Виталий Каплан.

И взошли сорняки



скачать книгу бесплатно

Глава 1. С корабля на бал

Если уж с утра не заладится – значит, и дальше добра не жди. Начать с того, что меня решили изнасиловать в лифте. Раньше со мной такого не случалось.

Выскочила я в булочную, у нас напротив подъезда, взяла «рижского» – и нате вам. Он зашел со мной в лифт, этакая дылда, метра под два, и морда шифером. Одет, однако же, был прилично, без всяческих молодежных фенечек. Да и на вид весьма за тридцать. Не из нашего дома товарищ, не имела несчастья раньше его наблюдать.

Нажала свой девятый, этот молча в двенадцатый тыкнул, поехали. Молчим. А потом он вдруг разом несколько кнопок давит, кабина дергается – и замирает между небом и землей. Вернее, между крышей и подвалом.

Незнакомый товарищ ко мне оборачивается, и глаза его мне активно не нравятся. Напоминают сверла по металлу.

– Ну, раздевайся, – говорит. Просто так, незатейливо. Будто червонец до послезавтра просит.

– Это вы кому, молодой человек? – интересуюсь. Спокойно интересуюсь, без нервов. Хотя внутри что-то все же свиристит и произрастает. Ну ладно я, а кабы простая пенсионерка?

– Вас тут что, много? – он, похоже, удивился. Никак воплей ждал? Но вытаскивает нож, длинная такая вещица, узкая, явно ручной работы. Резьбой, видно, увлекается.

– Юноша, – говорю, – зря вы это. Ведь нехорошо кончится, зуб даю. Во-первых, безнравственно. Любовь, понимаете ли, не три рубля, из кошелька не вынешь. И потом, я уже не в том возрасте, удовольствие, уверяю, получите ниже среднего.

Он лишь ухмыляется, в серых глазах бесенята пляшут, а щеки свекольными пятнами пошли. Дышит жарко, ручонки ко мне тянет, правой за шею ухватил. Пальцы длинные, потные, под ногтями грязи – хоть укроп сажай.

– А ведь предупреждала, – сказала я и вошла в Сеть.

Мир как всегда подернулся какой-то серой пленкой, поплыли перед глазами радужные пятна, словно бензиновые разводы в луже. Сразу остановились секунды, замерли тени, и влилась в меня холодная пустота, с легким мятным привкусом. Там, в бесцветном мареве, змейками струились каналы, прихотливо соединялись, разбегались, образуя затейливый рисунок.

Не было тут ничего сложного, я сперва выплеснула свой код – облизала зеленоватым лучиком пустоту. Потом, уловив языком сладкий вкус допуска, вызвала карту. Конечно, карта – это субъективно. Кто-нибудь помоложе вообразил бы компьютерное окошко, список, мышиный остренький курсор. Но я человек старой формации, я просто пролистала несколько страничек и поняла, куда направить запрос, и на кого. Тут вариантов было много, ресурс популярный. Сгодился бы и Алик, и младший Исаев, но я потянулась сразу к тому, кто со словом «сразу» рифмуется. К Спецназу нашему я потянулась, к Николаю Юрьевичу, отставному подполковнику. Крайне положительный мужчина. Ценю.

Соприкоснулись мы без труда, с едва заметным журчанием потекла в мою сторону синеватая субстанция, и все, что мне оставалось – это ввести слово активации.

Дальше участие разума не требовалось, тело, впитав чужие рефлексы и подстроив их под свою соматику, работало само.

Для начала я, резко выбросив вперед ногу, впечатала ему носком туфли под коленную чашечку. Вроде и просто, а буйвола уложишь – если, конечно, правильно попасть.

Буйвол и взвыл, теряя наглость и вожделение. Однако, останавливаться на полдороги – не мой метод. И вообще, суровое телесное наказание в некоторых случаях бывает весьма пользительным.

Слегка подпрыгнув, ребрами обеих ладоней симметрично рубанула по его шее и тут же, довершая процедуру, локтем врезала согнувшемуся насильнику по затылку. Не абы куда врезала, а куда положено.

Немудрено, что заточка выпала из разжавшихся пальцев и глухо звякнула об пол, и секунду спустя на тот же давно немытый линолеум приземлилась обработанная мною туша. Вернее, не мною – нами с Николаем Юрьевичем. Это приятно, когда твои знания, умения и навыки востребованы обществом. Пускай и таким маленьким, узким. Зато дружеским.

Разобравшись с любителем извращенного секса, я принялась за лифт. Вызывать лифтера решительно не стоило, потом ведь милиция, «Скорая», и объясняйся, как это ты, шестидесятилетняя библиотекарша, сумела оприходовать этакого буйвола. Совершенно не нужный мне поворот сюжета.

К счастью, все оказалось довольно просто. Комбинация кнопок «стоп» и «первый этаж» привела к тому, что медленно поехавшая куда-то кабина раскрыла свои челюсти на пятом.

Лифт явно исправился, но на всякий пожарный я побрела к себе на девятый по лестнице. И лишь открыв дверь квартиры, спохватилась – пакет-то с хлебом там остался, рядом с извращенцем. Очухается – покушает.

Ладно, не хлебом единым. Отварю-ка я макарон.

Так я думала.

И заблуждалась.

Надрывно, словно раненый ежик, запищал телефон.


– Такие, выходит, дела, Ольга Николаевна, – в десятый раз вздохнул Доктор, намазывая мне маслом бутерброд. Удивительно, как эти руки, выполняющие сложнейшие операции на человеческих внутренностях, едва справляются с простейшими кулинарными вещами? Я отобрала у него нож и батон, сделала пяток изящных бутербродов. Намечался приход Спецназа, а тот ненормально много ест. Причем сам худой точно катет прямоугольного треугольника… или как недавний насильник в лифте…

Доктор, к слову сказать, почти не обратил внимания на мой рассказ. Его угнетали вещи пострашнее. Потому-то он и вызвонил меня, и вытянул сюда, в квартиру на Якиманке. Люблю старые дома и такие вот квартиры, еще не полностью утратившие ауру интеллигентности. Доктора тоже люблю, платонически, разумеется. Люблю и сочувствую его супруге Полине. Такой неприспособленный к реальности мужчина…

Он, однако, не спешил мне все поведать – ждал, когда подтянутся Спецназ и Сисадмин. Этакое наше доморощенное политбюро. При особе драгоценнейшего Босса. Хотя особа-то как раз и подкачала.

– Четвертый день уже, Ольга Николаевна. Мобильный отключен, к городскому телефону не подходит. Мы уже и на квартиру к нему ездили, без толку. Даже счетчик не крутится. И соседи говорят – не знаем, не видели. А между прочим подошел срок очередной инициализации. И что будет? Да и, знаете ли, чисто по-человечески…

Тут он прав. Босса было жалко чисто по-всякому. В пятьдесят два без семьи, без постоянной работы, да и без денежной профессии. Ну да, он гениален, он перевернул все представления (хотя кроме жалкой горстки нас никто о перевороте, слава Богу, не подозревал). Но дома у него засилье тараканов, брюки его неглажены, холодильник испорчен, в желудке – язва. А теперь еще и бесследное исчезновение.

– В милицию надо было заявить, – объяснила я Доктору. – По крайней мере, это их обязанность.

– Ох, Ольга Николаевна, – тот страдальчески взглянул на меня, – ну вы точно с другой планеты. Да кто же нас с вами там слушать будет? Мы же не родственники, не представители трудового коллектива. Да и прошло-то всего три дня, отфутболит милиция. Сами знаете, какое время, какие нравы. Нет уж, это надо нам своими силами…

В прихожей послышался шум, точно небольшой вертолет совершил там посадку. Все понятно – сие не вертолет, а Спецназ. Умея ходить совершенно неслышно, в быту он предпочитает совершать множество лишних тело– и звукодвижений.

– О, вы уже здесь, Ольга Николаевна! – всплеснул он излишне волосатыми руками. – Вы как всегда оперативны. С каким бы удовольствием пошел я с вами в разведку… Сергей Павлович, вы уже ввели в курс дела?

– Да я… – замялся тот, – так, в общих чертах.

А то я не понимаю: Доктор тянул время за хвост, словно Чеширского кота. Видно, чего-то особенного им от меня надо, вот и дожидаются кворума.

– Конкретные черты будут не раньше, чем придет Сисадмин? – с невинным видом поинтересовалась я.

Так и есть! Докторские глазки забегали словно встревоженные тараканы. Ох уж мне эти тайны мадридского двора… вернее, московской кухни. Как будто нельзя все сказать четко и ясно.

– Значит, так, Ольга Николаевна, – вцепившись в бутерброд, начал Спецназ. – Не будем мы ждать Алешу, с ним уже переговорено. Короче, факты. Босс наш, Юрий Михайлович, потерялся. Три дня мы не можем установить его местоположение. Вы догадываетесь, чем это чревато для нашего общества?

– Да уж не дура, – согласилась я. – Екнется скоро наша славная Сеть, и все дела. Так, вроде, сейчас выражаются?

– Если бы только это, – поморщившись как от больного зуба, вставил Доктор. – Есть у нас подозрения… всё может кончиться и хуже. Понимаете ли, Михалыч наш человек гениальный, а гениальность порой оттеняется некоторыми странностями. Это я вам как врач говорю.

– Короче, у него, похоже, крыша поехала, – добавил Спецназ. – Перед тем, как исчезнуть, со всеми нами переругался… пургу какую-то нес. Вроде как мы должны резко его забыть, жизненные пути пересеклись напрасно, и Сеть – самая большая его ошибка. И дальше совсем невнятица. Обиделся он, что ли? Но произнес он и такую фразочку, мол, нельзя таиться от общества… и все такое.

– Я бы предположил обострение, – высказался доктор. – Возможно, сумеречное состояние… он может прийти в себя за тысячу километров от дома. А может сделать что-то неадекватное… журналистам, к примеру, о Сети рассказать.

– Ну и что? – возвела я очи горе. – Дорогие мои, да кто же безумному поверит? Желтая пресса на то и желтая, чтобы к ней относились как к пареной репе.

– Не так все просто, – вознамерился переспорить меня Спецназ. – Нам без разницы, поверит ли обыватель. Но есть очень серьезные люди, которые отслеживают подобные публикации… и тщательно проверяют факты. Как старатели, перемывают тонны пустого песка, но изредка им попадается и золотой самородок. И вот оказаться объектами изучения, в каком-нибудь закрытом институте… ручаюсь, Ольга Николаевна, вам не понравится.

Да, мысленно согласилась я, тут он прав. Это они умеют. Никому не позволю втыкать мне в череп электроды! Даже ради государственного блага.

– И вот поэтому, – вздохнул Доктор, – мы должны найти Юрия Михайловича. Найти и убедить, так сказать, вернуться в семью. Уговорить не делать глупостей.

Нехорошие подозрения зароились у меня в голове. Неспроста, ох, неспроста вызвали меня на это «политбюро». Раньше-то я хоть и была знакома с Доктором и Спецназом, но во всякие внутренние тонкости и тонкие внутренности меня не посвящали. И немудрено – в Сеть я пришла всего два года назад, когда все уже было закручено и обустроено, когда, в полном соответствии с макаренковской теорией коллектива, сложились ядро, актив и периферия. Именно периферийным устройством я до сего дня и считалась. А тут вдруг приглашают, бутербродами кормят, посвящают в тайны. Мне оно надо? Вопрос наравне с «быть или не быть».

– И вот чтобы не тянуть кота за хвост, – отведя взгляд, вздохнул Спецназ, – мы хотели бы попросить вас, Ольга Николаевна, о помощи.

– О какой же?

В животе у меня заныло, как бывает от неумеренного потребления газированной воды.

– Мы хотели бы поручить поиски вам, – решившись, выпалил Доктор. – Поверьте, вы невероятно талантливый человек. У вас потрясающий дар убеждения, вы легко сходитесь с людьми, вы умеете сказать так, чтобы до печенок дошло. Кроме того, у вас мощный аналитический ум, так что вы сообразите, как построить систему поиска.

Ну вот, приплыли! Картина маслом и углем. Активированным… Как они тут здорово все за меня решили.

– Правильно ли я понимаю, – справившись с собой, поинтересовалась я, – что вы, двое мужчин, решили спихнуть тяжелую и грязную работу на слабую, пожилую женщину? Поистине рыцарское поведение!

– Но, Ольга Николаевна, – сейчас же заюлил Доктор, – вы же понимаете, о чем идет речь. Фактически, от вас зависит будущее Сети… да что там Сеть – полтора десятка человеческих жизней, которые в одночасье могут оказаться искалечены…

Эка он наловчился говорить красиво. Так вот, небось, и перед Полиной оправдывается, начиная от грязной посуды и кончая, должно быть, смазливыми медсестричками.

– Ольга Николаевна, – подключился Спецназ, – ну что тут поделаешь? Мы долго совещались, перебирали варианты. Поймите, кроме вас – некому. Будь нас побольше, может, и нашлось бы какое-то иное решение. Но сами гляньте – кого еще посылать? Трезво оцените людей, и увидите.

– Что же лично не поедете на подвиги? – прищурилась я, размышляя о том, как выглядел Спецназ в розовом пионерском детстве. Есть у меня такое хобби – прикинуть, каким ребенком мог быть шестьдесят лет назад этот вот старичок, или какой дедушка в середине века вырастет из того лопоухого карапуза с пластмассовым совочком. Интересное развлечение, достойное, скажем, Экклезиаста.

– Бесполезно, – признался Спецназ. – И мне бесполезно, и вон Доктору, про Алешу я уж не говорю. Максимум на что мы способны – это найти Михалыча. Но найти – это даже не полдела, это хорошо если четверть. Вот уговорить – задача не по нам. Не станет он нас слушать. Проверено. Но с вами всё иначе. Вы женщина, вы умная, вы, откровенно скажу, очень обаятельная. Поверьте, мне самому неловко… действительно, получается вроде как мы прячемся за вашу широкую спину.

– Спина у меня узкая, – недовольно повела я плечами.

– Да, разумеется, разумеется, – извинился Спецназ. – Но все, что от нас зависит, мы сделаем. Вы получаете неограниченный доступ к сетевым ресурсам. Ну и, конечно, все расходы – это вообще не разговор. Сколько надо, столько и возьмите.

В его руке непонятно откуда образовалась толстая пачка денег.

Да уж… Ходил дядя на базар, дядя лошадь торговал…

– И как же, по-вашему, я буду искать дорогого Босса? – осведомилась я, уже понимая, что не отвертеться. – Я, в отличие от некоторых, не Шерлок Холмс, и даже с доктором Ватсоном меня ничего не роднит. У вас есть хоть какие-то предположения?

– Мы думали об этом, – снова проявился Доктор. Пока Спецназ вил из меня веревки, этот, оказывается, успел сожрать все бутерброды. Я давно заметила, что у некоторых волнение проявляется усиленной работой челюстей.

– Думали – это хорошо, – кивнула я. – Ну и как успехи?

– Ну, кое-что придумали, – Доктор по-прежнему отводил глаза. – Во-первых, мы решили дать вам помощника. Все-таки одной вам будет трудно… ну даже в бытовом плане… А главное, в такой ситуации, где приходится гадать на кофейной гуще, нужна острая, чуткая интуиция.

– Угу, угу, – отхлебнула я неумело заваренного чая. – И кто же это у нас такой острый и чуткий, хотела бы я знать?

– Мы с Полиной посовещались… В общем, лучше бы вам дать в сопровождающие Олега. Он, конечно, мальчик не без минусов… но вы же знаете, насколько догадлив… вы ведь и сами однажды пользовались его ресурсом.

Что правда, то правда. Было. Моя непутевая племянница Танька в марте вздумала продавать квартиру. И хотя все вроде гляделось замечательно, красиво и респектабельно, меня не покидало смутное сомнение – уж не заваривает ли Танька роковую кашу? Но ощущения к делу не пришьешь, а за дуреху страшно. Ведь случись что, бомжихой станет. Пришлось поискать помощь в Сети. Доктор с Полиной как раз тогда инициировали своего старшего, Олежку. Любопытства ради (да, есть и у меня грехи) я подключилась к мальчику и посмотрела на Танькину ситуацию его глазами. Вернее, глаза-то были мои, а вот интуиция, «нутряное чутье» – его. И разом кусочки пазла сложились в такое неприятное панно, что я вызвонила племяшку и все разложила ей на пальцах. Спасла.

– То есть я помимо всего прочего должна состоять гувернанткой при юной особе? – Меня и впрямь не прельщала подобная перспектива. – Приглядывать, воспитывать, задачки на дроби с ним решать? А знаете, я могу вам и полы вымыть…

– Ольга Николаевна, ну зачем так-то, – улыбнулся Доктор. Хорошо улыбнулся. – Во-первых, вы любите детей, долгие годы работали учителем в школе… Во-вторых, все будет совсем иначе. Олег – достаточно взрослый мальчик, тринадцать лет, вполне самостоятельный в бытовом отношении. Наоборот, он во всем будет помогать. Вам не придется вытирать ему нос.

– И еще, – вставил Спецназ, – вдвоем вы вызовете куда меньше вопросов у окружающих. Пожилая женщина путешествует с племянником.

– Никогда не поверю, что этот мой новоявленный племянник отличается благонравием и послушанием, – вздохнула я. – Мне уже заранее страшно.

– Вот уж о чем не беспокойтесь! – всплеснул руками Доктор. – Мы Олегу очень серьезно разъяснили ситуацию. Он отнесся чрезвычайно ответственно. Ну а если все-таки вдруг что – вы с ним построже. Впрочем, кому я это говорю – опытной, заслуженной учительнице.

– Заслуженного мне не дали, – отрезала я. – Рылом не вышла.

– Да, вы очень принципиальный человек, – согласился Спецназ. – Прогибаться под начальство органически неспособны. Уважаю. Теперь вон чего. Из всех родственников у Михалыча осталась только двоюродная тетка, и живет она в городе Мышкине, есть такой на Волге… Собственно, больше нашему Боссу и некуда податься. Адрес я по своим каналам нарыл, но телефона там нет, увы. Так что придется ехать.

– Чувствую, интересный и содержательный у меня получится отпуск, – заметила я обречено. – Как бы после всего этого не угодить в неврологический санаторий…

– Если что, – серьезно кивнул Доктор, – с путевкой проблем не будет, гарантирую.

Глава 2. Кошки-мышки

В этот безоблачный июньский день мне вдруг захотелось повеситься. Ненадолго – минут на пять. Да, я отношусь к людям, которые желают странного.

И еще я не люблю жару, а здесь, в автобусе, натуральное пекло. Душегубка. Если вдуматься, то и веревка с мылом излишни, все само собой устроится.

Окна, конечно, были раскрыты, но что с них толку, когда тяжелые волны мертвого тепла поднимаются от пола, обволакивают лицо, и душат, душат… Печка тут не отключалась. Хочу в январь!

Этому, так сказать, племяннику жара хоть бы хны. Одет соответствующе – футболка с изображением клыкастой морды (в Брэме такой зверь не упомянут), мятые джинсовые шорты (уж Полина могла бы погладить как следует). Волосам не помешала бы расческа.

Все нормальные мальчики, едучи в автобусе, должны смотреть в окно, наслаждаясь видами. Во всяком случае, так было в моем детстве. Этот же уткнулся в ядовито-зеленую книжку и приступил к порче глаз. Я, естественно, отобрала поинтересоваться, чем же сейчас травится молодежь. Оказалось – некий Логинов, «Картёжник». Фантастика, да к тому же еще самая низкопробная. Вернув книгу, я объяснила «племянничку», что читая этакую дрянь, он сейчас портит себе литературный вкус, и это может привести к страшному – невосприимчивости к русской классике. Ну как он впоследствии сможет читать Льва Толстого? Или хотя бы нелюбимого лично мною Достоевского?

Оказалось, Олегу оба гиганта мысли «по барабану», потому что не писали фантастику. Очень мне хотелось разочаровать наивного, но в такую жару я, увы, неспособна к длительной дискуссии. Пришлось самой наслаждаться видами.

Что ни говори, а лучше нашей русской природы ничего не придумано. Плоские, стелющиеся до горизонта поля, змейками разбежавшиеся речушки, редкие перелески, и вдруг – темные, вековечные леса, навевающие мысли о Соловье-Разбойнике, мухоморах и партизанах. Я до глубины печенок ощущала свою сродненность с этой вневременной красотой.

Размечталась! Действительность рывком выдернула меня из грёз. Вопли, хруст, россыпь осколков, автобус резко тормозит, да так, что меня едва не приложило лицом о спинку переднего кресла. И все же я успела разглядеть, как справа по ходу метнулись под защиту огромных елей двое мелких пацанов, лет по десяти, не больше. Я даже определенно заметила, что они смеялись.

Вот тебе и партизаны, Ольга Николаевна! Юные искатели приключений, рыцари с большой автотрассы.

Автобус, издав омерзительную бензиновую вонь, остановился, водитель распахнул дверь, и кое-кто из мужчин бросился в лес, ловить поганцев. Да где там! У негодяев, небось, все рассчитано, пути отступления выверены. Хоть ищи, хоть свищи, все одно пустые щи.

Визжала сидевшая сзади молодая дама. Еще бы не визжать – кровищи-то сколько, на белом костюмчике. Прижимает к себе дочку, на вид ровесницу юных партизан. Похоже, девочку изрядно задело осколками. А эти все галдят, суетятся, вот и матерки на поверхность всплывают… Нет, придется командовать парадом.

– Так! – произнесла я своим фирменным голосом, и все разом замолкли. Даром, что ли, я тридцать лет на школьниках тренировалась? – Всем расступиться, девочку положите вот на это сиденье. Расступиться, я сказала! У водителя взять аптечку, обязан иметь. Трагедии никакой не случилось, во всяком случае, пока. Кто-нибудь с мобилами, позвоните, обрадуйте милицию. А я займусь девочкой. Мамаша, отойдите, не сопите под руку. И по возможности переоденьтесь, вы похожи на призрак в классической драме!

И вновь была серая пелена, мятный холод объял меня до самых глубин. Только уже не требовалось вводить зеленый лучик-пароль, мне настроили неограниченный допуск. Карту размещения ресурсов можно и не смотреть, и так ясно, к какому доброму Доктору подключаться.

Все-таки лечить – это не калечить, это гораздо проще. Спокойно и размеренно втекал в меня поток докторских знаний, а главное, рефлексов, которые жили в каждом его нерве. И после слова активации я действовала уже на автопилоте. Аккуратно извлекала осколки (за неимением лучшего подошли маникюрные ножницы), обрабатывала перекисью водорода порезы, останавливала кровь, зашивала раны (нашлись тут и шелковые нитки), накладывала повязки и лепила куда надо пластырь. Сейчас, подключенная к докторскому ресурсу, я и впрямь видела, что ничего страшного нет. Да, порезов много, местами есть глубокие, но, слава всем богам нынешних и древних религий, никакую артерию не задело. А ведь на сантиметр левее бы вошел осколок – и пожалуйста, сонная.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3