Изольда Оккервиль.

Восставшая против нормы



скачать книгу бесплатно

Американцы еще не поняли местной специфики… В результате широкого распространения в Парадизской Империи программ трехмерной графики, позволяющих моделировать самые сложные объекты материального мира, а также принтеров трехмерной печати, способных воспроизводить по виртуальным моделям практически любые атомные структуры, используя в качестве сырья разложенную на атомы любую материю, жизнь коренным образом изменилась. С такими технологиями отпала необходимость работать ради куска хлеба, пусть даже и с маслом. Зачем, если все это и многое другое можно бесплатно синтезировать по химической формуле? Бесплатные бибилиотеки моделей в сети предлагали богатый выбор виртуальных моделей синтетической пищи, одежды, предметов интерьера…

Секретная Федерация щедро делилась своими знаниями с имперскими специалистами, считая это своего рода гуманитарной помощью отсталым государствам, стоящим на низкой ступени технического развития. Продвинутые технологии начали широко внедряться в Парадизской Империи еще лет двадцать назад. Однако на подготовку специалиста-моделлера уходят годы, и редко кто согласен учиться годами, чтобы научиться создавать что-то новое, тогда как в огромных каталогах библиотек бесплатных моделей можно отыскать практически все. Иеронимусу уже доложили, что у американцев проблемы: две дизайнерские фирмы уже отказались от заказа. А зачем им делать что-то новое, если можно предложить нечто из библиотеки моделей за ту же цену?

В такой ситуации с каждым годом было все сложнее найти работников. Работали только те, кому это еще было интересно: представители творческих профессий и те, кто маялся от скуки и при этом очень хотел чувствовать себя нужным и полезными другим. Представителей нетворческих профессий – уборщиков, техников, ремонтников было не найти днем с огнем. Роботы еще не были способны их полностью заменить. Поэтому за административные нарушения провинившихся посылали на общественные принудительные работы, но публика эта была ненадежная.

Понимая, что, когда высокие технологии получат широкое распространение в США, там будет аналогичная ситуация, правительство крайне осторожно внедряло в повседневную жизнь американцев полученные от Секретной Федерации технологии. А некоторые технологии вообще не спешило внедрять.

Иеронимус не стал объяснять этого Кеннету, так как тот и сам все понимал, а вместо этого сказал:

– У вас с самого начала было два пути – официальный и неофициальный. Вы могли бы связаться с Эдельвейс неофициально. Но, если бы ее не заинтересовал ваш заказ, она бы просто вам не ответила.

– Она ответила, и я даже встречался с ней, но леди Эдельвейс сказала, что у нее нет разрешения работать на иностранной территории, каковой является «Инвиктус».

– И после этого вы, абсолютно правильно, предпочли официальный путь, обратившись с предложением работы на электронный адрес отдела техподдержки Храма. Там ваше послание продублировали и отправили на ее электронный адрес на кафедре в педагогической академии.

Как куратор факультета, я узнал об этом заказе, поступившем на ее имя. И, так как Ее Императорское Величество Эллина I повелела всячески содействовать вашему проекту, сделаю все возможное, чтобы Эдельвейс Акка подписала с вами контракт. И вот теперь следует сообщить ей лично о поступившем на ее имя заказе.

– Но разве недостаточно ее начальству из отдела техподдержки связаться с ней по коммуникатору? – Кеннет был крайне удивлен.

– Связаться можно, но это вовсе не значит, что леди Эдельвейс будет отвечать. А в вашем случае речь идет еще и о работе на выезде, на иностранной территории… Ее начальство должно будет оформить для нее особое разрешение, и только потом связаться с нею. А если рабочий день тем временем закончится, то по закону она имеет полное право не реагировать на послания, присланные с работы. А согласно нашему трудовому кодексу, нельзя привлечь сотрудника к ответственности за невыполнение служебных обязанностей, если нет доказательств, что данный сотрудник был поставлен в известность о необходимости выполнить эти самые обязанности. И если сотрудник не проверял свою почту в свободное от работы время, считается, что он не был поставлен в известность. А ведь сегодня уже четверг, а заказ у вас срочный! Завтра начнется уикэнд, и тогда она примет ваш заказ только в понедельник утром. Поэтому придется поставить ее в известность при личной встрече. Тогда Акка не сможет сказать, что не знала про заказ. А по условиям договора сотрудник отдела техподдержки не может отказаться от выполнения заказа, даже если узнал про него в нерабочее время. При этом безразлично, кто выступит в роли курьера, оповестившего сотрудника о поступившем заказе.

Кеннет нахмурился: он все больше запутывался, пытаясь понять странные имперские обычаи.

– Я бы, конечно, не стал сейчас тревожить леди Эдельвейс с принудительным предложением заказа, – продолжал доктор Иеронимус. Она приехала в усадьбу «Темные Ели» на похороны матери. Ее мать, Сельвия Акка, трагически погибла, разбившись на аэрокаре… Леди Эдельвейс в трауре. Однако ее Императорское Величество Эллина I повелела оказывать всяческое содействие вашему проекту, поэтому придется нарушить траур леди Эдельвейс.

– Мы хорошо заплатим. Можем деньгами, можем по бартеру…

– Волхвы не боятся суровых владык, а княжеский дар им не нужен… – пробормотал Иеронимус.

– Что? – Кеннет вопросительно уставился на Иеронимуса: автопереводчик не распознал тихо сказанной фразы и не смог ничего перевести.

– Эти владельцы усадеб – личности самодостаточные, – терпеливо разъяснял доктор Иеронимус. —Укрывшись за стенами своих имений, они могут сидеть в осаде годами. Пищевые синтезаторы есть в каждом доме, многофункциональные терминалы обеспечивают их развлечениями на любой вкус. Выцарапать владельца имения во время уикэнда из его логова – это все равно, что вытащить улитку из раковины. Придется как-то выманить леди Эдельвейс с ее территории. Могу предложить следующий вариант…

…Они припарковали аэрокар как раз за остановкой рейсового аэробуса, чтобы его не было заметно с дороги. Припаркованный здесь аэрокар не выглядел подозрительным: рядом находился мост через Малый канал, и здесь парковались многие.

– Если припарковать аэрокар поближе, на линии, она может его заметить и насторожиться.

Припарковав аэрокар в указанном доктором Иеронимусом месте, они прошли немного вперед по обочине шоссе, отделенного от поселка неширокой лесополосой. Черемухи в полном цвету белыми факелами возносились по обеим сторонам вдоль шоссе, и воздух был пропитан их терпким и сладким ароматом.

От шоссе под прямым углом ответвлялись грунтовые дороги, которые здесь назывались линиями. Собственных названий линии не имели, только порядковый номер. Кеннет невольно вздрогнул, когда они повернули с шоссе на нужную линию и перед ними открылась перспектива: небрежно замощенная крупным щебнем и покрытая лужами цвета столовского какао грунтовая дорога напоминала вовсе не улицу жилого поселка, а аллею запущенного пейзажного парка. По обеим сторонам дороги возвышались высокие тонкоствольные березы, росшие по обочинам вдоль дренажных канав. Обочины заросли молодой порослью сныти, среди которой проглядывали яркие, как веснушки, одуванчики. А впереди по ходу виднелась шеренга огромных елей, довольно беспорядочно выстроившихся по обеим сторонам неширокой дороги, и, казалось, готовых сомкнуть над ней свои лапы.

– Вот возле тех елей, слева, и находится интересующая нас усадьба, -сказал Кеннету доктор Иеронимус.

Кеннет кивнул. Он с опаской поглядывал на лужи, прикидывая на глаз глубину, и старательно их обходил. Такое состояние дороги его не удивило: а зачем, собственно, ремонтировать дорогу, если аэрокару нипочем любое бездорожье, даже в наземном режиме это для него не помеха, аэрокар может передвигаться на посадочных опорах, а колесным транспортом в Империи пользуются крайне редко?

Досадливо отмахнувшись от комара, Кеннет отвлекся и едва не вступил в лужу. Старательно обходя лужи, он одновременно следил, чтобы невзначай не задеть молодую поросль сныти на обочине дороги: его предупреждали насчет энцефалитных клещей, особенно лютых в это время года. Клещи обычно подстерегали своих жертв в траве и на нижних ветках, поэтому лучше было вообще не приближаться к растениям, а держаться середины дороги. Конечно, все, кто сходил со звездолетов на берег моря Нево, пользовались противоклещевым спреем, но Кеннет сомневался, что клещи об этом знают.

Кеннета еще в прошлый приезд, год назад, предупредили о том, что в этом районе встречаются клещи – разносчики энцефалита, и он привез с собой спрей от клещей и москитов производства США. Фирма гарантировала полную защиту от разных кровососущих тварей, однако в Империи выяснилось, что местные зловредные москиты о серьезной репутации фирмы ничего не слышали, и вскоре Кеннета искусали так, что все лицо покрылось красными пятнами… Судовой врач поначалу даже подумал, что он подхватил какое-то инфекционное заболевание! Но, к счастью, обошлось. На этот раз новый судовой врач посоветовал купить спрей имперского производства.

– Уж они-то должны знать, как бороться с собственными кровососами! Можно, конечно, принимать специальные таблетки, изменяющие запах человека, так что он становится непривлекательным для насекомых, но я бы не советовал использовать их постоянно, – предупредил Кеннета доктор Кронин. Бывший врач отряда зеленых беретов знал, о чем говорил.

Кеннет последовал совету Кронина и теперь надеялся, что купленный им в хозяйственном отделе портового магазинчика спрей имперского производства, надпись на этикетке которого гарантировала полную защиту от клещей и комаров, не подведет. По крайней мере, пока что местные москиты держались от Кеннета на некотором расстоянии.

Капитан подумал, что новый врач явно толковей предыдущего, ушедшего в отставку по выслуге лет: Кронин сразу же выдал всем членам экипажа обеззараживающие таблетки для воды. То, что местную некипяченую воду из-под крана пить нельзя, знали все, однако многим не приходило в голову, что нельзя также есть местную пищу, вымытую этой самой водой. Прежний судовой врач только разводил руками, когда вахтенные, наплевав на устав, то и дело поочередно убегали с поста в одно очень тихое и уютное местечко!

…Иеронимус с Кеннетом и Маккормиком заняли позицию на мостках возле ворот усадьбы, расположенной дальше по дороге за усадьбой «Темные Ели», по направлению к центральной поперечной линии. Из-за разросшегося кустарника стоящих на мостках людей не было видно с дороги.

Когда Эдельвейс со свитой человекоподобных роботов вышла из ворот «Темных Елей», направляясь на почту, Иеронимус и его подопечные, Кеннет и Маккормик, двинулись ей навстречу, преградив путь.

Капитан Кеннет молча рассматривал специалиста, которого он хотел нанять для выполнения заказа.

На этот раз Эдельвейс Акка выглядела совсем не так, как при их первой утренней встрече. Честно говоря, он бы даже ее не узнал, но доктор Иеронимус мог опознать ее в любом облике.

Овальное светлое личико обрамляли длинные волосы, на затылке свободно распущенные, а над ушами зачесанные наверх и собранные в пышный хвост ажурной серебристой, искрящейся стразами заколкой в форме бабочки.

Одета она была в короткую черную бархатную курточку с воротником– стоечкой поверх белой блузки, в свободные брюки из темно-синего атласа с лампасами из белых и голубых узких полосок и остроносые лакированные полусапожки на небольшом каблучке.

Она стояла, скромно потупив глаза, как и подобает благовоспитанной гражданке Империи.

– Леди Эдельвейс Акка, один из лучших наших моделлеров, – представил Кеннету имперского специалиста доктор Иеронимус.

Эдельвейс вежливо кивнула.

– А это – капитан «Инвиктуса» Джон Кеннет и его старший штурман Ральф Маккормик, – Иеронимус по очереди представил американцев.

– Капитана Кеннета я уже имела удовольствие созерцать не далее как сегодня утром, -откликнулась Эдельвейс. Голос у нее был звучным, а интонация насмешливой. —А вот старшего штурмана вижу впервые.

Ральф Маккормик улыбнулся и церемонно кивнул ей.

– А теперь вы часто будете видеть их обоих, – подхватил доктор Иеронимус.-У капитана для вас есть работа… Он вам сам все объяснит, на «Инвиктусе». Сейчас вы с ним поедете на его корабль… Свиту, конечно, отведете домой – мы вас проводим.

– И с каких это пор мы начали обслуживать иностранных военных? -громко произнесла, не обращаясь ни к кому конкретно, Эдельвейс.

– Совместный проект, – развел руками доктор Иеронимус.-Ничего не поделаешь.

– Надо полагать, на почту мне идти уже не имеет смысла – сообщение было не от них, а от вас? – тихо спросила Эдельвейс у доктора Иеронимуса, вспомнив письмо, которое ей подала за обедом ее программа меню «Секретарь».

Иеронимус широко улыбнулся и стал похож на кота, слизавшего сметану.

– Поздно же вы догадались, леди!

– Ладно, -кивнула Эдельвейс, -только подгоните аэрокар к самой калитке: не хочу видеть любопытные физиономии соседей при виде меня, идущей по улице в компании американских военных… Справа-то домов нет, а вот слева еще три дома, и там у меня знакомые!

Повернувшись с видом оскорбленного достоинства, Эдельвейс махнула рукой роботам, и процессия прогулочным шагом тронулась в обратный путь– к воротам усадьбы «Темные Ели». Следом за Эдельвейс тащилась вся ее свита. Замыкающий шествие робот тащил на веревочке игрушку – лошадку на колесиках в выпученными белесыми глазами. Когда лошадка поравнялась с доктором Иеронимусом и американцами, она неожиданно открыла рот и громко и отчетливо сказала, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Понаехали тут!

Но Кеннету показалось, что ее белесые, мертвенные, неподвижные глаза выразительно скосились в его сторону.

– Ну, мы сделали все от нас зависящее – нашли вам специалиста, – с довольным видом констатировал доктор Иеронимус, обращаясь к Кеннету. —Как только она загонит свиту на территорию усадьбы, хватайте ее и тащите на свой звездолет…

– И куда это вы ее? – у калитки внезапно нарисовалась Сельма Акка. Она, как всегда, была начеку и на страже интересов семьи. Видя, что дело плохо, она кинулась выручать внучку. —А поле под картошку кто копать будет, вы, что ли? -кивнула она на Кеннета. -Никуда Эдельвейс не пойдет, пока все не сделает!

Потом Сельма взглянула на Маккормика и, безошибочно угадав в нем младшего по званию, тут же повернулась к Кеннету и предложила:

– Сдайте мне его в аренду вскопать поле под картошку, и тогда можете забирать Эдельвейс.

Сажать картошку на майские праздники было древней традицией, зародившейся задолго до возникновения Империи. Поэтому даже в конце 21 века, несмотря на изобилие продуктов и на пищевые синтезаторы, многие владельцы садовых участков продолжали по привычке сажать собственную картошку.

Кеннет пришел в замешательство: к своему стыду, он должен был признать, что, несмотря на насыщенную учебную программу, сажать картошку курсантов Академии ВКС США не обучали, и даже если бы он оставил Маккормика для помощи пожилой леди, -а он бы его с удовольствием оставил, хотя бы для того, чтобы немного сбить спесь с адмиральского сынка, толку от того все равно было бы мало. Кеннет не мог знать, что на самом деле картошка была благополучно посажена еще неделю назад, просто Сельме было интересно посмотреть на реакцию американского капитана.

– Боюсь, что нельзя доверять столь ответственную работу людям, не обучавшимся этому в высших учебных заведениях, – вернувшаяся Эдельвейс выручила Кеннета из неловкого положения, про себя отметив, что при других обстоятельствах идея Сельмы по привлечению к сельхозработам американских военных была бы не так уж плоха.

Роботы с трудом справлялись с посадкой картошки: их силы с трудом хватало на то, чтобы перекопать хотя бы верхний слой почвы, поэтому Эдельвейс с Сельмой пришлось повозиться, прежде чем они как следует вскопали на дальнем конце участка небольшое поле под картошку. То, над чем они трудились полдня, сильный мужчина сделал бы за пару часов.

Кеннет принял слова Сельмы за чистую монету и чувствовал себя неловко из-за того, что отвлекал Эдельвейс от столь важной работы на огороде. И еще он подумывал о том, как бы поделикатнее выразить обеим леди соболезновния по поводу кончины Сельвии, так, чтобы это не выглядело слишком формально и бездушно.

– Вам очень повезло, капитан, что так быстро удалось заполучить специалиста, – прервал его раздумья доктор Иеронимус, – если бы в порту в этот момент случилась поломка на звездолете, принадлежащем одному из русскоязычных государственных образований, специалиста отправили бы в первую очередь туда.

Кеннет кивнул. Он был очень благодарен доктору Иеронимусу за оперативное решение проблемы.

В порту находилось множество звездолетов, принадлежащих военно-космическим силам различных государств. За последние двадцать лет количество империи, федераций, альянсов и республик выросло неимоверно. Межвременные порталы позволяли создавать государства, в состав которых входили земли, расположенные на значительном временном расстоянии друг от друга. В результате государственные образования множились и росли, как грибы после дождя. И, конечно, Парадизская Империя, где русский был единственным государственным языком, в первую очередь отправляла специалистов на помощь представителям русскоязычных государственных образований.

Иеронимус вдруг внезапно резко окрикнул кого-то возле дороги:

– Кыш, тварюшка! – и повернулся к Кеннету.– Смотрите за своим штурманом: его уже почти утащили.

Только что старший штурман Ральф Маккормик, слегка отставший от остальных, проходил мимо, как он думал, подростка, сидевшего на каком-то бревне в кустах на обочине. И в этот момент подросток его окликнул и о чем-то негромко спросил. Маккормик ответил. Подросток протянул к нему руку, показывая какой-то предмет и еще что-то сказал… Маккормик сделал шаг в сторону кустов и не заметил, как отошел далеко в сторону, так, что его уже не было видно с дороги. Потом штурман не мог даже вспомнить, как же так получилось и о чем именно его спрашивали.

Дальнейшего он просто не помнил, а очнулся от окрика Иеронимуса, уже стоя среди деревьев лесополосы.

Еще немножко – и его увели бы..

А подростка и след простыл.

– Эдельвейс – воспитанница тейи Аиды, и у нее есть знакомые хэльфи: так вот один караулил тут возле дороги, -пояснил Иеронимус. – Сейчас бы вашего штурмана похитили, а вернули бы только после того, как вы отказались бы от заказа…

– Мистер Маккормик! – резко окликнул его Кеннет. – Был приказ – держаться вместе.

Маккормик со смущенным видом подошел к капитану.

– Ваш штурман не виноват, – неожиданно звучным и властным голосом сказала Эдельвейс. – Человеку очень трудно противостоять ментальному воздействию хэльфи. Особенно если он сталкивается с хэльфи впервые.

– Это плохо, что он поддается на ментальное воздействие хэльфи, – доктор Иеронимус нахмурился и покачал головой. – Вашему штурману лучше не ходить одному. Правда, хэльфи не склонны к подобным трюкам, но если нужно выручить кого-то из друзей… Впрочем, не беспокойтесь, хэльфи никогда не причинят человеку вреда. В их понимании, конечно.

– Поиграют и отдадут, как говорится, -усмехнулась Эдельвейс, бросив на Маккормика быстрый взгляд.

По мнению Эдельвейс, Маккормик был слишком молод для должности старшего штурмана такого корабля, как «Инвиктус». Наверное, блатник…

– Держите ее, чтоб не убежала, – Иеронимус показал штурману на Эдельвейс.

Тот беспрекословно, с извиняющейся улыбкой подошел к ней и послушно взял за рукав: осторожно, но крепко. Почувствовав чужую руку, крепко сжавшую ее рукав, Эдельвейс вскинулась и бросила на штурмана предостерегающий взгляд, но потом опустила глаза – а чего, собственно, она так возмутилась… Ничего страшного. Она же не экспонат в музее, который нельзя трогать руками. К тому же он взял ее не за руку, а за рукав. И она скромно потупила глаза.

– Не надо понимать все так буквально, – обратился Кеннет к Маккормику, чуть заметно усмехаясь. Сын адмирала ВКС, воспитанный на военной дисциплине, Ральф Маккормик воспринимал любую просьбу вышестоящих чинов как приказ. -Я уверен, что леди Эдельвейс Акка никуда не исчезнет.

– На вашем месте я бы не был так в этом уверен, -пробормотал доктор Иеронимус.

Однако Маккормик послушно отпустил рукав Эдельвейс. Та отступила в сторону: она не любила, когда к ней прикасались.

– Зачем только вы выбрали этого моделлера? – вздохнул, закатив глаза, доктор Иеронимус.

Хотя что толку задавить этот риторический вопрос? Кеннет в очередной раз выдаст подготовленную версию, что, мол, видел ее работы на сайте в сети и был впечатлен ее мастерством. И Иеронимусу придется сделать вид, что он поверил. А на самом деле… Иеронимус ознакомился с его досье… М-да-а-а… Скорее всего, Кеннет заинтересовался Эдельвейс, когда впервые увидел ее на голографических снимках в каком-то светском журнале и захотел познакомиться… Воспитанница тейи, как же… К тому же она на редкость фотогенична. Хорошенькая мордочка, искусно подобранный наряд, наиболее выгодная поза для съемки… И при этом она еще и первоклассный моделлер!

…В свое время доктор Иеронимус тоже был впечатлен ее способностями, обратил на нее внимание и тем самым определил ее судьбу. Ему, конечно, не впервой было выступать в роли мецената и вытаскивать из передряг заинтересовавших его людей, чтобы использовать их способности на благо Секретной Федерации, а Эдельвейс оказалась даже способнее, чем он ожидал. На территории Секретной Федерации находили приют и убежище многие талантливые люди, чьей жизни угрожала опасность. Это были представители разных культур и разных слоев общества, у всех у них была своя жизненная философия и система ценностей, не всегда совпадавшая с системой ценностей самой Секретной Федерации. Адаптировать таких людей было чрезвычайно сложно, но такова была политика Секретной Федерации: каждый талантливый человек представлял собой огромную ценность, и ради этого следовало смириться с некоторыми особенностями его поведения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18