Каграман Ханбеков.

Андеграунд, или То, что мы потеряли



скачать книгу бесплатно

Посвящается моей дочери

Елене Ханбековой


От автора

 
Мои стихи не грозди винограда —
Хранителя веселья, смеха и вина,
И это не моя вина:
Причин не вижу для парада.
Бесплатною была когда-то медицина,
И врач от бога был, не от рубля.
Ушло всё это в прошлое, осталась болтовня,
Но это только жизни половина.
Другая половина – это яхта, «мерседес», и особняк,
И миллионы на счету в швейцарских банках.
Хозяин этой жизни не шахтёр и не горняк,
И ходит он не в сапогах солдатских.
Богатство снова не продукт труда,
А результат экономических и прочих махинаций:
Обмана, лжи, сомнительных дотаций,
Куда-то исчезающих без дыма и следа.
Нет ничего грязней и отвратительнее рынка,
Который нам диктует образ жизни и труда,
Где хитрость, ложь, обман – арена поединков,
А человеческая жизнь – картёжная игра:
Обманутые дольщики – виновник на свободе.
Самоуправство в реформаторстве —
желание повелевать,
А безнаказанность – хаоса мать —
как неуменье обуздать
Стремление к обогащению, рождённое в народе.
Мои стихи – продукт вот этой жизни,
В них, словно в зеркале, она отражена.
Она несправедлива и грязна:
Какая есть – без грима, макияжа
и без грубой укоризны.
 
 
P. S. Эта книга написана «в стол»,
Это мысли, рождённые тем, что я вижу,
Это отзвук того, что я слышу
В интернете, забившем нам гол.
Он сейчас наших мыслей хозяин,
Он формирует взгляды на жизнь,
А борьба за культуру в нём тает,
Превращаясь в зловредную пыль.
Я в стихах никого не учу,
В них лишь мысли свои излагаю.
Я пишу для себя, это знаю,
Потому что молчать не могу.
 

Апрель 2016 г.

I
Введение

Признание
 
Мне не хочется в Ад, потому и живу,
Только жить не особенно хочется.
Я живу, как раздетый: у всех на виду,
И за всех с меня, видно, и спросится.
Скажут черти в Аду: «Почему ты молчал?
Ты – поэт, перед всеми в ответе.
Ты, конечно же, всё, как всегда, понимал,
Всё плохое, что было на свете.
Почему уцелел, от чего не кричал,
Раз поэтом на свет появился?
Знают все, что поэты – начало начал,
Ну а ты не всегда торопился».
Что скажу я тогда этим чёрным чертям
В оправданье земного молчанья?
Что не верил в себя, что не верил словам,
Так и жил, истязая сознанье?
Может быть, пожалеют и в Ад не пошлют.
Скажут: «В Ад тебе рано соваться».
И в дорогу мешок сухарей мне дадут,
И отправят по свету скитаться.
 

Март 2009 г.

«Машина – зверь, рычит и мчится…»
 
Машина – зверь, рычит и мчится,
Ещё мгновенье, потом прыжок.
Ещё мгновенье, и я уж птица,
И бьёт о маску сухой песок.
Вперёд, на встречу, а с кем – не знаю.
Вернусь, быть может, коль повезёт.
Я вызов смерти сейчас бросаю,
И это длится не первый год.
Я – камикадзе, я это знаю,
Я знаю то, что разобьюсь,
Но эту прихоть себе прощаю,
Я в счастье верю, ему молюсь.
Я приземлился, шипит резина,
Скрежещет щебень, я снова мчусь.
Ревёт всё громче моя машина,
Её люблю я, я ей горжусь.
Обгон немыслим, я путь подрежу,
Я первым буду везде, всегда.
Сейчас я ближе, похоже, к небу,
Осуществляется моя мечта.
 

Июль 2011 г.

Страх
 
Я боюсь, я всё время боюсь:
Я боюсь заболеть, – на лекарства нет денег.
Я простой из простых, потому не стыжусь.
Я плыву, словно щепка, не зная, где берег,
В дебрях жизни, блуждая, тружусь.
Я боюсь, я всё время боюсь:
Я боюсь, что уволят с работы, бывает…
И тогда не поймёт, не поможет Иисус,
Он в людские дела не вникает.
Я боюсь, но я вовсе не трус.
Я боюсь, я всё время боюсь:
Не отложены деньги на время худое.
Я пока что держусь, но боюсь, что сорвусь,
В нашей жизни бывает такое.
И тогда я запью и, наверно, сопьюсь.
Я боюсь, я всё время боюсь,
Оттого, видно, быстро старею.
Не один я такой, я за нитку держусь
И по нитке хожу и слабею.
В одиночку я с жизнью борюсь.
Спился я и теперь не боюсь,
Мне до лампочки всё, я не каюсь.
Я живу, и над жизнью смеюсь,
И с такими же в жизни якшаюсь.
И, как все, в небеса вознесусь.
 

Декабрь 2011 г.

Розы
 
«Война – войной, а розы – розами…»
И человек не может без любви.
Она везде, в короткой юбке с косами,
Она придёт, её ты не зови.
Она придёт, обнимет тонкими руками,
В разорванной рубахе, с сумкой на плече.
Перебинтует белыми бинтами
И поползёт с тобой по целине.
Она везде – в больнице, у больничной койки,
В палате, у стола, где только кровь и боль.
Ей тоже больно видеть этой крови струйки,
Но, что поделаешь, война! Война – кровавый произвол…
Она тебе когда-то отдавала
Всё, чем дышало сердце у неё.
Она тебя кормила, целовала,
Ты был сокровищем её.
Прости её, коль в чём-то виновата,
Хотя виновною она не может быть.
Она – любовь, а значит, – свята,
Её возможно лишь любить.
 

Февраль 2016 г.

Рождение истины
 
«Мой вертолёт не полетел, хоть он не примитив.
И не в конструкции всё дело, —
Он просто слишком некрасив,
И это выше всякого предела».
Великий Леонардо, как всегда, был прав:
Природа отвергает всякое уродство.
Вы отрицаете поэзию, но это донкихотство, —
Законы красоты не пощадят ваш нрав.
Вы в жизни не достигнете вершин,
Посредственность стоит у вашего порога.
За бездуховность жизнь карает строго,
Закон природы для всего един.
Поэтому нам классика нужна, —
Она из человека лепит человека.
Культура – величайшая страна,
Где красота определяет гениальность века.
Россия тонет в книжной мишуре,
И бездуховность топчется у двери,
И мы уже почти что полузвери.
Культуры нет на высохшем дворе.
 

Ноябрь 2010 г.

II
Любовь

Сорокалетняя женщина на курорте, вдали от мужа
 
Я люблю Вас безумно и страстно,
Как никто не любил Вас ещё.
Это сладко, и стыдно, и страшно…
Но зато… но зато – хорошо…
 
 
Ваш язык – не язык, это жало:
Поцелуй Ваш сильнее вина.
Я в руках Ваших дивно дрожала,
Не моя это, право, вина.
 
 
Всё отдам, всю себя, безвозмездно,
Я взамен ничего не хочу.
Пусть всё это и грешно, и скверно,
Я счастлива… о муже… молчу.
 

Февраль 2009 г.

«Кто говорил, что с возрастом любовь, как льдинка, тает…»
 
Кто говорил, что с возрастом любовь, как льдинка, тает,
Тот, значит, никого при жизни не любил.
А мне вот восемьдесят пять, и у меня хватает сил
Быть тем, который ей все прихоти её прощает.
Дай мне твои морщинистые руки.
Они мне дороги, как прежде, как они милы!
Я кланяться готов им до земли,
Они не ведали разлуки.
Не сомневайся, я тебя люблю, как прежде,
Не мыслю жить хотя бы сутки без тебя.
Ты – смысл существования, ты – жизнь моя,
Ты – мой покой, мои надежды.
О Господи, возьми меня,
Но дай ей хоть немножко жизни.
И от меня ты не услышишь укоризны,
Что в трудный час ты лишь любил себя.
 

Январь 2017 г.

«Счастливыми бывают только родственные души…»
 
Счастливыми бывают только родственные души,
Без этого счастливым быть нельзя,
А иначе… ты глупости не слушай,
Казаться можно… обманув себя.
Не внешний облик, не глаза, не губы
Определяют силу чувств,
А наши души нам диктуют судьбы,
Невзгоды жизни на пути согнув.
Душа… Неизмеримо чуткий камертон,
Хранительница чувств, твоих переживаний,
И только свойственный ей тон —
Живое эхо искренних желаний.
Как передать всю эту гамму чувств,
Которые хранятся в ней и ждут ответа,
И породить тем самым нравственный союз,
Что называем мы любовью – счастьем на планете.
Сильна подобная любовь
До самого конца, до крышки гроба,
И счастливы бывают оба,
Познавши чувства без шипов.
 

Декабрь 2011 г.

«А вы истории нужны…»
 
А вы истории нужны, —
Не отделимы вы от песни.
Они у вас так чувственно-нежны
И страстны так, я говорю без лести.
Вы многим в жизни помогли,
К успеху, вверх, трудна дорога.
Но вы с упорством, очень строго
К успеху молодость вели.
Я тот скрипач, кто песнь творит на крыше,
Которому внизу безмерно тяжело,
А наверху, хоть одиноко, но светло,
И всё свободно и глубоко дышит.
И я за песни вас боготворю.
В раю ваш голос, верно, на примете,
И каждый ангел скажет вам: «Благодарю,
Вы были, есть и будете на свете».
P.
S. Приятно знать, что людям вы нужны,
Что впереди вас ждёт хорошая дорога.
А то, что мы немножечко грешны…
То на примете нет сейчас святых у Бога.
 

Июнь 2011 г.

«Красивой женщине неплохо и в аду…»
 
Красивой женщине неплохо и в аду,
Там тоже жизнь, хоть и иная.
И не порите ерунду…
И черти любят, на запреты невзирая.
В аду мне изредка приходится бывать.
В аду поэтов черти уважают.
Поэтов там блаженными считают
И заставляют лирику читать.
И я читаю, что мне остаётся?
Стихи на пенсию не станешь издавать,
А в «стол» не хочется писать, —
И я читаю нечисти, пока живётся.
И ведьмы слушают, дыханье затая,
Поэзия для них дороже жизни.
Она их память – милые края
Забытой ими, брошенной отчизны.
Они ведь тоже жили на земле,
Блудили, сквернословили, кутили,
Пока их души в ад не угодили
Из крематория, испачкавшись в золе.
И черти слушают меня,
Смеются изредка, но чаще плачут,
Хотя их слёзы ничего не значат,
Они лишь дым потухшего огня.
И черти, я скажу, не хуже нас.
Во всяком случае, потомство не бросают
И милым ведьмам никогда не изменяют,
Им неизвестно слово «ловелас».
А ненависть их к людям – результат работы:
«С волками жить – по-волчьи выть»,
И в лучшие свои чертячьи годы
Приходится в аду им палачами быть.
И щёлкают зубами от досады черти,
Круша убийцам палкой черепа,
И мучают их души, но они бессмертны,
И в ход идёт тогда чугунная ступа.
Я всех монахов посылал бы в ад,
Пусть помогают там чертям по воскресеньям.
Подумайте, ведь это наслажденье —
Не словом, а делами веру прославлять.
«Не богохульствуй, – скажет мне монах, —
Зачем живу я – только я и знаю,
Не разобраться вам в святых делах.
Молюсь я Богу и псалмы читаю».
И каюсь я, что Церковь оскорбил,
А что поделаешь, хочу я тоже мыслить.
Поверьте мне, я в жизни не грешил,
А вот приходится мне, каясь, душу чистить.
 

Октябрь 2010 г.

Песня песней
 
Какая ночь! Какие ночи!!
При чём запрет, при чём тут срам?!
Не более, чем птичий гам,
Не более, чем пляжи Сочи.
Любила ты, как любят лишь в Аду,
Где всё позволено, где всё возможно,
Где всё действительно, не ложно,
А нам доступно лишь в бреду.
Была моей ты вся, всецело,
И я любил, что невозможно не любить,
Что можно лишь боготворить, —
Любил твоё всепоглощающее тело.
Ты – мир, ты – жизнь, моя мечта.
В тебе любить ничто не грешно,
Любить не в меру, не поспешно,
Всё остальное – суета.
Теперь мне смерть – нестрашное явленье.
Я взял от жизни всё, что можно взять.
Воспоминания не позволяют мне страдать,
А потому не страшны и мученья.
 
 
P. S. Мне рукоплещут ангелы, и сердятся в Аду.
И там, и тут причины не скрывают:
В Аду завидуют, а ангелы страдают,
Что неспособны претворить мечту.
 

Май 2010 г.

«Почему мне так нравитесь вы?..»
 
Почему мне так нравитесь вы?
Без причин ничего не бывает.
Видно, там, в глубине, в тайниках головы,
Что-то помнит о вас и страдает.
Далеко-далеко в подсознании,
Где прошедшее в клетках живёт,
Помнят всё, как в другом мироздании
Было то, что и ныне живёт.
Может быть, мы вторично живём?
Может быть, мы уж жили когда-то?
Ведь загадки везде и во всём,
Жизнь ведь тайна и тайной чревата.
Я люблю вас любовью, наверно,
Той, что любит покой, тишину,
Любит преданно, вечно и нежно
И притом только вас, и одну.
Мы плоды сверхъестественных сил.
Мы – любовь, то, что зримо и вечно.
Смерть – лишь призрак холодных могил,
Наша жизнь без конца, бесконечна.
 

Июль 2010 г.

«Когда мы вместе, безразлично мне…»
 
Когда мы вместе, безразлично мне,
Какая за окном погода.
Мне хорошо и днём, и ночью, и во сне,
И в дождь, и в снег, во все мгновенья года.
 
 
Но ты капризна, в этом вся беда,
Тебе всегда чего-то не хватает,
Поэтому и летом наступают холода,
И на лице улыбка замерзает.
 
 
Зато, когда смеёшься ты, становится светло,
И даже в темноте твои я вижу зубы.
Они остры, и очень хорошо,
Что у тебя… ещё есть губы.
 
 
И эти губы можно целовать,
Но всё ж прекраснее, когда они целуют
И говорят: «Нам надо всё прощать,
Несчастны те, кто по ночам горюют».
 

Ноябрь 2009 г.

Любовь и котёнок Кис
 
– В понятии любви не ясен сам предмет.
Мне не понятно это слово.
Скажи мне, Кис, что в нём такого…
А может быть, его и вовсе нет?
– Неудивительно. Любовь есть то,
что отличает вас от нас,
Точнее, от всего живого,
Хотя, случается, и очень дорогого,
С которого вы не спускаете свой настороженный глаз.
Обычно за любовь все принимают половой
инстинкт,
Животное, при этом сильное влеченье,
Кратковременное природное явленье,
Такой вот путаный и непонятный лабиринт.
Он возникает, затухает, на самолюбии играет
И обрывается всегда,
Что в жизни есть обычная беда,
Которая семью и счастье разрушает.
Но есть ещё иное, редкое явленье,
Которое объединяет двух людей
В одно единое до самых мрачных дней,
До прекращения сердечного биенья.
Оно с годами лишь растёт
И превращается в необходимость.
Оно напоминает в воздухе полёт,
И это есть Любовь, сама необъяснимость.
 

Январь 2017 г.

«Вы вся – чистота, что-то нежное, белое…»
 
Вы вся – чистота, что-то нежное, белое,
Пришедшее к нам из забытых времён.
Теперь таких нет, Вы – музейно-несмелое,
Ваш образ из прошлого весь сотворён:
Цветок на помойке, где грубость и слякоть,
Случайное что-то, потерянный рай.
Смотрю я на Вас, и мне хочется плакать,
Как плачет ребёнок, услышавши лай.
Вас скомкают грубостью, просто раздавят,
Сомнут, словно бабочку, жёсткой рукой.
Зачем родились Вы! Вас просто обманут
И бросят, сочтя несуразно-больной.
Сейчас не нужны Вы ни жизни, ни смерти.
Не курите Вы, Вас не манит футбол,
В хоккей не играете. Вы мне поверьте,
Для всех Вы не женский, неведомый пол.
А мы все без комплексов – трудные дети.
Росли мы и выросли, будто сорняк.
Одни без отцов, одиночки на свете,
Других же по жизни гоняет сквозняк.
 

Май 2010 г.

«В тебе есть всё: огромные глаза…»
 
В тебе есть всё: огромные глаза,
Ресницы, брови, как у манекена,
И цвета золота огромная коса
Длиной почти что до колена.
Но что ты дашь ребёнку? Первый поцелуй?
Упрёки, окрики, угрозы?
Испорченный язык: «Ты чё, блин, не балуй».
А дальше? Дальше будут слёзы…
Душа ребёнка – белоснежный лист…
Э, нет, тетрадь, и в ней с рождения помарки.
Да, лист её совсем не чист:
Над ним изрядно потрудились предки.
Так что ж ты будешь в ней писать,
Когда помарки омерзительны и гадки,
Которые в избытке нам дала природа-мать,
Её позорные подарки.
В твоей душе уснула пустота,
Твой кругозор убог и скуден,
И я тебе совсем не нужен.
Тебе нужна другая красота.
Так можно ли любить тебя?
Конечно, полюбить возможно,
Но вот надолго ли… Боюсь себя,
Боюсь солгать неосторожно…
 

Май 2011 г.

Вдвоём
 
Встань, обопрись, ну, конечно же, больно,
Знаю, больная нога…
Ты отдохнула немного, довольно,
Видишь, как сыплет… пурга!
Нас занесёт, побелела дорога,
Видно, не ходит трамвай…
Дай же мне руку, моя недотрога,
И потихоньку вставай.
Помнишь, как вместе по саду бродили…
Молоды были тогда.
«Мы не расстанемся, – так говорили, —
Если и встретит беда».
Вот и пришла она – горькая старость,
Нам хорошо, мы вдвоём…
Нам говорили, что «старость – не радость»,
Мы же смеялись тайком.
Видишь, идём. Значит, есть ещё силы,
Так до конца и дойдём…
Знаю, я знаю, что руки озябли,
Ты их прикрой рукавом…
Дай, подышу на них, ох, как застыли.
Сунь их в карманы и грей.
Помнишь, когда-то мы зиму любили?
Ну же, гляди веселей!
 

Май 2009 г.

Романс
 
Подарите мне ложь, но красивую,
Утолите душевную боль.
Расскажите мне сказку забытую,
Как в лягушку влюбился король.
 
 
Я поверю, мне верить так хочется,
Унестись в первозданную даль,
Я хочу в недействительность броситься,
Чтоб действительность было не жаль.
 
 
Полюбите меня на мгновение,
Отвлекитесь хотя бы на миг.
Наберитесь немножко терпения,
Отзовитесь хотя бы на крик.
 
 
Обманите хотя бы жалеючи,
Просто так, ни за что, потому,
Что бывает приятно, играючи,
Бросить рубль кому-то в суму.
 

Октябрь 2007 г.

Жажда жизни
 
Что делать мне? Мне хочется любить,
Но не везёт, вокруг одна лишь сволочь,
Одна лишь дрянь, которую лишь манит полночь,
Чтоб с кем-нибудь лежанку разделить.
А хочется мне снова пережить,
Прочувствовать, что испытала я впервые,
Когда мы были оба молодые
И мне хотелось «милой» быть.
Себя мы обманули оба,
Поэтому так скоро разошлись,
Поэтому мечты о счастье не сбылись:
Любить друг друга вплоть до гроба.
А дальше… дальше как у всех:
Желанье жить, и веселиться,
И этой жизнью, как водой, напиться,
А дальше… это всё забыть.
Не получается, жизнь не прощает,
Хотя виной всегда она сама,
А мы… а мы – базарная сума,
В которую она сама нас и бросает.
 

Январь 2017 г.

Венок воспоминаний
 
Я сплету венок воспоминаний
Из картин давно минувших дней,
Из моих чудесных ощущений,
Полных нежности незабываемых ночей.
 
 
Я украшу седину твою цветами
С лепестками из нежнейших слов,
Восхищу тебя заветными стихами,
Где пируют счастье и любовь.
 
 
А пока ты спи. В лекарственном угаре,
Может, вспомнишь молодость свою,
Как вдвоём её мы обменяли
На одну счастливую судьбу.
 
 
Ничего прекрасней нету дружбы
Двух сердец, проживших столько лет.
На земле живём мы, как на службе,
А потом?.. Я верю – смерти нет.
 

Март 2011 г.

В исповедальне
 
Простить? За что? За то, что вы любили?
За то, что вы себя ей в жертву принесли?
Кому? Любви, конечно. Это вы прекрасно сознавали
И всё ж на это с гордостью пошли.
Дарую мыслям вашим я благословенье.
Чисты они, как детская слеза,
Как Богом посланная вешняя роса,
И ваше мне не нужно покаянье.
Нельзя простить того, что не было и нет.
Вы в мыслях были чисты перед Богом.
Он подарил вам сына. За земным порогом
Чисты вы, в том Его ответ.
Да, я служитель Бога,
И им дана мне эта власть.
За вас ему поклоны класть,
Просить, чтобы чиста была у вас дальнейшая дорога.
 

Январь 2016 г.

Наедине с любовью
 
Ты пришла, обняла, «я люблю» прошептала
И прильнула всем телом ко мне,
А потом… а потом мне казалось,
Будто это творится во сне.
«Пей меня, без остатка, как воду,
Как никто никогда не любил…
Я люблю, я хочу, всё позволю,
Нас такими сам Бог сотворил».
А потом, оголившись, любовь призывая,
Приказала себя целовать,
Словно в жертву себя предлагая,
Не скрывая возросшую страсть.
Не безумную, просто любила,
Отрешившись на миг от всего,
И жила только чувством, которое было
Ей природой и Богом дано.
Что сказать я могу, это тело
Невозможно ни в чём обвинить.
Оно жизнь просто очень любило
И хотело любить и любить.
 

Январь 2017 г.

На скамейке
 
Дай мне руку, садись на колени,
Обними, ты же любишь меня.
Будь послушной, мы люди, тени.
Мы – подарок такого же дня.
Не стесняйся, не надо стесняться,
Не скрывая свою страсть и любовь.
Этих чувств нам не надо бояться,
Они были, и будут, и скроются вновь.
Я люблю тебя всю, как подарок,
Как судьбу свою, всю, до конца,
Как надежды последний огарок,
Как предлог для любви и венца.
Это то, что уйдёт и вернётся
Без надежды былое вернуть.
А пока что чудо творится,
Будь как все, чтоб любовь не спугнуть.
 

Январь 2017 г.

За пределом возможного
 
«Простите, мне билет туда,
Где всё по-старому, где всё как было,
Куда не ходят нынче поезда,
Где прошлое, я верю, не остыло.
Прошу билет в мою мечту,
Она меня перенесёт в пространство детства.
Я за билет вам заплачу,
Вы только мне найдите это средство.
Мне хочется ребёнком снова стать.
Хотя б на час, чтоб к Ней прижаться.
Я знаю, там нельзя остаться,
Но верю, – можно побывать.
Я так скучаю без Неё.
Старею я, наверно, я старею.
Я без Неё, поверьте мне, болею.
Верните мне на час Её.
За этот час готов вам всё отдать,
Всё настоящее, всё без остатка.
Жить в одиночестве несладко,
Приходится не жить, а тосковать.
 
 
P. S. Прошу я невозможное?! Но это же стихи!
В них всё возможно, важно лишь хотенье.
А главное, чтоб было вдохновенье,
И хоть во сне, но сбудутся мечты».
 

Июль 2014 г.

Откровение
 
Когда смотрю на твой портрет,
Я снова становлюсь ребёнком,
Тщедушным маленьким котёнком,
Которому и года нет.
Ты для меня – неповторима,
Любви хранительница и добра,
Ты для меня была как в Бога вера —
Святое нечто на конце пера.
Я счастлив. Мне была дана от Бога
Возможность в старости с тобою рядом быть,
Тебе опорой и надеждою служить
И проводить тебя до гроба.
Прости меня, коль в чём тебе не угодил,
Хотя не помню, чтоб такое было.
Я сделал всё, о чём меня просила.
Люблю тебя, – я говорю и говорил.
 

Июль 2015 г.

Свидание
 
Иногда по ночам я читаю стихи:
Стихотворный гипноз призываю,
И случается так, что в глубокой тиши
Всё далёкое вдруг воскрешаю.
Исчезает пространство – и стол, и диван,
Вместо них появляется ночь на бульваре.
Мы почти что одни, и людской караван
Не фланирует больше в любовном угаре.
Ты, и я, и скамейка, и моря дыханье —
Это всё, это жизнь, это мир…
Остальное всё – тени, остальное – мельканье
Чьих-то судеб, поступков, квартир.
Для меня ты – Вселенная, данная кем-то,
Всё с тобою так просто, легко.
Лишь бы только не кончилась чёрная лента
Этой ночи, в которой всё странно светло.
Я целую тебя и в тебе исчезаю…
Всё уходит куда-то, в какие-то сны.
Только ты, только я, остальное – не знаю…
Всё исчезло, есть море и мы.
 

Ноябрь 2010 г.

Трудное счастье
 
Чего ты хочешь? Ты ушла из дома,
Меня презрением облив.
Ушла к любимому, другому,
Всё прошлое, хорошее забыв.
Теперь вернулась, это глупо…
Подобное немыслимо простить,
Тем более нельзя забыть.
Теперь стоишь, глядишь в пространство тупо.
Теперь мы уж не те, теперь совсем другие.
Теперь союз сердец немыслим, но зато
Мы опытны, мы прозаичны, мы «большие»
И знаем, сколько стоит это или то.
Идём ко мне, пусть этот вечер
Началом будет наших новых дней,
Союзом двух измученных людей,
Которых не пугает жизни ветер.
Пойдём ко мне, принять тебя согласен, —
От прошлого во мне чего-то есть.
Не бойся, я не знаю слова «месть»,
Я, как и прежде, чист и ясен.
Я обниму тебя, и ты покорно ляжешь,
И в благодарность мне уступишь, как всегда.
И, может быть, над нами вспыхнет новая звезда,
И ты, обняв меня, мне о любви расскажешь.
 

Ноябрь 2016 г.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3