К. ДОНСКИХ.

Корсы К.С.В.



скачать книгу бесплатно

– Поживем – увидим, – лишь только обмолвился Гривен, – возможно, это просто сувенир.

– Давай лучше поговорим о том, зачем бабушка включила тебя в завещание о собственности Большого Бо, – сказал Гривен. – Кстати, чисто юридически ты сможешь им владеть по достижении восемнадцатилетия, но это только формальности…

И он снова исподлобья посмотрел на Кэти, ожидая, что та уже в курсе всего.

Та кивнула.

– Итак, через дом можно попасть в тайник, то есть сюда, где мы находимся в данный момент. И иметь доступ к Книге Небытия. Она, кстати, стояла вон на том стеллаже, – махнул он рукой в сторону старого, покрытого пылью книжного шкафа из темного дуба.

– Но где же она сейчас эта книга? – На этот раз девочка задала вопрос автоматически, буквально без интереса, сосредоточившись на искрящемся и потрескивающем камине, который разжег Гривен. Хотя, конечно же, испытывала огромнейшее желание узнать о необыкновенной находке.


– Мы отвезли ее в Прагу.

Кэти уже приходилось слышать об этом месте раньше. Прагу упоминала Аманда, рассказывая девочке, как той казалось, сказки о неволшебном мире, где не умеют колдовать. Но то было в детстве. И сейчас смутно припоминалось.

– Информация о тайном проходе из Большого Бо, как и о Праге – лишь вопрос времени, которое, безусловно, понадобится предводителю подмагов, чтобы ее раскрыть. Но после мы будем в опасности.

Гривен ударил кулаком по столу. Он не мог смириться с такой оплошностью.

– Когда он придет в себя после жгучего пламени, он, возможно, догадается, что никаких зелий и книги в Большом Бо нет, и тогда Прага станет его единственной целью, чтобы отыскать рецепты в ней. Правда, ему придётся сначала отыскать город…

– Где это? – любопытство терзало Кэти.

Гривен отрезал сигарным каттером закупоренный конец вишневой сигары и закурил. Потом он встал с кресла, и подойдя к камину, бросил в огонь оставшийся в руке огрызок. Он вдохнул дым и развеял его по гостиной, которая сразу же окунулась в пласты сладкого аромата.

– Прага находится в мире людей, не владеющих магией. Это то место, откуда и приходят подмаги. Но в том мире много стран и городов. Грифон не мог побывать везде…

Тот мир – он кажется невинным. Он великолепен и одновременно прост. В нем если и сверкают разноцветные вспышки, так это – молнии, и никто не ведает о волшебстве. Они считают его иллюзией. А тех, кто верит в чудеса – сумасшедшими. В том мире властвует наука и губит на корню все зарождающиеся задатки колдовства. Магия для тех людей необъяснима, о ней слышали, но в нее не верят. Ну, не считая прознавших о ней тех самых подмагов…

– Так же, как мы не верим в науку, – прервала рассказ Гривена Кэти, почувствовав, как ком подкатывает к горлу. – И там есть роботы? – с опаской спросила она, вспомнив при этом Чака.

– Я думаю, тебе стоит увидеть все своими глазами. Для этого мы и здесь. Но вначале! Разве тебе не хочется увидеть сначала Амираль? Насколько я знаю, Аманда с Джессикой не баловали тебя выездами в столицу, а?

И Гривен улыбнулся до ушей так, что его борода стала гораздо шире.

Конечно же, Кэти согласилась прогуляться по центральным кассанским улицам.

Всю жизнь прожив в периферийном городке, она не выбиралась в столицу. Но интересовалась новостями по телевизору.


Они вышли из дома, цвет которого отличался от других своим ярким оттенком – он был салатовым. Задрав вверх голову, Кэти изучила двухэтажный бетонный дом с потрескавшейся местами штукатуркой. Перед ними стояли кованые, на вид такие же старые, как дом, ворота двадцать футов высотой. Девочка тут же смекнула, что те были приоткрыты, как и входная дверь. «Видимо, раз открыто – значит, нечего брать», – подумалось ей.

Они прошлись по некогда аккуратной тропинке, посыпанной гравием. Сейчас она казалась не очень-то ухоженной: гравий неровно сбился по бокам, из-под него пробивались к солнцу сорняки.

Оказавшуюся на людной улице Кэти чуть с ног не сбили проходившие мимо парами юные школьники.

Девочки были одеты в черные хлопковые юбки, бледно-желтые блузки и коричневые пиджаки с яркими желтыми полосками в тон с галстуками, спрятанными под коричневые на пуговицах жилеты.

У мальчиков была та же униформа, только вместо юбок – шорты.


Гривен с Кэти прошли мимо магазина под названием «Подковы. Обереги. Талисманы удачи». И сразу очутилась на оживленном тротуаре.

В Дортсе не было таких шумных проспектов, поэтому оказавшись в заполненном людьми месте, Кэти непрерывно вертела головой, пытаясь понять, в каком городе она неожиданно оказалась.

Вокруг располагалось огромное количество разных магазинчиков. На всех яркими буквами светились вывески. Прямо напротив Гривена и Кэти в воздухе висела огромная рыжая надпись «Саморазгорающиеся камины». Буква «С» при этом неожиданно загоралась и поджигала за собой другие буквы. Слева более мелкими буквами было написано «Очки без оправ». Кэти сразу же стало интересно: это как? Справа торговали необычными домашними питомцами. За стеклом сидел пушистый телесного цвета зверек, похожий на щенка. Но как только он зевнул и показался язык – длинный, на конце заостренный, как стрела – Кэти поняла, что это не щенок…

Они так и стояли на тротуаре, пропуская мимо себя толпы спешащих куда-то людей. Казалось, Гривен убедился, что Кэти никогда не была в столице Кассаны – Амирали, и поэтому давал ей возможность оглядеться.


– Ты голодна? – спросил он спустя некоторое время. – Я бы съел целую кошку.

– Кошку?!

– Так говорят здесь, – улыбнулся упитанный старик. – В Амирали. Я смотрю, тебе совсем незнакомо это место?

– Нн-ет…

– Неудивительно. Как тебя Аманда в Дортсе на улицу-то выпускала?

– Не понимаю.

– Ну я к тому, что твоя бабушка всегда за тебя очень волновалась.

Кэти была предельно удивлена. Недавно тот же старик, что стоял сейчас перед ней, был таким холодным, воинственным – сейчас, казалось, снял железную маску и шутил, будто он ее старый друг. Ей вдруг захотелось отложить серьезный разговор и отвлечься от кусачих мыслей.

– То есть мне, конечно же, знакома Амираль… Но я никогда раньше здесь не бывала, – ответила Кэти на предыдущий вопрос Гривена, намекнув при этом на нежелание говорить об Аманде – по крайней мере, сейчас. – И я бы тоже съела… что-нибудь.

– На соседней улице продают самые вкусные в Кассане хот-доги, – Гривен погладил свой огромный живот, и Кэти показалось, что она слышит урчание.

– Хорошо, что не хот-кошки, – засмеялась она.

Они перешли улицу, потом завернули за угол, и вот Гривен уже расплачивался за горячие сосиски, политые горчицей и посыпанные жареным луком.

Кэти проглотила хот-дог не глядя. Сейчас как никогда ей подходило сравнение – смертельно голодна. Они взяли еще по одному хот-догу. И вот наконец-то насытившись, уже сидели на ближайшей лавочке, поглаживая животы. Мимо прошла дамочка с тем самым пушистым зверьком, что недавно Кэти видела на витрине. Зверек высунул от жары язык, который пополз за ним следом по асфальту.


– ГОСПОДИ, КАК ЖЕ МАМА? И ЧАК? И МАЛЕНЬКИЙ РОББИ? – после паузы вскрикнула девочка. – Они же в опасности!

– Не волнуйся за них. Грифону они не нужны. Пока… – замялся Гривен.

– ПОКА? Что значит ПОКА?

– Пока ты не разгадаешь секрет рецептов вместе с нами…

Кэти глубоко вздохнула. Страх сковал мысли, и голова буквально перестала соображать. Лишь проблески предположений, почему она, а не кто-то другой, как недавние торжики, скакали в мыслях. Она была наследницей дела, которое Аманда оставила ей посмертно.

Гривен огляделся по сторонам и глубоко вздохнул. Было заметно, что он чувствует неловкость.

– Я расскажу тебе все. Нам нужно скрыться от посторонних глаз.

По дороге обратно в салатовый дом, Кэти не обронила ни слова. У нее была куча вопросов, но все они начинались со слов: Что? Зачем? И Почему? Никогда она не чувствовала себя такой глупой. Мозг готов был взорваться от нехватки информации.


То, что произошло далее, запомнилось Кэти навсегда. Язычки пламени, что весь вечер играли в глазах юной кудесницы, потухли, оставив после себя лишь запах гари, и камин в салатовом доме с грохотом раскололся на две части, засыпав пол пеплом. Как только пыль перестала лететь в глаза, девочка увидела коридор, освещенный факелами.


5


– Ну же! Не бойся! – подбодрил Гривен, выступая вперед.

Сердце Кэти трепетало в груди. Она чувствовала, что только и слушается, что зова сердца. Разум же сомневался и даже в некоторые доли секунд просил вернуться в родной и спокойный Дортс.

Первое, что Кэти увидела, как только они оказались на улице – это часы. Они висели высоко впереди. Круглые, с красивым орнаментом. Показывали без пяти шесть. Было ли это время вечера или утра, девочка не знала, ведь с того момента, как они покинули Дортс, прошла, как ей казалось, целая вечность. Как только большая стрелка коснулась цифры двенадцать, откуда-то появилась скелетообразная фигура, держащая в руке песочные часы, и дернула веревку, привязанную к колокольчику, после чего в верхней части круглых часов открылись окошки и под мелодичный перезвон стали появляться цветные картинки.

– Красиво, – сказала Кэти, глядя на завораживающее зрелище. – Что это? Заклятие забвения?

Гривен лишь мило улыбнулся и пошел сквозь толпу, не обращая внимания на заданный вопрос.

– Что? Что не так? Я ошиблась? – выпалила она, догнав Гривена. – Я знаю! Это, должно быть, Всеобманывающее заклятие!

– Нет.

– Иллюзионный эффект?!

– Кэти! Это не магия. И не иллюзия.

– Наука? – после некоторого сомнения спросила Кэти.

Она наконец-то остановилась и осмотрелась. Вокруг сновали толпы людей, каждый куда-то спешил по своим делам – и ничего необычного для себя девочка уловить не могла, пока не увидела ряд машин, гудевших друг другу вслед. Они двигались чрезвычайно медленно, за их окнами сидели люди и явно испытывали недовольство.

– О старейшины! – воскликнула Кэти. – Никогда не видела такое количество машин.

– Должно быть, там впереди авария. То, что ты сейчас наблюдаешь, называется «пробкой», – ответил Гривен, – один из минусов этого мира. Люди, не владеющие азами магического искусства, не умеют перемещаться с места на место с помощью телепорта. Когда я увидел это впервые, признаться, я тоже был шокирован. Но в этом есть своя романтика, – не без ехидства улыбнулся Гривен.

Подъехала машина с надписью «Такси».

– Забыл тебе сказать – нам в Праге нельзя использовать магию.

– Это очень важное упущение, Гривен, – возмутилась девочка, предвидя, как долго они будут ехать по такому затору. В Дортсе такого бы не произошло. Там если и ездили на такси и собственных машинах, так только старые и немощные. Молодежь предпочитала летающие, модные мотоциклы. На крайний случай, летающие машины. В Амирали она еще заприметила повозки с лошадьми, но те считались статусным развлечением обеспеченных кудесников или же на них катались по большей части ради экскурсий. В Дортсе это было крайней редкостью.


Наконец затор рассосался, и автомобиль поехал по зеленым проспектам, поворачивая то налево, то направо. Вдали виднелись башни со шпилями, которые напоминали Кэти об амиральских замках из рассказов – Аманды. Вверх и вниз по холмистой местности. Кэти начинало нравиться ездить в машине.

Девочке вспомнились полеты с Чаком на мотоцикле.

Чак… Кэти вновь о нем подумала. Она представила его лицо: почему-то провинившееся, с опущенными глазами. Когда такое выражение появлялось на его лице, сомнений не было – она его простит. Проскальзывая глазами по зеленым бульварам, девочка с улыбкой прислонилась к стеклу лбом.

Такси высадило пассажиров около узких переулков. Каменные стены окружили кудесников, и создавая тесный коридор, повели их куда-то вниз извилистой дорожкой.

– Чей это дом? – спросила Кэти, когда они подошли к двухэтажной постройке.

– Марвина. Он немного странноват… Но ты не обращай на это внимания, – улыбнулся Гривен и постучал в дверь.

На пороге возник тощий мужчина с пышной шевелюрой. Его голубые глаза обеспокоенно оглядели сначала пришедших, затем левую и правую сторону улицы.

– Заходите, – почти шепотом сказал он и закрыл за Гривеном с Кэти дверь. Потом он запер ее на всевозможные замки, которых оказалось не меньше четырех.

– К чему такая конфиденциальность? – спросил равнодушным голосом Гривен.

– Подмаги в Праге! – воскликнул уже в полный голос Марвин. – Наша тайна раскрыта!

Гривена явно смутила эта информация. Он широко открыл глаза, а потом почесал нос.

– К чему такие волнения, Марвин? Возможно, они пришли не за книгой или тебе и вовсе показалось, что они здесь появились… Кстати! Как ты об этом узнал?

Тощий хозяин дома внимательно посмотрел на Кэти, затем на ее сопровождающего.

– Не волнуйся, – понял намек Гривен, – это внучка Аманды.

– О Боги! – воскликнул тот. Потом помолчал с минуту, изучая девочку и как бы не желая осознавать факт знакомства, продолжил:

– Я не уверен на сто процентов, но мне приснился сон… а ты знаешь, что они бывают вещими… – и Марвин любознательно посмотрел на Гривена в ожидании, что тот вспомнит, когда у его товарища сбывались сны. Но тот лишь нахмурил брови.

– Да, может, и не всегда то, что я вижу, сбывается, но я видел армию подмагов, врывающихся в Прагу.

Гривен взял Марвина за плечи и, решив не поддерживать тему про ясновидение, сообщил:

– У меня скверное известие… Аманду убили.

Марвин открыл было рот и тут же упал в стоящее рядом с ним кресло. Было заметно, что он неприятно удивлен. Глаза выдали волнение: зрачки бегали из стороны в сторону.

– Не может быть. Аманда… Я чувствовал, что с одним из нас что-то не так, – он взялся за голову руками и, невзирая на присутствие гостей, негромко заплакал.

Кэти почувствовала неловкость и одновременную теплоту к человеку, который испытал такое огорчение, узнав о смерти ее бабушки. Она даже хотела было подойти и сказать, насколько ей дорого такое внимание, но что-то ее остановило. То ли незнакомое место сковывало, то ли присутствие чужого человека – в любом случае, переживания она посчитала нужным оставить при себе.


В доме царила необычная обстановка. Повсюду стояли склянки, колбочки, реторты и мензурки. Различные зигзагообразные стеклянные устройства занимали полкомнаты. В нос ударил легкий сладковатый аромат. Девочка сразу поняла, что к кулинарии он никакого отношения не имеет. Похожий запах она уже чувствовала – он определенно исходил от зелий. Кэти сразу стало интересно, что варится в этом доме.

Она прошла на кухню. На плите кипели две небольшие кастрюли, наполненные зеленой и коричневой жидкостью. К несчастью, а может и наоборот, из всех зелий юная кудесница знала на вкус и цвет только приворотное зелье третьей категории. Оно добавляло флирта в природное обаяние принявшего его. В отличие от первых двух категорий, попробовать которые надо было «предмету твоего обожания», а не самому волшебнику. Эффект от них был куда серьезнее «афродизиачных флюидов». Партнер буквально терял голову от зелья первой категории. Глотая вторую категорию, несчастный хотя бы спал спокойно ночью, не думая о возлюбленной.

Девочка же пробовала зелье третьей категории, которое, к слову сказать, испробовали все ее сверстницы. И то ради любопытства.

Стоящие перед ней горячие жидкости знакомы ей не были.

За стеклянными дверцами шкафчиков теснились баночки с магическими названиями. Многие из них она видела впервые: корень жульфармы, листики шаргского семицвета, тысячеглазник, различные минеральные ископаемые – уголь, кусочки золота, киноварь. Казалось, что только опытному алхимику под силу разобраться в таком разнообразии трав и настоек, расположенных на полочках.

Что-то бормоча себе под нос, сзади подбежал взъерошенный от последних новостей Марвин, выключил плиту, на которой кипела некая субстанция зеленого цвета, залил часть ее в баночку, закупорил и стал рассматривать налитое через плотное стекло. Стекло тут же исказило и увеличило его глаза и губы, придав лицу забавный вид.

– Готово, – довольным голосом произнес он, обращаясь к вошедшему на кухню Гривену.

– Марвин у нас – великий знаток зелий, – улыбнулся Гривен. – Сварит все, что попросишь.

– А что это? – не смогла не полюбопытствовать Кэти.

– Я назвал его Оцепеняющим эликсиром. Он сделан на основе ядов моллюсков. Тот, кто выпьет его, не сможет двигаться и чувствовать тело на протяжении двенадцати часов. Но, – Марвин сделал короткую паузу, – я не уверен, что элексир работает. Нужен доброволец, чтобы проверить действие яда.

Кэти сделала шаг назад. Больше всего она не хотела участвовать в подобного рода экспериментах.

– Если все пройдет на ура, мы сможем обездвижить кого захотим и где захотим, – Марвин сделал такую гримасу, будто бы был на пороге всемирного открытия.

– Знаешь ли, друг, я тоже не готов испробовать твое творение, – ответил на мысленную просьбу Марвина Гривен. – Мне… мне не внушает доверия этот болотный цвет. – Гривен изобразил отвращение и отвернулся, будто почувствовал запах густой консистенции из баночки.

– Ну конечно! – воскликнул алхимик. – Выдрухля! Мы проверим зелье на выдрухле! Как я не подумал о нем раньше!

– Кто это – выдрухля? – с удивлением спросила Кэти.

– Как? Разве в Дортсе не водятся выдрухли?

– Не путай с Амиралью, – поправил товарища Гривен. – Это необычные существа. Живут на лесных болотах, стараются ютиться подальше от людей, считая, что мы им несем только вред. Неприхотливы в еде и одежде. Но при этом невыносимые воришки. Тащат все, что блестит. В общем, причудливые создания. Тебе нужно обязательно их увидеть. И они болотного или коричнево-зеленого цвета, – Гривен прищурился.

– И что, в Праге тоже есть эти выдрухли?

– Нет, что ты!

– Наш общий товарищ Вернон – ну я тебе о нем тоже упоминал – привез из Амирали одного. Марвин говорит о нем, правда ведь? – Гривен обратился было к другу, но тот уже перемешивал какие-то жидкости, не обращая ни малейшего внимания на гостей. – Марвин быстро переключается. Не обращай на это внимания.

Только сейчас Кэти поняла, о каких именно странностях своего друга говорил Гривен. Его движения и речь были такими же активными, как и его реактивы, стоящие даже на подоконнике с цветами. Он все время бормотал себе что-то под нос, тут же переключаясь на что-то, имевшее для него наибольшую значимость в данный момент. Вот сейчас, например, после пяти минут переливания одной жидкости в другую, он вдруг выступил с неожиданным предложением угостить всех вафлями.

– Вафли, – повторила за хозяином дома Кэти. – Было бы неплохо.


Жуя хрустящие, подогретые в тостере вафли, Гривен с Марвином обсуждали, как уговорить Вернона испытать на его выдрухле реактив.

– Но как же ему удалось приручить такое самостоятельное существо, как выдрухля? – вмешалась в разговор девочка. – Вы ведь говорили, что этим созданиям чужды люди.

– Все очень просто, – ответил ей Марвин, – если бы он не согласился ему прислуживать, Вернон бы его убил. Потому что последний вместе со своими дружками разорил его сад, устроив в нем пиршество, пока Вернон пребывал в Амирали. У выдрухлей существует правило – попавшийся на проступке зеленый гад обязан служить человеку. Правда, Вернон – добрый. Дал своему выдрухлю имя – Люс, кажется. И тот ему уже как друг стал. В Амирали так везде с ним таскался. Благо, в Праге это невозможно. Приходится этому Люсу сидеть взаперти. Правда, когда Вернон чертовски занят, он просит нас за ним присматривать. Ну, знаешь, как берут кошек и собак на передержку. С этим, правда, надо быть настороже. За ним глаз да глаз нужен.

Кэти вдруг стало жалко незнакомое ей доселе существо, но она сразу же представила, что они такие же двуличные, как торжики, и ищут везде только выгоду. И ей сразу стало легче.

– Но как же вы приспособились в этом мире? – Кэти покрутила головой слева направо, нарисовав невидимый контур круглой планеты. – Давно вы знаете о его существовании?

– Ох, это давняя история, Кэти, – произнес Марвин с явным удовлетворением от знания чего-то большего. – В Кассане всегда шептались на эту тему, но из-за отсутствия доказательств существования мира, в котором нет волшебства, эта история так и осталась для многих легендой. Для многих, но не для нас, – хихикнул алхимик.

За чашкой чая и вафлями Марвин поведал девочке о произошедшей с ними, а именно – с ним, ее бабушкой, Гривеном и неким упомянутым раннее Верноном – истории.

Та случилась еще задолго до того, как друзья нашли Книгу Небытия и познакомились с Грифоном.

Марвин и Гривен дружили еще со школы. Тогда, как и все юные волшебники, они, выполняя школьные задания, придумывали что-то новое для того, чтобы то или иное заклинание или зельерецепт выглядели необычнее и результативнее, нежели у остальных. Еще в те времена одна гадалка поведала им, что их будущее невозможно друг без друга.

Также она сказала, что красная роза покажет им нечто скрытое от посторонних глаз. Некое место, которое сыграет роль в их победе над общим врагом.

Минуло много лет с тех пор, как двое друзей шутки ради обратились к ясновидящей на аттракционе в центральном парке.

Они, положившись на волю случая, отыскали ту розу, о которой так расплывчато им когда-то твердили. Орнамент в виде цветка был вырезан в стене одной из пещер Кассаны. Кудесники чувствовали, что вот – это оно и есть – то, о чем говорила им гадалка. Много месяцев понадобилось двум товарищам, чтобы узнать секрет рисунка. Разгадать его им помог Вернон. Они познакомились с ним в музее волшебных существ, он служил там искусствоведом. Рассказывая о шаргах – человекообразных существах с геном злости, он случайно упомянул о той самой розе, которую и изучали Гривен с Марвином. Эту розу, по его утверждению, вырезал его предок, как знак, ведущий в другой мир. Тот мир и есть легенда, о которой судачили вокруг. Но прапрапрадед оставил лишь одну зацепку, которая могла бы помочь в решении данной проблемы. Ей оказалась фраза из письма, адресованного его родственникам, а именно: «Не всякий видит цвет, который перед ним». Речь, по словам Вернона, могла быть о чем угодно, ведь его предок любил загадки, и роза в стене не была исключением. Тогда и Вернон, сдружившийся с двумя энтузиастами, стал участвовать в этой непонятной истории. Все трое экспериментировали, как могли: поливали рисунок зельями, читали над ним заклинания, даже выкрасили бутон в красный цвет (ведь гадалка упомянула о красной розе, а роза, высеченная в скале, была бесцветной), но ничего не работало. И кудесники почти смирились с невозможностью отыскать невиданное ими доселе место.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7