Julia Bal.

Наизнанку



скачать книгу бесплатно

© Julia Bal, 2017


ISBN 978-5-4485-1454-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Ожидание – это до ужаса тошнотворная штука. Оно убивает. Неважно чего именно ты ждешь: своей очереди к стоматологу или окончания установки любимой игры, время в любом случае убийственно растягивается. А когда ты мерзнешь на улице в ноябре – это особенно заметно. Хотя, стоит отметить, в Портленде зимы не особо холодные, но не в этом году. Неделю назад даже снег выпал, а это явление здесь нечастое.

– Этот идиот заблудился? – Кай кроссовками скатывал снежный шарик. Нос парня заметно покраснел, и он то и дело шмыгал. Даже ворот пальто, в котором тот спрятал практически всю голову, не спасал. – Ну его, на хрен. Я сваливаю.

– Умолкни уже! – я поморщился, предчувствуя головную боль от нытья этого ипохондрика. – Достал твой скулеж. Мы никуда не уйдем, пока не разберемся с кретином, – проговорил я, который раз бросая взгляд на парадное крыльцо школы.

Странно, занятия уже давно закончились, а Саймон не из тех парней, кто любит задерживаться в стенах учебного заведения. Где его, черт возьми, носит? Терпение на исходе. Как я сдержался от соблазна расквасить ему лицо при встрече на перемене – загадка века. Во мне кипела насыщенная солянка из гнева, злости и дикого желания дать волю кулакам. В какой момент в его нервной системе произошло замыкание, повлекшее за собой желание предавать? Пусть мы уже не друзья, но стукачество – последнее дело. Такого я не прощаю.

Стоит, наверно, пояснить в чем же собственно дело? Да все просто – мы студенты гребаной образовательной тюрьмы. Я, конечно, понимаю, что наши предки желают своим детям лучшего будущего, поэтому платят бешеные деньги, чтобы их чад держали практически под надзором в закрытых стенах периметра. Не хватает колючей проволоки и вооруженной охраны. Хотя, без последнего вообще-то не обошлось. Короче, последние два года я обучаюсь в элитной школе Уэстфорд на окраине Портленда, штат Орегон, где, как нетрудно догадаться, хрен расслабишься и повеселишься.

Пришлось проявить инициативу.

Мы целый год обустраивали подвал нашего кампуса под закрытый клуб. Наши вечеринки могли посещать только избранные. Среди студентов мигом разлетелась новость о возможности развлечься, пока вся администрация храпит в две дырочки. Но вход открывался не всем. Только через связи и только проверенным людям.

По всей видимости, без крыс дело не обошлось. Проболтался человек, имеющий возможность посещать наши пати. И этот кто-то мог быть только Саймон. Какое совпадение – именно его мы выперли на днях из компании.

И речь идет не о том, что подвал закрыли, лишив нас веселого времяпрепровождения. Нас практически подстерегли. Чудом никто не попался. Но ущерб оказался колоссальным. Сами посудите. День за днем, вечеринку за вечеринкой, мы все старательно привносили что-то свое в развитие нашего «клуба». А это и дорогая акустика, и светомузыка, и барная стойка самодельная, и мебель, и выпивка, и даже холодильник.

И теперь весь прошлый год оказался в заднице. Подвал закрыт, а в школе повсюду висят объявления о награде за список всех зачинщиков беспорядка. Интересно, какую награду они готовы предложить?

– Идет! – кивнул Дэвид в сторону школы. – Черт… он не один.

Действительно, Саймон предпочел компанию. Чертов трус, решил спрятаться за спину девчонки. Когда они подошли ближе, я с огромным удивлением уставился на это недоразумение женского пола. Непривычно было видеть ЭТО рядом с довольно-таки популярным парнем. Огромные щенячьи глазки, спрятанные за толстыми стеклами очков? Мир сошел с ума? Саймон вдруг перестал интересоваться девушками? Реально, если вы засмотрелись на ЭТО, то ваши дела с ориентацией плохи. Но потом до меня дошла вся ирония ситуации. Ему остается довольствоваться только вот такими серыми мышками.

– Рон… – как-то неуверенно произнес Дэвид. – Может, в следующий раз? Нам свидетели ни к чему, а эта… тут же побежит жаловаться директору.

– Не побежит, – сжимал я кулаки от нетерпения. – Она не посмеет.

Я даже думать не мог о том, чтобы отложить эту разборку. Я и так практически не спал всю ночь и терпеливо ждал весь день. На большее меня просто не хватит. А он хорошо держится. Идет и беззаботно разговаривает с этой очкастой серой мышью. Будь я на его месте, лучше один был, чем осознавать, что еще неделю назад я мог закадрить любую красотку, а теперь остается только мило болтать вот с этим… Невольно я даже поморщился, словно почуял весьма неприятный запах.

Когда между нами осталось совсем небольшое расстояние, я двинулся навстречу. Меня бесило, что он так нагло делает вид, что нас не существует.

– Привет, Саймон, – проговорил за спиной Кай, недобро усмехаясь.

До парня, похоже, дошло, что мы тут не снежинки считаем и даже остановился на полушаге. Его лицо выражало полное недоумение. Черт, может, ему надо было податься в драмкружок? Играет хорошо.

В один миг я выбросил всю накопившуюся злость, сбив парня с ног одним ударом, не дав тому возможности произнести и слова. Я даже боли в руке не почувствовал, наоборот, мне не хотелось останавливаться. Саймон, упав прямо на снег, прикрыл руками лицо, а я, не в силах себя контролировать, наносил очередные удары. И тут уже на принцип «лежачего не бьют» мне было глубоко плевать. Я бы и не останавливался, если бы очкастая не завизжала во все горло.

– Рот закрой! – одарил я ее свирепым взглядом, от которого ее крик застрял где-то в горле. А после, схватив парня за куртку, прижал его к земле, не давая возможности подняться. – Где были твои мозги, Саймон, когда ты решил сдать нас? Или прошлый раз мы недостаточно ясно объяснили тебе, чтобы ты держал язык за зубами?

– Это не я… – как-то подавленно произнес парень, пытаясь унять кровотечение из носа.

– Ты врешь! – сквозь зубы прошипел я.

– Пожалуйста! – принялась за свое девчонка. – Прошу тебя, не делай ему больно! – попыталась она взять меня за руку.

Она. Мать. Ее. Попыталась. Взять. Меня. За. Руку.

Какого, вашу мать, хрена?

– Тебе жить надоело, хренов очкарик? – от переполняющего меня возмущения, казалось, даже язык пересох. – Уберите ее от меня! – крикнул я друзьям. – И заткните ей рот!

Как только парни оттащили девчонку, у Саймона откуда-то взялись силы и он предпринял попытку скинуть меня.

– Не трогайте ее! – крикнул он.

– Не рыпайся! – снова прижал я его к земле. – Никто ее трогать не собирается. У нас так-то и поприятней кандидатуры есть.

– Аарон, что тебе надо? Я уже сказал, что это не я!

– Не стоит тебе врать. Ты прекрасно знаешь чем это все может кончиться.

– Да пошел ты! – собрав всю свою силу, Саймон оттолкнул меня и, поднявшись на ноги, попятился на пару шагов. – Отпустите девушку, она ничего вам не сделала.

– А кто ее держит? – нервно засмеялся я. – Ее никто и не держит, правда, ребята?

Дэвид, который зажимал девчонке рот, тоже усмехнулся и отпустил ее. Та тут же отбежала от парней, словно от горящего дома, и спряталась за спину своего нового друга.

– Знаешь, Аарон, – вытирая кровь с лица, говорил парень, – все мои проблемы улетучились, как только я перестал водиться с тобой и твоей компанией. И я не желаю к этому аду возвращаться.

Его слова прозвучали как вызов, которого я ждал. И я собирался снова преподать Саймону урок, но между нами возникла очкастая.

– Пожалуйста… не надо… – дрожащим голосом проговорила она.

– Я. Сказал. Держись. От. Меня. Подальше, – сквозь зубы выговаривал я, взбешенный тупостью этой идиотки.

– Нэнси! – крикнул Саймон и, схватив девчонку за руку, завел ее за спину. – Это не я, Аарон. Мне нет резона вас сдавать. Хотя бы потому что мне плевать чем вы там занимаетесь. Ищи в другом месте. И советую впредь сначала разбираться в ситуации, прежде чем в драку лезть.

– Без тебя как-нибудь разберусь!

– А еще советую поискать в своем кругу. Контингент не шибко внушает доверия.

Я хотел снова врезать парню, как поучение, чтобы в следующий раз следил за речью, но друзья схватили меня за руки.

– Рон, не стоит. Там идет еще кто-то… – тихо проговорили они.

По студгородку прохаживалась компания ребят, радуясь выпавшему снегу.

Я отступил на пару шагов и принялся осматривать подругу Саймона, которая уже некоторое время тянула его за руку, уговаривая покинуть это место. Она смотрела на нас, словно мы были монстрами. Откуда она взялась? Мне кажется, я вообще впервые ее вижу. Она принадлежит к той серой массе, которую никто не замечает. Они вечно живут в окружении учебников, с мыслью об отличных оценках и перспективном будущем. Все эти отличники-ботаники ходят тенями, их никто не видит, никто с ними не разговаривает кроме преподов. А теперь рядом с такой тенью идет когда-то самый желанный парень среди девчонок. Может, я преувеличиваю, но мне показалось, что это явление заразно. И я не удивлюсь, что в один день мы просто перестанем замечать еще одного студента, который превратится в тень. И это будет Саймон.

– Убирайся отсюда, – одарил я бывшего друга презрительным взглядом. – Тебя даже бить жаль. Ведь ниже падать уже некуда

Глава 2

И почему я до сих пор с этим терпеливо справляюсь? Почему я вообще заставляю себя сдерживаться? Наряду с ожиданием, с легкостью могу поставить еще одно ненавистное действие – скрывать свою ярость. Особенно когда терпение уже давно перескочило все мыслимые точки кипения. Так и порывает дать волю кулакам. Пребывание в школе или общаге всегда было пыткой, но теперь весь студгородок превратился в мой личный чертов ад. Повсюду на всех стенах зданий висели листовки о щедрой награде за список лиц, бессовестно преступивших закон. Речь шла о нас – ребятах – которые оборудовали подвал под клуб. Черт, а могли и оценить весь этот кропотливый труд… Вот так в современном мире оценивается культурный отдых. А потом удивляются, что подростки сплошь и рядом валяются обдолбанными с тянущейся слюнкой изо рта. Вот что они там нашли? Разве в подвале была наркота или трава? Или еще какие-нибудь запрещенные вещества? Там всего лишь был клуб, в котором мы снимали стресс от учебы. Это подвал, в котором мы вычистили всю грязь и сделали мини-ремонт! Некогда голые стены теперь украшены постерами и фотообоями. И за такие старания каждому из нас грозит отчисление! Приятная перспектива, вы не находите?

Меня стойко преследовал безумный гнев. Куда бы я ни пошел, у каждого такого объявления толпилась куча любопытных учеников.

Я был готов прямо сейчас разорвать эти объявления на мелкие кусочки. Пару раз даже был к этому близок, когда студенты громко обсуждали, что такие вот поступки портят весь престиж школы. Зеленые. Они еще ничего не понимают в этой жизни…

Вечно сонная зомбоподобная школота за пару дней заметно оживилась. У всех, кто так и не был приглашен на вечеринку, тут же появился другой интерес – отомстить за невнимание к их персоне, а заодно и наживиться. Я это предвидел. По моей личной инициативе о вечеринках знал ограниченный круг людей.

Дьявол, и долго это будет продолжаться? Так и психом стать можно с вечно дергающимся глазом. Каждого подозревать в предательстве – перспектива не из приятных. Я прекрасно понимал, что человек, который сдал нас, не откажется от дополнительной награды. А, возможно, этот кто-то уже сидит в кабинете директора и старательно диктует имя каждого, кто посмел апгрейдить подвал мужского общежития.

Масло в огонь подливала Ингрид – староста старших классов. Она, завидев меня, тут же начинала тараторить как ненормальная. Кажется, ультразвук, слетающий с ее уст, бьет рекорды. Как оказалось, есть что-то и похуже этих, мозолистых глаза, листовок.

Ее раздражающий голос начал преследовать меня приблизительно месяц назад. Именно тогда девушка под влиянием алкоголя вдруг осмелела и выдала все то, что чувствует ко мне. Как оказалось, чувств у рыжей накопилось немало. До сих пор вспоминаю тот момент с каким-то омерзением. В ту ночь на вечеринке было много народу, и у этой дурочки хватило ума попросить приглушить музыку, чтобы сообщить важную новость. Ее тогда весь народ высмеял. Нет, ну как ей вообще могла прийти в голову мысль, что я смогу ответить взаимностью? Может, я и слишком придирчив к внешности, но скажем так, вечеринки посещают и более привлекательные особы. И уж если мне кто-то приглянулся, я привык действовать сам, без сопливых ожиданий, чтобы она дала мне знак на возможный зеленый свет. Или у меня большие проблемы с памятью и психикой, но не припомню с моей стороны каких-либо намеков.

А Ингрид… ну, она как была, так и останется нашей старостой, которую мы приняли в нашу тусу только для прикрытия. Надо сказать, с этой задачей справлялась рыжая отменно. Но с того самого случая с идиотским признанием, девчонка больше не появлялась на пати. И начала преследовать меня с тупыми угрозами, что передаст список рьяных прогульщиков прямиком директору.

И все бы ничего… но, мать вашу, почему у всех активисток такие противные голоса? Будто ножом по стеклу. Такое чувство, что все они изначально были рождены именно для этого.

– Ван де Граф! Ты меня не слушаешь? – закричала девчонка еще громче, делая голос более противным.

– Подожди… я, кажется, что-то прослушал. Повтори с того момента, где ты сказала «привет». Хотя, подожди. Ты ведь не здоровалась со мной. Проблема решена. Я… пошел.

– Ты издеваешься надо мной? – прищурила она свои и без того маленькие глазки. Знаете, ее голова почему-то кажется такой огромной, что пара ее окуляров теряются во всем этом… сплошном лице.

– Тебе потребовался месяц, чтобы это понять? Поздравляю. Вот и первый прогресс налицо!

– Ван де Граф! – удивительно, но из ее уст моя фамилия звучала просто чудовищно. – Мое ангельское терпение на исходе! Если ты не предоставишь мне документ, официально подтверждающий твое отсутствие по уважительной причине, то на все твои прогулы начнет любоваться директор.

– Только мои? Какая честь. Можно подумать, один я люблю поспать подольше…

– Я получу колоссальное удовольствие, когда влетит именно тебе.

– С чего это такое пристальное внимание к моей персоне? Да, забыл, ты же втюрилась в меня… Знаешь, это не самое лучшее проявление чувств.

– Наоборот, Аарон. Я так тебя не переношу, что твое отчисление доставит мне такой экстаз, о котором ты и представить не можешь.

– Сомневаюсь… – даже не повернулся я к девчонке. – Ты понятия не имеешь о чем говоришь.

– Ты заслуживаешь наказания! И ты его получишь, будь уверен! И я даже скрывать не посмею, что буду к этому причастна. Хочется, чтобы ты знал, что я тогда чувствовала. Чтобы ты испытал такой позор на своей шкуре!

– Женская месть, – продолжал я путь, несмотря на то, что Ингрид резко остановилась. – Как это скверно. Но я не настолько глуп, чтобы вставать на твое место, Ингрид!

– Ладно… – проговорила она где-то за спиной. – Ты не боишься, ведь за прогулы тебе разве что светит выговор да лишение стипендии… и то, маловероятно.

– Та-ак… – повернулся я к ней. – Чувствуется здравомыслящая речь. Ну, продолжай… А все почему?

– Директор не отчислит студента, чьи родители щедро спонсируют все необходимые нужды…

– Именно! Вот видишь, ты умная девушка, хоть и прикидываешься полной дурой. Поэтому выкинь свой листок с моими пропусками и дай шанс моим предкам осчастливить дистрофика Рассела еще одним щедрым вложением. Последним, между прочим. Уж постарайся потерпеть меня еще один год, Ингрид. Даже меньше… Ты сильная, я в тебя верю, ты справишься, – насмешливо произнес я.

– Я не договорила. – лицо девушки хитро скривилось. – Тебе не влетит за прогулы…

– Дубль два? – засмеялся я. – Мне кажется или я это уже слышал?

– Как насчет вот этого? – кивнула она на одну из листовок, прикрепленных к стене.

Мои глаза мгновенно наполнились кровью. Я пытался уверить себя, что мне все это показалось, но Ингрид ясно указала на объявление, которое последние два дня у всех на слуху. Я подошел к девушке практически вплотную. Голова была готова разорваться от усиленной пульсации. Терпеть не могу, когда кто-то пытается мною манипулировать. Обычно это имеет не очень хороший конец. Правду говорила Таня – я еще узнаю истинную сущность этой рыжей ведьмы. И, насколько я могу предвидеть, она не самая приятная.

– Повтори… – почти зашипел я от злости, переполняющей меня.

– Не надо, Аарон. Ты не запугаешь меня. Мы ведь оба знаем, что этот список, за который положена награда, возглавляешь ты. Не думаю, что и на это директор закроет глаза. Вот ведь какой позор…

Я нервно усмехнулся.

– Эй, эй, Ингрид… не стоит так открыто об этом говорить. Не надо играть в плохую девочку. Тебе эта роль не особо подходит. Да и разговор у меня с ними приобретает немного иной характер. В твоих же интересах, чтобы это осталось между нами. Ты ведь понимаешь о чем я? – склонился я над ее лицом.

– Это слишком большая ноша, – сочувственно произнесла она. – Даже не знаю, как долго я смогу молчать.

– Ингрид, милая, – почти зашептал я. – Давай ты не будешь портить наши отношения… Или ты хочешь увидеть меня в гневе? Хочешь посмотреть на меня во всех амплуа? Знаешь, в гневе я не так хорош, как ты надеешься.

– Думаешь, тебе все будет сходить с рук? – усмехнулась девчонка. – И знаешь, Ван де Граф, твои чары на меня больше не действуют.

– Ты этого не сделаешь, – уверенно произнес я. – Да, ты злишься на меня. Я сделал тебе больно, да? Но мы ведь оба знаем, что ты просто ищешь повод со мной пообщаться. И тут уже не важно на какую тему будет вестись разговор. Ты ведь не сможешь без меня, Ингрид. Готов поспорить, что ты даже думать не хочешь о том, что это наш последний учебный год. Ведь больше ты меня не увидишь, и не сможешь завести свой гребаный разговор…

– Ошибаешься, Аарон. Я с удовольствием буду присутствовать на твоем отчислении. Ах, как это печально… быть отчисленным в последний год. Что же ты своим родителям скажешь? Наверно, это такой позор…

Я молниеносно схватил рыжую за руку. Девчонка от неожиданности вскрикнула, надеясь меня этим отпугнуть. Ну, нет. Последние события в памяти оживленно сменяли друг друга.

– Это ты… – перед глазами у меня начала складываться картина, пазл за пазлом. – Ингрид, черт тебя возьми. Это ты навела на нас всю администрацию! – девушка предприняла попытку вырваться, но я лишь сжал руку сильнее, отчего она скривила свое лицо. Черт, как я раньше не додумался? Это же очевидно. Я сам виноват. Это моя оплошность. Слишком мало я придал значения ее отсутствию на последующих вечеринках, считая это банальной обидчивостью. – Не советую тебе обретать врага в моем лице. Ты ведь меня совсем не знаешь. Я не так прекрасен, как ты, должно быть, представляла в своих мечтах. Одумайся, пока ты еще не совершила огромную глупость и закрой свой длинный язык за зубами…

– Отпусти меня, – пыталась она высвободиться.

– Иначе потом его прятать будет не за чем… – тем временем я схватил девушку за другую руку. – Будь уверена, я не посмотрю, что ты девчонка…

– Ты чудовище! – уверенно произнесла она, хотя ее округлившиеся глаза выдавали с потрохами. Она была напугана. До ужаса.

– Ты только сейчас это поняла? – мои губы растянулись в неискренней улыбке. – Я всегда таким был. И буду.

Рыжая попыталась вырвать свои руки, но я только сильнее сжал пальцы.

– Аарон, мне больно… – скривилась Ингрид.

– Мне тоже… На дух не переношу, когда за моей спиной замышляют всякую хрень. Скажи, Ингрид, какую же награду пообещал тебе директор? За что ты готова продать тех, кого не так давно называла своими друзьями?

– У меня своя выгода! Нет награды лучше, чем досадить тебе, Аарон.

– Я тебя предупредил. Только попробуй…

– Знаешь… ты такой предсказуемый, – собрав всю свою смелость, рыжая подняла на меня свои глаза. – Но я всегда на шаг впереди. Список, который ты возглавляешь, уже лежит на письменном столе директора. Упс… – бросила она взгляд на настенные часы. – Обед как раз подходит к концу. Значит, мистеру Расселу скоро придется разбирать важные документы, накопившиеся за утро…

Глава 3

– Рон! У меня сейчас мозги расплавятся! Я ничего не понял… – панически хватался за голову Кай, оглядываясь по сторонам. – Нас реально могут отчислить?

– Замолкни уже! – шикнул я на парня, подкрадываясь к двери и заглядывая в крошечный проем.

Черт. Миссис Рассел сидела на своем любимом рабочем месте и пыталась припудрить свое огромное засаленное лицо. Такие вот женщины всегда вызывали у меня смешанные чувства. Не то отвращение, не то жалость. Они не любят двигаться, предпочитая постоянно сидеть в уютной мебели, которая нервно под ними потрескивает. Про спортзал они и думать боятся, ведь пару подходов на тренажерах тут же превратят их в перекаченных мужиков! Они ежедневно заглатывают килограммы еды, хватило бы накормить всех голодающих в Африке. При том жалуются на свой «широкий» скелет и пытаются замазать все свои недостатки пятью слоями косметики. Зрелище ужасное, скажу я вам.

Но самое забавное – это видеть чету Расселов вместе. Они так гармонично смотрятся! Огромная миссис Рассел и дистрофик мистер Рассел. Интересно, они такие были всегда? Или же директору все-таки представился шанс пронести свою жену на руках на свадебной церемонии?

– Может, уже объяснишь что случилось? – прервал мои бесполезные рассуждения друг.

– Нас сдали! – не стал я себя утруждать в подробных объяснениях. – И есть микроскопический шанс, что директор еще не в курсе…

– Что? – округлил Кай глаза. – Так нас сдали или директор еще не в курсе?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5