Виталий Каплан.

Один в поле воин



скачать книгу бесплатно

Лежала она, где и было указано – в узкой щели между железной урной и стеной какого-то длинного и явно нежилого дома, в двух шагах от троллеубусной остановки. Маленькая коробочка, меньше сигаретной пачки. На вид совсем невзрачная. Но когда Костик, оглянувшись по сторонам, вытащил её, на лице его отпечаталось такое счастье, будто получил Нобелевскую премию, поступил во все университеты мира, влюбился во всех поп-звёзд и каждая ответила ему взаимностью.

– Ну, всё понятно, – шепнул Ванька. – Тут уже ничего интересного не будет, можно и по домам. Способ закупки тоже ясен. Мне вот, например, совсем не в кайф смотреть, как он эту дрянь употреблять станет. Миссия пройдена.

И вот теперь Саня излагал их с Ванькой идею.

– Устраиваем засаду возле той урны… вряд ли ему назвали первое попавшееся место, значит, туда уже не раз клали… и ещё положат. И как только появится курьер, засунет туда посылочку – мы его волшебством хватаем, тащим в штаб и допрашиваем… и под волшебством он всё нам выдаст – на кого работает, у кого получает товар… потом начинаем следить за теми… и выходим на самого главного босса, и…

– И что? – хмуро оборвал его Лёша. – Вышел ты на самого главного босса, а дальше? Достаёшь верный АК-74 и разносишь ему башку? Или звонишь детским голоском в полицию: «дяденьки, я тут наркомафию поймал, срочно выезжайте!» Правило номер один помнишь? Не убивать волшебством и не калечить. А всё остальное бесполезно. Ну погладишь ты ему мозги… ну станет он чуть лучше на пять минут… а дальше то же самое будет.

– И ни на какого самого главного босса ты не выйдешь, – Дима подбавил дёгтя в Санину бочку мёда. – Потому что даже если получится курьера отловить и допросить, что ты с ним потом делать будешь? Придётся же отпустить.

– А память стереть? – предложил Саня.

– Ага, стёр один такой, – хмыкнул Дима. – Это не с каждым получается, непредсказуемое тут волшебство… Никогда не знаешь, сработает ли и как. Может, он вообще всё забудет, даже как его звать и как унитазом пользоваться. Тогда это уже нарушение правила номер раз. Калечить – это ж не только руки-ноги ломать, это и психики тоже касается. А может, он забудет ровно то, что надо, но потом вдруг вспомнит. Поэтому всё равно огромный риск, что он от нас выйдет и своим шефам всё расскажет… типа какие-то странные дети его охмурили и вытянули из него всю инфу. И в лучшем случае эти самые шефы подстрахуются и поменяют схему распространения. А в худшем – начнут нас отлавливать, и нам придётся защищать друг друга волшебством. Засветимся, короче, и в конце концов про нас узнают спецслужбы… Вот так погиб московский отряд «Ключ», ещё в середине девяностых, мне Данила рассказывал, а ему Игрек, а Игреку Соня… Всех ребят поодиночке отловили и куда-то увезли, и больше их никто не видел. Понимаешь, какая засада?

Саня молча опустил голову. Спорить сразу расхотелось – наверняка на все его слова Лёша с Димой нашли бы миллион возражений.

– Саня, пойми, мы же не «Ночной Дозор», – утешающе произнесла Аня. – Мы не всемогущие… мы, хоть и волшебники, а всё равно дети, и у нас не получится всякие взрослые проблемы решить.

Ни с наркотиками, ни с коррупцией, ни с экономическим кризисом… Вот если одному человеку удаётся помочь – уже хорошо. А гигантские планы многие волнорезовцы строили, с самого начала, только ни у кого ничего не вышло…

Какие они все были взросло-правильные! До ломоты в зубах, до серой тоски… Неужели и он таким года через два станет? Может, волшебство умирает не потому, что шестнадцать стукает, а потому, что чем ты старше, тем меньше веришь себе?

– В общем, ловить наркоторговцев не будем, – повторил Лёша. – И чисто технически невозможно, и опасно, и, между прочим, бесполезно. Потому что даже если бы мы вот конкретно этих выловили, у которых Костик снабжается, то очень скоро он бы других нашёл. Я почитал вчера, как это делается. В инете есть куча сайтов, форумов, чатов, где наркоманы тусят, ну и обмениваются инфой, где брать. Мы ж весь интернет не закроем, правильно? У нас такой закрывалки нет. А поэтому сосредоточимся на Костике. Приведём его сюда и вправим мозги. Есть возражения?

Если они и были, то только у Ани, но та промолчала.

– Тогда распределим зоны ответственности, – деловито предложил Лёша. – Думаю, надо так: Ванька отслеживает Костика и даёт сигнал, когда он будет на улице, в удобном месте.

– Если он на консультацию пойдёт, то можно сразу после, – предложила Аня. – Завтра у него по алгебре консультация, а в среду уже писать ГИА.

– Ну вот, значит, Ваня последит, что и как… – согласился Лёша. – Если Костик один пойдёт домой, то и хорошо, а если в толпе, значит, надо уже у подъезда перехватывать. Короче, задержание проведём мы с Димой. А Сане с Лиской, как людям творческим, самое сложное задание – подготовить обстановку. Лис, ты потом Сане подробнее объясни, как это делается.

– А мне что? – хмуро спросил Серёга. – У меня, значит, зоны ответственности нет?

– Ты на подстраховке, – объяснил Лёша. – Тоже с нами пойдёшь, и если надо будет, подержишь над нами невидимость. Вдруг потребуется, а у нас все силы на конвоирование уйдут? Это же не как на войне языка брать – двинул прикладом по затылку, на плечо взвалил и через линию фронта, в расположение своих. Тут надо, чтобы никто ничего не заметил… Идут типа трое мальчиков, общаются… про кино, про музыку, про девчонок…


И вот сейчас надо было соорудить декорации. Взять вот и сочинить в голове фильм про эту самую «Новую инквизицию». Наверное, она должна быть похожа на старую. Чтобы страшнее. Значит, стены из серого тёсаного камня… вот тут, где раковина и кухонный столик, пусть будет жаровня… малиновые угли на толстой решётке. В том углу, где сейчас стоит бесхозная барабанная установка, пускай размещается дыба… вспомнить бы только, как она выглядит. Наверное, как в фильме «Царь»… бревно такое под потолком, с верёвками.

А обитый сукном стол можно и оставить. Да, чуть не забылось: освещение! Жаровни мало, ещё пару-тройку факелов на стены… обязательно в медных кольцах. Стальные – не стильно.

И на полу непременно солома. Не свежая, а чтобы чуть подгнила. И мыши пускай шуршат.

– Вот примерно так, – поделился он идеями с Лиской.

– Столик забыл, где секретарь сидит и показания пишет, – предложила она. – Вспомни, в учебнике истории была такая картинка. И ещё пусть будет отдельный столик, где всякие орудия пыток разложены. Давай его вон туда поставим, рядом с гитарой. Гитару, кстати, убери, ещё споткнутся об неё. Если Костика рядом с жаровней посадят… то есть раковиной, то этот столик ему будет плохо виден, но всё-таки виден. И пусть догадывается, что там такое… это страшнее получится, чем если бы точно знать.

– С чего ты взяла? – удивился Саня.

– Книжки надо читать! – усмехнулась Лиска. – Например, Стивена Кинга, «Пляску смерти». Это он для писателей написал, как надо сочинять ужастики… Нам в литстудии советовали почитать, я скачала… очень интересно, кстати.

– А как мы все эти наши придумки сделаем? – задал Саня резонный вопрос. – Надо будет всё время в голове это представлять и давить на волшебство?

– Не совсем, – пояснила Лиска. – Действуем вместе, одновременно представляем картинку, образ цели – чтобы Костя только это увидел, а наши – и как на самом деле, и нашу придумку. Придумка для них будет такая полупрозрачная… Как призраки… Вот представим мы, нажмём на волшебство, и получится на самом деле две похожих картинки. Тогда мы их совмещать станем, и они сольются в одну. После этого даём команду, чтобы держалась, и всё… остаётся только силой подпитывать, но нас же семеро, каждый подключится, так что расход не очень большой. И потом, всё же не долго будет… ну не больше часа, наверное. Без проблем успеешь за своим Мишкой в сад. Давай, готовься, мне уже эсэмэску кинули, что ведут нашего пленника…

…Сперва прискакал в штаб Ванька, уселся с дальнего края за длинный, обтянутый зелёным сукном стол, хихикнул:

– Классные декорации! Прямо как в кино!

– Ты не восхищайся, а подключайся! – строго заметила Лиска. – Подпитывай картинку.

Потом явился Серёга, хмуро сказал: «Наши на подходе» и тоже устроился за столом.

Наконец послышались шаги, и в подвал ввалились трое – Дима с Лёшей по бокам, и пленный Костик между ними. Был он сейчас в чёрной футболке с оскаленным черепом и в зелёных бриджах ниже колена. Кроссовки найковские, заметил Саня, дорогущие. И он ещё втирал Виктории Альбертовне про нищету!

Пленник растерянно крутил головой, но не делал попыток вырваться. Дима подвёл его к заботливо приготовленной табуретке, усадил, надавив на плечи.

– Неслышимка работает? – спросил он тихо.

– Ну а как ты думаешь? – усмехнулась Лиска. – Всё готово. Он нас не слышит и не видит, я завесу кинула на всех.

– Только лишнюю силу потратила, – скривился Лёша. – Он и так ничего сейчас не видит, мы его ослепили временно.

– Как ослепили? – не понял Саня.

– Это не особо сложное волшебство, – сейчас же поспешил объяснять Дима. – Просто сделали так, чтобы сигналы от глазных нервов не доходили до мозга. Сейчас снимем. А нужно это, чтобы он проникся, как у нас всё серьёзно. Ну и чтобы дороги не запомнил, конечно. Незачем ему про наш подвал знать.

– Саня, – напомнила Лиска, – не отвлекайся. Сейчас самое тонкое – подстроить картинку под Костю. Врубай волшебство и касайся его мозгов. Гладить не надо, просто войди в контакт. И держи картинку. Я тоже подключаюсь.

– Ну что, готово? – спустя минуту спросил Лёша. – Тогда возвращаем зрение и слух.

Костик глубоко вздохнул и дёрнулся. Не слетел бы с табуретки, забеспокоился Саня, но тут же сообразил: Костя видит сейчас вовсе не табуретку, а придуманное Лиской деревянное кресло с высокой спинкой, к которой он примотан верёвками. А ещё видит факелы слева и справа, тусклые угли жаровни, свисающие с каменных стен цепи. На полу гнилая солома, пищат в ней мыши… а вдалеке – стол, и сидят за столом высокие фигуры в коричневых балахонах, просторные капюшоны скрывают лица, да и света факелов едва хватает, чтобы различить контуры.

– Ну что, Константин Рожков, пятнадцати лет, учащийся девятого «а» класса две тысячи седьмой школы, проживающий на улице Старая Басманная… понял ли ты, куда попал? – сухо произнёс Лёша. Волшебство, как и было предусмотрено, меняло тембр его голоса, и Косте сейчас казалось, что говорит взрослый мужчина… едва ли не старик.

– Такого не бывает! – сипло выговорил Костик. – Это мне всё снится! Или глючится!

– Нет, Костя, мы тебе не снимся, – расстроил его Лёша. – И не глючимся. Ты находишься сейчас в штаб-квартире Новой Инквизиции. Слышал про такую? Не слышал! А потому не слышал, что организация наша тайная, глубоко законспирированная. Мы – наследники старой инквизиции, которая много веков назад искореняла язвы человеческой цивилизации. Мы владеем древними тайнами, о которых и не подозревают обычные люди. И мы в современной России занимаемся тем же самым, что и наши предшественники. Если закон бессилен, в дело вступаем мы. Уничтожаем тех, от кого обществу несомненный вред! Маньяков, насильников, педофилов, неизлечимых алкоголиков и наркоманов! Теперь понимаешь, почему оказался тут?

Костик промолчал, видимо, переваривая услышанное. Никак оно не укладывалось в его кудрявую черноволосую голову.

– Имей в виду, – включился Дима, – мы не связаны никакими рамками закона. Закон – для людей, а мы уничтожаем нелюдей. Видишь вот эти приспособления? Они для тех, кто отказывается честно и подробно отвечать на наши вопросы.

– И если мы убеждаемся, что преступник неисправим, что зло в нём неискоренимо, то освобождаем Землю от этой бесполезной биологической единицы, – подхватил Лёша. – Там, уровнем ниже, – направил он палец в пол, – помещение для исполнения наших приговоров. А ещё ниже – подземный крематорий.

– А теперь скажи сам – почему ты оказался здесь? – строго спросил Дима, колыхнув призрачным капюшоном. – И помни, что у нас бывает с теми, кто пробует врать!

– За курительные смеси? – выдавил из непослушного горла Костик. – Но это же всё легально! Всюду же объявления, и полиции по фиг, а значит, можно! И это вовсе не наркотики… просто чтобы хорошее настроение!

– Это нам, специалистам, ты будешь рассказывать сказки? – сурово произнёс Дима. – Уж не отрезать ли тебе уши, для лучшего понимания?

– Или поучить кнутом! – пробасил Ванька. Знал бы побледневший Костик, что этот высокий мрачный дядька – на самом деле мелкий пацанёнок на четыре года младше его! Но волшебство, подпитанное всеми шестерыми, работало исправно, и пленник не сомневался, что находится сейчас во власти взрослых людей. И более того, он даже не замечал, что одна из этих шестерых – женщина. В балахонах-то все одинаковы.

– Ты, Константин, – глухо заговорил Лёша, – самый настоящий наркоман. Курительные смеси – опасный наркотик, разрушающий мозг! Посмотри на себя! Ещё полгода назад ты программировал сайты, рисовал, писал исследовательскую работу по истории граффити… а что сейчас? Сейчас ты просто животное, которое жрёт и гадит… которое растеряло почти всех своих друзей… которое мучает свою маму. А дальше будет больше. Вот сколько ты сейчас можешь продержаться от дозы до дозы?

– Ну, дня три… – тихо ответил Костик.

– А скоро и дня не вытерпишь, и начнёшь воровать вещи, чтобы расплатиться с дилерами. Как давно начал употреблять? Отвечай!

– Перед Новым годом! – уставившись в воображаемую солому, произнёс пленник.

– Кто подсадил? – вмешался Дима.

– Никто не подсаживал, это я сам… – пробубнил Костик.

– Значит, запираемся? – зловеще оскалился Дима, и, несмотря на слабый свет факелов, Костя этот оскал увидел – потому что видел сейчас не глазами, а мозгом. А уж туда Дима ему картинку вложил.

– Я правду говорю! – не сдавался Костик.

– А вот если прижечь тебя раскалённым железом – будешь настаивать на своём? – Дима одним движением выскользнул из-за стола и направился к пленнику. То есть в иллюзии направился, а реально оставался на месте.

И Костик сдался.

– Ну, Вадик Маликов из десятого «б», – убитым голосом сообщил он. – Мы с ним ещё с того года корешимся.

– Значит, Вадик… – протянул Лёша. – И что же, он дал тебе попробовать? А потом, когда понравилось, подарил ссылочки, где можно взять?

Костик молча кивнул.

– Займёмся и Вадиком, – решительно заявил Дима. – Но вот с тобой-то что делать, Рожков? Какая от тебя обществу польза? Есть на земле хоть один человек, которому ты нужен?

«Аньке!» – чуть было не выкрикнул Саня, но вовремя сдержался.

– Маме, – опустив голову, глухо произнёс Костик.

– Наверное, ей будет очень тяжело, – мрачно заговорил Серёга, – когда ты сегодня не вернёшься домой и она начнёт обзванивать морги, больницы, полицию… и никто ей ничего не скажет. Через три дня тебя начнут разыскивать, а через год объявят пропавшим без вести. Она будет постоянно плакать… и может быть, начнёт пить с горя. Ибо, как сказал поэт, с кружкой будет веселей!

– Да она и так уже пьёт, – бесцветным голосом сообщил Костик. – С тётей Алей… это её подруга, самая близкая.

Серёга хотел было что-то ответить, но промолчал.

А Саня подумал, что всё-таки этот сеанс давания по мозгам сильно отличается от того, что месяц назад проводил Дима с Ромкой Дубовым. Тогда перепуганный Ромка внимал и соглашался, и то сомневался, то начинал верить в загадочную помощь.

Впрочем, помощь получилась так себе. Три дня назад, после субботнего сбора, Саня спросил, как дела у Дубовых, сдержал ли Ромка своё обещание не воровать.

– Сдержать-то пока сдерживает, – задумчиво протянул Дима, – только вообще там дела хреновые.

– А что так? Отчим опять его лупить начал? – забеспокоился Саня.

– Хуже, – отвернувшись, сообщил Дима. – Он, то есть отчим, ещё после того раза впал в крутейший запой, вещи стал пропивать… а его тёща, ну то есть Ромкина бабка, стала его стыдить, и он её избил зверски… соседи крики услышали, вызвали полицию. Короче, бабушка в больнице с сотрясением мозга, уже две недели.

– А отчима арестовали? – догадался Саня.

– Ага, сейчас! – не удержавшись, Дима сплюнул на асфальт. – Взяли подписку о невыезде, завели уголовное дело по статье «умышленное причинение вреда здоровью». Так что он продолжает квасить. Мама Ромкина, Ирина Максимовна, плачет всё время, работу бросила… она уборщицей в трёх местах работала, а сейчас дома сидит и переживает. А Ромка сейчас дома почти не ночует, к приятелям бегает… а приятели, кстати, не из класса, а старше… и такие приятели, что как бы там уголовки не получилось, по краже или разбою… Они ж запросто Ромку крайним могут подставить, типа нет четырнадцати, уголовная ответственность не светит… а что спецшкола не лучше колонии, это как бы по фиг…

– Что думаешь делать? – осторожно спросил Саня. С такой осторожностью касаются языком больного зуба, чтобы лишний раз не потревожить воспалённый нерв. Потому что, судя по заострившимся Димкиным скулам, он и был сейчас таким воспалённым нервом.

– Ну, тут вариантов много! – помолчав, отозвался Дима. – Во-первых, надо будет Ромкиным маме и бабушке постоянно мозги гладить, чтобы не впадали в панику и не делали глупостей. Во-вторых, надо убедить Ирину Максимовну, чтобы развелась с этим уродом и, главное, выписала его. Я выяснял, это её квартира, а он там вообще сбоку припёка… А его надо в постоянном ужасе держать, чтобы грабли свои не распускал… если понадобится, каждый день туда ходить буду.

– А с Ромкой как же? – уточнил Саня.

– Ромку на лето хорошо бы в лагерь какой-нибудь, получше! – поделился мечтами Дима. – Я этим уже занимаюсь, у меня завязки со скаутами есть, из отряда «Полярное сияние».

– Это тоже наши, волнорезовские?

– Нет, прикинь – совсем по другой линии. Обычные скауты. Я с одним из них, Пашкой Артюховым, в музыкалке занимался, ну и пару раз ходил к ним. Нормальные ребята, Ромке с ними хорошо будет. Только надо с их скаут-мастером обсудить… ну, мозги погладить, наверное, придётся…

Саня тогда кивнул, а сам подумал: может, всё-таки права была Лиска в том споре? Может, булгаковский Филипп Филиппович – не такой уж дурак? Может, удушающие и улетающие ремни – не лучшее решение, и стоило всё же погладить зверовидному Александру Григорьевичу мозги? А вдруг получилось бы как с недавним Дурслем?

– Или всё-таки пожалеть Викторию Альбертовну? – задумчиво протянул Лёша. – Единственный сын, между прочим. Отпустить этого уродца и пронаблюдать…

– Гнилой гуманизм! – очень уж суровым голосом заявил Дима, и Саня сообразил: да они же с Лёшей заранее роли распределили и теперь разыгрывают спектакль. Слишком уж театрально оба звучали. Только Костя, наверное, этого не замечал. Когда сидишь, привязанный к высокому креслу, рядом светится жаровня, поблёскивают непонятные, и от того особенно страшные железки – как-то не до изучения оттенков чужих голосов.

– Вот скажи, Константин, – спросил Лёша. – А зачем тебе вообще вся эта ботва, с наркотиками. Ну чего тебе не хватало?

Саня подумал, что Костик вновь угрюмо промолчит, но тот вдруг вскинул голову и дёрнулся – видимо, пытаясь вырваться из воображаемых верёвок.

– Да потому что всё вокруг дерьмо! – выкрикнул он. – Все только и делают, что врут, предают! И мама тоже предательница! Знаете, где мой папка? В тюрьме! И это его мама туда засадила! У него бизнес был, и отжали, а мамке денег предложили, чтобы она какие-то папкины бумажки выкрала и им передала! А они с папкой ссорились тогда сильно, и она купилась! Отдала им эти документы, а они её тоже кинули! Я всё видел, мне тогда десять уже было! Она думала, я бестолковый ребёночек! А я всё знал!

– Что ж промолчал? – сурово поинтересовался Дима.

– Да кто бы меня слушать стал? – Костю прорвало, и долго сдерживаемые слёзы наконец хлынули. Саня вздрогнул. Когда недавно рыдал Макс, это было тяжело, но сейчас оказалось ещё хуже. Костина боль вдруг зацепила его, сделалась собственной болью. Это не как с волшебкой «цветок эмоций», когда просто видишь, что чувствует человек, изучаешь игру красок. Нет, сейчас уже не удавалось понять, где кончается Саня и где начинается Костя. Невидимые стенки, что разделяют людей, как-то истончились, продырявились, и хлестало сквозь них чужое горе.

– Так, придётся успокаивать! – неслышно для Кости произнёс Лёша. – Слегка прикручу ему краны…

И действительно, Костя вскоре перестал рыдать. Повертел головой, поглядел мокрыми глазами. И сказал:

– И я тоже такое же дерьмо! Я тоже папку предал, потому что даже не пытался никому ничего сказать! И мне тогда навороченный комп мама купила, я в этом компе зарылся и не отсвечивал! А потом начал что-то соображать! Мама всегда суетится, подлизывается к учителям, подарочки им носит! Учителя из себя всякую мораль изображают, а реально грызутся как крысы! Пацаны в классе тоже или грызутся, или стебутся над кем-нибудь, или обсасывают про игры! Девки только о тряпках думают и о парнях! Всем на всех наплевать! Я не хочу так жить! Мне стыдно жить! А когда курю смеси, то как-то расслабляюсь, тогда не стыдно. Да, я дерьмо! От меня никакой пользы никому! Хотите убивать – ну давайте, казните! Я бы и сам, только решиться не мог! Это даже хорошо, что вы меня поймали! Ведите в этот ваш крематорий!

Он вновь дёрнулся – и обмяк. Руки бессильно опустились, подбородок свесился на грудь.

– Оба-на, истерический припадок! – сообщил Серёга. – Я про такое в инете читал!

– Ну и что будем делать? – сухо спросил Дима. – Приводим в чувство и продолжаем дожимать?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35