозгов мало. Хоть какая-то польза. А Лиска – в резерве.

– Почему это я в резерве? – вскинулась та. – Чем я хуже?

– Потому что прекрасная дама! – парировал Дима. – Подпитывать силой – работа тяжёлая. А прекрасные дамы не копают ямы.

Лиска вспыхнула – но замолчала. То ли не нашла от возмущения слов, то ли примеряла к себе выражение «прекрасная дама».

– Теперь так, – деловито пояснил Дима. – Включай волшебство, представляй его так, как для себя видишь. Возьми Ваньку за руку – для настройки нужен физический контакт. Ванька, врубай своё волшебство. Готовы оба? Теперь тянитесь своими волшебствами друг к другу. Представьте в уме эту картинку.

Саня представил. Сперва ощутил, как бьётся в Ванькиной груди обычное сердце… а внутри этого сердца из крови и мышц – светящийся шарик… только не белый. А какой же? Точно! Зелёный! Как новогодняя ёлка, или крокодил, которого не существует. И от Саниного белого шарика к этому зелёному тянется луч… нет, не луч даже, а рука… тоже белая. И оттуда тянется другая… тёмно-зелёная… ладони хлопают друг по другу, пальцы сцепляются, и… И всё. Связь установлена. Законнектились.

– Руки можно расцепить, – напомнил Дима. – А то вы будто малыши на прогулке в детсаду.

При этих словах Саня вновь вспомнил вчерашний вечер. Нервная воспиталка Ольга Степановна, песочницы и грибки на участке, розовощёкий Вадик Зайцев, не выговаривающий сразу и «р», и «л». «А Мишу куд’явый дядя заб’яй. В чёйных штанах».

Он глубоко вздохнул. Не время раскисать, не время!

– Все настроились? – скомандовал Лёша. – Тогда погнали! Андрюха и Юля, невнимашку держите? Ну отлично. В темпе!

До посёлка дошли за полчаса. Не пришлось, как тогда на турслёте, то и дело крутить компас, вымерять азимут – к посёлку, как и обещала карта в нетбуке Антона, вела двухполосная асфальтовая дорога. Иногда по ней проносились машины, а пешеходов не встретилось ни одного.

– Так, вот оно, кажется! – поднял руку Лёша. – Остановились, надели завесы. Теперь ищём место для стоянки.

И тут же прогудел, точно муха, поставленный на виброзвонок смартфон. Саня прочитал очередную эсэмэску: «Немедленно домой! Необсуждаемо!», отбил ответ: «Пока не могу. Буду позже».

– Да, кстати, – напомнил Лёша. – Разведгруппа, отключите телефоны. Неслышка на телефонные звонки не распространяется, – пояснил он Сане. – Да и вообще, я читал, есть такие охранные системы, которые на телефон реагируют. Видеокамера тебя не увидела, собака тебя не почуяла, сигнализацию ты не зацепил – а вот по невыключенному мобильнику спалился.

Подходящее место нашлось довольно быстро. Глубокий овраг, заросший молодым ивняком и крапивой, по дну бежит маленький ручеек. Всё бы ничего, но сколько же тут было мусора! Рваные пластиковые пакеты, бумага, пивные бутылки, тряпки…

– Неприятность эту мы переживём, – усмехнулся Антон. – Люди, располагайтесь. Держим каждый свою завесу, а Пашка и Лёнька сделают отгонялочки. Пашка от людей, а Лёнька от собак. А то представьте, дачники псов своих могут выгуливать, а тут мы… Ладно, разведка, ни пуха!

– И тебе того же по тому же месту, – широко улыбнулся Лёша. – Пошли. Аккуратненько. Никуда не торопимся, солнце ещё высоко.

Солнце, конечно, было высоко, но время близилось к шести. Интересно, мама ещё в больнице, или уже вернулась домой? И бегает по стенкам, поскольку ещё и старший сын пропал. Впрочем, эсэмэски же он кидал, знают, что ничего с ним не случится. И вообще, не о доме нужно думать, а о Мишке. Саня вновь погладил белый шарик, представил образ цели. То, что приходилось одновременно держать завесу, не сильно мешало – всё-таки сейчас он вовсе не тот неопытный волшебник, что угробил всю силу на утешение ревущей девчушки… с тех пор прошёл целый месяц, и он многому научился.

С Мишкой всё оказалось в порядке – то есть жив, и ничего не болит. Даже удалось разглядеть цветок его эмоций, правда, едва-едва, как через очень грязное стекло. Синяя тоска, оранжевый страх, красная обида…

– Вроде вот оно! – тихонько проговорил Лёша, указывая на ворота. – Солидно тут у них.

Действительно, было солидно. Дачный посёлок ограждал высокий, метра в три, забор из частых железных прутьев, опутанных сверху колючей проволокой. За забором виднелись деревья, а уже за ними смутно угадывались дома. Похоже, участки здесь огромные… пятнадцать овсянниковских соток здешним обитателям показались бы жалким клочком земли.

Прямо по курсу располагались ворота. Стальные, выкрашенные в тёмно-синий цвет. Перед воротами – полосатый шлагбаум, а за ними – будочка охраны. И даже не будочка, а хоть и маленький, но всё же домик.

Одного охранника даже удалось разглядеть – здоровенный, как медведь, форма чёрная, похожая на ту, что у охранников на железной дороге, только поперёк спины надпись жёлтыми буквами: «ЧОП Волкодав».

– Позорят наше славное имя! – возмутилась Лариса.

– Остынь, – возразил спокойный, похожий на бобра из первого фильма про «Нарнию» Славик Усольцев. – Во-первых, у вас нет монополии на это название, во-вторых, почему позорят? Работают люди, охраняют, получают зарплату… с чего ты решила, что они заодно с похитителями?

– Всё равно надо их как-то нейтрализовать! – заявила Лариса. – Мы ж так просто по невидимке не пройдём, надо же калитку открывать, у них электроника сработает…

– Лёха, можно я? – вызвался Дима. – Сейчас всё сделаю.

Он застыл на месте, лицо его вытянулось, а пальцы шевелились, будто перебирал ими по дырочкам флейты. Потом выдохнул:

– Всё, минут десять им точно не до нас будет! Пошли! – и первым направился к калитке, потянул на себя – и та послушно открылась.

– А что ты сделал-то? – шёпотом поинтересовался Саня, когда все пятеро зашагали по широкой, асфальтовой улице с табличкой «Сосновый бульвар».

– Короткое замыкание, – расплылся в шкодливой улыбке Дима. – Так что все их камеры надолго ослепли, все электронные замки отключились. Они сейчас, наверное, спецов вызванивают. Но пока те приедут… короче, нам времени хватит.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное