Алексей Калугин.

Города под парусами. Берег отчаянья



скачать книгу бесплатно

По левую руку от здоровяка шагал крепко сложенный парень, с открытым лицом и развевающимися на ветру огненно-рыжими волосами. На нем были кожаные штаны и синяя атласная жилетка, надетая на голое тело. На шее у рыжего был повязан платок в черно-белую клетку.

По другую руку от здоровяка шел худой черноволосый парень в штанах из мягкой буйволовой кожи, заправленных в высокие сапоги, перетянутые ремешками, и в синей спортивной куртке с капюшоном, под которой была надета красная майка.

Все трое были свежевыбриты, аккуратно подстрижены и благоухали «Шипром». Одежда на них была хотя и не новая, но чистая, будто только вчера (на самом деле так оно и было) выстиранная.

Офицеры удивленно переглянулись. На фоне того сброда, что им довелось повидать за три дня, троица производила благоприятное, но в то же время странное впечатление. Какому ветроходу могло прийти в голову разодеться, побриться, да еще и опрыскаться одеколоном перед тем, как идти наниматься на службу? Тем более в Зей-Зоне?

Но, как бы то ни было, троица уверенно направлялась к офицерским столам. А поскольку время еще не вышло, каждый из офицеров положил перед собой свежий бланк и взял авторучку.

– Ветроход Энгель-Рок! – представился здоровяк, остановившись возле стола офицера Орма.

Окинув претендента оценивающим взглядом, офицер Орм многозначительно хмыкнул и указал концом ручки на раскладной стул.

– Присаживайтесь, ветроход Энгель-Рок.

Здоровяк посмотрел на хлипкий стульчик и смущенно улыбнулся:

– Если не возражаете, господин офицер, я лучше постою.

– Как вам будет угодно, – не стал возражать офицер Орм.


Тем временем рыжий подошел к другому столу, за которым восседал офицер Лурье.

– Ветроход Финн МакЛир, – представился он и сел на стул.

Офицер Лурье удивленно вскинул левую бровь:

– Это ваше настоящее имя?

– Ну а почему бы и нет? – усмехнулся МакЛир. – Все друзья меня называют Финном. Следовательно, я и есть Финн.

– Я имел в виду родовое имя МакЛир, – уточнил офицер Лурье.

Финн настороженно прищурился:

– А что не так с этим именем?

– Я хочу знать: это ваше настоящее имя?

– Простите, господин офицер, а вам не все равно? Я называю имя – вы записываете его в свою карточку. В чем проблема? В Зей-Зоне документов ни у кого нет. Я могу назваться любым именем, каким пожелаю. Разве не так?

– Разумеется, – смущенно улыбнулся офицер Лурье. – Дело в том, что в детстве я жил по соседству с семейством МакЛиров. Мы бывали у них в гостях, а они нередко захаживали к нам. Мой папа и отец семейства МакЛиров любили подымить трубками и поиграть в трик-трак. У них был сын, лет на пять старше меня. То есть примерно вашего возраста. Вот только я не припомню, как его звали. Потом у них случилось какое-то несчастье. Отец вроде бы попал в тюрьму, дом был продан, а семья куда-то переехала… У них еще был такой забавный герб…

Офицер Лурье в задумчивости постучал кончиком авторучки по подбородку.

– Длиннохвостый дрозд, держащий в клюве шестигранную гайку, – тихо произнес Финн МакЛир.

– Точно! – радостно вскинул брови офицер Лурье. – Птица с гайкой в клюве!

– Могу я узнать ваше имя, господин офицер?

– Алекс Лурье.

Финн задумчиво улыбнулся, как будто вспомнил что-то давно забытое, навевающее тихую грусть, что-то, что ушло навсегда и уже никогда не вернется.

– Вы здорово изменились, – сказал он, придирчиво рассмотрев лицо офицера Лурье. – В то время, когда мы виделись последний раз, вы были пухлым, круглолицым мальчиком со светлыми кудряшками.

На вас были синие бархатные штанишки и рубашка с кружевными оборочками.

– Мама любила наряжать меня как куклу, – вставил офицер Лурье.

– Помнится, я катал вас на пони.

– Да, да! Я тоже это помню!

– А как-то раз вы нашли осиное гнездо и засунули в него палец.

Офицер Лурье откинулся на спинку стула, хлопнул в ладоши и весело рассмеялся. Вызвав тем самым недоуменный взгляд офицера Орма.

– В тот день меня здорово покусали, – понизил голос офицер Лурье. – Одна оса укусила меня в веко, – прикрыв левый глаз, он коснулся пальцем верхнего века. – Глаз потом три дня не открывался.

– Ваши предки, насколько я помню, были предпринимателями.

– Да. Мой дед в свое время изобрел знаменитую не гаснущую ни на каком ветру зажигалку Лурье! – Офицер Лурье достал из кармана зажигалку в серебряном корпусе, большим пальцем откинул крышку и крутанул колесико. На фитиле вспыхнуло пламя, трепещущее на ветру, но не гаснущее. – На каждую зажигалку – пожизненная гарантия! – Он закрыл крышку и положил зажигалку на стол. На корпусе был выгравирован фамильный герб Лурье – рука, сжимающая горящий факел. – От деда дело перешло к моему отцу. А от отца должно было достаться мне.

– Как же так случилось, что вы стали офицером-ветроходом?

Офицер Лурье загадочно улыбнулся:

– Мне очень повезло со старшей сестрой.

– Ее звали Мона!

– Совершенно верно, Мона. Удивительно, что вы все это помните.

– Я был несколько старше вас.

– Так вот, если я с детства мечтал стать ветроходом, а потому не проявлял ни малейшего интереса к предпринимательству, которому пытался обучить меня отец, то у Моны оказалась такая крепкая деловая хватка, что отец, почесав затылок, сказал, что, хотя так и не принято, наверное, лучше ей унаследовать фамильное дело Лурье. Мона занялась производством и продажей вечных зажигалок Лурье и, надо сказать, добилась на этом поприще значительных успехов. А я поступил в офицерскую школу.

– Так твоя сестра управляет семейным бизнесом?

– Еще как управляет!

– Должно быть, давно уже замужем? Детей куча?

– Какое там! – безнадежно махнул рукой офицер Лурье. – У нее только работа на уме.

– Эй, Лурье! – щелкнул пальцами офицер Орм. – Я что-то не возьму в толк, кто из вас кого интервьюирует?

Офицер Лурье смущенно улыбнулся и сделал успокаивающий жест рукой.

– Все в порядке. Я встретил друга детства.

Офицер Орм одарил Финна скептическим взглядом и саркастической усмешкой.

– Тяжелое было детство? А, Лурье?

Финн сунул руку за пазуху и рванулся с места.

И кто знает, чем бы все закончилось, если бы офицер Лурье не схватил его за локоть и не заставил сеть.

Офицер Орм криво усмехнулся и вновь обратил все свое внимание на Энгель-Рока.


А начал он свою беседу со здоровяком как обычно:

– Имя?

– Энгель-Рок.

– Пол.

– А что, не видно?

– Ну, знаете, всякое бывает… Я обязан спросить.

– Я мужчина.

– Очень хорошо! – Офицер Орм сделал соответствующую пометку в анкете. – Возраст?

Энгель-Рок пожал плечами:

– Я не знаю.

– Ну хотя бы приблизительно?

– Не знаю, – обреченно покачал головой Энгель-Рок. – Понятия не имею, сколько мне лет.

Ничего удивительного в этом не было. Многие ветроходы не имели документов. Кто-то потерял, кто-то вовсе никогда их не имел, а кто-то сам от них избавлялся, предпочитая, чтобы имя его оказалось забыто. Мотаясь по миру из конца в конец, переходя из одного города в другой, они не имели ни семей, ни близких друзей. Чтобы распить со случайными приятелями подвернувшуюся бутылку рома, не требовался повод вроде дня рождения. Они не считали ни дней, ни лет. Мерилом времени для них служили рейсы. Вот если спросить ветрохода, в скольких рейсах он побывал, тут уж он ответит без запинки. Как таблицу умножения выдаст названия всех городов, в командах которых доводилось служить, и имена капитанов, под командованием которых находился.

Офицер Орм прикусил зубами кончик ручки и, прищурившись, оценивающе посмотрел на Энгель-Рока.

– Я бы сказал, что на вид вам тридцать семь. Давайте так и запишем. Не возражаете?

– Нет, – безразлично пожал плечами здоровяк.

Энгель-Рок давно уже усвоил одну простую истину: люди не желают верить в то, что ему намного, намного больше лет, чем им кажется. Почему? Да кто ж их разберет! Поначалу Энгель-Рок пытался переубедить их. Называл имена людей, с которыми некогда был знаком, перечислял исторические события, в которых принимал участие. Но чем больше фактов он приводил, тем с большим недоверием глядели на него собеседники. А кто-то даже начинал постукивать пальцем по виску. В конце концов Энгель-Рок принял решил более не ввязываться в подобные споры. Если кому-то кажется, что ему тридцать лет – пусть будет тридцать! Кто-то думает, что ему сорок пять – отлично, пусть так и считает! Для Энгель-Рока это не имело ровным счетом никакого значения. Потому что он действительно не знал, сколько ему лет.

– Тридцать семь. – Офицер Орм вписал число в соответствующую графу. – Вы чем-то болеете?

– Нет.

– Зубы?

Оскалившись, Энгель-Рок продемонстрировал два ряда ровных белых зубов, каким можно было только позавидовать.

– Чем болели прежде?

– Ничем.

Офицер Орм недоверчиво прищурился. В офицерской школе на лекциях по общей медицине им говорили, что любой ветроход, прослуживший больше трех лет, непременно умудрялся подхватить за это время какую-нибудь заразу. Такова уж специфика службы. Постоянное перемещение с места на место, общение с самыми разными людьми, порой весьма своеобразно понимающими смысл слов «цивилизация» и «гигиена», отсутствие квалифицированных врачей в отдельных городах, нехватка медикаментов и все тех же средств гигиены, обычная во время дальних переходов, – все это создавало предрасположенность к тому, чтобы подцепить какую-нибудь в высшей степени неприятную болезнь. А отсутствие своевременного лечения приводило к тому, что болезнь переходила в хроническую форму, забиралась вглубь организма и там дожидалась своего часа, чтобы вдруг превратиться в неистового демона, выкашивающего население целого города. Такое уже случалось – и не раз. Легенда о Зачумленном Городе, что так любят пересказывать друг другу ветроходы, на самом деле имела под собой вполне реальную основу. Именно поэтому капитан Ван-Снарк велел офицерам уделять особое внимание здоровью рассматриваемых кандидатов. Любые признаки возможного заболевания: кашель, язвы или сыпь на коже, нездоровая худоба или, напротив, полнота, гнилые зубы – должны расцениваться как причины для отказа.

– Как, вообще ничем? – спросил офицер Орм с таким видом и таким голосом, будто прямо сейчас готов был достать из стола медицинскую карту стоящего перед ним претендента и прилюдно огласить весь список его заболеваний.

Энгель-Рок оттопырил губу и покачал головой:

– Я не помню.

– Но дизентерия-то у вас, наверное, случалась? – вкрадчиво осведомился офицер Орм.

Энгель-Рок ненадолго задумался. Поначалу он хотел было согласиться на дизентерию, чтобы ублажить офицера. Но, подумав, все же решил, что врать без особой на то необходимости не стоит.

– Нет, – сказал он.

– Дизентерия – это когда…

– Я знаю, что это такое, – перебил Энгель-Рок, не терпевший только одного – когда его держали за дурака.

Офицер Орм грустно посмотрел на незаполненную графу в карточке и озадаченно постучал кончиком авторучки по столу. Подумав, он решил зайти с иной стороны.

– Ну а в городах, в которых вы служили, случались эпидемии дизентерии, желтухи, куриной оспы?

– Разумеется, – не стал отрицать Энгель-Рок.

– И вы тоже… – вкрадчиво произнес офицер Орм, стараясь осторожно подвести собеседника к нужному ответу.

– Я не болел, – сказал Энгель-Рок.

– Ну что ж. – Офицер Орм нарисовал длинный прочерк в графе, где следовало перечислить перенесенные заболевания. – Хотите сами сообщить что-нибудь об особенностях вашего организма?

– Я не ем мясо.

– Проблемы с пищеварением? – как охотничий пес, сделал стойку офицер Орм.

– Не люблю, – сказал Энгель-Рок.

– А вы его вообще пробовали?

– Нет.

– Откуда же вы знаете, что мясо вам не нравится?

– Я нахожу странным то, что человек, считая себя существом разумным, ест плоть других живых существ, пусть даже и не наделенных разумом.

– То есть вы убежденный вегетарианец?

– Можно и так сказать.

– Вы понимаете, что эта ваша… – офицер Орм хотел сказать «причуда», но в последний момент нашел иное слово: – особенность может создать вам определенные сложности во время долгого рейса?

– Корнстон, в команду которого я надеюсь быть зачисленным, далеко не первый город, на котором я отправляюсь в рейс, – ответил на это Энгель-Рок. – И до сих пор никаких проблем у меня не возникало. Скорее, наоборот, проблемы возникали у тех, кто не мог и дня обойтись хотя бы без куска солонины.

– Отлично. – Офицер Орм сделал соответствующую отметку. – Судя по вашему замечанию, у вас богатый опыт скольжения по гравитационным волнам?

– Да, – коротко ответил Энгель-Рок, дабы офицер не подумал, что он пытается приукрасить свои заслуги.


Тем временем за соседним столиком офицер Лурье, страшно обрадованный тем, что встретил старого знакомого, решил, что пора все же переходить к делу, ради которого он и Финн МакЛир оказались вместе за одним столом.

– Как я понимаю, ветроход МакЛир, офицерского звания у вас нет?

– У меня вообще нет никакого звания, – развел руками рыжий Финн. – Но, поверьте, господин офицер, я – хороший ветроход.

Офицер Лурье так плотно сжал губы, что каждая из них превратилась в тоненькую ниточку. Он чувствовал крайнюю неловкость из-за того, что ему приходилось обращаться к Финну строго официально, а тот в ответ тоже начал говорить ему «вы» и «господин офицер». Но тут уж ничего нельзя было поделать – ситуация обязывала.

– Какая у вас специальность?

– У меня их много. Я неплохо управляюсь с парусами, могу вести город по заданному курсу, умею немного столярничать, знаю все семафорные знаки, флаги и коды. Немного знаком с медициной. Полостную операцию провести не смогу, но вправить вывихнутый сустав, наложить гипс на сломанную руку, выбрать лекарство от жара или песчаной лихорадки – это запросто.

– Впечатляет, – сказал офицер Лурье, едва успевая записывать. – Оружием владеете?

– Разумеется. Предпочитаю нож или тесак. На крайний случай – топор. При наличии необходимых ингредиентов могу сделать самодельную взрывчатку.

– Я полагаю, вы нам подойдете, ветроход МакЛир, – ободряюще улыбнулся приятелю детских лет офицер Лурье. – Но все же должен спросить: как вы оказались в Зей-Зоне?

– Меня вышвырнули из последнего города, в котором я служил. Но, как ни странно, мне страшно повезло.

– В чем же именно заключалось это везение?

– Город назывался Ин-Нок.

Офицер Лурье наклонил голову и вскинул левую бровь.

Про трагедию Ин-Нока знал любой офицер. О ней рассказывали в офицерской школе. О ней было написано не меньше дюжины книг. О ней было снято три фильма… Одним словом, не знать о злой участи, постигшей экипаж Ин-Нока, мог только человек, проживший последние десять лет с плотно закрытыми глазами и залитыми воском ушами.

– Да уж, действительно повезло, – согласился офицер Лурье. – А за что именно вас выставили из города?

– Я сказал капитану, что он идиот. – Финн улыбнулся, как будто вовсе не находил это предосудительным, скорее уж забавным. – Время показало, что я был прав. Я всего-то угодил в Зей-Зону, а он оказался в желудках у членов своей команды.

Офицер Лурье подался вперед и тихо, чтобы никто другой не услышал, предложил:

– Давай не будем упоминать об этом эпизоде.

– Почему? – удивленно вскинул рыжие брови Финн.

– Видишь ли, капитанам не нравится, когда их называют идиотами.

– Только в том случае, когда капитан действительно не дружит с головой, – возразил Финн МакЛир. – Я видел капитана Ван-Снарка. Быть может, опыта ему и не хватает, но на идиота он точно не похож.

Офицер Лурье коротко кивнул и сделал соответствующую запись в учетной карточке.


– Назовите город, на котором вы совершили свое первый рейс, – попросил офицер Орм.

Энгель-Рок поднял руки и посмотрел на свои широкие ладони, как будто на них был записан правильный ответ.

– Я не могу этого сделать, – сказал он.

– Почему? – удивился офицер Орм. – Что-что, а уж первый свой город помнит каждый ветроход.

– Я не сказал, что не помню название города, – уточнил Энгель-Рок. – Я сказал, что не могу его назвать.

– Почему? – еще раз спросил офицер Орм.

Офицеру определенно нравился стоящий перед ним здоровяк. В отличие от многих из тех, кто подходил к его столу, Энгель-Рок не рассказывал небылиц, пытаясь набивать себе цену. Он четко и ясно отвечал на все вопросы. Судя по всему, он изрядно поскользил по гравитационным волнам и неплохо знал многие специальности. Ну а уж о его физической форме и говорить было нечего. Однако было в нем что-то такое, что вызывало у офицера Орма настороженность. Чем дольше продолжалась их беседа, тем определеннее у офицера складывалось впечатление, что он видит только ту часть сущности Энгель-Рока, которую тот готов ему показать. Ко всему прочему доступ был закрыт. Наглухо. И это при том, что офицер Орм посещал специальные курсы по психологии, а потому считал, что неплохо разбирается в людях. Обычно минут через десять беседы с желающим записаться в команду он мог вполне определенно сказать, что собой представляет сидящий перед ним человек. Говорит ли он правду или лжет, обладает ли он на деле теми знаниями и опытом, о которых заявляет, действительно ли хочет вернуться к профессии ветрохода и отправиться в дальний рейс, полный опасностей и приключений, или же для него это только способ покинуть Зей-Зону, чтобы потом сбежать в первом же порту. Но, сколько он ни говорил с Энгель-Роком, здоровяк оставался для офицера Орма такой же загадкой, как и в начале разговора. Он не пытался хитрить или уходить от ответов. Когда он не хотел отвечать на тот или иной вопрос, он так и говорил: «Нет». Ну или что-нибудь вроде того, более подходящее к случаю.

Вот и сейчас.

– Боюсь, вы сочтете меня полоумным, господин офицер.

И – все.

Ну и как на это реагировать?

– Это был пиратский город? – задал наводящий вопрос офицер Орм.

– Нет, – решительно отверг подобное предположение Энгель-Рок. – Мне приходилось скользить на пиратских городах. Но это был не первый мой рейс. И делал я это не по велению души, а в силу суровой жизненной необходимости.

Офицер Орм откинулся на спинку стула и с интересом воззрился на Энгель-Рока. Снизу вверх.

– Любопытно, какая необходимость может заставить ветрохода отправиться в рейс на пиратском городе?

– Вариантов больше, чем вы можете себе представить, господин младший офицер Орм. Однажды меня продали пиратам. И мне ничего другого не оставалось, как только самому стать пиратом. В другой раз пираты разграбили город, в котором я служил, а потом подожгли его. Чтобы не погибнуть в огне, я воспользовался одним из восходящих гравитационных потоков, в просторечии именуемых «веретенами», которые возникают, когда два города располагаются один над другим, и перебрался в пиратский город. Пять дней мне удавалось скрываться от пиратов. Но на шестой день меня все же обнаружили, схватили и поставили перед выбором: либо присягнуть капитану, либо встать на край и прыгнуть в пустоту. Вы никогда не видели, как люди падают в бездну, господин офицер?

– Нет, – не стал врать офицер Орм.

– Тогда вам трудно будет понять мое решение присоединиться к пиратам. Когда человек просто падает с высоты, его крик обрывается в момент удара о твердую поверхность. Когда же человек падает в бездну, его крик длится долго. Очень долго. И с каждой секундой в нем все больше ужаса, безысходности и нарастающего безумия. Он обрывается внезапно. Что происходит в этот момент, никто достоверно не знает. Одни говорят, что человек умирает от разрыва сердца. Другие считают, что он задыхается. Третьи уверены, что в момент, когда обрывается крик, несчастный оказывается в каком-то другом месте, находящемся за пределами нашей реальности. Существует также множество иных мнений. Но все они одинаково умозрительны и в равной степени недоказуемы. Каждый может сам придумать, что происходит с человеком, падающим в бездну. Однако факт остается фактом: падение в бездну – это падение в неизвестность. А ничто не пугает человека так сильно, как неведомое. И не просто еще не познанное, а по сути своей непознаваемое.

– Смерть – это тоже неизвестность, – попытался возразить офицер Орм.

– В определенном смысле так, – отчасти согласился с ним Энгель-Рок. – Однако, после того как вы умерли, вам до этого уже нет ровным счетом никакого дела. Точно так же, как и до всего остального. Но момент падения является только началом кошмара неизвестности, который может длиться вечно.

Офицер Орм старательно наморщил лоб и попытался засунуть в одну из морщин конец авторучки. Здоровяк сделал его. Причем так изящно, что офицер Орм и сам не понял, как это произошло.

– Ну хорошо, назовите хотя бы один город, в команде которого вы числились больше года. Желательно, чтобы это был большой, известный город. У нас может возникнуть необходимость проверить сообщенные вами сведения.

– Порт-О-Морт, – ответил Энгель-Рок.


Офицер Лурье пробежал взглядом опросную карточку. Почти все графы в ней были заполнены.

– Могу я спросить вас, ветроход МакЛир, почему вы только сейчас, буквально в последние минуты, пришли записываться в команду?

– Так у меня больше шансов оказаться зачисленным, – ответил Финн.

Офицер Лурье почесал концом авторучки висок:

– Простите, не вижу логики.

– Я тоже, – усмехнулся МакЛир. – Но вот Энгель-Рок, – кивнул он на здоровяка, – уверен, что это так. А он у нас – голова!

– Порт-О-Морт?! – воскликнул офицер Орм. Да так, что все находившиеся рядом – офицер Лурье, Финн МакЛир и Джерри Гарсия – повернули головы в его строну.

Причиной тому был не только громкий голос офицера Орма, но и то, что в восклицании его плотно переплелись удивление, недоверие, растерянность, отчаяние… Да-да, то самое отчаяние, с каким кричит человек, обреченный на вечное падение в бездну неизвестности. Или, может быть, в неизвестность бездны?.. Или все это только придумки и выдумки?..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6