Жанна Светлова.

Крис – камень, меняющий судьбу



скачать книгу бесплатно

Стоило Юлику позавидовать, как объект его зависти тут же заболевал. Со временем он и сам заметил эту свою особенность и стал с гордостью заявлять: «Я ведьмак!!!».

Раньше я никогда не задумывалась не о сглазах, не о порчах, но все эти события стали меня настораживать. Но раньше негативные явления были связаны исключительно с Юликом, а в этот раз авария совпала с приездом Олега. Видимо он стал передаточным звеном в потоке негатива, исходящего от нашего родственника, а может, он и сам стал желать нам «всего наилучшего». Неважно. Главное, что его приезд ознаменовался для меня несчастьем. Однако мой Ангел-хранитель не дремал, и я отделалась ушибами, болями в спине и пропавшей поездкой в Прагу, что, согласить, еще на самое худшее из того, чем авария могла для меня обернуться. «Пусть это будет самой большой трагедией в моей жизни», – мысленно пожелала я себе.

Но спина давала о себе знать, так что в толкучке метро я просто изнемогала от тянущей боли. Поездки в машине на работу и обратно стали для меня нормой и дополнительной статьей расходов семейного бюджета. «Но, чем больше тратишь, – успокаивала я себя, – тем больше появляется денег. Деньги любят оборот».


Прошло несколько дней, в течение которых, закрутившись, я забыла о «стекле». И вот я вновь отправилась с утра в магазины, решив заодно воплотить в жизнь программу «здоровый образ жизни», т.е. прогуляться по парку, не заходя никуда на чай с пирожными и не покупая ничего сладкого и жирного. Таков был призыв моего сердца, правда я не была уверена, что с ним согласится мой желудок.

Доставая ключи от почтового ящика, я наткнулась на свое приобретение, но решила воспользоваться им на природе, погулять, подумать. До парка я не дошла – долетела. Почему-то тревога и нетерпение подгоняли меня. Мне хотелось прямо на ходу взглянуть на экран, что-то он покажет? Но я пересилила себя и даже зашла поглубже в заросли кустарника над оврагом, чтобы никто мне не помешал. Скамеек в нашем парке, не смотря на его немаленькие размеры, можно насчитать от силы пять штук. Но половина из них пребывает в остаточном виде, т.е. из земли торчат железные ножки, на которых отсутствуют доски. Оставшиеся лавки всегда заняты, так что мне пришлось любоваться на свое «чудо» стоя. Пришлось успокоить свой организм мыслями о том, что это очень полезно для фигуры. Ему (то есть организму) сразу стало легче.

Я вынула стекло, посмотрела в него, оно было прозрачно и все! Достав носовой платок, я стала протирать стеклышко, но в голове моей уже крутилась назойливая мысль: «все предыдущее время я была не в себе, и у меня просто случились галлюцинации. Но знать об этом не должен никто!!! Никогда!!!». Эта мысль так испугала меня, что сердце заныло и в желудке как будто что-то сжалось. Я чувствую страх и тревогу животом, ну, такая у меня особенность.

«Неужели у меня психическое расстройство? – думала я. – Нужно срочно идти к врачу!»

Нет! Ни в коем случае! Если окажется, что я больна, то я потеряю работу.

На что тогда мы будем жить? А главное, мы уже никогда не сможем никуда поехать, а ведь я так люблю путешествовать, причем предпочитаю европейский континент. Это может показаться странным, но именно в Европе я отдыхаю душой и телом. Хотя телом – скорее нет, ведь во время поездок турист все время куда-то бежит. Хочется увидеть как можно больше. Насладиться красотой старинных городов, стабильностью и безопасностью их жителей. Особенно мы полюбили Париж. Мы были там четыре раза, но этот колдовской город манит к себе снова и снова, как магнит. А еще у меня есть давняя мечта – съездить в Швейцарию, хотя это очень дорого, и, скорее всего, окажется для нас просто невозможным. Но нужно верить и твердо знать, что путешествие состоится, и тогда задуманное точно исполнится. Между прочим, это проверенный способ.

Вот такие разные мысли перемежались в моей голове. Я застыла, боясь вновь взглянуть в мой «личный волшебный телевизор» (так мысленно я назвала свою находку).

Когда же я вновь поднесла его к лицу, то увидела, что он светится зеленым светом. Что это? Цвет стал меняться. Я достала очки, чтобы лучше рассмотреть эту игру цветов и вдруг поняла, что мое «кино» показывает пейзажи небывалой красоты. Зеленые горы, водопады, синее небо и огромная синяя гладь – то ли море, то ли озеро. «Скорее озеро», – подумала я, – «виден другой берег, правда, в дымке и вершины гор. Кроме того, нет таких волн, как на море».

Интересно, что может означать этот пейзаж? Ответ на мысли о поездках? Какая она Швейцария? У меня представления об этой стране довольно смутные и, в основном, экономического плана: стабильная, богатая, а еще там есть горы. Точно! Значит, в Швейцарию мы все-таки попадем? Ну кто бы сомневался, если я так решила?

Я задала вопрос непосредственно кристаллу. И на нем появилась Дева Мария. Да, именно икона Божьей Матери. Изображение на иконе улыбалось, и я поняла, что она благословляет нас на эту поездку. Здорово! Моя душа ликовала. Жажда путешествий заставила меня забыть обо всем на свете, и я снова спросила: «А зимой мы куда-нибудь поедим?» На экране заплескалось море, появилась набережная с пальмами и, о, ужас, – снег возле моря! Но я не люблю север и зимой еду к теплому морю, а не Северному Ледовитому Океану. Все время ты загадываешь мне загадки, мой маленький кинозал.

Да, загадки! Мое «кино» показывало море, пальмы и снег! Я отчетливо видела, как качаются верхушки пальм под бешеными порывами ветра, а волны поднимаются чуть ли не на два метра. Значит это не север, ведь на севере не бывает пальм. Видимо с погодой там, куда мы отправимся, нам точно не повезет.

Интересно, подумала я, а куда поедет Олег? Или он теперь безвыездно живет в своей глуши? С кем он? Я взглянула на камень и увидела Олега, сидящего у окна поезда. «Электричка», – подумала я, – «жесткие сиденья и кругом люди». Любимый транспорт моего мужа. За поезд, экспресс или автобус ведь надо платить, а электричка для него – инвалида войны – бесплатная.

Интересно, в Москву или из Москвы он едет? Экран показал Курский вокзал. На перроне мой драгоценный супруг встретился с молодым человеком. Этого человека я не знала. Мужчины пожали друг другу руки, незнакомец передал Олегу папку с какими-то бумагами и пошел к выходу в город. Олег же снова сел в поезд и открыл книгу. Значит, сразу – обратно.

Неужели пять часов пути в один конец и столько же обратно – все это только для этой встречи? Все-таки, какой он странный, и какие мы разные. Будучи за ним замужем, я как-то не задумывалась об этом.

Электричка стала наполняться народом, к Олегу подсела женщина с двумя корзинами. Он встал, поставил обе корзины на полку и стал разговаривать с женщиной. Точнее, говорила что-то она, буквально без умолку. Потом она пододвинулась ближе к Олегу и чмокнула его в щеку.

Так, значит, эта деревенская баба и есть моя замена! Мне стало противно. В жизни я всегда руководствовалась принципом, что если уж любить, то короля.

Я бросила надоевшую игрушку в сумку и отправилась за продуктами. При этом мысленно я решила, что «кино» смотреть буду очень редко – только в исключительных случаях. Ведь нужно быть полной идиоткой, чтобы без конца любоваться на подобные сцены из чужой жизни. Нужно вообще не уважать себя! А зачем мне это?

Я стала усиленно внушать себе, что все это проделки нечистой силы, а значит постоянно пользоваться такой опасной «игрушкой» нельзя. Поскольку я человек верующий, то подобные доводы мне были по душе, и я приняла решение спрятать камень и забыть о нем. Правда, я с самого начала прекрасно понимала, что это решение с родни решению похудеть, для чего нужно не есть, не пить и все время заниматься гимнастикой. В особенности это решение было явно неисполнимым, если учесть мою страсть ко всему необычному.


В последние годы мода на все сверхъестественное, магическое, непонятное заполнила умы большинства населения страны. Свободно стали продаваться книги и газеты, пропагандирующие эту ересь, и мы набросились на такую литературу, как стая голодных волков на одинокого путника.

Теперь, если хочешь приворожить кого-то, разлучить кого-то с кем-то, навести порчу – покупай наказы бабушки Степановой или другой сибирской целительницы и делай все, что душа пожелает. В их книгах даются все необходимые советы начинающим ведьмам. Когда их берешь в руки, то по неволе понимаешь необходимость инквизиции.

Отсутствие всякой цензуры на сей счет приносит неисчислимые беды и тем, на кого это делается, да и тем, кто это делает. Ибо существует безотказное правило: посланное кому-то зло возвращается к пославшему его в десятикратном размере. Но народ не задумывается о чистоте национальной ауры. Безрассудное ее загрязнение негативными посылами вызывает природные катаклизмы, обнищание, террор, жестокость, наркоманию и алкоголизм. Всем этим страдают люди с пробитой аурой…

Вот такие тяжелые мысли поселились в моей голове и поэтому, придя домой, я решила завернуть свою находку в тряпочку и спрятать даже не в квартире, а в общем коридоре. Засунув в самый дальний угол коридорного шкафа находку, я вошла в квартиру и решила провести обряд очищения с помощью свечей и святой воды. В квартире повеяло свежестью.

Ночью нас разбудил телефонный звонок. Какая-то сотрудница моего бывшего мужа вопрошала, где он есть, т.к. на работе он числится, но найти его нигде не могут. Несколько дней назад на имя директора крупного архитектурного НИИ, где он трудится, поступила телеграмма, согласно которой он госпитализирован в другом городе. Однако ни в одной больнице этого города человек с такой фамилией не числится. При этом имя директора института посторонний человек знать не может, и мы должны объяснить, что все это значит. Ни больше, ни меньше – должны знать, что на уме у другого человека.

Отвязаться от назойливой дамы, находившейся явно под шафе, не удавалось в течение двух часов, несмотря на то, что часы показывали уже третий час ночи. Она бесконечно пересказывала историю с телеграммой и требовала от нас прямого ответа. На все наши уверения в полной нашей некомпетентности по данному вопросу ввиду ухода объекта ее интереса из семьи год назад, она твердила свое раз за разом. Наконец, дав ей телефон Юлика и пообещав, если что-то узнаем, позвонить, я положила трубку.

Последующее обсуждение разговора затянулось почти до утра, так что заснули мы часов в шесть, а в 7.30 зазвонил будильник. С больной головой, разбитые мы отправились на работу. Воспользоваться экраном было некогда, да и невозможно, поскольку необходимого для этого уединения достичь на работе не удалось бы.

Вечером, вернувшись домой, мы рано улеглись спать, но, проснувшись среди ночи, я на цыпочках пошла в коридор. Только я открыла шкаф, как заскрипели двери соседней квартиры. Я захлопнула дверь шкафа и метнулась в квартиру. На эти звуки проснулась дочь и стала спрашивать, что происходит, и куда это я ходила. Я ответила, что мне просто показалось, будто кто-то бродит в коридоре, и пообещала не выскакивать туда – мало ли что? После этого я попыталась заснуть, но не тут-то было!

Покоя не давал этот странный звонок об исчезновении Олега. Как такое могло случиться, если еще накануне он ездил в электричке и был вполне жив, здоров и даже влюблен? Впрочем, зная характер своего муженька и его склонность к разного рода авантюрам, я решила, что он просто решил спрятаться на время от своей основной работы, т.к. получил левый заказ, на выполнение которого ему нужно время. Такое бывало и раньше. Так, еще когда он жил с нами, категорически запрещалось звать его к телефону. Кстати, как нам сообщила звонившая коллега, муженек информировал всех о жутко ревнивой жене, запрещающей ему разговаривать по телефону и устраивающей мамаево побоище после каждого такого звонка, поэтому слезно просил от звонков ему домой, по возможности, воздерживаться. коллектив сочувственно отнесся к несчастному коллеге и звонил ему только в случаях крайней необходимости. Разуверять доверчивых сослуживцев я не стала. Пусть думают, что хотят.

Да, я даже не предполагала, какой тиранкой и стервой я была, избивая мужа и подвергая всяческим пыткам. Впрочем, эти новости меня не очень огорчили: за годы совместной жизни я уже привыкла быть козлом отпущения для супруга.

Не в силах лежать без сна, я снова предприняла попытку проникнуть к сокровищу, но опять потерпела неудачу – сосед как раз решил вывести собаку на прогулку.

Кое-как приготовив завтрак и собрав дочь на работу, я выпроводила ее и, наконец-то, забралась в шкаф. Вытащила тряпку, а камня нет. У меня затряслись руки, и сердце провалилось в желудок. Вернулась в квартиру, приняла успокоительное, выпила чая и вновь возобновила поиски, в ходе которых я выгребла из шкафа весь старый хлам и стала его вытаскивать на помойку. Камень обнаружился в старой туфле. Наконец, спустя два часа, еле дыша, я уселась на балконе и взяла в руки камень. Он был холодным и какого-то молочно-белого цвета. Исчезла прозрачность. Господи! Да что же это такое? Неужели моя волшебная находка утратила свои качества. А мне нужно срочно узнать, что же происходит с Олегом. Но камень, казалось, умер, и я в скорби положила его на балконном столике под лучи солнца, а сама решила отвлечься при помощи детектива одной из современных писательниц. Единственным бесспорным достоинством сего шедевра было полное отсутствие мысли. На какое-то время я забыла о камне, успокоилась и пошла готовить обед. Но перед выходом из дома на работу я все-таки заглянула на балкон. Камень сиял золотистым светом. Я взяла его в руки, он был теплым и очень приятным на ощупь. Мне показалось, что он источал энергию любви, силы, здоровья и счастья. В порыве радости, я поцеловала его.

– Как хорошо, что ты жив, – сказала я. – Ты замечательный, жаль только, что молчишь все время. А еще хорошо было бы, если бы ты мог исполнять желания. Вот взял бы и перенес меня куда-нибудь прямо сейчас. В Париж, например.

Камень стал таким горячим, что я даже побоялась обжечься и хотела положить его обратно на стол, но мою руку как будто свело судорогой, и я не могла ее разжать. Я села на табуретку, закрыла глаза и постаралась расслабиться. В следующую минуту я ощутила такой сильный порыв ветра, что, мне показалось, он способен снести балкон. Но ветер стих также молниеносно, как и подул.

Я открыла глаза и чуть не умерла от ужаса – вокруг меня была совершенно незнакомая обстановка, скорее всего, номер какой-то гостиницы. Я подошла к окну и не поверила своим глазам. Напротив была площадь Согласия (Конкорд), за которой виднелся купол Собора Инвалидов. Этого не может быть! Глупый камень! У меня же занятия, что будет, если я их сорву? Строгий выговор! В нашей Академии у каждой аудитории дежурит методист, и даже опоздание на 5 минут вызывает неодобрение руководства. Любое нарушение фиксируется, и теперь выговор мне обеспечен. В следующую минуту еще больший ужас овладел мной: я без загранпаспорта, без валюты. Как я теперь отсюда выберусь? Я по-прежнему сжимала в руках камень, который был все так же горяч, и мне стало казаться, что он вот-вот сожжет мне руку.

Подойдя к двери, я решительно открыла ее и вышла в холл. Там маячил не то охранник, не то кто-то из обслуги. Пробормотав ему «бонжур», я спустилась вниз.

Поскольку я вышла на балкон к камню, когда уже собралась на работу, то у меня на плече висела сумка, да и одета я была вполне приемлемо. Какой-то мужчина лет пятидесяти улыбнулся мне и не чистейшем русском языке спросил, давно ли я приехала и откуда?

Я ответила, что прибыла из Москвы только что.

– Вы без группы? – спросил он.

– Да, я одна, – ответила я и хотела уже пройти, когда незнакомец дружелюбно улыбнулся мне и сообщил, что он тоже один, поэтому приглашает меня в ресторан гостиницы на чашечку кофе или бокал вина.

«Соскучился по землякам, несчастный», – с иронией подумала я.

Мне хотелось объяснить ему, что я попала сюда совершенно случайно, что очень спешу на занятия в Академию, но слова буквально застряли у меня в горле. Я мгновенно представила себе, что после подобных заявлений меня тут же примут за сумасшедшую, и смиренно пошла к ресторану за своим спутником.

Из головы не уходила одна и та же мысль: что мне делать, к кому обратиться, как объяснить происшедшее, чтобы меня не сочли умалишенной, и, главное, – как очутиться дома?

Сжимавшая кристалл рука вдруг ослабла, и я чуть не выронила его. Поэтому быстро сунула камень в сумку и решила сориентироваться на месте.

Мой незнакомец провел меня в зал, предложил выбрать столик, тем более что в зале была всего одна пара. Зал поражал великолепием и какой-то невероятной изысканностью.

Я двинулась к столику у окна. Вид из него открывался тот же, что и из номера. Внизу шумела площадь, впереди виднелся собор, справа начинались Елисейские поля, слева – заканчивалась Риволи. Я замерла в немом восторге, созерцая прекраснейший город мира.

Мой спутник прекрасно объяснялся по-французски и быстро сделал заказ подошедшему официанту. Затем он обратился ко мне и сказал:

– Давайте знакомиться. Меня зовут Ланской Станислав Модестович, к Вашим услугам. А как обращаться к Вам, шер ами?

– Меня зовут Наталья Викторовна.

– Замечательно! – чему-то очень обрадовался собеседник. – Я обожаю это имя. Наталья – Натали. Это так по-французски. У Шарля Азновура даже песня есть такая. И потом, это имя ассоциируется у меня с Натальей Гончаровой, т.е. его обладательница – всегда красавица.

– Да, – согласилась я, – не могу отрицать, что мое имя мне нравится и я очень благодарна родителям за него, Царствие им небесное. Но вот с «красавицей» Вы явно промахнулись.

– Не скромничайте, – заявил мой собеседник. Затем внимательно посмотрел на меня и очень грустно отметил, что, к сожалению, вся наша жизнь состоит из потерь и самые тяжелые из них – потеря близких и дорогих тебе людей. Он как-то даже ушел в себя, на несколько минут забыв и обо мне и обо всем на свете. «Видимо, этому человеку была известна цена таких потерь не понаслышке, – подумала я. – Надо же как он отнесся к моему вскользь сказанному упоминанию о родителях».

Я внимательно рассматривала его, воспользовавшись случаем. Он был очень приятен. Достаточно высокий, стройный (без живота, но и не худой, скорее слегка полноватый), темные с проседью волосы и глубокие черные глаза, прямой нос, губы – несколько тонковаты, но они не портили его. На нем был светлый бежевый костюм, бордовая рубашка и галстук бежевого цвета. Обувь была очень дорогой, что я отметила про себя при первом взгляде на него. И еще он пользовался очень изысканным парфюмом.

Он производил впечатление государственного чиновника высокого ранга, свободно общающегося с людьми, но умеющего при этом сохранить расстояние между собой и ими.

Несмотря на его приветливое и вежливое обращение, искреннее приглашение на завтрак, я чувствовала это расстояние между нами. В целом, он располагал к себе. Мне он уже нравился, но безо всяких далеко идущих планов, а как попутчик, с которым судьба свела в дороге. Еще совсем недавно, встретившись в вагоне с совершенно незнакомыми нам людьми, мы могли поведать им историю своей жизни. Но теперь те времена остались в прошлом.

Тем временем Станислав Модестович смахнул с себя невидимые чары, улыбнулся и спросил о моих планах на сегодня. Я ответила, что пока не строила никаких планов, скорее всего, просто пойду на набережную Сены и сяду на кораблик. Очень люблю кататься по Сене от Эйфелевой башни. Кораблики на этом причале все оборудованы русским переводом. Экскурсии имеют прекрасное музыкальное сопровождение и дарят ни с чем не сравнимое удовольствие общения с Парижем.

– Так Вы уже бывали в Париже? – Константин Модестович скорее констатировал сей факт, чем задавал вопрос. – И что еще Вам здесь нравится?

– Все! – искренне ответила я. – Я очень люблю этот город. Возможно, погуляю по Булонскому лесу до здания Конгресса. Полюбуюсь оттуда Триумфальной аркой и пройдусь по Елисейским полям.

– Я свободен до среды, т.е. еще два дня, – сообщил мой собеседник.

– Как до среды, – перебила я его, – ведь среда сегодня. Вы хотели сказать, что вы свободны до следующей среды, то есть целую неделю?

– Вы ошибаетесь, мон ами. Сегодня понедельник. – Его «mon ami» почему-то раздражало меня.

Я задумалась… Если сегодня понедельник, а занятия у меня в среду, то у меня два дня в запасе. Правда у меня почти нет денег: насколько я помню, в кошельке лежит 1200 рублей и пятьдесят долларов. И вновь меня стали одолевать вопросы. Как я поселилась в гостинице без паспорта, и кто будет оплачивать мое в ней проживание? Что мне теперь делать? Мысли теснились роем, одна перебивая другую. Восхищение волшебным камнем сменялось крайней тревогой.

Главное сейчас – точно узнать число и день недели. Потом можно будет поговорить со Станиславом Модестовичем и объяснить ему все. Впрочем, нет, этого делать все-таки не стоит… Что-то настораживало меня в этом, казалось бы, обаятельном человеке.

– Вы меня не слушаете, Натали? Можно я буду Вас так называть? А Вы зовите меня Стасом, хорошо? – эти слова дошли до меня как будто сквозь туман.

– Ах да, конечно, – заверила я Стаса.

– Ну, вот и чудесно. Значит, встречаемся в холле через 20 минут и идем на пристань, на кораблик?

Я кивнула и пошла к выходу из ресторана. Он сопровождал меня до коридора. На каком этаже мой номер? Кажется, на втором, но ведь № 13 должен быть на первом. Вспомнив номер своей комнаты, я еще больше погрустнела. 13– цифра нечистая! Да и в отелях она обычно не встречается. Поднявшись на второй этаж, я сразу уткнулась в дверь своего номера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6