Жан Гросс-Толстиков.

Собака на сене



скачать книгу бесплатно

© Жан Гросс-Толстиков, 2017


ISBN 978-5-4485-9198-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Воскресенье

Вопреки желаниям, свойственным предпразднечному настроению, декабрь предательски подыгрывал предыдущим осенним месяцам. Не снежного убранства природы, не трескучих морозов, не ледяного ветра, со свистом завывающего среди черных голых стволов деревьев. Последние все же были, необдуманно скинув листву еще в конце октября, и теперь тоскливо стоя в лесной тишине, в безмолвном ожидании неизвестно чего.

Как толстый, уставший за лето медведь, покинутый хозяевами поселок давно провалился в предзимнюю спячку. Наглухо заперев ставни и двери, дачи бережно хранили свои скромные пожитки. И только в одном домике все еще теплилась жизнь.

Навевая мысли о сюжете некой старой сказки, на мансарде уютного дачного дома, через распахнутые настежь двери балкона струился свет торшера, зеленовато-желтый из-за архаичного абажура.

Запрокинув голову, молодая, красивая девушка в шерстяной вязаной шапочке сидела в плетенном кресле на балкончике дачного дома. Укутавшись в теплый толстый плед и поджав под себя ноги, она молча и безучастно смотрела в свинцовое сумеречное небо. Наконец, сладко зевнув, Лада часто заморгала длинными ресницами, старательно отгоняя дремоту, нагнетаемую умиротворенностью сонной природы.

На высоком кофейном столике рядом с креслом разместился скромный чайный сервиз на одну персону: чайник, кружка, блюдце с нарезанным лимоном и десертная тарелочка с недоеденным тирамису.

Резко качнувшись в плетенном кресле вперед, девушка перевесилась через подлокотник и переставила ноутбук с колен на деревянный настил балкона. Заглянув в опустевшую кружку, она подтянула к себе чайник и слегка покачала его на весу. Остатки травяного напитка тихо булькнули ей в ответ. Отставив чайник в сторону, Лада зацепила ложкой кусочек тирамису, отправила лакомство в рот и свесила ноги из-под пледа.

Поправив сползшие вниз вязаные носки, девушка поднялась с плетенного кресла и прошаркала по паркету внутрь мансарды. Через несколько минут Лада вернулась в свое кресло на балконе, волоча бокал и бутылку красного вина.

С проворством профессионального бармена, девушка легко откупорила бутылку и плеснула кроваво-бордовый напиток в стеклянный купол бокала.

Сделав пару-тройку глотков вина, она вставила сигарету в длинный изящный ретро-мундштук и щелкнула зажигалкой. Легкое сизое облачко табачного дыма легко поднялось над балконом дачного дома, и, тотчас же подхваченное вечерним ветерком, бесследно растворилось.

Прижав трубку сотового телефона плечом к уху, Лада прислушалась в ожидании ответа. Но уже после третьего длинного гудка, в динамике послышался приятный мужской голос:

– Алло?

– Рамирез, а ты где? – без приветствия спросила девушка, придавая голосу томные нотки.

– Привет, Лада, – мужчина заметно приободрился в голосе. – Я только домой вернулся.

Ты меня буквально в дверях поймала.

– Рамирез, – снова прошептала она тем же голосом, затягиваясь сигаретой в мундштуке и выдыхая в холодный вечерний воздух сизые струйки дыма. – Приедь, пожалуйста, ко мне.

– Что-то случилось? – настороженно спросил Иван. – Ты в порядке?

– И да… И нет, – тяжело вздохнула девушка, отпивая вино из бокала. – Скажем, просто заскучала… Приедь, а?

– Конечно, Лада, конечно, – незадумываясь ответил мужчина. – Скажи только где ты…

– Я в офисе, – сказала та, окидывая взглядом темнеющий в сумерках лес.

– На даче, что ли? – с усмешкой уточнил он.

– Рама, ну ты же знаешь, – кивнула Лада, плавно описав рукой с курительным мундштуком полукруг, как если бы ее собеседник мог видеть то, на что показывала девушка. – Я только здесь могу плодотворно работать.

– Хорошо. Через час, максимум полтора, буду, – подытожил Иван. – До встречи.

– Рамирез! – встрепенувшись всем телом и едва не подавившись табачным дымом, вскрикнула Лада.

– Что? – спросил мужчина. – Говори, я еще на линии.

– Прихвати, пожалуйста, бутылочку вина, – промурчала девушка. – А лучше две…

– Хорошо, – ответил тот.

– Две, Рама! Две! – крикнула Лада, но из динамика донеслись только гудки прерванной связи.

Положив трубку сотового на кофейный столик, она снова наполнила бокал. Оценивающе глядя на оставшуюся добрую половину вина в бутылке, девушка игриво улыбнулась самой себе.

– Через час, ага! – кивнула она, уточнив обещание мужчины. – Через час у меня тут все закончится. Конечно же, лучше две.

Вино дало о себе знать и щеки Лады зарделись легким румянцем. Она немного распахнула плед, обнажив длинную красивую шею, и стянула с головы вязаную шапочку.

Пышная грива ярко-синих непослушных волос с высоко выбритым затылком ярким пламенем озарила бежевый интерьер дачного домика и серость голого леса, утопающего в сумерках неуклонно приближающейся ночи.

Девушка подняла отставленный ранее ноутбук и подняла панель монитора. Прежде, чем ее пальцы побежали по клавишам, Лада пригубила вина из бокала и пристроила тлеющую сигарету в мундштуке на краю изящной пепельницы.


«…Заместитель директора регионального филиала закончила плановое собрание привычным ей хлопком в ладони.

– Всем спасибо. Все свободны, – подытожила Изабелла, указывая на дверь комнаты переговоров, и сотрудники компании беспрекословно поторопились покинуть помещение. – А вас, Александр, я попрошу остаться.

– Да, да, конечно, – кивая ответил молодой мужчина, снова опускаясь на стул и провожая коллег взглядом беззащитной жертвы некого хищника.

Скрестив руки на груди, женщина дождалась пока дверь закроется за последним выходящим и только тогда присела в кресло во главе длинного стола.

– Александр, – сказала она и, неожиданно утратив былую строгость в голосе, Изабелла принялась бормотать и мямлить. – Я… Я вынужденна… Это просто выходит за… за все возможные… рамки приличия, Александр.

– Что именно, Изабелла Марковна? – не убирая с лица пленяющую улыбку, уточнил тот.

– Ваше без-… безалаберное поведение, конечно, – сказала она.

– Я вас не понимаю, Изабелла Марковна. Что-то не в порядке с моими отчетами?

– Отнюдь! Как работник, вы… вы – замечательный работник и ценный сотрудник… Ответственный, образованный, пунктуальный, коммуникабельный, э-э… симпатичный… Хотя это не имеет отношения к делу… А что имеет? …Ваши личные увлечения, Александр… не умещаются в… в рамки приличия.

– Вам кто-то жаловался на меня? – уточнил мужчина.

– Нет, нет, наоборот. Вас хвалят, вами восторгаются, – женщина продолжала торопливо бормотать. – Но…»


Пригубив вина из бокала, Лада улыбнулась набираемому тексту и игриво прикусила нижнюю губу. Сюжет любовного романа возбуждал писательницу лично.


«…Мужчина поднялся на ноги и пройдя вдоль стола, остановился около начальницы. Беспрепятственно развернув сидящую в кресле женщину лицом к себе, Александр наклонился над ней и заглянул в глаза. Изабелла окончательно потеряла дар речи, хлопая губами, как выброшенная на берег рыба.

– Вам кто-то жаловался на меня? – снова переспросил Александр.

– Нет, нет… Но, – промямлила хищница, загнанная в угол собственной жертвой.

– Тогда я пойду? – уточнил он, отступив от кресла замдиректора на шаг назад.

– Идите, – разрешила Изабелла.

Мужчина улыбнулся, прихватил со стола папку со своими отчетами и вышел из кабинета, плотно закрыв за собой дверь. Женщина тяжело вздохнула и расслабленно откинулась к спинке высокого кожаного кресла…»


Откинувшись к спинке плетенного кресла, Лада тяжело вздохнула и расслабленно прикрыла глаза. Лицо девушки озарила самодовольная улыбка; выглянувший наружу кончик языка шаловливо облизнул губы Лады.


* * *


Неоновый свет автомобильных фар неторопливо и внимательно ощупывал проселочную дорогу, пока не выхватил из темноты темно-серый забор искомого дома.

Остановив внедорожник бок о бок с вишневым английским купэ, молодой атлетически сложенный мужчина выбрался из теплого салона в прохладу лесной ночи. Невольно вздрогнув, он поднял лацканы вельветового двубортного пиджака и покрепче затянул на шее тяжелый вязаный шарф.

Чуть сдвинув на глаза однотонную с пиджаком, клетчатую кепи, мужчина обошел машину и достал из багажника картонную коробку из-под апельсин. Последняя была по-хозяйски плотно заполнена различными съестными деликатесами. Устроив коробку с продуктами подмышкой, он подтянул к краю багажника картонный ящик, многообещающе звякнувший стеклом бутылок.

Приветственно подмигнув пучеглазому «Мини Куперу» и прихватив букет алых роз, Иван захлопнул багажник «Джипа» и направился к калитке. В несколько широких шагов Иван измерил незначительное расстояние от забора до дачного домика и остановился, прежде чем войти в дом.

Он с наслаждением вдохнул лесное благоухание затянувшейся осени, щекотливо пахнущее коктейлем из сырости, грибов, жухлой листвы и соснового пряного аромата. Отворив незапертую дверь дачи, мужчина вошел внутрь.

– Лада? – позвал он.

Девушка не ответила, и мужчина прошел в кухню, оставив коробку с продуктами на столе. Затем, налегке, но с букетом цветов, ему пришлось пройти по всему дому, заглядывая то в одну дверь, то в другую, пока, наконец, он ни заметил желто-зеленый свет торшера, тускло льющийся с мансарды. Поднявшись по скрипучей лестнице, Иван снова окликнул подругу, но та по-прежнему хранила таинственное молчание.

– Лада? – произнес он, заглядывая в дверной проем спальни, и тотчас же прикусил язык.

Совершенно нагая, в одних только вязаных носках, девушка распласталась на ширoкой кровати лицом вниз. Ровное размеренное сопение свело возникшие ранее беспочвенные переживания к нулю: Лада крепко спала. Заботливо прикрыв ее соблазнительное, но безучастное к беседе тело пуховым одеялом, Иван аккуратно прикрыл дверь спальни.

Повесив пиджак и кепи на одну из многочисленных ветвей огромных оленьих рогов, мужчина заботливо собрал разбросанные по мансарде детали женской гардероба. Подняв с пола и отправив в мусорное ведро пустую бутылку вина, Иван вышел на балкон.

Удобно устроившись в плетенном кресле и укутавшись в теплый плед, он тайком вдохнул аромат духов Лады, запечатлевшийся в тяжелом войлоке. Бокал с малой толикой вина на самом дне осиротело стоял на краю кофейного столика, рядом с пепельницей, полной окурков.

Одним глотком осушив остатки вина, Иван прикурил сигарету и запрокинул голову, уставившись в иссиня-черное небо, усыпанное мириадами звезд.

Понедельник

Шлепки босых ног по деревянному полу разбудили Ивана. Он вскочил и сел на диване, где и уснул накануне. Растирая глаза кулаком, мужчина с немой улыбкой проследил за обнаженным женским телом, удаляющимся из спальни в ванную комнату.

– Доброе утро, – сказал он, когда дверь ванной захлопнулась.

– Доброе, – отозвалась Лада, хотя по ее голосу можно было уверенно предположить, что девушка или врет, или хотела сказать что-то совершенно противоположное, но ошиблась.

Через пару минут из-за приоткрывшейся двери ванной комнаты показалась женская рука. Призывно щелкнув пальцами, она указала на висящий на спинке кресла махровый халат. Иван улыбнулся и поднялся на ноги. Он быстро натянул джинсы и футболку, и только потом поднес требуемый халат к руке, торчащей в ожидании из-за двери ванной.

– Спасибо, – поблагодарила «рука» и скрылась за дверью, плотно закрыв последнюю.

– Не стоит, – вздохнул мужчина и направился вниз по лестнице, на первый этаж дачного домика.

Девушка возникла в дверном проеме кухни при полном параде дачницы: легкий макияж, старательно расчесанная грива синих волос, толстый безразмерный свитер с высоким горлом и все те же вязаные носки на босую ногу.

– Рамирез! – строго нахмурившись, сказала Лада вместо радушного дружеского приветствия.

– Да? – переспросил Иван, не оборачиваясь и продолжая варить кофе.

– Скажи честно, – продолжила она. – Между нами… что-то было?

– Конечно, – кивнул он, с трудом сдерживая улыбку.

– Что? – последовал ожидаемый вопрос, но на этот раз в голосе мелькнули нотки смущения.

– Метра четыре-пять и запертая дверь в твою спальню, – наконец обернувшись, улыбнулся мужчина.

Он шагнул навстречу Ладе, держа в крепких руках блюдце с крошечной чашечкой ароматного кофе. Сочное наливное яблоко пулей метнулось в направлении головы мужчины. Последний же ловко поймал фрукт, при этом удержав и блюдце, и стоящую на нем чашечку, не пролив ни капли кофе.

– Дурак! – обиженно, но не скрывая лучезарной улыбки, буркнула девушка.

– Завтракать будешь? – вонзаясь зубами в наливной бок яблока, уточнил Иван.

– Угу, – кивнула Лада, присаживаясь к столу и завороженно глядя на чашечку кофе.

Мужчина поставил кофе перед девушкой и вернулся к разделочному столу около кухонной плиты. Одновременно грызя яблоко, он продолжил начатое ранее приготовление завтрака.

– Ммм, какой аромат! – стонала Лада, не в силах определиться чего ей хочется больше: дышать кофе или все же начать его пить. – Рамирез, я знаю тебя столько лет…

– Это не совсем красивый тон, напоминать человеку о его возрасте, – парировал Иван. – Будь то женщина, или мужчина, суть не меняется.

– Я не об этом, Рама, – отмахнулась девушка. – Мы с тобой одноклассники, а значит мне совершенно не нужно уточнять твой возраст. При необходимости я могу узнать его, заглянув в собственный паспорт… Вопрос в другом.

– В чем же? – продолжая творить завтрак и стоя спиной к собеседнице, переспросил мужчина. – У меня нет от тебя секретов.

– А вот и есть! – смакуя кофе, лукаво прищурилась Лада. – Как, блин? Как ты готовишь такой вкусный кофе?

– Это не секрет, – приправляя блюдо бальзамическим уксусом, рассмеялся тот. – Я бы с удовольствием раскрыл тебе таинство приготовления… этого очень вкусного… кофе.

– Ну?

– Но я не знаю его.

Иван подошел к столу и, галантно поклонившись, поставил на стол пару тарелок: одну с выпеченными хлебцами, вторую с каким-то красочным кулинарным шедевром.

– Что это?

– Давай, назовем это: вегетарианские суши, – с улыбкой ответил мужчина. – Рулетики притушенных кабачков с начинкой из козьего творога… и немного клубники.

Лада подцепила вилкой один из рулетиков и незамедлительно отправила его в рот.

– Как? Как ты это делаешь?

– Говорю же, не знаю, – пожал плечами Иван. – От сердца где-то идет, из глубин души… Горячие испанские крови в славянской плоти!.. Ну, или просто потому, что я сам люблю вкусно покушать.

– Ну да, ну да, Иван Луисович, – закатывая глаза от обилия вкусовых ощущений, пробубнила девушка. – …Рамирез.

– Приятного аппетита.

Закончив с легким завтраком и вторично заварив кофе, друзья переместились на балкон. Сидя в плетенных креслах и глядя глаза в глаза, они могли не разговаривать совсем, за многие годы знакомства понимая и чувствуя друг друга буквально насквозь.

– Над чем ты сейчас работаешь? – первым нарушил затянувшуюся паузу Иван, отставляя опустевшую чашечку на кофейный столик и прикуривая сигарету.

– Новый роман, – кивком головы указав на валяющийся на полу ноутбук, ответила Лада. – Задумка есть, а вот сюжет как-то не разворачивается…

– Авторский ступор?

– Что значит, ступор? – обиделась девушка и надула губы. – Нет, ну бывает, конечно… Поэтому я и выбралась сюда из города. Там вообще не пишется, а тут…

Лада взмахнула рукой, охватывая панораму молчаливого леса и томно вздохнула. Иван проследил за полетом руки девушки и утвердительно кивнул, соглашаясь с не требующим лишних слов аргументом.

– Тут хорошо, – сказал он.

– Тут… Посидишь в одиночестве, свежим воздухом подышишь, глядь, а ответы на все вопросы оказывается на поверхности плавали – поймать не могла.

– Усердно же ловила, – язвительно заметил мужчина. – Дом открыт, в постели почти труп – бери что хочешь, выноси кого хочешь и куда хочешь.

– Ой, не напоминай, – отмахнулась Лада. – Да, не рассчитала сил. С кем не бывает.

– Со мной не бывает.

– Была бы с тобой, и со мной бы такого не было, – девушка по-детски показала мужчине кончик языка. – Сам виноват, долго ехал.

– Да я прилетел буквально сразу, как ты позвонила, – оправдывался Иван.

– Все, Рама, хватит, – вторично отмахнулась она, прикуривая сигарету в длинном мундштуке.

– Что-то я у тебя раньше этой дудки не замечал, – усмехнулся он.

– Это мундштук, неуч! – огрызнулась Лада, выпуская в прохладу декабрьского утра струйку табачного дыма. – Я в образе… С кого еще главную героиню писать, как не с себя любимой… Вот и приходится изголяться.

– И синяя грива тоже часть образа?

– Не уверенна, – смущенно улыбнулась девушка. – По плану, главная героиня порядочная, скромная женщина бальзаковских лет, но, конечно же, не без тараканов в голове.

– А почему синяя-то? – не унимался Иван.

– На прошлой неделе была розовая, – напомнила Лада, кокетливо поправляя синие локоны. – Розовая тебе больше нравилась?

– Розовые волосы тоже смотрелись не очень приемлемо, – мужчина пожал плечами и прищурил левый глаз, пристальнее рассматривая прическу подруги. – Но синий! Лада, по-моему, это уже как-то слишком.

– Вот, нет, чтобы соврать комплимент, – фыркнула девушка.

– Пусть тебе твои подруги врут, – сказал он. – Ты же знаешь, я по-дружески… откровенно… молчать и лукавить не буду, и не проси!

– Ничего ты не понимаешь, Рамирез, – отмахнулась та, и выдержав короткую паузы, добавила. – У меня еще зеленая осталась… Хочешь, завтра же перекрашусь? Как ты к зеленому цвету относишься?

– Из крайности в крайность, – Иван покрутил пальцем у виска. – Не боишься, что от этой химии скоро вообще будешь блистать чистым черепом?

– Сплюнь, дурак! – Лада обиженно надула губы. – У меня краска хорошая, органическая и безвредная… с витаминными добавками.

Мужчина откровенно, добродушно улыбнулся и несколько раз утвердительно кивнул головой. Девушка же развернулась полубоком к собеседнику и уставилась в хитрые переплетения черных голых ветвей, время от времени затягиваясь табачным дымом тлеющей в мундштуке сигареты.

– Еще вопрос можно? – после некоторой паузы осторожно спросил Иван.

– Нарываешься на скандал?

– Поддерживаю беседу!

– Ну, валяй… Поддерживай, – разрешила Лада, снова развернувшись лицом к мужчине.

– А твоя главная героиня… которая скромная, порядочная старушка…

– Старушка?! – рассерженно вскрикнула девушка. – Я же сказала, главная героиня, зрелая дама бальзаковских лет… А под это определение попадают женщины, которым всего лишь за тридцать.

– Ладно, извини… Хотя я был уверен, что дамы бальзаковского возраста от сорока и старше.

– Так считают большинство мужчин! – фыркнула Лада. – Но это не правильно. Оноре де Бальзак опубликовал свой роман «Тридцатилетняя женщина», где повествуется о возвышенном чувстве так называемой запретной любви, противопоставляемом примитивному сосуществованию в браке. Заметь, подсказка в самом названии романа… тридцатилетняя женщина!

– По-твоему, брак – это примитивное существование?

– Не цепляйся к словам, Рамирез! Это не я сказала, – девушка резко отвернулась прочь от собеседника, все же снова кокетливо поправив прическу. – Тем более, мне ли судить? Я там… в браке… еще не была. Может мне там понравится!.. Никто пока не предлагал опробовать на себе.

– Ладно, я не об этом хотел уточнить, – подытожил Иван, пряча усмешку в затяжке сигаретой.

– Продолжай, – прищурившись, разрешила Лада.

– Так вот… Раз уж ты примеряешь образ на себя, скажи, твоя главная героиня… кроме всех ее тараканов бальзаковского возраста… еще и прибухивает в одиночку?

– Рамирез, ты достал уже! – стряхнув в сторону мужчины столбик пепла, фыркнула девушка. – Кстати… Ты привез вина?

– Разумеется, – пожал плечами тот. – Только вчера пить не с кем было. Такой замечательный воскресный вечер испортила!

– Рама, дорогой мой человечек! – лукаво замурчала Лада. – Плесните счастья мне на дно бокала.

– Не рановато ли, сударыня? – уточнил Иван, мельком взглянув на циферблат наручных часов. – Местное время половина одиннадцатого.

– Ой, ну, брось туда хлопьев! – взмахнув сразу обеими руками, парировала девушка, резко вскочила с кресла и ушла в недра мансарды дачного домика. – Рамирез, давай уж, не ерепенься… Пропустим по бокальчику? Ты же никуда не торопишься?

– Да, вроде нет…

– Что значит, эта неуверенность? – послышался ее строгий голос.

– В принципе, я совершенно свободен. Разве, что во вторник нужно нужно быть в городе. Есть кое-какие неотложные дела.

– Вторник, это завтра.

– Я помню.

– Ты же не бросишь красивую беззащитную девушку в дремучем лесу.

– Это не на долго.

– Вот за это и выпьем, – внезапно появившись на пороге балконной двери, радостно воскликнула Лада, размахивая перед собой парой бокалов и бутылкой вина.

– За свободу?

– За понимание, Рама! За друзей! За отзывчивость и…

– И?

– Потом придумаем, мало ли в нас с тобой хорошего?

Безапелляционно соглашаясь, Иван пожал плечами и забрал из рук Лады бутылку вина и штопор. Откупорив и плеснув в бокалы кроваво-бордовый напиток, мужчина передал девушке бокал, оставив второй для себя. С мелодичным звоном соприкоснулись стеклянные стенки, приветствуя друг друга.

Сидя в плетенных креслах друг напротив друга, Иван и Лада неторопливо потягивали вино и наслаждались умиротворением и тишиной декабрьского леса.

Лада отставила бокал на столик и взяла ноутбук, устроив его на коленях. Тонкие, длинные пальцы с изящным маникюром забегали по клавишам, выстукивая текст произведения.


« Взбежав вверх по широким ступеням парадного входа, Александр неумело спрятал букет алых роз за спину и поприветствовал скучного охранника, безучастного к чему-либо происходящему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2