Женя Маркер.

Баба Жара. Сказки для детей



скачать книгу бесплатно

Моим внукам…


Дизайнер обложки Женя Маркер

Редактор Евгений Августович Кащенко


© Женя Маркер, 2017

© Женя Маркер, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-3132-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Баба Жара

Жили-был дед. И было у него два внука: Арсик и Артик.

Как-то раз попросил дед своих внуков принести водицы. Пока Артик слезал с печи, Арсик поставил ведро на самокат, и покатил к колодцу. Долго ли, коротко ли он ехал, да только солнце поднималось все выше и выше. Пот с мальчика лился ручьями, трава вокруг засохла, с деревьев листья упали, а колодца с водицей он так и не нашел. Видит, лежит у дороги птичка-птаха с перебитым крылом. Поднял её, положил за пазуху и покатил назад. Вернулся Арсик домой, и говорит деду: «Не нашел я водицы, вся она испарилась!» Положил Арсик птичку на лавку и стал выхаживать.

Дед посмотрел на второго внука. Артик тихо сел на велосипед и поехал в другую сторону. Долго ли, коротко он ехал, а солнце поднималось всё выше и выше. Оно пекло так сильно, что вокруг птицы не летали, змеи в норы попрятались. Не нашел Артик водицы и повернул назад. Вдруг видит собака лежит, еле дышит. Положил он её на велосипед и привез домой. Протер раны, перевязал лапки.

Посмотрел на внуков дед и загрустил, покатилась по его щеке слеза.

– Не плачь, дед! – вдруг раздался незнакомый голос из комнаты Арсика. Это защебетала птичка-птаха, которую спас старший внук. – Я покажу Арсику воду!

– Не грусти, дед! – заговорила собака, которую привез Артик. – Я отвезу к колодцу твоих внуков.

Запричитал и заохал дед: «Где это видано, чтобы животные разговаривали, а люди их понимали?!»

Сел Артик на собаку, посадил рядом Арсика, и понеслись они за птичкой-птахой, которая впереди летит и щебечет: «Нет на свете ничего важнее друзей!»

Долго ли, коротко бежала собака, да побыстрее самоката и велосипеда. Вдруг остановилась она перед гусеничкой, что лежала на раскаленном песке и плакала.

– Чем помочь тебе, гусеничка? – спросил Арсик.

– Я ничего не пила с утра, мальчик, – ответила гусеничка.

– На, пей, – Арсик протянул гусеничке ладошку, с которой скатилась солёная капелька пота.

– Спасибо! – ответила гусеничка. Выпила и превратилась в бабочку! Вспорхнула, села на плечо Арсику и прошептала: «Нет на свете ничего важнее друзей!»

Бегут они все вместе. Бабочка и птаха рядом летят. Солнце парит, воздух кипит, земля трескается, а колодца все нет и нет.

– Вот здесь был колодец! – говорит птичка-птаха.

– Я всегда здесь лакала воду! – подхватила собака.

– Куда он пропал? – спросила бабочка.

Остановились они и видят, что в расщелине лежит змея и не дышит. Взял ее в руки Артик и заплакал от горя. Склонился над ней, и капнули на змею слезы мальчика.

Тут змея и ожила:

– Спасибо вам, друзья-товарищи.

Чем я вам помочь могу?

– Мы колодец ищем, воду должны принести своему деду…

– Колодец заколдовала злая баба Жара. Она лишила землю воды. Если победить бабу Жару, то все жажду утолят… – прошипела змея.

После этих слов налетел горячий ветер. Поднялась песчаная буря. Закрылось солнце. Все вокруг потемнело. Засыпал песок всех, кто сидел на раскаленной земле. Вырос на этом месте огромный бархан.

Сверху на бархан села страшная, с длинными сальными волосами, жирная баба Жара. Сидит и смеется:

– Ха-ха-ха! Не найти вам теперь колодец! Не напоить холодной водицей деда!!!

Только бабочку не занесло песком. Она высоко летала и в бархан не попала. Пощекотала бабочка своим крылышком торчащий хвост птички-птахи и та выпорхнула из песка. Зацепилась птичка-птаха клювом за змею, и та обхватила ногу Артика. Артик потянул собаку за лапку, и они вытащили Арсика.

Выскочили все из-под песка и увидели бабу Жару на вершине бархана. Но не испугались друзья.

Кинул ей в глаза песок Арсик, и ослепла баба Жара.

Обвила ей ноги змея, и не может страшная старуха встать.

Накрутил на руки ее волосы Артик, и не может баба Жара головой воротить.

Заклеила ей перьями рот птичка-птаха и сказать баба Жара ничего не может.

Защекотала бабочка крылышками её ноздри и дышать баба Жара не может.

Засыпала собака всю её песком, и оказалась баба Жара под барханом.

Сразу все вокруг переменилось. Подул легкий ветерок. Приплыли тучки на небо. Пошел веселый дождик. Вылезла зеленая травка из земли и потянулась к солнцу. Зацвели яркие цветочки и запели птички.

В том месте, где бархан вырос над бабой Жарой, появились зеленые деревья. А рядом – колодец с прозрачной водой!

Набрали Арсик с Артиком водицы из колодца и понесли деду домой. Идут и приговаривают: «Нет на свете ничего важнее друзей!»

Белая бабочка

Жила-была на белом свете нежная белая бабочка. Пила росинки, ела маковые зернышки, спала под высоким деревом на цветке, укрываясь его лепестками. Каждый вечер перед сном этот цветок шептал бабочке, как она ему нравится. А белая бабочка засыпала под его приятные объяснения в любви и думала, что так будет вечно.

Однажды утром она улетела далеко-далеко и вернулась только тогда, когда все вокруг уже спали. Она сложила крылышки под знакомым деревом и заснула впервые не на своем цветке. Приснились белой бабочке тревожные сны, и беспокойно провела она ночь.

Утром вспорхнула вверх, смотрит, а под её деревом распустились тысячи похожих цветов! И не может она найти тот, кто ей говорил о любви каждый вечер. Расстроилась белая бабочка и горько заплакала. Она жалела, что не сказала цветку о своих чувствах и потеряла его навсегда.

Стало ей грустно жить одной, никто не шептал ей приятные слова, не с кем было потанцевать и покружиться в хороводе.

Однажды спросила она знакомого червячка:

– Где мне найти себе друга или подружку?

– Подожди немного и ты увидишь очень много подружек вон за тем кустом, – сказал червяк и показал на розовый куст.

И правда, скоро поднялся небольшой ветерок, и бабочка увидела, как сотни лепестков-крылышек вспорхнули с розового куста.

Бабочка прилетела к ним и стала кружиться в хороводе, танцевать утро, весь день и вечер. Долго она кружилась, устала и опустилась вниз. Смотрит, а на земле лежат все её новые подружки.

Это цветы отцвели и их лепестки опали…

Прошло время, стала бабочка вновь летать и порхать, а как ночь наступала, она вовремя спать ложилась. Но однажды белая бабочка вновь вернулась позже обычного. Смотрит, а на соседнем уличном фонаре свет горит. А рядом с фонарём мотылек летает.

Подлетела бабочка к мотыльку, и принялись они вместе кружить. Да только устала бабочка очень быстро.

– Мне надо позже вставать и позже ложиться, я же днем летаю? – подумала вслух бабочка, а мотылек отвечает:

– И я буду позже ложиться и раньше вставать… – я же ночью порхаю. И мы вечерами будем вместе!

Обрадовалась белая бабочка, закружилась и услышала песню малиновки, которая запела в саду. Бабочка принялась танцевать под веселую мелодию, взялась вертеться вокруг да около малиновки. И совсем потеряла голову от чудесной музыки, подлетела совсем близко к птичке, а та клюнула белую бабочку…

А на утро много-много бабочек прилетело в сад. Белые, желтые, пурпурные, бордовые, голубые, они порхали с места на место и не могли успокоиться от радости. В этот яркий солнечный день все птицы поднялись высоко-высоко, и бабочкам открылось раздолье не только над травой и цветами, но и над кустами и деревьями.

И только одна белая бабочка сидела весь день на длинной тонкой травинке и грустила до тех пор пока не показался мотылёк.

– Почему ты не летаешь с нами? – спросила он её.

– У меня крылышко поранено, – ответила белая бабочка и вздохнула. – Меня птичка-малиновка клюнула.

Мотылёк поднялся вверх и через минуту все бабочки закружились вокруг длинной травинки, на которой сидела белая бабочка.

– Спасибо, вам! – улыбнулась она. – Я словно летаю в большом хороводе и мне совсем не грустно вместе с вами…

Белое Облачко
или почему море солёное

В небольшой бухте на гребне морской волны родилось Белое Облачко пены из множества пузырьков. Оно сразу принялось играть в прятки с буйками на тихом пляже, в догонялки с прогулочными лодками, в прыгалки с птицами у рыбацких сетей.

– Батюшка Ветер, подними меня в небо! – попросило Белое Облачко.

– Нельзя тебе высоко подниматься, больно будешь падать, – продул Ветер.

– Матушка Волна, подбрось меня к солнцу! – попросило Белое Облачко.

– Растаешь ты в солнечных лучах, – зашумела Волна. – Одно мокрое место останется.

Услышал дядюшка Шторм, что Белое Облачко просит и налетел грозой на море. Со всей силы подкинул он Белое Облачко вверх и выбросил его далеко в небо.

Кинулся батюшка Ветер за своим Белым Облачком, а не догнал. Бросилась матушка Волна вверх, а не достала.

– Потеряли навсегда мы своё Белое Облачко, – закручинились Волна и Ветер.

А Белое Облачко полетело по небу и радостно смотрело на мир сверху. Оно летало с юга на север, с запада на восток и удивлялось всему, что только видела.

– Какая красота! – улыбалось Белое Облачко. – Леса и горы, города и долины, звери и птицы – все подо мной!

Оно село на большое серое облако, похожее на игрушечный ковёр-самолет и понеслось еще выше. Лучи солнца стали горячо припекать, и начало Белое Облачко таять. Вспомнило оно слова матушки Волны, быстро спрыгнуло с «ковра-самолёта» и отлетело в сторону.

Вдруг вылетел огромный серебристый вертолёт и больно задел винтом Белое Облачко. Вспомнило оно слова батюшки Ветра и пожалело, что ослушалась родителей.

Затосковало Белое Облачко и захотело домой, в море. Но не было рядом матушки Волны и батюшки Ветра. Только чёрные тучи угрюмо ходили по небу.

Заплакало Белое Облачко мелким летним дождиком и увидела под собой красивую Радугу.

– Что случилось, Белое Облачко? – поинтересовалась Радуга.

– Тётушка Радуга, я хочу домой, в море… – прошептало облачко.

– Я тебе помогу, – сказала тётушка Радуга.

Она посадила Белое Облачко на себя, и легонько подтолкнула вниз. Счастливое Белое Облачко, как с горки, покатилось вниз, в своё родное море.

Батюшка Ветер и матушка Волна встретили Белое Облачко и все трое заплакали от радости.

С тех пор море стало соленым.

Баклан и чайка

У заваленного камнями берега по широким просторам моря разносился пронзительный детский крик. Жалобное «уа-а, уа-а» голодной чайки слышалось грустной монотонной песней. Птица сидела на обломке скалы, напоминающем своими черными бликами огромный кусок антрацита на солнце. Иногда крутила головой с мощным клювом и искала в расщелинах немудрёную пищу, ждала, когда тёплое течение подкинет лёгкую добычу ближе к поверхности воды.

Иногда чайка посматривала на молодого резвого баклана, недавно поселившегося в здешних местах. Тот резвился на высоких волнах и с упрямой настойчивостью нырял в морскую пучину.

Известно, что в южном море тёплую воду любит мелкая рыба, а холодную – крупная. По мере приближения глубины с холодными придонными течениями на смену цаце приходит попчет, его сменяет чернокоп, того – кефаль, которая уступает место паламуту. Баклан это хорошо знал. Не так давно родители его наставляли на воздушную стезю и научили многим морским правилам жизни.

Сегодня баклан надеялся поймать кефаль. С холодами приятная сладкая мелочь перестали попадаться. Цацу и попчет ловить легко и есть быстро, пусть и часто приходится нырять за этой добычей. А кефаль, когда не идёт косяком в прикормленные рыбаками места, схватить сложнее. Крупная рыба требует сил и сноровки, зато хватает её надолго. Поймаешь одну рыбину, и сыт два дня…

После часа бесполезного ныряния баклан начал расстраиваться. Он хотел уже поменять место рыбной ловли, как рядом заметил серебряную спинку рыбы. Крупная кефаль появилась неожиданно близко от баклана и не спеша двигалась недалёко от поверхности воды. Голод придал ему силы, и сильная чёрная птица нырнула наперерез. Мощным клювом баклан схватил добычу и через несколько секунд вынырнул на поверхность волн.

Он зажмурился от счастья и уверенности в себе, вспомнил об отце, который учил его добывать корм и захотел похвастаться матери. Рыба в клюве – это главное! Теперь голод не страшен. Баклан попытался развернуть удобнее кефаль, чтобы заглотить с головы, уверенным движением длинной сильной шеи подкинул вверх кефаль, но тут случилось неожиданное.

Голодная чайка с берега увидела удачный лов пернатого собрата и хищной крысой метнулась к нему в море. Она бросилась к баклану и вырвала из его клюва кефаль.

От неожиданности баклан опешил, но вовремя спохватился и успел перехватить рыбу за жабры. Несколько резких движений одного и другого пернатого хищника и птицы разорвали рыбу пополам.

Наглая чайка тут же улетела к скалам, а трудяга баклан заглотил кусок своей честной добычи, но без того приятного удовольствия от обеда, на которое рассчитывал совсем недавно.

Справедливость в мире у каждого своя.

Ветер и волна

На пляжный топчан, слегка засыпанный морским песком с побережья, села маленькая чёрная муха и отчаянно засеменила передними лапками. Похоже, она кому-то изо всех сил аплодировала или старалась смыть липкую грязь. Через несколько мгновений муха сорвалась в воздух и противно зажужжала, вызывая неподдельное желание её прихлопнуть. Она вновь опустилась на топчан, поправила аккуратные крылышки и тут замерла.

Не прошло и секунды, как мухи на топчане не стало! Её не склевала чайка, никто не стукнул мухобойкой, не ударил ладонью. Простой ветерок по легко подхватил муху и унёс с собой. Он взмыл верх и рассмотрел её большие глаза, сосчитал лапки, изучил крылышки и резко ослаб – муха тут же обиженно зажужжала и полетела на свободу…

Ветер отправился дальше. Его хорошее настроение искало развлечений, и очень скоро он подлетел к водопаду на склоне горы у морского побережья. С большой высоты на землю лилась прозрачная вода и красиво искрилась на солнце. Ветер, как озорной школьник, подкрался снизу и сильным порывом поднял водопад вверх. Тысячи брызг, капель, мелких струек устремились назад, в гору, а ветер живо набрал силу и погнал воду дальше, потом ослабел и вернул водопад на землю. Наигравшись вволю, ветер помчался вдоль берега и увидел большую лужу на том месте, где ещё вчера проходила сельская дорога. Местным жителям пришлось изменить привычный маршрут и идти в обход. Ветер не растерялся и, собравшись с силами, перенёс всю лужу на берег моря, и помчался в голубую даль, озорно вильнув своим лёгким порывом людям, которые с недоумением смотрели на чистую проселочную дорогу, где пять минут назад стояла вода.

Ветру нравилась вода. Он играл с лужами и водопадами, бросал пригоршнями брызги, помогал дождю рассекать капли, слизывал росу на лугу и постоянно искал развлечения.

Ветер поднялся вверх, и задул на огромные тучи.

– Эй, кучерявая вода, давай полетаем наперегонки!

Ничего не ответили ему дождевые тучи. Сверкнули молнией, загремели громом и вылились ливнем на землю.

Ветер прилетел к прибрежным скалам и прошуршал по отвесным валунам.

– Эй, твердые камни, не слабо рассыпаться под моим напором?

Промолчали скалы, не замечая ветра. Как стояли они суровой стеной на берегу, так и не сдвинулись с места.

– Эй, мокрое море! – закричал грозно ветер и принялся закручивать небольшие водовороты на водной глади, рябить мелкие волны. – Давай узнаем кто сильней!

Ничего не ответило ему могучее море, улыбнулось тысячей солнечных лучиков с мелководья, и спокойно понесло дальше свои волны.

Помчавшись вдаль над поверхностью моря, ветер заметил небольшие белые барашки пены. Одним махом, как маленькую муху, он подхватил их и с хохотом разбил на тысячи брызг.

Неожиданно ветер услышал за спиной:

– И что ты дуешь и дуешь, гроза мух, дождевых капель и цветочных лепестков, – это одинокая морская волна приподнялась в своём водном течении. – Море, тучи и скалы не хотят биться с тобой, а я попробую.

– Ты кто такая? – удивился ветер, и завертелся над волной вихрем.

– А обычная морская волна.

– А я ветер! Единственный и неповторимый!

– Так докажи свою необычность, – вильнула гребнем волна и покатила в море.

Ветер стремительно подхватил волну и понёс по бескрайнему морю. Но волна спокойно мчалась рядом, только пенясь белыми пузырьками. Не смутился ветер, осмотрелся и подул с другой стороны. Волна тут же поменяла направление и побежала впереди ветра. Он резко развернулся и ринулся на встречу лоб в лоб, но морская волна не первый год кочевала по свету и разгадала эту задумку. Ловко разбилась огромная волна на мелкую рябь, развернулась и силой десятка волн накинулась на ветер, подхватила его силой течения, и девятым валом погнало в морскую пучину. Не растерялся ветер, круче завертелся в бешеном урагане, поднялся к самому небу и кинулся облачным рукавом на волну со всей своей мочи, стремительно поднял её вверх и бросил в море.

Небо и звезды, земля и море, тучи и скалы мирно наблюдали, как волна и ветер три дня и три ночи носились по морю, не уставая в своем соперничестве. Нагоняя шторм или стихая штилем, соперники на равных боролись друг с другом до тех пор, пока из-за туч на небосвод не выплыл молодой месяц.

– Эй, вы, оба сюда! – засмеялся он сверху. – Кто до меня достанет, тот и победит в вашем споре!

– Я смою тебя с неба! – заволновалась волна.

– Я сдую тебя в море! – задул ветер.

Начали они носиться пуще прежнего, да не могут дотянуться до месяца. А тот только смеётся, надувается, и с каждым днём растёт все больше.

Скоро волна и ветер устали. Они постепенно начали успокаиваться и медленно двинулись в одном направлении, обретая мир и безмятежность Легкие воздушные порывы ласкали волну, а её мелкие брызги щекотали ветер…

– Смотрите! Смотрите! Они смогли! – неожиданно закричал маленький гларус, когда увидел на зеркальной поверхности моря отражение луны. – Луна упала в море.

Ни волна, ни ветер не стали спорить, кому из них удалось превратить месяц в полную луну и окунуть в морскую воду. Оказалось гораздо милее нестись вместе вдаль и тихо замирать на просторах огромного моря, быть друг с другом рядом, отдыхать и резвиться под звездами южного неба.

С тех пор никто и ничто не может разъединить волну и ветер.

Гларус и чайка

Черное море переливалось живой палитрой изумительной в этих местах водной лазури. Маленькая её рябь искрилась под тёплым солнцем, бежала наперегонки с ветром, пускала лёгких солнечных зайчиков, преломлялась на солнце фантастическими фигурами, отражалась на донном песке ажурной сеткой. Волны едва колыхались под лёгким послеобеденным ветерком и пускали мелких барашек из пены – первых предвестников скорой перемены погоды.

Огромные безобидные серые гларусы и белокрылые чайки штурмовиками и истребителями кружили у побережья Бомбуа бич в ожидании лёгкой добычи. Они рисовали широкие круги, неожиданно бросались вниз, взмывали к облакам, разрезая крыльями прозрачную синеву бесконечного неба без единого облачка в последние деньки цыганской осени.

На песчаном берегу, где совсем не осталось туристов летнего сезона, появился молодой спасатель с местного пляжа. Этого крепкого, прожженного солнцем до черноты, парня с крепкими мускулами и обветренным лицом приморского жителя птицы узнавали по громкому веселому говору и выгоревшей под жарким летним солнцем когда-то красной бейсболке. Он часто кормил здешних пернатых кусочками хлеба, оставшимися с обеда, или приносил специально для птиц один-два батона, и они встречали его ликующими криками.

Всеобщий гвалт привлёк внимание серого гларуса с огромным и чуть загнутым, как у степного орла, клювом. Гларус резко спланировал на воду, мгновенно подхватил небольшой кусочек, брошенный спасателем, и взмыл вверх, прорываясь сквозь плотные ряды сородичей.

Размоченный в солёной воде хлеб показался удивительно вкусным, и он вернулся за добавкой. С наслаждением глотнул гларус очередную порцию кормежки и полетел под крышу своего отеля. Так они вместе с подругой – чайкой – называли место на чердаке дома, где нашли приют на этом побережье.

Чайка тихо клевала клювом и кемарила на деревянной перекладине под самой черепицей.

– Полетели со мной! Там дают чудесный свежий хлеб! – позвал гларус чайку, громко хлопая крыльями.

– Мне это не интересно… – сонно ответила она.

– Давай, давай, просыпайся! Ты никогда такого не пробовала!

– Не отстанешь? – белокрылая чайка неохотно открыла глаза и посмотрела на гларуса.

– Это рядом! – он настойчиво звал свою подругу, показывая в сторону моря. – У самого берега!

Белокрылая чайка взмахнула изящными крыльями с пёстрым оперением, и пара морских птиц через мгновение уже парила над местом всеобщего ликования. Десятки птиц со всего побережья кричали, кружились у воды, подхватывали на лету хлеб, ныряли за утонувшим и быстро улетали в сторону.

Гларус на бреющем полёте спустился в знакомое место и подхватил небольшой лакомый кусочек. Он взглянул на свою подругу, а чайка невозмутимо описала большой круг над кормильцем-спасателем, едва взглянув на мокрые белые корочки, тихо набирающие в себя тёплую соленую воду, и так же спокойно направилась к себе на чердак – в отель.

– Мне это не интересно, – услышал гларус её шепот сквозь гвалт сородичей, и полетел в открытое море…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное