Виталий Каплан.

Один в поле воин



скачать книгу бесплатно

Часть первая. Рыжий заяц

1.

– Хорош бездельничать! Лиска, к тебе тоже относится! Чай потом, а мы вроде по делу собрались!

Лёша не то что бы злился, но был сегодня какой-то дёрганый. А чего суетиться? Времени шесть, на улице 26 мая, и температура такая же – 26 по Цельсию. Солнышко светит, одуванчики – не все, но многие, – уже состарились, поседели. А главное, кончились школьные занятия. Неделя практики – и всё, каникулы! Да и практика чепуховая: таскать мебель под руководством школьного завхоза Анатолия Петровича, красить железный забор, пропалывать сорняки на цветочных клумбах. Три часа в день, и свободен. Радоваться надо, а не вибрировать!

Впрочем, Лёша-то в десятом, у них переводные экзамены, дело нервное. Аньке ещё хуже, у неё девятый класс, ГИА, и вообще из двух девятых сделают один десятый. А всем остальным далеко до этих взрослых проблем. Ваньке так вообще три корзины счастья – и каникулы уже, без всяких там практик, и пять лет волшебства осталось.

Саня помрачнел. Обидно было думать, что уже через полгода Лёша из «Ладони» уйдёт, и если случайно встретишь его на улице – лучше не рисковать, лучше перейти на другую сторону! И всё равно… через три года… или даже меньше… Вот что, если бы какие-то строгие врачи в белых халатах сказали ему: «Так, Лаптев! Жить тебе осталось три года, а после – тю-тю»? Конечно, и без волшебства люди как-то существуют… но это всё равно как цветной фильм очернобелить. Выделить дорожку, наложить эффект… некоторым даже нравится.

Но предаваться мрачным мыслям было некогда. Лёша рвался начать сбор, и пришлось отставить недопитый чай, срочно дожевать круасан и встать в круг.

– У нас так принято, – накануне объясняла Лиска. – Ну, чтобы чувствовать: мы не просто компашка, а волнорезовский отряд. Со стороны, может, и смешно выглядит…

Сане это смешным не казалось. Наоборот, когда он положил левую руку на плечо Полине, а на его плечо легла Димина рука, стало вдруг до пронзительной боли ясно: они все – вместе, они все – «Ладонь».

– Мы – «Ладонь»! – ломающимся баском произнёс Лёша. – Мы – «Волнорез»! Мы волшебники! Наш долг – защищать и спасать!

– Защищать и спасать! – хором отозвались все, и Саня тоже.

– Наша сила – добрая сила! – продолжал Лёша. – Мы режем волны зла! Мы на страже!

– Мы на страже! – повторили остальные. Лёша метнулся к выключателю, и стало темно.

– Активируй волшебство! – шепнул сзади Дима, и Саня послушно коснулся белого шарика. Видимо, то же сделали и другие, потому что в темноте зажглось семь разноцветных огней. Вернее, восемь, считая белый шарик.

– Мы – «Ладонь»! – возвестил Лёша и зажёг свет.

– Всё, гаси волшебство, – весело сказал Дима. – Ритуал закончен. Без ритуалов нам, понимаешь ли, невозможно. Прямо как у скаутов или раньше у пионеров.

– Зато классно! – высказался услышавший его Ванька, и Саня молча с ним согласился. – Мне поровну, на кого похоже, если оно хорошо.

Вот ты мороженое ешь, рожок в шоколаде, и тебе вкусно! А такой рожок ещё сто миллионов едят, и чем это тебе мешает?

– Ну ты философ! – легонько хлопнул его Дима по затылку.

– Звягинские гены! – согласился Серёга. – Наш дедушка, между прочим, преподавал философию в пединституте.

– Всё, народ, начинаем! – оборвал их Лёша. – Мы ж сегодня не просто так собрались, типа давно не виделись и всё такое. Сбор по просьбе Ани. Там есть проблемы, будем решать. Как, Ань, сама расскажешь, или я изложу?

– Да уж ладно, – тяжело вздохнула Аня. Поправила складку на сиреневой блузке и начала: – В общем, так. Есть у меня друг, зовут Костя, тоже девятый кончает, но в другой школе. Мы с ним ещё позапрошлым летом познакомились. Он вообще парень нормальный, и учится хорошо, и веб-дизайном серьёзно занимается, несколько сайтов сделал… Но тут такая засада… В общем… Я это ещё в марте заметила, но всё не верила… Короче, он употребляет. В смысле, наркотики. Кто-то его подсадил… а он всё отрицает, но я же вижу. Короче, он ведь ещё ребёнок, шестнадцати же нет. И в беде. Надо как-то выручать. А как, я не знаю. Вот.

Несколько секунд все молчали. Сане тут же вспомнилась программа «Поберегись», где иногда показывали всякую жуть про детей-наркоманов. Мама даже порывалась прогнать его от телевизора, но папа вступился: «Не маленький уже, пусть знает». И вот сейчас оказалось, что это не где-то там, по ту сторону экрана, а почти здесь. В трёх метрах сидит на табуретке Аня, и так же рядом с ней сидел неизвестный пока девятиклассник Костя… может, ещё и ближе сидел.

– Кто-нибудь с этим сталкивался? – разорвал тишину Лёша. – В смысле, по нашей, волнорезовской теме, а не по телеку?

Молчание повисло в воздухе, как осенняя паутина.

– Вот когда я только-только в «Ладонь» пришёл, – не дождавшись ответа, продолжил Лёша, – что-то такое у нас было. Только меня к этому не подтягивали, этим Игрек занимались с Денисом. Три года назад было… Короче, не знаю, что и как они делали, поэтому нам придётся всё самим решать. Есть у кого идеи?

– Есть! – заявил Дима. – Надо за Костей последить, узнаем, у кого закупается дрянью, потом разберёмся с гадами…

– Ремнём придушим… – ехидно напомнила Лиска. – Головой в унитаз окунём… Покажем самим себе, какие мы крутые, да? А толку? Главное же не с дилерами разобраться, а Косте помочь.

– Если ему перекрыть каналы поступления, – ничуть не смутившись, возразил Дима, – то у него мозги прояснятся, на какое-то время, и вот тогда можно его повоспитывать…

– Ерунда это всё! – заметил Серёга, оглаживая свой планшет. – Я тут быстренько в сеть слазил, посмотрел насчёт каналов поступления. Короче, сейчас не как десять лет назад, сейчас нехорошие дяденьки не подходят к детишкам на улице и не предлагают хрень за денежку. Сейчас всё сложнее. То есть дистанционно. Этот наш Костик может просто послать эсэмэску на какой-то номер, который ему кто-то подсказал… и получит в ответ номер счёта в яндекс-деньгах или киви. В любом терминале положит туда сколько надо, получит в ответ эсэмэску с указанием места, где для него уже гостинец лежит. И поэтому никаких дилеров за руку не схватишь. Даже волшебством. Я вот без понятия, как волшебством человека вычислить по номеру телефона.

– С другими отрядами, может, посоветоваться? – подсказала Полина. – Вдруг там уже есть такой опыт?

– Не надо! – попросила Аня. – Чтобы вся Москва про моего Костю узнала? Я и так уже вся измучилась, пока решилась вам рассказать… а чтобы весь «Волнорез» был в курсе? Давайте всё-таки пока сами попробуем, и если уж совсем никак…

– Последить за Костей по-любому стоит, – задумчиво протянул Лёша. – Во-первых, надо всё-таки проверить, где берёт… может, всё и не так, как в инете пишут. Во-вторых, вообще про него надо понять, что он за пацан, почему подсел.

– А вот поговорить с ним придётся обязательно, – вставила Лиска. – Погладить мозги, объяснить, что это смертельно опасно…

– А то типа он сам не знает, – оскалился Дима. – Сейчас все грамотные. Нет уж, говорить с ним будем, но не сюсюкать и манной кашкой кормить. Жёстко говорить надо. Напугать как следует! Чтобы при одной мысли о наркотиках у него кишки слипались!

– Это как тогда с Ромкой? – тихонько спросил его Саня.

– Нет, гораздо жёстче! – оскалился Дима. – Вот примерно как с Русланом этим твоим поговорили… Хотя ты ж этого не видел…

– И правильно, что не видел, – вставил Лёша. – Мне и то вспоминать не слишком приятно. Я ж по натуре белый и пушистый, в отличие от некоторых…

– Ага, белый и пушистый… как снежный барс, – Дима хлопнул себя по обеим коленкам – видно было, что его переполняют эмоции. – Как даст когтистой лапой, как порвёт горло… а потом типа милый котик.

– Белый и пушистый – это не только барс бывает, – глубокомысленно заявил Ванька. – А ещё и один мелкий, но хищный полярный зверёк. Он если придёт, то всё, сушите сухари и вёсла.

– Не отвлекаемся! – одёрнул его Лёша. – Как будем говорить с Костей, ещё успеем продумать. Да, наверное, жёстко. Наверное, надо будет что-то такое специально сочинить… спектакль какой-то разыграть. Тут у нас полно творческих людей, скреативят. Но сперва всё-таки пару дней надо за ним последить. Как обычно, завесы, подслушки-подглядки, дома у него побывать, конечно. Потом встречаемся и решаем, что делать дальше. Осталось понять, кто конкретно займётся.

– Я не смогу! – тут же заявила Аня. – Во-первых, ну вот как это я за своим другом буду подсматривать? Во-вторых, у меня, между прочим, ГИА, готовиться надо, а у меня там такие завалы…

– А я вообще считаю, что следить за человеком – это низость! – вставила Лиска. – Ну да, иногда без этого никак, но можно чтобы не я? Я после такой слежки, может, целый год писать стихи не могу, стыдно будет!

– А меня завтра на дачу увезут, – хмуро сообщила Полина. – На всё лето! И тут ничего не поделать, у меня мама с папой непрошибаемые. «Ребёнку нужен свежий воздух», – издевательски протянула она.

– Ну, кто тогда остаётся? – спросил Лёша. – Димка, ты как?

– Увы, никак, – вздохнул Дима. – Папа вчера приехал из Новосибирска, досрочно, больной совсем. Опять что-то с почками. Короче, не тот сейчас момент, чтобы по улицам гонять… мало ли что потребуется, в аптеку там, или приготовить, или «скорую»… Бабушка пока на даче, мы с папой ей говорить не стали, зачем расстраивать раньше времени? Так что я типа с больным сижу.

– Значит, придётся запрячь младшее поколение, – подытожил Лёша. – Я-то сам по уши в экзаменах, на минуточку. И плюс к тому все утра у меня заняты, вы ж знаете.

– А можно не меня? – сейчас же вклинился Серёга. – У меня важные исследования по «Волне», и подводить нельзя. Всю ту неделю эксперименты ставим.

– Значит, остаются Саня и Ваня, – сухо сказал Лёша. – У вас, молодёжь, тоже отмазки есть?

– У меня нет! – улыбнулся Ванька. – У меня каникулы и свобода! До сентября!

– Да, в общем, у меня пока тоже без особых напрягов, – сообщил Саня. – Правда, всю ту неделю практика в школе, но это только с десяти до часу… а потом гуляй.

– Ну вот и погуляете! – усмехнулся Лёша. – Изучите жизнь девятиклассника Кости… кстати, как его фамилия?

– Рожков, – сообщила Аня.

– Значит, девятиклассника Кости Рожкова. Но не увлекайтесь. Ваше дело – только разведка. Без боя. Усвоили?

– И даже языков не брать? – огорчился Ванька.

– И скальпы не снимать? – подыграл ему Саня.

– И вообще соблюдать Гаагскую конвенцию! – строго заявил Лёша. – Шутки шутками, а дело не такое уж простое. Тем более, Саня пока всё-таки новичок, а значит, есть риск головокружения от успехов. С тобой, Ваня, тоже такое бывало, и приходилось больно бить по мозгам.

– И не только по мозгам… – подтвердил Серёга.

– Вот поэтому, Саня, осторожнее. Не геройствуй. У тебя опыта пока почти ноль… кроме тренировок с Димой, ничего ты ещё не делал… Это получается первое твоё задание!

Ага, хмыкнул Саня. Ну прямо совсем ничего! Лягушек не телепортировал, волшебные пинки не раздавал, народным мстителям мозги не гладил, грозу не включал, цветок Максовых эмоций не изучал…

Но ничего не сказал: хвастаться этими подвигами было нельзя. Потому что Лиска… «Никому! Никогда! Ни при каких обстоятельствах!». Он даже ей про турслётовские дела не стал говорить – заругает ещё… эта найдёт, к чему придраться… и к тому же хотелось устроить ей сюрприз.

Сюрприз получился наполовину. В понедельник он всё-таки притащился в школу, хотя мама уговаривала денёк посидеть. Ну как скроешь от неё наложенную Динамометром повязку? Хорошо хоть, тот предупредил: «Только про вывих лучше говорить не надо. Скажешь, что просто упал и связки потянул. Ясно? Не то затаскают по врачам, а оно тебе надо? Сейчас все очень мнительные стали, чуть что, сразу “Скорую” вызывают…»

– Наступать можешь? Не сильно болит? – заботливо суетилась мама. – Значит, и в самом деле растяжение… повезло тебе, что не вывих!

– Почему повезло? – заинтересовался Саня, сидя на диване с ногой, положенной на табуретку. Рядом крутился Мишка, чрезвычайно заинтересованный происходящим. «Тебя мутант покусал? – первым делом спросил он, увидев на Саниной ступне белые бинты. – Ты его победил?»

– Потому что если вывих, то вправлять нужно как минимум в амбулаторных условиях! – наставительно сказала мама. – Это должен делать хирург-травматолог. – И сперва обязательно рентген!

Саня представил, как его с больной ногой везут в какую-то районную больницу, какой поднимается шухер – и осознал народную мудрость Динамометра. Вместо всей этой чепухи – одно лишь кислое яблоко и две секунды боли. Спорить с мамой, однако же, не стал – та вполне могла заинтересоваться подробностями.

Но в школу он всё-таки вырвался – под предлогом, что должен сдать Елеше дополнительное задание, полученное в прошлый вторник. «Вы же с папой потребовали, чтобы в четверти была четвёрка? – хитро прищурился он. – Ну вот я и кручусь!» Против такого аргумента мама не нашла, что возразить.

На самом деле упражнения он сдал ещё в пятницу. Просто очень хотелось посмотреть, как Снегири выполнят его условия.

Всё вышло как-то скомкано, без спецэффектов. Саня почему-то вообразил, что перед первым уроком на доске появится надпись – «Прости нас, Жаба!», совсем как в старинном фильме «Чучело», диск с которым папа подарил на Новый год. Но доска оказалась чисто протёртой, а на перемене перед алгеброй Макс подошёл к Лиске, одиноко стоявшей у подоконника. Саня ещё подумал, что рядом с толстым кактусом в оранжевом горшке она смотрится довольно интересно… хороший получился бы кадр… и сразу придумалось название: «Портрет кактуса на фоне Лизы». Жаль, зеркалка осталась дома, да и будь она под рукой, Лиска отказалась бы сниматься. Заявила бы, что уродина и что от её вида объектив треснет.

– Слушай, Лягушкина, – подошёл к ней Макс. – Ты нас с Дашкой прости, что доводили тебя. Всё, этого больше не будет. Мы всё поняли. Дураки были.

Если Лиска и удивилась, то никак этого не показала. Посмотрела внимательно на Макса, на секунду замерла (уж не волшебничает ли, предположил Саня) и спокойно ответила:

– Принимается. Будем считать тему закрытой.

Потом был скучнейший урок ОБЖ, на котором пожилой Олег Павлович рассказывал про уличное движение. Он почти всегда про него рассказывал, нудно и путано. К счастью, ставил всем пятёрки, и класс платил ему взаимностью – не слишком борзел на его уроках.

– А почему Дашка не подошла к Лягушкиной? – шепнул Саня Максу. – Мы ж договорились вчера, что вы оба.

– Гордая она, – сухо сообщил Макс. – Говорит, ни за что не унизится. А ночью ревела…

Что ж, пусть лучше так, чем никак. Плясать на Дашиных костях и требовать громких извинений Саня не хотел. Главное, проблема решена, больше Лиску травить не будут. А если кто и попробует, по старой памяти, то пара пинков быстро приведёт его в чувство. И даже не волшебных пинков – незачем тратить драгоценную силу! – а самых обычных, ножных. Так что одним камнем на душе меньше… хотя наоборот: вместо камня в сто килограмм получился другой, в тысячу. Вот как решать проблему Снегирей?

– Твоя работа? – остановила его после последнего урока Лиска. – Ты что с ним сделал? Мозги гладил? Я же тебе сколько раз говорила – не смей!

– Не сколько раз, а всего два, – внёс точность Саня. – И ничего не гладил, это он сам. Без всяких наших штучек. Давай потом расскажу, сейчас мне на дополнительные к Борисовне…

А потом как-то не сложилось, полетели последние школьные дни, точно пух от одуванчика, приходилось крутиться, зарабатывать четвёрки и пятёрки. Дал ведь слово, и никуда не денешься.

К Саниному удивлению, учителя особо не злобствовали. Даже биологичка Светлана Викторовна – и та не стала глумиться.

– Что ж, Лаптев, лучше поздно, чем никогда, – вылетело из её тонких губ. – Заработал на свою четвёрку. Но имей в виду, на следующий год придётся напрягаться постоянно, а не только когда припечёт. Биология – это такая наука, которая всегда с тобой.

2.

Раздолбая Ваньку пришлось, конечно, ждать. Договорились в десять на ступеньках «Дружка», и Саня честно пришёл без пяти минут, хотя ради этого бежал чуть ли не целый километр. «Сломя язык и высунув голову», сказала бы мама. И двадцать минут – коту под хвост. Он, конечно, набрал мелкому, но услышал про абонента, который вне зоны действия сети. Стоя на ступеньках, Саня размышлял – а не заложить ли раздолбая его старшему брату Серёге? Что за дела? Ведь не развлекаться они собрались, а на разведку – следить за Костиком Рожковым. Разведка – дело военное, и тут строгость тоже нужна как в армии.

Пока Саня прикидывал, сколько бы нарядов вне очереди он дал Ваньке, тот и сам нарисовался рядом. Серая футболка с оранжевым крылатым драконом, синие джинсовые шортики, сандалии на босу ногу… ну прямо весь такой невинный ребёночек.

– Что за дела? – грозно начал Саня, и услышал в ответ:

– Ну да, я мерзкий монстр. Я проспал. Если хочешь, можешь мне дать по шее!

А глаза хитрые, а губы растягиваются в улыбке.

– Хочу! – сказал Саня. – Но отложу до удобного момента. А то вдруг здесь коллеги крутятся, увидят, что невинного ребёночка обижают…

– И превратят тебя в паука! – подхватил Ванька. – Или в вешалку для одежды.

– А что, такое возможно? – на всякий случай поинтересовался Саня. Кто знает, до чего дошло волшебство в каких-то дальних отрядах?

– Только в книжках, – огорчённо признал Ванька. – Я читал недавно, «Привратник» называется. Вот там крутые маги, мы по сравнению с ними как суслики…

– По сравнению с кем суслики? – уточнил Саня.

– Наверное, с ястребом. Хотя нет, ястреб – это из другой книжки, из «Волшебника Земноморья». Там тоже в сто раз круче нас. Вообще, везде круче… что угодно возьми… Хоть «Гарри Поттера», хоть «Властелина Колец», хоть «Дозоры»… какое-то у нас голимое волшебство. Бета-версия… или даже альфа.

– Слушай, а это ничего, что мы про всё это на улице треплемся? – забеспокоился Саня. – Лиска бы за такое по шеям надавала. Она говорит, о наших делах – только там, где нет лишних ушей.

– Да пургу она гонит, Лиска, – хихикнул Ванька. – Ну вот смотри, тут миллион людей, и у всех свои дела. Кому мы нужны, кто нас слушает? А если кто услышит, подумает, что играем, или про фильмы… А кроме того…

– Что кроме того?

– Кроме того, у меня на подвеске всегда полезная волшебка висит. Так, на всякий пожарный. Короче, если кто внимание на меня обратит, я сразу почувствую, кто и откуда. И какое внимание – просто любопытство, или со злобой, или по делу. Так что не стремайся, сейчас мы на фиг никому не сдались.

– На подвеске – это как? – не понял Саня.

– Вы что, не проходили ещё этого с Димкой? – удивился мелкий. – Хотя да, ты ж меньше месяца учишься… Короче, подвеска – это когда ты какое-нибудь слабенькое волшебство включаешь и держишь активным, сколько надо. Оно напрямую от твоей волшебной силы запитывается, в режиме автомата, и можно про него не думать.

– А! – сообразил Саня. – Это же как в «С.Т.А.Л.К.Е.Р. е»! Повесил на пояс артефакт, и тебя не берёт радиация, или раны быстро заживают, или пули отклоняются…

– Ну типа того, – кивнул Ванька. – Я, правда, в такие старые игрушки не играю, у меня «Майнкрафт» стоит, он гораздо круче. Но по сути да, примерно так. Только на подвеску обычно слабые волшебки вешают, которые мало силы сосут. А если настоящую невидимость подвесишь, или ускорение реакций, то быстро разрядишься в ноль. Понимаешь, одно дело диодный фонарик, а другое – кондиционер или стиралка. И то, и то от электричества, но мощность разная. Наверное, поэтому Дима тебе и не говорил пока… сперва научись делать волшебки в ручном режиме.

– Волшебки? – переспросил Саня.

– Ну, это у нас иногда так называют, – пояснил Ванька. – Какие-то штуки, которые волшебством делаешь. Не чудесами же их называть, правда?

Саня кивнул. Название и впрямь было хорошее.

– А завесу невидимости тоже можно на подвеску взять? – уточнил он.

– Да без проблем! – кивнул Ванька. – Она не особо много жрёт. Но только прежде чем подвески делать, надо научиться определять, сколько в тебе силы осталось. Если меньше сорока процентов, лучше вообще не волшебничать, тогда домой и спать… а лучше что-нибудь сладкое. Я вот думаю, Карлсон тоже волшебником был… иначе как объяснить такую любовь к вкусняшкам. Не случайно он конфеты на благотворительные цели собирал…

– Слушай, хватит трещать! – опомнился Саня. – Уже половина одиннадцатого, а нам ещё этого Костика искать… Ехать-то далеко?

– Ну так… – пожал плечами Ванька. – На Бауманскую, а там пешком. Это, конечно, если он дома сейчас. А если нет, найдём по пеленгу.

– По чему? – вновь не понял Саня.

– По пеленгу, – Ванька посмотрел на него как на первоклассника-двоечника. – Всё элементарно. Есть такая волшебка – берешь какую-то штуку, которую человек держал в руках… лучше всего, если любимая штука… ну там у детей игрушки, у взрослых тоже что-то типа того… ну и определяешь направление и расстояние.

– Ага! – сообразил Саня. – Это как маячок! У Димы такой настроен на одного пацанчика, которого он от злобного отчима спасает. Ему этот маячок ещё Данила повесил и передал Диме по наследству.

– Ну, пеленг – примерно так же, но не совсем, – уточнил Ванька. – Общее только то, что определяешь расстояние и направление. Маячок спецом на человека навешивают и потом силой подпитывают, чтобы не разрядился, а для пеленга сам человек не нужен, только предмет.

– А у нас есть предмет? – удивился Саня.

– Вот! – Ванька вынул из кармана авторучку, по виду явно дорогую. – Это он Аньке на Новый Год подарил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35