Кайна Лески.

Креативный шторм. Позволь себе создать шедевр. Нестандартный подход для успешного решения любых задач



скачать книгу бесплатно

Kyna Leski

The Storm of Creativity (Simplicity: Design, Technology, Business, Life)

© 2015 Massachusetts Institute of Technology

The rights to the Russian-language edition obtained through Alexender Korzhenevski Agency (Moscow)

© Перфильев О. И., перевод на русский язык, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

***

Из этой книги вы узнаете:

• Почему творчество подобно шторму

• Зачем нужна креативность серьезным ученым

• Какие принципы лежат в основе творчества

• Чем полезны сомнения и неопределенность

• Какие преграды стоят на пути креативности и как их преодолеть

• Какую роль играет бессознательное в творческом процессе

• Как правильно ставить творческие задачи

***

«Ежедневно я придумываю две-три креативных концепции для новых проектов. Это своего рода игра – пазл, который постоянно складываешь в голове. И чтобы выиграть, нужно постоянно задавать себе вопрос: «Почему так, а не иначе?» Книга Кайны Лески учит неудобным вопросам. После прочтения становишься смелее и отважнее. А значит, креативнее».

Екатерина Ласкова, креативный редактор Conde Nast Creative Studio

Предисловие
Джон Маэда

После того как меня выбрали президентом Род-Айлендской школы дизайна (RISD), мне представилась возможность выступить с речью в одной бостонской архитектурной фирме. Услышав от коллеги по Массачусетскому технологическому институту о Кайне Лески, я постарался связаться с ней и пригласить выступить вместе со мной. Она согласилась, а я понял, на какой пошел риск.

Как человек творческий, я понимаю, насколько часто (и до сих пор с неловкостью) пробую что-то новое, поскольку это единственный способ, позволяющий чему-то научиться. Ради той речи я вышел из своей зоны комфорта и пригласил совершенно незнакомого человека; в то же время я отметил про себя, что Кайна приняла мое приглашение не задумываясь. Это означало, что она открыта для экспериментов. Мне понравилось это качество, и я подумал, что она в чем-то родственная мне душа. Наблюдая за тем, как она выступала перед аудиторией, я испытал крайний восторг.

Это испытанное семь лет назад чувство во много раз возросло после того, как я прочитал ее книгу. Кайна пишет так же, как и говорит, упоминая факты из разных областей знаний: от инженерных уравнений до поэтического ритма, – и не теряя при этом цельности изложения.

Беседы с ней походили на чтение Уильяма Катберта Фолкнера: в потоке свободно текущей информации всегда можно найти много ценного, но при этом легко и упустить целое, не понимая, как оно складывается из всех этих кусков. Однажды я даже отослал Кайне ее портрет, нарисованный на листке для заметок, где она была изображена в виде торнадо идей.

Эта книга – элегантная деконструкция шторма, бушующего в голове Кайны и поделенного на десять частей, образующих целое. Каждая глава заставляет посмотреть с иной точки зрения на шторм, лежащий в основе ее педагогического метода пробуждения творческого сознания, и ни одна точка зрения при этом не важнее другой. И хотя они превосходно читаются, как десять последовательных глав, мне легко представить, что можно открыть книгу на любой странице и начать с нее. Ваша задача – соединять точки, расставленные в этой книге, ведь, как пишет Кайна в Главе 8, «творчество – это сотворение или проявление существующих связей».

С момента переезда в Кремниевую долину я часто слышу своеобразную мантру «проигрывай быстрее» как основной лозунг стартап-культуры. Конечно, речь идет о том, чтобы как можно скорее перейти к очередной творческой идее. Примерно об этом же, как о важном аспекте обучения, говорили в RSID и в МIТ. Даже в моей книге «Законы простоты», с которой начинается эта серия для MIT Press, есть глава (и закон) под названием «Поражение». Поэтому меня особенно заинтересовало то, что книга Кайны, пожалуй, единственная, в которой нет главы о поражении и в которой вроде бы вообще не используется само слово «поражение». Как это возможно?

Я рискну предположить, что, как все хорошие дизайнеры, Кайна заглянула в корень в основании корня, или, выражаясь жаргоном бизнес-школы, ответила на «пять почему»: «Почему это X?» – «Потому что Y». – «Почему это Y?» – «Потому что Z» – и так до тех пор, пока не закончатся вопросы и пока не будет названа основная идея. Кайна начала со шторма, продолжила штормом и закончила штормом – в буквальном смысле природной стихией. Она дала нам язык для описания работы на атомном уровне, на уровне атмосферы, на уровне человека и с изрядной долей поэзии и образности. Кайна ответила на вопрос, который впервые задает в Главе 2: «Я могла бы, как архитектор, спросить: «Каким образом внутреннее [шторма] связано с внешним [шторма]?» Так что оставьте свой зонтик с галошами дома и выходите на прогулку.

Благодарности

Я благодарна mit press за издание этой книги, и особенно ведущему редактору Бобу Прайору и дизайнеру Эрину Хэсли.

Спасибо Джону Маэду за его лазерное зрение и жизненную поддержку. Я искренне тронута и благодарна за ваши слова, ставшие сопровождением моих.

Я благодарю Скотта Купера за совместную работу, за то, что кромсал мои письмена и старался придать им связанность.

Спасибо Джесси Шефрин, бывшему ректору RISD. Джесси обладает той редкой цельностью, какую нечасто встретишь в наши дни. И я бесконечно признательна Лолре Бирггз, главе архитектурного отделения RISD, за то, что она соглашалась помочь всякий раз, когда я обращалась к ней.

Я благодарна друзьям, беседы с которыми на протяжении многих лет подпитывали мой творческий шторм. Спасибо поэту Стюарту Блейзеру, строки которого можно прочитать в Главе 7; мир был бы гораздо лучше, если бы больше людей ознакомились с его прекрасными произведениями. Спасибо Кристи Джоунс, художнику-оформителю, за ее вдохновение и поддержку. Спасибо Дэвиду Герстену, мыслителю, учителю, архитектору; а также спасибо Ричарду Солу Вурману, величайшему из известных мне построителей связей. И спасибо Джоан Ричардс, профессору истории университета Брауна и историку математики, за то что весь прошлый год выполняла роль духовного наставника.

Я благодарна Фрэнку Р. Уилсону и Эллиоту Уошору за их ценный вклад.

Питер Линч, архитектор, составляя программу для RISD, сравнил шторм с «прото-рассуждением» и «Задачей блока». Эта задача, как и другие, составленные для курса дизайна, были заимствованы архитектурными школами по всему миру. Я благодарна всем учителям этого курса за вклад, который они внесли в преподавание.

Своих учеников я благодарю за их целеустремленность – особенно тех, кто успел стать моими друзьями и коллегами: Джека Райана, Ольгу Месу, Маркуса Шаффера и Джонсару Рут среди многих других.

Также мне хотелось бы признать вклад моих преподавателей: Роузмари Панталео Шитц, познакомившую меня со строгостью и четкостью в искусстве; Томаса Депелто, обучившего меня абстрактному геометрическому мышлению; Джона Хедждука, беседовавшего с моим даймоном; Роберта Слуцки, интеллектуального партнера; Сью Гуссоу, вновь привившую мне страсть к архитектуре; Робина Эванса, историка архитектуры; Рафаэля Монео, архитектора; и Стивена Джея Гоулда, изменившего мой взгляд на жизнь.

Я хотела бы поблагодарить моего отца, Тадеуша Мариана Лески, одаренного архитектора, научившего меня черпать вдохновение из жизни и из таких простых процессов, как дыхание; а также мою мать, Айрис Лески, познакомившую меня с поэзией и актерским мастерством.

И наконец, я должна выразить свою благодарность Крису Бардту – архитектору, профессору, коллеге, партнеру, мужу – за тихий цикл круговорота, лежащий в основании всего.

Введение

Эта книга описывает творческий процесс – по сути, множество процессов, составляющих целое, – пережитый мной самой. Я слышала истории об этом и сама была им свидетелем, как учитель, ученик, создатель, писатель и архитектор. Я не утверждаю, что обязательно следовать моим описаниям, считая их неким рецептом или пособием по тому, «как стать креативным». Я просто хочу рассказать о том, что наблюдала сама, попытаться убедить вас в универсальности этого явления и предложить вам увидеть эти процессы в вашей собственной деятельности.

Множество процессов – это на самом деле стадии общего процесса познания, создания или открытия того, что еще не существует. Их нельзя запланировать заранее или заставить проявиться извне; они, скорее, протекают внутри. И даже если какая-то из них для создателя поначалу не заметна, последствия ее могут быть воодушевляющими или разрушительными. Это все равно, что шторм, который постепенно нарастает и обретает форму, пока не захватывает вас всего – если вы готовы его принять.

Это не значит, что вы не играете никакой решающей роли. Напротив, как маленький вихрь может пробудить ураган, так каждый человек может стать причиной возмущения, запускающего некий механизм, собирающий и распространяющий материал и идеи через многообразие выражений и решений.

Мне часто задают простой и невинный вопрос: «Как вы это узнали?», после того как я прошла через все сомнения, испробовала различные пути, пережила разочарования и едва не отчаялась. И в самом деле, откуда человеку знать, что делать, куда идти и как поступать правильно? Здесь вы найдете мой ответ, основанный на наблюдениях за творческим процессом.

Это книга о творчестве в самом широком смысле. Она не об искусстве или архитектуре, хотя иногда я использую примеры из последней. Общаясь с другими архитекторами, дизайнерами, живописцами, поэтами, преподавателями, инженерами, изобретателями, математиками и иными учеными, я получила ценный опыт и поняла, из каких стадий складывается общий процесс творчества. Согласно моим наблюдениям, эти стадии в своей основе одни и те же, независимо от того, касается ли дело искусства, науки, техники, бизнеса или другого рода деятельности. Поэтому идеи, описанные в книге, можно применить к любому творческому процессу. Как писал известный автор и лектор Кен Робинсон: «Творчество не относится исключительно к определенной сфере; оно возможно в любом случае, когда активно задействован человеческий интеллект. Это не особый род деятельности, а качество ума»[1]1
  Робинсон «Из нашего сознания».


[Закрыть]
. Я уверена в том, что мои наблюдения за творческим процессом носят универсальный характер.

Лучше всего изучать творческий процесс по документам, в которых он описывается как повседневный. В них запечатлены борьба, сомнения, тяжелый труд, отчаяние, откровение, неудачи, задержки и скачки вперед. Письма Чарлза Дарвина для многих стали ценным источником сведений о принципах природы, открытых для всеобщего наблюдения, но осмысленных благодаря его личной работе и размышлениям, коренным образом изменившим не только биологию, но и все наши взгляды на жизнь.

Особенно показательны в этом смысле рукописи, в которых отражены повторяющиеся творческие циклы, от небольших набросков до черновиков и различных вариантов произведений. В своей книге «Сотворение Le pr?» французский поэт и эссеист Франсис Понж (1899–1988) описал четырехлетний ход работы над стихотворением «Le pr?», прилагаемым к этой книге[2]2
  Понж «Сотворение Le pr?».


[Закрыть]
. И хотя в этой книге всего лишь небольшая часть рукописей, она посвящена творческому процессу, и сотни ее страниц – одно из лучших описаний сути творчества.

В pr? можно различить морфему слов prefix («префикс»), present («настоящее») и preparation («подготовка»). «Сотворение Le pr?» – сочинение о творческом процессе и о началах. Я многим обязана Понжу: в этой работе он подтвердил и показал то, что наблюдала я.

Я часто думала о том, что начало творческого процесса – это своего рода выход на прогалину. Само слово pr? по-французски означает «луг» – порождающую плодородную землю, влажную и все же достаточно твердую для того, чтобы «поставить ногу». Как и луг, это неопределенная, зыбкая почва, место, из которого все произрастает, открытое пространство, заставляющее задуматься, пробуждающее внимательность с наблюдательностью… пауза… место выбора и отправная точка. И это великолепное описание самого творческого процесса.

Но пока, готовясь написать это введение, я не перечитала «Сотворение Le pr?», мне и в голову не приходило, что за эти же четыре года родился, разбушевался и утих шторм. Через два года поисков Понж описывает свой «луг» как «зеленое воплощение дождя», а листья травы называет «насосами» с «каплей росы на каждом кусочке зеленой нити… глаз травы». «И из начальной свирепой бури – мягкий исход, настойчивость и упорство», – пишет Понж.

Меня, как и многих других, поразила роль бессознательного в творческом процессе – то, как идеи, казалось бы, появляются из ниоткуда. Я полностью забыла метафору бури и шторма Понжа. Как вы увидите в дальнейшем, забывание, особенно намеренное забывание, или разобучение, – это стадия творческого процесса. Столь же важно и противоположное забвению усилие прозреть, попытка заглянуть вперед.

Мы заглядываем вперед, когда строим схемы и планы, материализующиеся в будущем, когда записываем задачи, предвосхищающие решения, когда связываем один шаг с другим, прокладывая жизненный путь, особенно через пустые страницы, через писательское замешательство, хаос, потребности и вопросы. Творческий процесс – это история такого перехода, и она от автора обращается к пользователю, читателю, жителю, слушателю или зрителю.

Мне кажется, стоит пару слов сказать о том, как организована эта книга и ее главы. Мы думаем о процессе как о чем-то линейном, но описываемый мною творческий процесс не таков. И все же, поскольку книга имеет главы, следующие одна за другой, у меня нет выбора, кроме как описывать творческий процесс по линейной схеме. Но я советую вам думать о нем как о циклическом. Иногда его стадии накладываются друг на друга, и вам приходится отменять то, что вы уже сделали. Некоторые из описываемых мною стадий занимают мгновения или десятилетия. Некоторые циклы, продолжаясь, перетекают в следующий цикл, а другие затухают.

Творчество – это путь без начала и конца. То, что вы создаете, никогда не бывает конечным пунктом. У творчества нет формального «результата», это скорее вечно продолжающееся движение.

1
Творчество как шторм


Вид глаза бури

Автор Кайна Лески


Английское слово create («творить, создавать») происходит от латинского creare, что значит не только «делать», «создавать», но и «произрастать». Другими словами, когда нечто создается, оно появляется, начинает существовать. Латинское слово связано с другим – crescere, означающим «зарождаться», как зарождается Луна.

Отсюда слова «креативность» и «креативный».

Креативности уже более миллиона лет, и сам процесс с его каталитическими точками тот же, что и всегда. По мере развития цивилизации изменились лишь способы проявления креативности, особенно используемые нами орудия.

Шторм

Я предлагаю вам посмотреть на процесс появления нового, используя метафору шторма.

В чем же они похожи? Шторм, или буря, возникает, казалось бы, из ничего – из влаги, собирающейся в капельки, которые поднимаются и образуют грозовую тучу. Область низкого давления, в которой зарождается шторм, внешне выглядит спокойной. Теплый тропический океан заставляет молекулы воды сталкиваться между собой. Некоторые из них превращаются в пар. По мере подъема вверх пар конденсируется с выделением тепла, и так образуются водяные капельки и ледяные кристаллики, из которых состоит туча.

Шторм рождается из возмущения (нарушения спокойствия) и сам, в свою очередь, порождает возмущение. Штормы накапливают энергию и силу и устремляются в каком-то направлении. Они движутся и заставляют двигаться. В результате насыщается влагой почва, возникает радуга и пр. И у них нет четко определенного начала и конца. То же самое происходит и во время творческого процесса.

Творческий процесс схож со штормом еще и тем, что в конкретной ситуации он обретает направление и силу. Он динамичен: он рождается, усиливается в одно время и утихает в другое, движется круговоротами и потоками. Все это характерные особенности шторма.

Кроме того, штормы бывают разного масштаба: относительно большие и относительно маленькие, от пылевых вихрей до песчаных бурь и от легких дождей до ураганов. То же относится и к творческому процессу.

Штормы «заразительны», как и творческий процесс. Как один шторм питает другой, так и творческий дух одного человека подстегивает творческий процесс в сознании другого. Шторм и творчество имеют текучие, изменчивые границы: нельзя очертить круг и сказать, что за пределами его никакого шторма нет – и то же самое верно в отношении творческого процесса. Когда ураган прокладывает путь через Атлантику, его границы постоянно меняются. Ни одна из компьютерных моделей погоды не может точно предсказать поведение шторма.

Шторм, как и творческий процесс, находится в постоянном движении. Оба эти явления определяются внешними условиями, как и сами, в свою очередь, влияют на окружение. Они пользуются имеющимися ресурсами, разрушая и созидая. Ветер и вода формируют ландшафт, температура и влага влияют на погоду, а ландшафт и погода – на шторм. Творческий проект вырастает из условий, питается содержанием и влияет на них. Творческая работа, имеющая целью одно, может полностью преобразовать что-то другое, и эти явления формируют друг друга. Одна творческая работа вырастает из другой, и они оказывают друг на друга взаимное влияние.

Как для шторма, так и для творчества, характерна реитерация, то есть повторение одного и того же процесса. Одна из реитераций – движение по циклу вокруг вертикальной оси. В творческом процессе цикл включает в себя редактирование и производство. Импульс растет и убывает, энергия увеличивается и истощается.

На своем пути шторм постоянно вбирает в себя новый материал; перемещение глаза циклона – это система сбора шторма. Собираемая влага и тепло питают шторм. То же верно и в отношении творческого процесса. Импульс больше, чем отдельная итерация. Оставляемая на земле вода – часть природного круговорота, начало нового цикла – или, точнее, продолжение шторма; точно так же творческий процесс снова и снова питает сам себя.

Последствия шторма и творчества реальны и обладают особыми свойствами. Они обнаруживаются во взаимодействии между миром, творцом и теми, кого затрагивает творение. Это могут быть зрители, аудитория, получающий новое лекарство пациент, житель нового дома, пользователь объекта и так далее.

Творчество поистине «в глазах смотрящего», и основное последствие творческого процесса – трансформация. Как писал в своей книге «Листья травы» великий американский поэт Уолт Уитмен (1819–1892):

Архитектура – это то, что происходит, когда на нее смотришь;

(А вы думали это белый или серый камень? Или линии арок и карнизов?)

Вся музыка – это то, что пробуждается, когда о ней напоминают инструменты,

Это не скрипки с корнетами, это не гобой и не барабаны, не ноты певца-баритона, поющего сладостные романсы, и не ноты мужского хора, как и не ноты хора женского.

Она и ближе, и дальше их.[3]3
  Уитмен «Песня разных профессий».


[Закрыть]

Уитмен объясняет, что результат творчества – это обмен со зрителем, наблюдателем или слушателем, а не здание или музыка сама по себе. Подумайте, как многое в наших представлениях о мире изменила творческая сила науки. Фразы «восход солнца» и «закат солнца» говорят о том, что до Николая Коперника было широко распространено убеждение, что солнце движется по небу, а мы остаемся на месте. Наше понимание Вселенной со времен Коперниковской революции сильно изменилось.

Ранее я упомянула радугу. Пожалуй, это наиболее интересный и специфичный феномен из всех последствий шторма, и она сродни результатам творческого процесса: это явление, зависящее от наблюдателя. Падая на выпуклые водяные капельки и проходя сквозь них, солнечные лучи преломляются, расщепляясь на красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовые цвета. Потом они еще раз преломляются через вогнутую внутреннюю границу капли и идут под углом, отличающимся от первоначального. Это происходит потому, что вода замедляет свет, и на границе двух разных сред луч меняет угол. Другими словами, сталкиваясь с изогнутой поверхностью капли, свет меняет свое направление. Цветные составляющие белого света преломляются под разными углами и с разной скоростью, расходясь по своим отдельным траекториям и создавая радужные полосы.


Графическое изображение света, преломляющегося через каплю дождя

Автор неизвестен


Таково физическое объяснение процесса, но радуга – это наблюдаемое явление. Если бы не было наблюдателя, то никто бы и не заметил, что цветные лучи расходятся. И только когда некоторые из множества других, разошедшихся в разных направлениях, попадают в наш глаз, мы видим радугу.

Та разноцветная арка, которую мы наблюдаем на небе, является отражением света на сетчатке глаза наблюдателя. Радуга, которую видим мы, отличается от увиденной другими, потому что в их глаза попадают другие лучи, для каждого свои. При этом капли, через которые преломился свет, падают, и на их месте оказываются другие капли, через которые также преломляется свет. Благодаря падающему дождю радуга оказывается подвешенной в воздухе, и чтобы ее увидеть, нужно запечатлеть мгновение, когда на какое-то короткое время солнце, капли и наблюдатель находятся в определенном положении. Только тогда произойдет трансформация и возникнет этот удивительный феномен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное