Жюль Верн.

Вокруг света за 80 дней. Михаил Строгов (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Вы ничего не забыли? – осведомился он.

– Ничего, сударь.

– Мой макинтош и плед?

– Вот они.

– Хорошо, возьмите сумку.

И мистер Фогг передал саквояж Паспарту.

– Берегите его, – сказал он. – Там двадцать тысяч фунтов.

Паспарту чуть не выронил сумку, как будто эти двадцать тысяч были в золоте и вес имели соответствующий.

Затем господин и слуга спустились вниз, и ключ, запиравший дверь, ведущую на улицу, повернулся дважды.

Станция дилижансов находилась в конце Сэвилл-роу. Филеас Фогги его слуга сели в кэб, который быстро покатил к вокзалу Черинг-Кросс, откуда берет начало одна из веток Юго-Восточной железной дороги. В двадцать минут девятого кэб остановился перед оградой вокзала. Паспарту спрыгнул на землю. Его хозяин последовал за ним и расплатился с кучером. Тут к мистеру Фоггу приблизилась нищенка, державшая за руку ребенка; ее босые ноги были грязны, на голове потрепанная шляпа с жалким пером, сама в рубище, на плечах изодранная шаль. Она попросила милостыню. Филеас Фогг вытащил из кармана двадцать гиней, которые только что выиграл в вист, и протянул их нищей.

– Возьмите, милая женщина, – сказал он. – Я рад, что встретил вас!

И пошел дальше.

Паспарту почувствовал, что у него как будто повлажнело под веками. Хозяин стал ближе его сердцу.

Вскоре они с мистером Фоггом достигли здания вокзала и вошли в большой зал. Там Филеас Фогг распорядился, чтобы Паспарту купил два билета первого класса до Парижа. Потом, обернувшись, увидел своих пятерых коллег из Реформ-клуба.

– Господа, я еду, – сказал он. – Проделанный мной путь вы сможете по возвращении проследить по различным визам, проставленным в моем паспорте.

– О мистер Фогг, – учтиво запротестовал Готье Ральф, – в этом нет надобности. Мы полагаемся на вашу честь джентльмена!

– Что ж, тем лучше, – обронил тот.

– Но вы не забыли, что вам надо возвратиться… – начал Эндрю Стюарт.

– Через восемьдесят дней, – прервал его мистер Фогг, – в субботу 21 декабря 1872 года, в восемь часов сорок пять минут вечера. До свиданья, господа!

В восемь сорок Филеас Фогг и его слуга заняли места в своем купе. Пять минут спустя раздался свисток, и поезд тронулся.

Ночь выдалась темная. Моросил мелкий дождик. Филеас Фогг, прислонившись в уголке, сидел молча. Паспарту, все еще порядком ошарашенный, машинально прижимал к себе саквояж с банкнотами.

Поезд еще не миновал Сайденхема, когда из уст слуги вырвался самый настоящий вопль отчаяния!

– Что с вами? – осведомился мистер Фогг.

– Дело в том, что я… впопыхах… от волнения… забыл…

– О чем?

– Погасить газовый рожок в своей комнате.

– Что ж, мой милый, – спокойно ответил мистер Фогг, – он будет гореть за ваш счет!

Глава V
где возникает новая ценность, способная котироваться на бирже

Покидая Лондон, Филеас Фогг наверняка не представлял, сколько шума наделает его отъезд. Сначала слухи о пари распространились внутри Реформ-клуба, не на шутку взбудоражив его достопочтенных членов.

Затем стараниями репортеров ажиотаж выплеснулся на страницы газет, захватив лондонскую публику, а там – и все Соединенное королевство.

«Историю о кругосветном путешествии» обсуждали, о ней спорили, ее разбирали по косточкам, словно речь шла о каком-нибудь международном политическом скандале, схожем с «Алабамской распрей». Одни принимали сторону Филеаса Фогга, другие – именно последние вскоре сформировали внушительное большинство – высказывались против. Затея объехать вокруг света за минимально возможный срок не умозрительно, не на бумаге, пользуясь средствами передвижения, доступными в наши дни, – это не просто невозможно, утверждали они, это – чистое безумие!

«Тайме», «Стандард», «Ивнинг стар», «Морнинг кроникл» и десятка два других весьма популярных газет выразили неодобрение мистеру Фоггу. Лишь «Дейли телеграф» хоть отчасти поддержала его. Филеаса Фогга дружно объявили маньяком, психопатом, досталось и его коллегам по Реформ-клубу: их порицали за согласие на пари, столь явно изобличавшее умственное расстройство того, кто мог такое предложить.

Чрезвычайно запальчивые, но и четко логичные статьи, посвященные этой теме, появлялись одна за другой. Как известно, англичане питают особый интерес ко всему, что касается географии. А потому не нашлось ни одного читателя, к какому бы общественному слою он ни принадлежал, кто не заглатывал бы с жадностью газетные колонки, посвященные затее Филеаса Фогга.

Поначалу некоторые смелые умы – преимущественно женские – еще выражали ему симпатии, особенно когда в «Иллюстрейтед Лондон ньюс» появилась его фотография, взятая из архива Реформ-клуба. Некоторые джентльмены тоже отваживались говорить: «Гм-гм! В конце концов, почему бы и нет? Случались вещи и более невероятные!» В основном это были читатели «Дейли телеграф». Но вскоре стало заметно, что и эта газета начинает сдавать позиции.

И было отчего: 7 октября появилась длинная статья в «Известиях Королевского географического общества». Она рассматривала вопрос с разных точек зрения и тем вразумительнее демонстрировала безрассудство подобного предприятия. Согласно этой статье все было против путешественника: его ждали препятствия, чинимые как людьми, так и природой. Чтобы успешно осуществить такой план, потребовалась бы волшебная согласованность часов отправления и прибытия – согласованность, которой нет и быть не может.

Что касается Европы, занимающей относительно небольшой отрезок пути, там, по крайней мере, можно рассчитывать, что поезда будут придерживаться расписания, но как полагаться на подобную же точность, планируя пересечь Индию за три дня, а Соединенные Штаты за неделю? А технические неисправности, схождения с рельс, нежелательные столкновения, ненастное время года, снежные заносы? Разве все это не встанет на пути Филеаса Фогга? В зимнюю пору на борту пакетботов не будет ли он зависеть от вихрей и туманов? Нередко случается, что даже лучшие покорители водных пространств при трансокеанских рейсах опаздывают с прибытием в порт назначения на двое-трое суток. А ведь достаточно одного такого опоздания, одного-единственного, чтобы вся запланированная цепочка сменяющих друг друга средств сообщения непоправимо рассыпалась. Стоит Филеасу Фоггу, потеряв всего каких-нибудь несколько часов, пропустить очередной пакетбот, и ему придется ждать следующего, так что его вояж будет окончательно испорчен.

Статья наделала шума. Почти все газеты перепечатали ее, и тут-то акции Филеаса Фогга изрядно понизились.

После отъезда этого джентльмена за первые несколько дней по поводу его «рискованного предприятия» стали заключаться крупные пари. Как известно, Англия – страна любителей «биться об заклад», сообщество спорщиков представляет собой целый мир, более интеллигентный и просвещенный, нежели мир обычных игроков. Держать пари – это пристрастие заложено в природе британского характера. Вот почему не только члены Реформ-клуба принялись вкладывать весьма основательные суммы, делая ставки за или против Филеаса Фогга: движение, разрастаясь, увлекло множество их сограждан. Уподобившись беговой лошади, внесенной в список призовых рысаков, Филеас Фогг приобрел особую ценность. И в этом качестве тотчас стал котироваться на лондонской бирже. На «Филеаса Фогга» возник спрос, «его» приобретали и продавали за наличные или в кредит; он стал объектом крупных сделок. Но спустя пять дней после его отъезда, когда появилась статья в «Известиях Королевского географического общества», предложение резко превысило спрос. «Филеас Фогг» падал в цене. Его предлагали пачками. Сначала против него ставили по пять или по десять, затем уже по двадцать, по пятьдесят или по сто против одного!

Однако один верный стороннику него остался. То был старый, разбитый параличом лорд Олбермейл. Почтенный джентльмен, прикованный к креслу, отдал бы все свое состояние, чтобы объехать вокруг света хоть лет за десять! Вот он и поставил на Филеаса Фогга пять тысяч фунтов (100 000 франков). И когда ему доказывали, что затея этого господина не только глупа, но и обречена на провал, он отвечал:

– Если это в принципе осуществимо, желательно, чтобы первым, кто это сделает, стал англичанин!

Однако в общем, так или сяк, ряды сторонников Филеаса Фогга редели, подавляющее большинство настроилось против, ставки теперь делались сто пятьдесят-двести к одному; когда же через неделю после его отъезда в дело вмешался совершенно непредвиденный поворот событий, он был окончательно сброшен со счетов.

В тот день и впрямь случилось неожиданное – в столицу пришло по телеграфу следующее донесение:

«Из Суэца в Лондон.

Роуэну, начальнику полиции, центральное управление, Скотланд-плэйс.

Я преследую вора, обокравшего Английский банк, это – Филеас Фогг. Безотлагательно вышлите ордер на арест в Бомбей (Британская Индия).

Фикс, полицейский агент».

Донесение произвело мгновенный ошеломляющий эффект. Почтенного джентльмена более не существовало – его место занял вор, утащивший банкноты. Фотография мистера Фогга, что хранилась в Реформ-клубе наряду с фотографиями прочих его членов, подверглась скрупулезному изучению. Она точь-в-точь соответствовала описаниям неизвестного, чьи приметы были выявлены в ходе следствия. Припомнили и все то, что было таинственного в образе жизни Филеаса Фогга, его замкнутость, его внезапный отъезд. Казалось очевидным, что этот субъект под предлогом нелепого пари затеял кругосветный вояж исключительно затем, чтобы сбить со следа агентов английской полиции.

Глава VI
в которой агент Фикс проявляет вполне законное нетерпение

Эта депеша относительно Филеаса Фогга была отправлена при следующих обстоятельствах. В среду, 9 октября, к одиннадцати часам утра, в порту Суэца ждали пакетбот «Монголия» компании «Пенинсула энд Ориентл Стим Навигейшн». Это был трехпалубный железный винтовой пароход грузоподъемностью в две тысячи восемьсот тонн и номинальной мощностью в пятьсот лошадиных сил. «Монголия» совершала регулярные рейсы между Бриндизи и Бомбеем через Суэцкий канал. Этот пароход считался одним из самых быстроходных судов названной компании: согласно установленному регламенту, его скорость составляла 10 миль в час на отрезке пути между Бриндизи и Суэцем и 9,53 – между Суэцем и Бомбеем, причем обычно «Монголия» шла даже несколько быстрее.

В ожидании ее прибытия по набережной прогуливались двое мужчин, затерянных в толпе местных жителей и иностранцев, нахлынувших в этот город – еще недавно заурядный поселочек, – которому великое творение господина Лессепса обеспечило солидную будущность.

Один из этих двоих служил у английского консула в Суэце; наперекор мрачным прогнозам британских властей и зловещим предсказаниям инженера Стефенсона он ежедневно наблюдал, как по каналу проходят британские суда, тем самым вдвое сокращая путь из Англии в Индию, вместо того чтобы, как встарь, огибать мыс Доброй Надежды.

У другого, худощавого, невысокого, было нервное, довольно умное лицо, на котором особенно привлекали внимание упрямо насупленные брови. Сквозь длинные ресницы блестели чрезвычайно живые глаза, чей острый взгляд их обладатель при надобности умел пригашать. Сейчас он проявлял признаки нетерпения и, не в силах оставаться на месте, расхаживал взад и вперед.

То был некто Фикс, один из детективов, иначе говоря, агентов британской полиции, которых разослали по всевозможным портам в связи с похищением денег из Английского банка. Этому Фиксу поручили смотреть в оба, приглядываясь ко всем пассажирам, держащим путь в Суэц, и если кто-либо из них покажется подозрительным, следовать за ним по пятам, пока не прибудет ордер на арест.

Прошло как раз двое суток с того момента, когда Фикс получил от начальника лондонской полиции описание внешности предполагаемого похитителя. Речь шла о том хорошо одетом, с виду почтенном джентльмене, который был замечен тогда в банковском зале выплат.

И вот детектив, по всей видимости, не на шутку прельстившись щедрой наградой, обещанной в случае успеха, с понятным нетерпением ждал прибытия «Монголии».

– Стало быть, господин консул, вы говорите, что это судно не может опоздать? – уже во второй раз спросил он.

– Нет, господин Фикс, – отвечал его собеседник. – Вчера, по нашим сведениям, оно находилось в открытом море близ Порт-Саида, а пройти сто шестьдесят километров по каналу для такого корабля не задача. Говорю же вам: «Монголия» никогда не упускала приз в двадцать пять фунтов, который правительство выделяет за сутки, выигранные сверх расписания.

– Этот пакетбот идет прямиком из Бриндизи? – спросил Фикс.

– Ну-да, из самого Бриндизи, он там забирает почту для Индии. Он вышел из Бриндизи в субботу в пять вечера. Такчтоне беспокойтесь, он не замедлит прибыть. Но если этот ваш тип и окажется на борту «Монголии», я, сказать по правде, не понимаю, как по тем приметам, что вам прислали, вы сможете его узнать.

– Господин консул, – изрек Фикс, – этих людей не столько узнаешь, сколько чуешь. Тут надо иметь нюх, особое чутье, которое можно уподобить слуху, зрению и обонянию. За свою жизнь я арестовал немало подобных джентльменов и ручаюсь вам: если вор окажется на борту, ему от меня не улизнуть.

– Что ж, желаю удачи, господин Фикс. Ведь речь идет о довольно неординарной краже.

– Великолепная кража! – воскликнул сыщик с восторгом. – Пятьдесят пять тысяч фунтов! Нечасто нам попадается такая добыча. Воры измельчали! Шепарда по нашим временам не встретишь, его наследники вырождаются! Теперь на виселицу идут за каких-нибудь несколько шиллингов!

– Господин Фикс, – консул усмехнулся, – вы говорите с таким вдохновением, что я еще больше желаю вам преуспеть. Но, повторяю: вы поставлены в такие условия, что, боюсь, это будет трудно. Заметьте: по приметам, которыми вас снабдили, этот вор выглядит как порядочный человек.

– Видите ли, господин консул, – ответил полицейский инспектор назидательным тоном, – крупные воры всегда похожи на приличных людей. Надо вам заметить, что у тех, кто похож на прохвоста, нет другого выхода, как только оставаться законопослушными, в противном случае их мигом сцапают. А вот у кого лицо честное – с теми в первую очередь держи ухо востро. Да, нелегкая у нас работа, должен признаться. Это не столько профессия, сколько искусство.

Как видим, самомнения вышеназванному Фиксу было не занимать.

Между тем народу на набережной становилось все больше. Ее наводняли теперь разноплеменные моряки, торговцы, носильщики, феллахи. По всей видимости, до прибытия пакетбота оставалось совсем немного.

Погода стояла довольно хорошая, но дул холодный восточный ветер. Несколько минаретов, озаренные бледными лучами солнца, четко вырисовывались на фоне неба над городом. На рейде Суэца, словно простертая рука, тянулся к югу длинный двухкилометровый пирс. По волнам Красного моря скользили несколько рыбацких и каботажных суденышек, иные из которых изяществом силуэтов напоминали античные галеры.

Блуждая среди густеющей толпы, Фикс стремительным, профессионально цепким взглядом привычно осматривал встречных.

Время подошло к половине одиннадцатого.

– Да он никогда не прибудет, этот пакетбот! – воскликнул сыщик, услыхав бой часов.

– Наверняка он уже близко, – промолвил консул.

– Сколько он простоит в Суэце? – спросил Фикс.

– Четыре часа. Время, нужное для загрузки угля. Ему необходимо немало топлива: от Суэца плыть через Аден, а это же дальняя оконечность Красного моря, 1310 миль пути.

– А из Суэца судно направится прямо в Бомбей? – поинтересовался Фикс.

– Да, прямиком, без дополнительной загрузки топлива.

– Что ж, – сказал Фикс, – если вор избрал этот путь и это судно, он наверняка планирует сойти на берег в Суэце, чтобы другим путем достигнуть голландских или французских владений. Он не может не понимать, что плыть в Индию ему опасно, это английская территория.

– Вы правы, если это человек не слишком отчаянный, – отвечал консул. – Знаете, преступнику, ежели он британец, всегда легче скрываться в Лондоне, чем за границей.

Поделившись этим соображением, давшим сыщику серьезный повод пораскинуть мозгами, консул отправился в свою контору, которая располагалась неподалеку. Полицейский инспектор остался один, объятый нервным нетерпением. Им овладело до странности острое предчувствие, что долгожданный вор должен находиться на борту «Монголии». Да и в самом деле, если этот проходимец покинул Англию с намерением перебраться в Новый Свет, он вряд ли станет пересекать Атлантику: путь через Индию, где властям труднее осуществлять надзор, для него предпочтительнее.

Фиксу не пришлось долго предаваться этим размышлениям. Раздался пронзительный гудок, возвещающий о прибытии пакетбота. Орда носильщиков и феллахов ринулась к причалу, создавая толкучку, не вполне безопасную для одежды пассажиров и даже грозящую легким членовредительством. Десяток лодок, отчалив от берега, устремился навстречу «Монголии».

Вскоре стал виден ее гигантский корпус, бороздящий воды канала; когда пакетбот встал на рейд, с шумом извергая пар из выпускных труб, часы как раз пробили одиннадцать.

Пассажиров на борту оказалось довольно много. Некоторые, оставаясь на палубе, любовались живописной панорамой города, но большинство стало спускаться в облепившие «Монголию» лодки.

Фикс самым придирчивым образом разглядывал тех, кто сходил на берег.

И тут один из них, энергично растолкав феллахов, осаждавших его предложениями услуг, приблизился к сыщику и в высшей степени учтиво осведомился, не укажет ли тот ему, как пройти в британское консульство. При этом пассажир предъявил ему паспорт, в котором, видимо, желал проставить английскую визу.

Машинально взяв паспорт, Фикс мигом пробежал глазами указанные в нем данные.

Он насилу смог скрыть порыв охотничьего азарта. Листок задрожал в его руке. Приметы, указанные в паспорте, полностью соответствовали тем, которыми снабдил его начальник полиции метрополии.

– Это не ваш паспорт? – спросил он пассажира.

– Нет, – подтвердил тот. – Это паспорт моего хозяина.

– А где же он сам?

– Остался на борту.

– Но ему же нужно лично явиться в контору консульства, чтобы подтвердить свою идентичность.

– Вот еще! Это так необходимо?

– Абсолютно необходимо.

– А где она, эта контора?

– Вон там, в дальнем конце площади, – инспектор указал на здание, расположенное в сотне метров от собеседников.

– Тогда мне придется сбегать за хозяином. Однако ему это совсем не понравится, он беспокойства не терпит!

На том пассажир и простился с Фиксом, спеша вернуться на борт парохода.

Глава VII
где лишний раз доказывается бесполезность паспортов там, где имеешь дело с полицией

Инспектор тотчас покинул набережную и поспешил в консульство. Уступая настоятельным требованиям, его без промедления провели к консулу.

– Господин консул, – заявил он без предисловий, – у меня имеются веские основания полагать, что интересующий нас субъект прибыл на борту «Монголии»!

И Фикс пересказал ему беседу, состоявшуюся по поводу паспорта между ним и тем слугой.

– Отлично, мистер Фикс, – ответил консул. – Я бы и сам не прочь посмотреть в лицо этому мошеннику. Но если он и впрямь тот, за кого вы его принимаете, он, может быть, и не сунется в мою контору. Вор не любит оставлять за собой следы, к тому же все эти формальности, связанные с паспортами, не столь обязательны.

– Надо полагать, это весьма крепкий орешек, господин консул, – возразил полицейский агент. – А если так, он сюда явится.

– Чтобы завизировать свой паспорт?

– Да. Паспорта всегда создают лишние хлопоты порядочным людям, а проходимцам только помогают скрыться. Уверяю вас: у этого паспорт наверняка в полном порядке. Но я от души надеюсь, что вы его не завизируете…

– Каким образом? – удивился консул. – Если паспорт в порядке, я не вправе отказать в визе.

– Тем не менее, господин консул, мне нужно задержать этого человека здесь до тех пор, пока из Лондона не прибудет ордер на арест.

– Ну, господин Фикс, это ваше дело, – сказал консул, – что до меня, я не могу…

Закончить фразу консул не успел. Раздался стук в дверь, и, сопровождаемые клерком, в кабинет вошли двое иностранцев, один из которых оказался тем самым слугой, который только что разговаривал с детективом.

Это и впрямь были господин и слуга. Первый предъявил свой паспорт, кратко высказав просьбу о том, чтобы консул соблаговолил проставить в нем визу.

Тот взял паспорт и стал внимательно изучать его, между тем как Фикс из угла кабинета созерцал, а точнее пожирал иностранца глазами.

Закончив чтение, консул спросил:

– Итак, вы Филеас Фогг, эсквайр?

– Да, сударь, – отвечал джентльмен.

– А этот человек ваш слуга?

– Да. Француз по имени Паспарту.

– Вы прибыли из Лондона?

– Да.

– А куда направляетесь?

– В Бомбей.

– Хорошо, сударь. Вам известно, что мы больше не настаиваем на предъявлении паспортов, такчто оформление визы – ненужная формальность?

– Я это знаю, – отвечал Филеас Фогг, – но хочу, чтобы ваша виза послужила подтверждением того, что я проехал через Суэц.

– Будь по-вашему, сударь.

И консул, проставив в паспорте дату и подпись, приложил свою печать.

Мистер Фогг оплатил визовую пошлину, холодно откланялся и вышел, сопровождаемый слугой.

– Что скажете? – спросил инспектор.

– Скажу, что он выглядит вполне порядочным человеком!

– Возможно, – отвечал Фикс, – однако он отнюдь не является тем, кем выглядит. Разве вы не заметили, господин консул, что этот тип точь-в-точь соответствует описанию вора, о котором нам сообщили?

– Согласен, но, знаете ли, все эти описания…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении