Жан Филипп.

Зинедин Зидан. Биография



скачать книгу бесплатно

Юношеские турниры – это его вышка, откуда он ныряет прямиком в свое детство в Сент-Этьене, когда мяч был его ежедневным спутником. Чистый талант, еще не тронутый опытом, расцветает во всей красе. Еще необходимо заметить того самого игрока, оценить пределы его возможностей, способности вырасти до самого высокого уровня. Жан Варро наблюдает, обдумывает… Поскольку он сам играл, он очень хорошо понимает этот спорт. Ему приходилось общаться с разными футболистами, и он видел искусство игры великих – Макса Шарби или югослава Ивана Бека, нападающего великолепного «Сета», а затем и «Сент-Этьена», автора трех голов на первом чемпионате мира в Уругвае. Тем не менее опыт не всегда дает прозрачность восприятия. Иногда на стадионах, куда он приходит, чтобы бросить свой наметанный взгляд, он наблюдает за матчами в компании ветеранов сборной. Некоторые считают, что обнаружили гениальный потенциал в слабой игре; кто-то игнорирует либо недооценивает чьи-то действия, и их надежды в конце концов разбиваются вдребезги. Он же, который никогда не был профессионалом, видит четко и судит верно. Жан Фернандес, тренер «Канна», и технический директор Жиль Рампийон доверяют ему безоговорочно.

Жан Варро не вербует взрослых игроков. Он ищет детей, способных стать профессиональными футболистами. А такие мальчишки, как этот Зидан, встречаются поразительно редко.

– Я видел одного парня… У него руки вместо ног!

По возвращении в клуб мсье Варро делится с управляющим делами Жильбером Шамоналем своей находкой из Экс-ан-Прованс. По-прежнему удивляясь недальновидности коллег, он желает поскорее снова увидеть юного игрока, чтобы, если удастся, пригласить его на практику.


В назначенный день он приезжает в Сан-Рафаэль, как и договаривались. Рампийон едет вместе с ним. Это чуткий человек, некогда – отличный футболист и игрок сборной; он тоже дебютировал во взрослых чемпионатах в возрасте 17 лет, за «Нант», где он продемонстрировал свое видение игры и технику – две ключевые составляющие талантливого футболиста. Жиль пристально смотрит на игру молодого марсельца. Однако Зидан выступает не на привычном для себя месте атакующего полузащитника. Тренеру «Септема» приходится извиниться перед каннскими наблюдателями: из-за сложностей с составом он вынужден выпустить Зинедина на позицию либеро.

Место свободного защитника не дает права на ошибку, так как любая из них может быть фатальной. Так и случилось: рискованный дриблинг, соперник перехватывает мяч и забивает. «Сан-Рафаэль» сравнивает счет. Игрок удручен, тем более что он не показал ничего интересного двум наблюдателям, за исключением нескольких движений. Да, его выступление больше похоже на какой-то розыгрыш.

«Септем» побеждает в два мяча, 3:1, но теряет одного из своих игроков: как и было условлено, команда увидится с ним через неделю. После сборов. А пока он садится в «Мерседес» Жиля Рампийона. Направление – Канны.


Через два с половиной года после турнира имени Клод-Ру Зинедин вновь выходит на газон стадиона «Морис-Шевалье»: ему предстоит пройти недельную стажировку.

Там появятся первые выводы. Там оценят возможности. Там выявят некоторые недостатки. Ему придется поработать над ударом головой, чаще выпрыгивать. Ему также необходимо работать над техникой, тактикой, физической формой. Но самое главное уже имеется: сумасшедший талант обработки мяча, этой волшебной игрушки, захватившей все внимание высокого сухощавого мальчика.

Как же скауты ничего не увидели? Вопрос этот день ото дня становится все актуальнее.

Фернандес пленился сразу же. Однажды, после окончания тренировки первой команды, Жан Варро уговаривал его помочь ему с молодежью.

– Приходи посмотреть, я привел одного юношу.

Фернандесу не очень хочется идти. Тренировка была изматывающей, у него куча работы, и он отложил бы смотрины на потом. Но ведь речь идет о любимчике Варро.

– Пошли! Сам увидишь…

Скаут настаивает. Фернандес идет вместе с ним до поля «Мюрье-2», расположенного в комплексе «Кубертен». Молодой паренек, о котором идет речь, играет в центре вытоптанного поля. Он принимает мяч с лета на грудь. С непринужденностью. С большой непринужденностью.

Фернандес, не новичок в деле, потрясен. Даже ошеломлен. В таком состоянии он стоит монументом на бровке в течение еще двадцати пяти минут. Он быстро замечает и недочеты, и качества этого хрупкого виртуоза.

Да как же скауты ничего не увидели?!

Пьер Эйо, тренер команды «Канна» U-17, тем временем должен ответить на другой вопрос. Вопрос, задаваемый теми, кто с изумлением обнаруживает невероятную ловкость этого новобранца: «Кто же это такой?» Один за одним они приходят, чтобы это узнать.

Инициатор всего также удостаивает его долей восхищения:

– Он хорош, этот юниор!

Хорош, но пока не юниор. Только игрок детской команды.

Он развит не по годам. Он всем нравится – и по-человечески, и по-футбольному. С каждым ударом по мячу он подтверждает все то хорошее, что о нем говорят. И он знает о своей дерзости, он проявил ее во время того матча, «шесть на шесть», поперек поля. Ворота небольшие, но тем не менее не такие уж и маленькие, и в них можно попасть точным ударом с середины поля! Мяч пролетает над вратарем и оказывается в сетке. Этот сложный удар, требующий быстрой оценки ситуации и ее реализации, свидетельствует об отличной фантазии, редком мастерстве.

Кажется, решение принято. Тренер Шарли Лубе, бывший игрок «Канна» и сборной, весомая фигура в клубе, звонит в «Септем». Его заключение однозначно.

– Он нас интересует. Его базовые навыки намного выше средних.


Остается убедить сам клуб и семью. Уверенный более, чем когда-либо, Жан Варро обращается к члену муниципалитета, Даниэлю Дельсалю, чтобы тот походатайствовал за каннский интерес перед Лоиком Фагоном, директором клуба «Септем», которого тот знал с детства. Но это лишнее. Вернувшись в Марсель со своим стажером, Жиль Рампийон дает себя убедить без малейшего труда.

В субботу утром перед теннисными кортами собравшиеся тепло приветствуют друг друга. Президент, директор и тренер клуба встретились со Смаилем, отцом Зидана, чтобы обсудить будущее.

Вопрос денег не обсуждается. Мсье Зидан задает вопрос, которого все так ждут:

– Мсье Рампийон, как вы думаете, он сможет стать профессиональным футболистом?

Как всегда, когда к нему обращаются с прямым вопросом, тренер отвечает осторожно. Он предложил бы настоять на необходимости продолжить школьное образование параллельно с футбольной подготовкой. Он слишком хорошо осведомлен о непредвиденных физиологических и психологических факторах в подростковом возрасте, чтобы заявлять что-то категорично. В качестве аргумента он приводит мнение Мориса Девиня, декана образовательной секции каннского клуба: «Мы хотим, чтобы наши ученики не жалели о том, что когда-то они открыли двери нашего учебного центра», – то есть в особенности в случае неудачи.

Зато Жиль Рампийон тут же выражает относительную уверенность: «Канн», играющий в Лиге 2, поднимется в высший дивизион. Он твердо в это верит, хотя до конца чемпионата еще очень далеко. Если команда выйдет на такой уровень, то клуб усилит образовательную программу – уже сейчас ожидается, что преподавательский штат каннской футбольной школы в ближайшее время увеличится вдвое, а молодым игрокам станут доверять больше. Таким образом, они получат возможность начать карьеру сразу же на более высоком уровне.

Рассуждения ясны, никаких уловок, лицемерия. Соблазнительно.

У Жана Варро есть еще один аргумент, решающий: дорожная сумка Зидана. В ней не навалено все в кучу, как это можно было бы ожидать после недели, проведенной ребенком вдали от дома. Все абсолютно чистое и аккуратно сложено! И в этом заслуга матери семейства, которое любезно предложило стажеру свой дом: Николь Элино. Ее имя станет обнадеживающим аргументом.

Канны расположены не так далеко от Марселя, там даже климат похож на марсельский. Однако Смаиль и его жена Малика отпускают сына при одном условии: после того как найдут для него приемную семью. В их глазах ничто не заменит семейную атмосферу, такую теплую и важную в семье Зидан. Ничто. Тем более образовательный спортивный центр. Как бы там ни было, но у «Канна», несмотря на то что центр функционирует в полную силу, нет специального здания, где могли бы разместиться игроки молодежной команды.


Несколько недель прошло до вступления в силу договора о запрете переманивания, согласно которому приоритет подписания предоставляется «Канну». По правде говоря, мадам Зидан дает согласие только после того, как становится ясно, где будет жить мальчик. Решение очевидно: семья Элино, такая симпатичная и преданная, возьмет Зидана к себе на проживание.

Жан Варро съездил повидаться с Жан-Клодом, мужем Николь.

– Хочешь взять к себе молодого человека?

Хочет, конечно. Но вот в состоянии ли они… У Элино трое своих детей. У них уже живет еще один стажер, Амеди Арно. В доме только три комнаты. И ведь жить так придется не одну неделю, а целый год.

Но все соглашаются. Они уже оценили и полюбили Зинедина – до такой степени, что, как и родственники юноши, никогда не зовут его по его первому имени.

2. Команда мечтателей

– Добрый день, меня зовут Язид.

Высокий мальчик сидит в гостиной. Он встает и протягивает руку. Он приехал к Элино после обеда, но Жан-Клоду удается познакомиться с ним только ближе к вечеру, когда он возвращается с «завода» – так он называет «Аэроспасьяль», предприятие, на котором трудится. Слово «завод» как-то не вяжется с образом туристического места и набережной Круазет, пространством для конгрессов и фестивалей, которые составляют основную долю экономики города. Но с точки зрения рабочих мест «Аэроспасьяль» – крупнейший работодатель в Каннах. На восточном выезде из района, недалеко от коммуны Мандельё-ла-Напуль, ближе к морю, от которого они отделены лишь трассой № 98, располагаются здания, в основном служащие для размещения там элементов спутников. Территория этой индустриальной зоны находится под строгой охраной. Вопрос национальной безопасности.

Жан-Клод – мастер цеха, на нем белая блуза и бейдж; в ангаре он обрабатывает антенны из углеродного волокна. Он уже работал на предприятии этой же компании в Бугене, в округе Нант, но тринадцать лет назад его по службе перевели в Канны. Иногда он заканчивает работу поздно вечером, так как цех работает в три смены по восемь часов – с 4 утра до полудня; с полудня до 20 часов и с 20 часов до 4 часов утра.

Этим вечером семья Элино узнает: Зинедин предпочитает, чтобы его звали вторым именем, Язид. Так его все называют в Ля Кастелян.

Он вежлив, хорошо воспитан, мало говорит и обладает красивой улыбкой. Его хочется защитить, когда кажется, что он немного отстраняется вследствие стеснительности или боязни помешать. В течение той дождливой недели Язид покоряет своих хозяев.


Жан-Клод, его жена Николь и их дети – Доминик, Лоран и Виржини – живут в городе Пегома уже три года. Этот пригород Канн обладает неким деревенским флером, его еще не задушили проекты по недвижимости, уничтожающие все на своем пути; один за одним стоят равнинные фермерские хозяйства.

P?gomas, произносится как Пегомас, или Пегома, – это страна фруктов и овощей, спокойствия, сельских провансальских жителей; сегодня все они озадачены и раздражены, наблюдая за тем, как на их глазах вырастают жилые резиденции и павильоны. В самом сердце деревни через реку Мурашон перешагивает тенистый мост. По нему можно пройти только пешком. Более современная часть деревни, где проживает семья Элино, расположена чуть вдалеке, около трассы. Их домик граничит с участком земли, который вот-вот огородят для строительства.

Наверху, рядом с комнатой Виржини, стоит двухэтажная кровать, занятая Лораном и Амеди – последний также проходит обучение в «Канне». Доминик размещается внизу, на раскладном диване в углу гостиной, разделенной занавеской.

Для Николь и Жан-Клода разместить у себя студентов – способ отблагодарить Раймона Джоани, президента регионального отделения Федерации футбола Франции. Благодаря Раймону, принявшему их в Каннах с сердечной добротой, они могут продолжать участвовать в футбольной жизни области. В городе Резе (округ Нант) Жан-Клод работал с практикантами, а Николь помогала административными делами. Для местной спортивной ассоциации, а также для организации «Содружества школ Пон-Русо» они сделали очень много. Делали бы и больше, но оказались в стесненных обстоятельствах. И все же они согласились принять у себя еще одного профессионального аспиранта. Спортивный год начинается в июле, а Доминик, старший из детей, должен отправиться на военную службу. Таким образом, место освобождается. Уголок в гостиной долго пустовать не будет.

Мсье Варро все предугадал. Последние месяцы в «Септеме» подтвердили его проницательность: 5 июня 1987 года будущего игрока «Канна», все еще приписанного к Буш-дю-Рон, приглашают на национальные отборочные соревнования юниоров. В составе делегации, возглавляемой Жан-Пьером Эскалетом, который через несколько лет станет президентом Федерации футбола Франции, Зидан отправляется в Ирландию. Он открывает для себя вселенную, оставившую отпечаток на всю жизнь: национальную сборную. В то время, в письме-приглашении, его имя значится как Сансидри (Sinc?drie)! Вот уж точно можно сказать, что Зинедин миру еще не известен…


Судьба Язида идет все более и более благоприятным курсом. За несколько недель его жизнь перевернулась с ног на голову. Отныне дверь, ведущая в профессиональный спорт, наглухо закрытая каких-то шесть месяцев назад, распахнулась. Проявился горизонт. После наблюдений и настойчивости мсье Варро, привлеченного матчем, к которому он имел мало отношения, после того как Язид нашел приемную семью, для «Канна» настало время побороться за более высокое место, выйти в Лигу 1!

Это достижение тем более заслуживает похвалы, что произошло оно из-за вылета «Сошо», занимавшего третью позицию с конца. В ответном матче, проходившем в весьма непринужденной атмосфере в одну из суббот июня, рекордное количество зрителей заполнило трибуны стадиона «Кубертен». Победа 2:0, компенсирующая поражение в Монбельяре 0:1, вызывает такое ликование и восторг, что его нельзя назвать мимолетным. В Каннах начинается эра повального увлечения футболом.


Для Язида перспектива не только стать профессионалом, но и забраться на самую вершину, в элитный дивизион, уже выходит из области фантазий. Но для этого необходимо, чтобы и сам клуб удержался в Лиге 1. На «Кубертене», в офисах, расположенных над трибунами, идею пребывания в первом дивизионе больше одного сезона никто, естественно, не отбрасывает. К тому же редкая слаженность, спокойная обстановка и компетентные люди уже идут бок о бок на пути превращения одного из лучших клубов Лиги 2 в эффективную и прочную спортивную ассоциацию, способную надолго закрепиться на более высоком уровне. Вместе с идеей фикс: формировать и обучать молодых игроков, которые за меньшие деньги смогут усилить основную группу и в итоге стать обладателями титулов.

Именно в такую строгую и серьезную атмосферу, сдобренную традиционной каннской непринужденностью и затянувшейся эйфорией, двадцать девять дней спустя после победы над «Сошо» попадает молодой Зидан.

Если все пойдет хорошо, то он вернется в привычную квартиру в Марселе только несколько недель спустя, на каникулах. Если все пойдет отлично, то ему придется ждать долго, прежде чем появится «окно», чтобы вернуться на несколько месяцев. И, вероятно, в дальнейшем он этого сделать не сможет. Больше никогда.

Прощай, детство… Через двадцать дней Язиду стукнет 15 лет. Начинается новая жизнь и карьера. Он долго этого ждал. Жизнь придется строить самому, вдали от родных. Вдали от Малики, его матери. Вдали от сестры Лилы и братьев Нордина, Фарида и Джамеля. И вдали от отца, который сопровождал его в Канны для великого старта. Два часа езды на поезде. Далеко.


Жан-Клод Элино чуть не опоздал. Его «Ситроен GS» сломался. Пришлось ехать на вокзал, взяв машину Николь. «Остин Мини» оправдывает свое название: Смаилю пришлось сложить длиннющие ноги и скрючиться на заднем сиденье. Язид, не менее высокий, устроился с сумкой на переднем.

Ехать до Пегома двадцать пять минут. Мсье Зидан останется на несколько часов и уездет уже вечером. Сдерживая эмоции, он скромно и коротко прощается с сыном. Что говорить, когда оставляешь ребенка и вместе с ним – его детство? Переходный период жизни сына пройдет далеко от дома.

Это не банальное прощание. Но Смаиль может спокойно возвращаться домой. Он уже увидел, что его сын остается с ответственными людьми. Приемные родители будут исполнять свои обязанности. Есть один мальчик его возраста, который станет ему хорошим товарищем, а затем и другом на всю жизнь: Лоран, «Лаки». Получил он такое прозвище после пропущенного сеанса в кино. В Нанте Николь и Жан-Клод хотели повести его на мультфильм «Счастливчик Люк» («Lucky Luke»). Но работница кинотеатра не пустила их на сеанс из-за возраста ребенка. Так благодаря этой неудаче появилось прозвище.

«Лаки Люк», учитывая быструю скорость героя-эпонима, было и прозвищем футболиста Брюно Беллона. Он играет в «Монако». Брюно вырос в Ля Бокка, совсем недалеко от авеню Шевалье, где он тренировал дриблинг и удары по воротам. Происходило это на небольшой площадке квартала, окруженной деревьями. Начало его карьеры шесть лет назад стало ошеломительным. Он по-прежнему один из лучших французских нападающих. И все говорят о его переходе в каннский клуб…

В Каннах летом 1987 года не происходит ничего особенного, кроме обычной туристической активности, но все много говорят о футболе. Столько о нем не говорили, кажется, с 1949 года, когда клуб впервые покинул первый дивизион, или даже с 1932 года, когда команда выиграла Кубок Франции. Тогда это был единственный национальный турнир, первое профессиональное первенство стартовало лишь несколько месяцев спустя. Этот трофей останется единственной крупной победой игроков в красно-белой форме. Но присутствие Беллона на пути в элиту придает всему невообразимо пьянящий аромат.


В Пегома Язид держится в стороне от местной жизни. Он мало говорит, спокойно наслаждается первой передышкой. На следующий день после его приезда страна отмечает национальный праздник. Вместе с Лаки и двумя другими приятелями они идут на танцы – мероприятие, популярное в деревне. Однако кажется, что его что-то раздражает: он еле двигает ногами, когда танцует. Равнодушный? Сдержанный? Вдумчивый? Внутренний мир Язида – большая загадка. Удобно видеть там только застенчивость. Но можно разглядеть и зрелость, некое врожденное понимание взрослой жизни, по которой он помчится, не отвлекаясь на подростковые терзания. Сохранив при этом самое ценное: душу ребенка.

Что до танцев, то ему больше нравятся движения без музыки. На футбольном поле. И это он выбирает ритм, соответствующий его вдохновению: вальса, например, когда он крутится вокруг мяча и вокруг собственной оси. Лаки, принимающий участие в тренировке вместе с юниорской командой, не перестает восхищаться виртуозностью друга, особенно его финтом с круговым вращением корпуса – таким образом он обводит не одного соперника. В свою очередь, Лаки пытается сам научиться так делать и преуспевает в этом дерзком и рискованном движении… играя с Язидом один на один. Это – повод для гордости при обсуждении дома, история для поддержания разговора.


Наслаждение отличным движением или самой игрой, к сожалению, не бывает основой обучения. Когда вы решаете посвятить себя карьере профессионального атлета, то должны бегать, прыгать, растягиваться, укреплять мышечную массу. Спорт – это не какая-то игра. И соревнование – это не просто спорт. Это еще и ставка. Когда вы участвуете – прямо или опосредованно – в игре какого-нибудь большого клуба, вы одновременно ставите на борьбу. Вы уже не просто разделяете коллективную радость, как на площади Тартан или в Ля Кастелян, да и на всех других неровных площадках мира, куда сбегаются детские души. Иногда приходится вступать в сражение, навязанное руководящими безумцами или трусами, готовыми подчиняться.

«Канну» повезло. Жиль Рампийон не принадлежит ни к одной из этих двух категорий. Он – прекрасный игрок и образцовый чемпион, за всю карьеру получивший лишь одну карточку. Здравомыслящий и решительный Жан Варро, еще один несокрушимый противник жестокого спорта, желает избежать промежуточных и опасных этапов карьеры. Он хочет, чтобы Язид, которому только недавно исполнилось 15 лет, перешел сразу же во второй состав взрослой команды, минуя младшую ступень. Он всецело доверяет Жилю Рампийону, ответственному за «резервную команду» профессионалов. Это последний шаг перед высшим дивизионом. Когда ты начинаешь играть в таком коллективе в 15 лет, то это не самоцель, а стимул к неустанной работе.


Конечно, Язид и его партнеры должны научиться тренироваться без мяча. Без игры. Без удовольствия. В целом – без футбола. Утром все встречаются на автостоянке стадиона «Кубертен», точке старта по направлению в парк «Вальмаск». В программе – долгие пробежки по лесному массиву. Такова участь того, кто решил участвовать в турнирах. Но не всем выпадает удача работать под началом такого скрупулезного и достойного тренера. Внимание бывшего нападающего «Нанта» в большей степени сосредоточено на отработке командной игры, однако против индивидуальных инициатив он не возражает. Телосложение Язида заставляет тренера задуматься: должен ли юноша продолжать играть на позиции полузащитника, как в предыдущем клубе? Сам Рампийон преуспел в такой роли, у него был похожий стиль приема мяча, спиной к воротам, и он легко менял вектор атаки. Он считает, что физические данные Зидана позволяют ему занять более важную позицию на поле, чем простая «десятка». Он хорошо представляет, как надевает на него футболку с нанесенным на ней номером «восемь» – расположение такого игрока несколько отличается от центрального полузащитника, он проводит меньше времени перед воротами, но перемещается по другим зонам, охватывая значительно большую площадь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7