К. Гелех.

W: genesis



скачать книгу бесплатно

История, описанная ниже, не имеет абсолютно ничего общего с реальностью. Все персонажи, события, ситуации, моменты вымышлены и только вымышлены. Любые совпадения с действительностью – случайны, честное слово. Позиции, мнения, идеи и фразы, высказанные некоторыми из нижеописанных персонажей, могут, – и обязаны, отчасти, – не совпадать с позицией пишущего. А уж про читателя и говорить нечего. Для более плодотворного усвоения последующего текста, советуется не воспринимать его близко к сердцу, а лучше счесть данную писанину, как шутку. Причем, не из разряда удачных.

p.s. Кроме прочего, следует дать оправдание частым отсылкам и не всегда оправданным цитированиям, коих будет если не множество, то вдоволь. Начать стоит, пожалуй, с довольно пространного разъяснения двух цитат в самом начале этого повествования. «Те, о ком я пишу, постоянно присутствуют»– это первая. Вон они, стоят, смеются. Вторая – неважна. Без нее как-нибудь.

Глава

1. Younger Dryas


40 год Новой Федерации

It’s a poor sort of memory that only works backwards…

Charles Lutwidge Dodgson (Чарльз Лютвидж Доджсон)


Было то дерево, на нем сидели дети.

Дерево же было крупным и высоким, как страж над городом; и листья его ниспадали в океан. Было там светло и спокойно для каждого, кто сидел. Солнце заливало светом всю округу; дети щурились, они принимали тепло от лучей звезды. Не имелось у древа названия или рода. Ни днем, ни ночью, – никто не захаживал к нему…

…Однако ребятня из городка неподалеку частенько прибегала сюда, зачастую вопреки запретам своих родителей. Так поступила и эта парочка, – мальчишка и девчонка, – они тайком пробрались по узким, хорошо знакомым, улицам и незаметно добрались до исполинского растения. На то, чтобы забраться у них ушло не столько времени, сколько храбрости. Сидеть на почти вершине для детей было непередаваемо здорово.

Стоит оговориться, что слово «сидели» с трудом подходит для описания их ситуации: максимум чего смогли достичь мальчишка с девчонкой – уцепиться за толстые и могучие ветки, да кое-как разместиться на них, что вполне позволяло ребяткам осматриваться. На самом деле, их не очень интересовал окружающий пейзаж, не представлял для них интереса океан со своей безграничной темной синевой; не слишком привлекал вид купольно-хижинного города, и уж совсем не волновала ребят высота обрыва, на самом краю которого стояло дерево: шоколадно-коричневое, успокоительно могучее, опушенное сочной зеленью, с низко начинающимися наливными ветвями. Оно почтенным, добродушным и снисходительным бельомом стояло на своем твердом месте.

Ни для пухлого, розовощекого мальчика, ни для высокой и скуластой девочки не находилось в окружающем ландшафте ни одной новой и сколько-нибудь свежей детали. Им был знаком практически каждый сантиметр городка и прилегающих к нему окрестностей.

Тем не менее, лица детей выражали крайнюю степень плохо скрываемого удовольствия: они забрались, можно сказать, на самую вершину когда-то непокорного то ли дуба, то ли эвкалипта, они смогли побороть эту непобедимую вершину. И, как подобает победителям, сейчас ребята наслаждались моментом, слегка щурясь от палящего солнца, свет которого нещадно бил по их детским лицам.

Сидящая выше девочка с легкой ухмылкой глянула на мальчугана снизу. Она знала про его боязнь высоты и знала, что его жутко злит ее умение карабкаться выше него. И не только это: она быстрее бегала, сноровистее плавала, выше прыгала, и в шуточных драках со своим братцем она с легкостью одерживала верх. Девочка хорошо понимала, – так хорошо, как возможно в ее возрасте, – до какой степени ее способности злят братца.

Поэтому она посчитала не лишним еще разик ему об этом напомнить.

– Забирайся выше, чего ты боишься? – сказала она, фривольно покачивая ногами.

Мальчик взволнованно заерзал. Сразу же послышалось шуршание его рук о кору: он лихорадочно вцепился в ветку, когда увидел землю так далеко внизу.

– Я не боюсь. Просто… Просто не хочу сейчас, – выговорил он сквозь зубы.

– Тут знаешь как красиво. Аж видно купола часовни, – она старалась, чтобы ее голос прозвучал нейтрально, как бы между прочим.

– Мне отсюда их тоже видно.

– А вот и нет. Там, где ты сидишь их увидеть нельзя.

– Можно.

Мальчик потихоньку начинал сопеть. Девочка знала, что это первый признак его негодования, а значит, он попался.

– Нет. Нельзя.

Ее голос звучал нарочито бесстрастно. Для усиления эффекта она картинно зевнула. Мальчик бросил на нее насупленный взгляд снизу вверх.

– Чтоб ты знала, если я захочу, то легко заберусь на самую макушку!

– Ну и заберись, – ухмылка помимо воли растянула губы девочки.

– Ну и заберусь!

– Ну и заберись.

– Ну а… я сейчас не хочу, – упрямо повторил мальчик и продолжил осматривать город.

Но сестра-то знала: он делает вид, притом безыскусно. Его мысли были не о городе – во всем мире для него сейчас не сыскать ничего желаннее, чем забраться выше нее.

Девочка стрельнула глазами в рыжую макушку, потом посмотрела наверх. Там, в мифически недосягаемой выси, росли три ветки, те, куда она сама не могла добраться. Две из них были слишком тонкими, чтобы достичь последнюю. Но почему-то сейчас, именно сейчас ей показалось очевидным: можно опереться о неохватный, чуть покосившийся ствол, используя его бугры с кочерыжками в качестве своеобразной лестницы. Первую ветку можно пролезть, на вторую слегка опереться правой ногой и дотянуться до вожделенной третьей.

Недолго думая, она приступила к восхождению.

– Эй, ты куда? Ань! – засуетился мальчик, услышав копошение сверху. Но она его не слышала.

– Ань, стой! Ты куда?! – ему стало немного не по себе от вида удаляющейся сестры. Она с ловкостью пролезла по столбу, преодолела пару веток и, как обезьянка, упершись одной ногой в основание ветки, зацепилась сначала одной рукой за другую, потом двумя, потом быстро-быстро-быстро заскрежетав по извилистой коре ногами, юрко взобралась и на последнюю. Перекинула ногу, села на самую верхнюю ветвь, крепко ухватилась, издала победоносный клич.

Мальчик с плохо скрываемой завистью следил за ней. Анна, ловко балансируя, сделала рукой козырек и нарочито бесстрастно уставилась куда-то вдаль. На брата намеренно внимания не обратила.

Немного помолчали. Девочка слышала как он, распаляясь, шумно сопит снизу.

– Долго тебя ждать? – наконец спросила она. Разумеется, он сейчас психанет, думалось ей. И это было замечательно.

Однако вопреки ее ожиданиям он закрыл глаза, глубоко вдохнул, упрямо сжал губы и полез вверх. Медленно, пугливо, неуверенно, осторожнейше, однако ж поднимался вверх, громоздко и неумело преодолевал сантиметр за сантиметром.

Аня свысока следила за ним, удивленная и огорченная одновременно. Ее брат подбирался к тонкой, хлипкой на вид веточке.

– Осторожнее, Эш, она хрупкая, – предупредила девочка.

Но он и сам это видел. Неуклюжий и неповоротливый, но далеко неглупый, Эш стал карабкаться с другой стороны ствола, облезая его сзади. Сестра не видела, но прекрасно все слышала: брат кряхтел, стонал, натужно пукнул, вроде даже чихнул, но подбирался ближе и ближе.

У нее получилось намного быстрее. И все же от того, что он тоже заберется, ей стало обидно.

– Хоть бы он упал… – тихо проговорила девочка. Не от злобы шли эти слова, но он ребячества.

Его рыжая макушка показалась под ее правой ногой. Осталась одна ветка, пара мгновений и все, – вот он рядом. Волосы у него прилипли ко лбу, пот заливал все тучно-рыжее лицо, футболка потемнела, как после стирки. Он страшно запыхался, побледнел и зарделся одновременно.

– Давай руку, – она протянула ему свою, – Руку давай!

Он сделал вид, что не заметил помощи, потянулся выше.

Послышался тонкий хруст, последняя ветка не выдержала и треснула под весом мальчугана. Будто предчувствуя это, Аня уже держала за руку своего брата. Ее собственная ветка заметно прогнулась от увеличившегося веса.

– Спускайся, блин, дурак! – он был необычайно тяжелый. Благо, что сам держался за ствол.

– Не могу, ноги свело, – пропыхтел Эш.

– Тогда другую хва..! – сестра не успела закончить мысль. Ветвь отломилась и полетела вниз.

Вместе с Аней и Эшем. Детские крики заполнили весь берег, падение заняло какую-то долю секунды, но дети забылись от страха, они что было мочи кричали во все свои детские глотки. В голове у девочки пронеслись сумбурные мысли, мальчик почувствовал дикое, безумное волнение в животе. Земля уже было встретила их, когда падение остановилось: оба повисли на толстенной ветви у основания дерева, зацепившись капюшоном кофты Эша. Да, в течение всего «полета» дети руки не разжали.

– Прыгай быстрей, не могу держать! – простонал мальчик. Он ощущал, что рука сестры высказывает у него.

Она глянула вниз: почти «приземлились». Прыгать было не опасно, что она ловко и сделала. За ней последовал брат, то есть мешком плюхнулся на землю.

Аня дрожала от пережитого падения, полная впечатлений от него. Нервно засмеялась: отсюда снизу высота, на которой они находились мгновение назад, казалась не такой уж и страшной. Эш тяжело дышал и размазывал сопли.

– Ты как? – выдохнула сестра.

– Нормально, – последовал ответ, – Зачем ты мне руку тянула? Я бы и сам забрался!

Слова брата зацепили ее.

– Да ну?! Если бы не я – ты бы разбился! Я тебя спасла, так-то!

– Ни фига! Я вон ухватился! Вот почему не разбились!

По правде если, то он смутно помнил каким образом зацепился, но знал, что именно он удержал сестру.

– Ой, ничего не ты, случайно фуфайка твоя цепанула ветку, делов-то! – парировала девочка.

Но как-то спор сошел на нет, они шустро пришли в себя и глуповато заулыбались. Вероятно, не стоит больше залезать на это дерево? Нет, куда там! Желание его покорить у обоих лишь увеличилось.

– Знаешь, давай завтра со стороны обрыва попробуем. Кочек больше выпирает, по ним проще карабкаться, – предложил брат.

Аня задумчиво зашла за дерево, проверяя сказанное братцем, оценила кору.

– Можно. Тогда кроссовки надену другие, а то в этих неудобно, – проговорила она, но мысли ее были уже не о дереве и не о глупых играх.

Поднялся ветерок, шум океанских волн зашуршал ощутимее обычного, богатая листва дерева задрожала, зашелестела, древесина потрещала, но ветер унялся, и сонная теплая тишь вернулась в это место.

– Эш, – позвала девочка. Тот закинул пухлые, короткие руки за голову, загнул пухлую ногу на ногу и лежал на земле.

– Чего?

– Ты спросил вчера у бушки и деда почему нам сюда нельзя?

Брат сорвал травинку и стал ее лениво пожевывать. Точь-в-точь как корова, подумала Аня.

– Ничего нового, – тут он придал своему голосу бабушкину интонацию, – «подрастешь – поймешь».

Девочка скривила мину, поковыряла кору, прошлась вокруг столба и плюхнулась рядом с братом.

– И мне они говорят то же самое. А ведь вообще-то мне тринадцать.

– Я у ребят поспрашивал. Толком никто не знает почему берег с деревом этим так уж запретны. Возможно, из-за Дурачка. Хотя он спокойный обычно… В детстве, когда маленький был, думал, что здесь монстры водятся.

– А мне в детстве здесь призраки мерещились. Ксюша недавно говорила, что ночью тут кто-то стоит иногда, – сказала Аня.

– Кто? – мальчик приподнялся.

– Говорит, не знает. Силуэт видится чей-то.

– Типа призрак что ли? – спросил Эш деланно ровным голосом.

– Призраки просвечивают, – ответила сестра, – А тот плотный.

– Призраков не существует. Как и прочих привидений, – ответил брат и лег обратно.

Девочка ничего не ответила. Вместо этого тихо наклонилась к брату, резко схватила его за плечи и страшным голосом крикнула: «Бу!».

Эш встрепенулся, неловко повалился на бок. Она засмеялась.

– Тоже мне, скептик.

С легкой улыбкой Аня следила как братик отряхивается. Он немного покраснел.

– Шутки у тебя дурацкие. Сама сюда ночью сходи.

Аня сладко зевнула.

– Фиг нас кто ночью куда отпустит, ты же знаешь. Мимо бабули не проскользнешь, не раз пыталась. Она будто не спит никогда.

– Эх… Вечно взрослые чего-то скрывают! Надоели, – проворчал Эш, – Подрастешь – узнаешь, вырастешь – поймешь. Если я сейчас хочу все узнать? Знание не должно быть запретным, блин! А, да, чуть не забыл: я же вчера из дедовской библиотеки стырил две книги.

– Ну?! И ты молчал? Какие? – поинтересовалась сестра. Нельзя сказать, что она много читала или испытывала к такому времяпрепровождению хотя бы мизерный интерес, но порой в ней просыпалось отдаленное подобие любови к познанию. Да и Эш, несмотря на то, что был младше на три года, по многим вопросам стал на порядок осведомленнее, что девочку, разумеется, порядком бесило.

– Чего-то про историю развития административно—правовых актов Республики за девятнадцатый век… Или восемнадцатый, не помню. Толстенный том, думал что-то интересное, а оказалось это. Пролистал: сплошная нудятина, цифры, слова непонятные, – недовольно проговорил Эш, – А понятные же так поставлены, в таком как бы значении, что становятся непонятными. Бессмыслица добавляется и от старых правил. Например, чтобы раньше переехать в другую страну, тебе требовалась настоящая куча документов. Самых разных. Я читал, читал, но не до конца понял сколько. Представляешь? Мировая Республика, а мир для людей закрыт.

– Мы в лицее проходили, да, – нетерпеливо кивнула Аня, – Ты лучше скажи о чем второй?

– Второй? – переспросил Эш, но наигранно, как-то по-детски придавая себе важности, – А ну второй так, ерунда. Про вторжение Баха, – спокойно ответил брат и спокойненько так потянулся.

Аня за секунду оживилась, аж подскочила.

– Да ладно?! – воскликнула она, – Про войну? Первую или вторую?

– Я ее сразу под подушку спрятал, прочесть не успел особо, но вроде про первую, – улыбнулся Эш, – С картинками, с фотографиями, с картами. Там такое…У-у-х!

Глаза у Ани окончательно загорелись.

– Здорово! Дашь почитать?

– Конечно, – не мудрствуя лукаво ответил мальчик, – Но сам сначала закончу ее. Там реально именно то, про что нам не рассказывают и про что сейчас материалов не найти… Но будь внимательнее, пожалуйста. А не как в прошлый раз с «Черным списком джиханов». У меня до сих пор отметины от бабушкиного ремня. Делов-то было – ее поглубже в матрац пихнуть!

– Да, знаю, не бурчи, – примирительно проговорила девочка и легонько стукнула братца по пухлому плечу.

Пару недель назад дед с бабушкой (если говорить на прямоту – бабушка) нашли у них одну из книг, которые дети при первой возможности брали, а точнее «заимствовали» из шкафа. Глупо говорить, что им сильно влетело, намного сильнее обычного, особенно Эшу, – именно в его кровати, в особом тайнике, как ему казалось, нашли чтиво. А нашли, потому что Аня плохо спрятала. Почему последовала столь строгая реакция, дети не очень понимали: в книге не нашлось ровным счетом ничего особенного или мало-мальски любопытного, кроме упоминаний каких-то людей, с краткими биографиями, нечеткими фотографиями, да цифрами рядом с фамилиями. Насколько дети смогли выяснить, книга предоставляла перечень тех самых бандитов, пиратов, бунтарей и некоторых революционеров, которые когда-то устроили Великую Войну. Но почему из-за всех этих давно канувших в прошлое персонажей причинное место Эша отведало плотнейшую порцию ремня, – все равно детям ясным не представлялось.

– Не бурчи, – повторил брат недовольным тоном, – Сидеть до сих пор нормально не могу!

– Ой, прекрати. Ты мальчик или кто, елки-палки? Разнылся прямо, – ответила сестра. Ей и впрямь было его искренне жаль, бичевание происходило на ее глазах, она сама потом помогала обработать его ссадины и с легким ужасом оценила жестокосердную руку бабули. Но не говорить же о своей жалости ему открыто и уж, конечно, не извиняться!

Поляна вокруг дерева полнилась цветами и зеленью, поэтому Эш без труда сорвал очередную травинку, достал тонкий стебелек и начал пережевывать.

– У меня есть кое-что в качестве примирения, – начала сестра.

Пока Эш явно заинтересованность не проявлял, целиком поглощенный обидой.

– Про верхнюю полку-то помнишь?

Брат на секунду остановил ход челюстей, стал подозрительно коситься в сторону сестры, как бы и не смотря на нее.

– Я тут подсуетилась и вот, – она достала из кармана шорт маленький резной ключик, – Сегодня думала заглянуть.

Эш от удивления выпучил глаза. Забыв о своей растительной жвачке, он завороженно смотрел на ключ.

– Как? Как… Ты в курсе что теперь будет? Они ж наверняка… – начал брат, но Аня его остановила.

– Ничего они не обнаружат. Это – не настоящий ключ, а его копия, – с гордостью ответила сестра.

– Типа дубликат?

– Ну да, типа он, – буркнула она с тонким неудовольствием. Вечно брат умничает, когда не нужно.

Насквозь веснушчатое лицо мальчика зарделось от волнения. Он подполз к сестре и дрожащей рукой взял черный ключик. Странно держать наконец в руках предмет вожделения последних двух лет. Два года! Целая ж вечность!

Ане было приятно наблюдать за такой реакцией, пусть виду девочка не подавала. Она в общем-то подобного и ожидала, но одно дело ожидать, другое дело – получить.

– Дед на прошлой неделе уезжал с па и ма, помнишь? – начала сестра.

Эш кивнул и превратился в слух.

– Ты пошел ловить рыбу. Забыв позвать меня…А я лежала и думала чем бы заняться. Но меня нашла бушка, приказала сходить на рынок, купить хлеба, овощей и рыбы, – она опять своего карпа королевского делать надумала. Я решила не перечить, потому что скука стояла смертная. Уже выхожу на улицу как замечаю на столе, прямо в коридоре в вазе лежит ключ. Представляешь?

Брат молча улыбнулся, с неподдельным интересом слушая сестру.

– Выдался редкий случай, когда ба сняла его с шеи. И я, недолго думая, схватила его и побежала на рынок.

– Она что, забыла его по обыкновению на шею повесить? – спросил Эш.

– Видимо, забыла, – пожала плечами сестра, – На рынке же я первым делом побежала к…

– Ключнику, – закончил брат, перебив сестру не из невежливости, а скорее от нетерпения.

– Точно! – подмигнула Аня, – Наплела ему с три короба, что ключи потеряли, что замок новый, все в таком духе. И вуаля, «ключ готов, дорогуша, в следующий раз, будь внимательнее». Спасибо, отвечаю, конечно буду.

Дети с ехидцей засмеялись.

– Вернулась, как ни в чем ни бывало, положила бушкин экземпляр в вазу и все.

– А почему только сейчас сказала? – подозрительно прищурился брат.

– Сам же придумал: в таких вещах чем меньше народу знает, тем лучше. Я ждала неделю, хотела точно убедиться, что временную пропажу не обнаружили, и вся потеря ключа не подстроена. А то ведь знаешь бушку-то, – ответила Аня, взяла ключ и спрятала его обратно в карман. – Но наверно можно точно сказать, что не спалилась.

Дети медлили. Первым решился, как ни странно, Эш.

– Когда?

Аня придвинулась ближе, так что ее вечно встрепанные, длинные светлые волосы щекотали ему нос.

– Сегодня. Лучше вовсе перед обедом. Деда и ба пойдут встречать родителей, дом будет свободный, можно беспрепятственно залезть, – ответила Аня.

– Они наверняка возьмут нас с собой, – парировал брат. – Одних в доме нас не оставляют, ты же знаешь.

– Хорошо, но пара минут для того, чтобы подобраться к верхней полке, в темпе открыть ее и взять содержимое у нас будет, – упрямо сказала сестра.

– Кто-то должен стоять на стреме или отвлекать стариков, – Эш начал лихорадочно размышлять и планировать. Аня поняла это по его характерному для таких ситуаций выражению физиономии. – Забираться к шкафу должна ты. У тебя получится прытче.

Она молчала. Когда доходило до дела, братец мог откинуть и личные чувства, и обиды. Она действительно лучше лазала, была на порядок ловчее, чем он, сколько бы Эш не спорил. Плюс она элементарно выше его на голову, что также повышало ее шансы. Едино для того, чтобы дотянуться до верха шкафа, Эшу бы понадобилось в разы больше времени.

– Я буду заговаривать им зубы, постараюсь вывести из дома хотя бы на пару минут, – продолжал брат. – Пока они собираются, пока выходят, пока дед найдет свою трость и все такое, у тебя будет время. Думаю, минута или две.

– Мне за глаза хватит, – проговорила Аня, надувшись от самоуверенности.

– Не забывай, что мы не знаем о содержимом верхней полки, – напомнил брат и лицо Ани поугасло. – Там может быть что-угодно, от громадного фолианта, весом в пять кило, до мелкого камушка. Или браслет или кольцо, или оружие…Или что-угодно.

– Мы, кажется, с тобой условились, что в той полке лежит книга, – недовольно буркнула девочка.

– Наши фантазии и предположения, не более. А сейчас надо по-настоящему смотреть на вещи, – брат приложил кулак к губам и задумался совсем вроде как взрослый. – Если увидишь, что груз тебе не по силам, – сразу вали! Перед этим закрой и полку, и шкаф.

– Без тебя бы не догадалась никогда, – усмехнулась Аня, про себя явственно понимая правоту и дальновидность брата.

– Самое главное, что у нас есть ключ. Найти саму возможность проникнуть в шкаф намного легче, – закончил Эш, покусывая большой палец. – Не получится сейчас, попробуем позже. Потом не выйдет, снова попытаемся. Главное не дать виду, что у нас…

– Да, да, есть ключ. Я поняла, хватит повторять.

Дети помолчали. Им предстояло серьезное дело и, как обычно в таких ситуациях, оба замолкали, чувствуя друг друга без слов. Эш посмотрел на часы. Они бесстрастно показывали половину второго.

– Потопали домой, – предложил он. – На месте посмотрим что как.

Ребята поднялись с теплой, мягкой лужайки, бросили взгляд на верхушку дерева и, собственно, «потопали» домой, волнуясь от предстоящей авантюры и переживая о том не заметил ли кто, что они были в этом почему-то запретном месте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9