Изольда Оккервиль.

Восставшая против нормы



скачать книгу бесплатно

На этом повороте роботы заваливались регулярно, все местные жители это знали, поэтому настраивали навигаторы своих роботов так, чтобы те обходили опасный участок дороги по широкой дуге. Иностранцы же не имели понятия об этой особенности местных дорог и постоянно попадали в неприятные ситуации.

Поднять упавшего робота без специальной техники было немыслимо. Робот судорожно подергивал опорами и делал безуспешные попытки подняться, но самостоятельно встать он не мог.

Но самое худшее заключалось в том, что один из техников, сопровождавших вьючных роботов, в момент падения робота сидел на нем верхом. Падая, робот придавил ему ногу и теперь всем весом прижал к земле. Вокруг робота суетились случайные прохожие, но помочь не могли.

– …вот лошадь пала и под нею пикадор, – как всегда некстати пропел звонок чьего-то коммуникатора.

– Что там случилось? – толпу зевак Дэки заметил издали, и, конечно, подошел поинтересоваться, в чем дело.

Он сразу же осознал опасность, грозившую технику: если робот все-таки сумеет подняться и тронуться с места, а у техника нога зажата, то робот потащит его за собой… Этого допускать было нельзя.

– Держите! – бросился к роботу Дэки.

Всем весом навалившись на корпус робота, Дэки попытался его отключить, но не успел.

Резко дернувшись, робот отбросил Дэки в сторону. Удар был такой силы, что, отлетев в сторону, юноша прокатился по земле и замер, оставшись неподвижно лежать на боку. Кеннет подумал, что он потерял сознание. Возможно, серьезно разбился – робот толкнул его очень сильно. Трогать пострадавшего до приезда медиков нельзя, однако кто-то из местных подбежал к нему, взял за плечо, перевернул.

– Не трясите его! – предостерегающе крикнул Кеннет, однако заметил, что Дэки открыл глаза и пошевелился: если он какое-то время и был без сознания, то уже приходил в себя.

Юноша приподнялся и сел, ошарашено посмотрев в сторону робота, и тут же из его очаровательного ротика вырвался такой поток отборных английских ругательств… Робот судорожно дернулся в последний раз и затих, видимо, впав от потрясения в ступор.

– А вы меня уверяли, что этот парень не говорит по-английски, – укоризненно заметил только что подошедший к Кеннету Кронин, которого срочно вызвали на место происшествия. Ему, правда, сообщили об одном пострадавшем, а тут, похоже, уже двое… Кронин был под впечатлением от лингвистических способностей Дэки: ему доводилось слышать всякое, особенно когда приходилось оперировать пациентов в полевых условиях, а анестезия заканчивалась, но такого виртуозного владения ненормативной английской лексикой ему еще слышать не приходилось! Из всего сказанного Дэки литературным было только выражение «аниматроника долбаная», сказанное по-русски в самом конце.

– Мне тоже интересно, где он такого набрался?! —пробормотал Кеннет.

– Господин Тариве-Лацис учился в имперской спецшколе с английским уклоном, – с гордостью заявил только что подъехавший к месту происшествия доктор Иеронимус, направлявшийся по делам в Нижнеклонский порт.

Он, видимо, не понял ни слова из того, что сказал Дэки, а автопереводчик не смог такое перевести.

Кеннет выразил вежливое удивление:

– Это в школе такому учили? -на всякий случай поинтересовался он, хотя сильно в этом сомневался: судя по тому, что он только что услышал, господин Тариве-Лацис учился не в школе, а в подворотне.

– В школе? —удивился Дэки.– Я эту фразу услышал от американского младшего техника, когда робот-погрузчик уронил ему на ногу стальную болванку!

– Отрок сей зело челом скорбен, – со вздохом констатировал доктор Иеронимус, бросив на Дэки тяжелый взгляд. Автопереводчики захлебнулись: такие слова не были заложены в их памяти. Кронин удивленно приподнял брови: в совершенстве владея русским, даже он не понял значения фразы.

– Господин Тариве-Лацис у нас придурок, – радостно перевел загадочную фразу на современный русский язык один из наблюдавших за происшествием зрителей.

– Вообще-то я имел в виду американского техника, -поставил его на место доктор Иеронимус, которому кто-то из его свиты уже объяснил содержание сказанной Дэки английской фразы.

Поднявшись с земли, Дэки принялся яростно отряхиваться: его черные шаровары были все в пыли, светлая рубашка измазана. Кое-где к одежде прилипли опавшие лепестки отцветавшей черемухи, ковром устилавшие землю.

Окинув юношу быстрым взглядом, Кронин с облегчением констатировал, что крови не видно, и, судя по внешнему виду и поведению, серьезных повреждений у юноши явно нет, а значит, в медицинской помощи он не нуждается. А вот второй пациент, похоже, был в худшем состоянии. Он морщился и пытался принять более удобное положение, но не мог освободить прижатую роботом ногу.

Кеннет уже связался с инженером, и с минуту на минуту тот должен был привезти оборудование, необходимое для подъема робота.

Доктор Иеронимус подошел к упавшему роботу, окинул его беглым взглядом.

– Вот он вам поможет… -Иеронимус кивком указал Кеннету на Дэки.

На траву полетел какой-то предмет, который Кеннет вначале принял за арбалет, но при ближайшем рассмотрении понял, что это домкрат. Такой модели видеть ему еще не доводилось! Дэки проворно подхватил домкрат с земли и начал обходить робота со стороны зарослей, росших на другой стороне канавы. Кеннет последовал за ним.

– Капитан Кеннет, ну куда вы лезете в заросли? -остановил его доктор Иеронимус.

Дэки оглянулся. Рисковый мужик этот Кеннет. Ходит по лесу в легкой одежде…

– Клещи весной голодные, лютые. У Дэки, скорее всего, иммунитет на энцефалит, так как он местный, а вот у вас иммунитета наверняка нет.

Доктор Иеронимус в этот момент чем-то неуловимо напомнил Кеннету Кронина. Наверное, манерой изрекать истины безапелляционным тоном. Кстати, вон Кронин уже подобрался к пострадавшему технику как раз через заросли. Впрочем, у врачей иммунитет сильный, к тому же их вакцинируют буквально от всего, так что Кронину, похоже, сам черт не страшен.


…Когда много лет назад впервые в Нижнеклонском порту встал на рейде первый американский звездолет, знакомство с имперскими реалиями началось для американцев с забавного казуса. В порту возле границы лесополосы был установлен щит с изображениями рекомендованной для посещения леса одежды. Нижние Клоны являлись энцефалитным районом, о чем американцев заранее не предупредили. И, когда в Нижнеклонском порту впервые приводнился американский звездолет, капитан решил, что плакат иллюстрирует, как по правилам приличия должны быть одеты граждане, сходящие на берег моря Нево. Он, конечно, знал, что повседневная одежда имперцев практически не отличается от одежды граждан Америки, но решил, что в этой местности другие законы… И капитан дал соответствующие указания команде. И имперцы дивились диковинным американским обычаям, созерцая одетых как огородные пугала американцев, сходящих на берег – женщин, закутанных в платки по самые глаза, в длинных куртках, шароварах и сапогах, и мужчин, несмотря на летнее время в шапках и с надвинутыми капюшонами.

Ведь сами имперцы, несмотря на предупреждения, одевались не так, как было рекомендовано на плакате, а так, как сами считали нужным.


Доктор Иеронимус между тем вскочил на своего верхового робота – белоснежного скакуна в богатой сбруе.

Бросив быстрый взгляд на Дэки, Иеронимус задумчиво произнес:

– Кто бы напомнил мне, что надо проверить тебя на антитела к энцефалиту в крови…

Дэки злобно пробормотал что-то и сплюнул.

Коротко хохотнув, доктор Иеронимус поднял своего скакуна с места в галоп, обнаружив тем самым недюжинную сноровку наездника.

Дэки склонился над роботом, осматривая его. Спустившись по откосу, он подставил домкрат под неподвижную тушу.

– Будут неприятности из-за робота? -тихо спросил Дэки у Кеннета, прилаживая домкрат.

Кеннет кивнул. Он прекрасно представил, что его ждет: придется вызывать эвакуатор, составлять акт о крушении…

– Да, с роботами всегда неприятности…

Кеннет покосился на Дэки: он понял, что именно тот имеет в виду. У этого парня тоже была серьезная проблема с вьючным роботом. Кеннет подумал, что после случившегося в Свободной Народной республике он на месте Дэки на километр не подошел бы к вьючным роботам и тем более не стал бы предлагать свою помощь.

На секунду Кеннету пришла в голову страшная мысль, что сейчас Дэки сотворит и с этим роботом что-нибудь этакое, как тогда, на базе, ведь он мастер на подобные подвиги… Но тут же ему стало неудобно за подобные мысли.

Дэки понимал, о чем думает капитан: взгляд Кеннета ему многое сказал… Впрочем, Дэки и не сомневался, что Кеннет в курсе случившегося на базе. Значит, рано или поздно предстоит объяснение. Дэки не знал, какую версию событий изложил в своем отчете американский наблюдатель, но при случае собирался ознакомить Кеннета с собственной версией.

Похоже, он мужик неплохой, хоть и американец. А за аварию робота ему нагорит: хоть и не виноват он в том, что дожди подмыли край дренажной канавы, а все равно капитан отвечает за все, в том числе и за вьючных роботов, такие уж порядки. Дэки вспомнил свои неприятности после того происшествия с роботом на военной базе… Нет, конечно, в случае с Кеннетом до такого не дойдет, но все же проблемы капитану обеспечены.

– Теперь тащите! -дал команду Дэки, решив, что приподнял робота достаточно, чтобы вытащить техника.

Пострадавшего втащили по склону наверх.

– Подержите его, -попросил Дэки Кронин, готовясь осмотреть ногу пострадавшего. В этой ситуации было лучше, чтобы раненый не двигался.

Дэки послушно опустился на колени рядом с пострадавшим и привычным движением обхватил его руками.

– Поосторожнее с шеей, не придушите его, – предупредил Кронин.

– Вы же сами сказали держать…

– Держать, но не полицейским же захватом! Где вы такому научились?

Дэки пожал плечами и ослабил хватку. Он не стал объяснять, что этому захвату – и еще многому другому– научил его один из военных советников, присланных в Лачру Империей. Официально этот советник значился сотрудником посольства и занимал должность атташе по культуре.

Дэки совершенно не понимал Кронина: на его взгляд, пострадавшего следовало зафиксировать как можно крепче, лучше было бы даже, навалившись всем весом, прижать его колени к земле: не дай бог, дернется от боли, когда Кронин станет осматривать его ногу, и тогда доктор рискует получить тяжелым ботинком прямо в лоб!

– К счастью, ни перелома, ни вывиха нет, просто легкое растяжение, – объявил Кронин, осмотрев ногу пострадавшего, которому он предварительно вколол анальгетик.

– Повезло, -облегченно вздохнул Дэки, обращаясь к технику, но говоря при этом достаточно громко, чтобы слышали все присутствующие. —Эта чертова аниматроника… Мне вот тоже как-то ногу зажало, я несколько часов не мог освободиться, и другой парень, который был со мной, тоже. Потом нас вытащили, а тут, как назло, и хирург подоспел. Я, к счастью, был еще в полном сознании, а тот, другой парень, был совсем плох, ослабел от потери крови. Я на него хирургу кивнул, тот от меня и отвлекся, а я втихаря бочком, бочком, в сторонку и в кусты – и уполз-таки.

– И что? – поинтересовался Кронин, накладывая тугую повязку на ногу техника. Он никак не мог взять в толк, к чему клонит Дэки.

– Так вот я до сих пор жив, а тот парень умер в госпитале.

И с этим оптимистичным заявлением Дэки подобрал домкрат и с чувством исполненного долга бодро зашагал к своему верховому роботу, отдаленно напоминавшему ярко раскрашенного кузнечика под седлом с вальтрапом, украшенным красной пентаграммой.

Техник вздрогнул, услышав подобное заявление, и Кронин проводил Дэки тяжелым взглядом. Встретить бы его где-нибудь в темном уголке и побеседовать по душам… Да только такая беседа закончится международным скандалом! А после всего того, что Кронин успел натворить раньше, за что и был сослан на «Инвиктус», на этот раз его карьере точно придет конец. Однако… Зачем же мараться самому? Кронин мысленно мстительно усмехнулся: надо будет при случае напомнить докору Иеронимусу о его горячем желании взять у Дэки кровь на анализ! А то ведь забудет! Вспомнив выражение лица Дэки при упоминании о предстоящей процедуре, Кронин широко улыбнулся. Надо будет попросить разрешения поприсутствовать… И подержать пациента тем самым полицейским захватом… Так сказать, по обмену опытом! А может, предложить уважаемому коллеге на всякий случай еще и провести вскрытие?

Лучи заходящего солнца били сквозь лесополосу у канала, подсвечивая стволы деревьев с западной стороны. Легкий пух парил в воздухе.

Дэки был очень доволен собой: и доброе дело сделал, и свое мнение высказал. А еще заполучил в свое распоряжение ценный артефакт, каковым является этот домкрат. Ценная штука! Если доктор Иеронимус не напомнит его вернуть, он оставит домкрат себе. А если напомнит… Надо будет поскорее показать этот артефакт Эдельвейс, возможно, она сумеет его скопировать!


Кеннет знал, что по местным неписанным правилам за помощь принято благодарить, и не только в устной форме, и поэтому тем же вечером направился в гости к Эдельвейс с бутылкой в руках. Вообще-то он должен был вручить эту бутылку лично Дэки, однако не знал, где тот живет. Но Эдельвейс это точно знала и могла передать презент. Как сказал Кеннету Кронин, если бы не своевременное применение домкрата, раненый пострадал бы значительно сильнее: каждая лишняя минута пребывания под весом упавшего робота с придавленной ногой могла привести к серьезным последствиям для здоровья.

Кеннет появился возле калитки, когда никто из семейства Акка этого совсем не ожидал. Конечно, по правилам хорошего тона следовало сначала связаться с Эдельвейс по коммуникатору и попросить о встрече, но в случае крайней необходимости можно было явиться без приглашения. И Кеннет считал, что это как раз такой случай.

Услышав звонок, возвещающий, что на территории усадьбы вот-вот появятся гости, Эдельвейс провела руками по своим спортивным шортам и блузке: в мгновение ока фасон одежды изменился. Штанины шорт теперь окаймляли игривые воланы и такие же воланы украшали блузку, сменившую светло-кремовый цвет на цвет фуксии. Одежда-трансформер была очень популярна в Империи, хотя и стоила дорого, так как производилась в Секретной Федерации.

Калитку Кеннету открыла Сельма Акка. Не удивившись и ни слова не говоря, она проводила его вдоль фасада центрального строения усадьбы туда, где на обсаженной кустарником полянке Эдельвейс играла в бадминтон с роботом-белкой. Крупный, метра в полтора высотой, робот стремительно перемещался по полянке на задних лапах, ловко отбивая волан ракеткой, зажатой в правой передней лапке. Однако, когда волан летел так, что отбить его правой лапкой было невозможно, ракетка внезапно оказывалась у робота в левой лапке. Отбив удар, белка каждый раз весело взмахивала хвостом и задорно попискивала.

Кеннет с удовольствием еще понаблюдал бы за игрой – таких роботов в качестве спарринг-партнеров он еще никогда не видел, но Эдельвейс, заметив гостя, остановилась и положила ракетку на траву. Белка издала досадливый писк и опустила ракетку. Кронину показалось, что на мордочке робота появилось выражение досады, а в глазках-бусинках – адресованный нежданному гостю упрек.

– Интересно у вас тут, – заметил Кеннет.

– Да, это мой новый тренажер, – кивнула на белку Эдельвейс. – Хотите, и вам обеспечу такой же?

Кеннет мгновенно представил себе, что подумают члены экипажа, если застанут его в спортивном зале «Инвиктуса» играющим в бадминтон с полутораметровой белкой, и благоразумно отказался от необычного тренажера. Эдельвейс хмыкнула, видимо, тоже представив себе эту картину. То, что органично смотрится на окруженной кустами полянке, будет выглядеть совершенно нелепо в другой обстановке.

– Я хотел бы поблагодарить Дэки за помощь, – Кеннет рассказал о сегодняшнем происшествии с вьючным роботом и показал Эдельвейс принесенную бутылку в красивом подарочном пакете.-Вы не могли бы с ним связаться?

– Могу, конечно, – кивнула она, представив, что подумали соседи, увидев у ворот «Темных Елей» молодого мужчину в форме капитана ВКС США с бутылкой в подарочном пакете в руках. Учитывая репутацию Сельвии… Яблочко от яблоньки! Эдельвейс понимала, что ее репутации опять нанесен серьезный ущерб.

– Пойдемте, присядем, -предложила она Кеннету.

Они устроились за столиком возле водоема. В прохладном вечернем воздухе разливался тонкий аромат ночной фиалки. В густых кронах деревьев оглушительно пели соловьи.

Эдельвейс связалась по коммуникатору с Дэки.

Тот явно был смущен, но в то же время доволен признанием своих заслуг и отказываться от подарка не стал, выразив готовность забрать бутылку в самое ближайшее время. Договорились, что Кеннет оставит пакет с бутылкой у Эдельвейс, а та передаст его лично Дэки при ближайшей встрече.

Она, конечно, понимала, что со стороны Кеннета это не просто визит вежливости. Вернее, этот визит – только предлог, который Кеннет может использовать как повод для установления более тесных отношений. Возможно, сейчас наконец выяснится, почему Кеннет проявляет к ней явно повышенный интерес, и если окажется, что он именно тот человек, которого они ожидали, можно будет считать, что ее миссия закончена.

– Я хотел бы проехать по пересеченной местности на верховом роботе-лошади, – сразу взял быка за рога Кеннет, и Эдельвейс чуть не выругалась: она —то ждала разговора совсем на другую тему. – Раз у вас есть роботы-олени, есть и лошади, и трек, на котором они проходят испытания, -продолжал Кеннет. -Только не говорите, что его у вас нет.

– Его у нас есть, – медленно произнесла Эдельвейс, еще не до конца пришедшая в себя от разочарования, – Роботов-оленей ведь тоже нужно тестировать, да и не только их. Но с чего вы взяли, что у меня есть роботы-лошади?

– Роботы-олени элементарно переделываются в роботов-лошадей, – небрежно отмахнулся Кеннет. Эти знания он накануне почерпнул из сети, и, хотя не был уверен в достоверности этих сведений, решил держаться с видом знатока.

Эдельвейс сухо рассмеялась. Еще один знаток моделирования!

– Легко переделываются! Все легко и просто, когда сделаешь раз по сто, как говаривал известный русский художник, – сказала она. —Оленя, кстати, легче переделать в единорога, а не в лошадь – олень ведь парнокопытный, как и единорог, а лошадь – непарнокопытная.

От нее не укрылось, как жадно ловит Кеннет каждое ее слов: теперь, глядишь, блеснет знаниями в какой-нибудь компании… Между тем Кеннет продолжал:

– Да не может быть, чтобы вы, занимаясь фехтованием, не захотели попробовать рубить и колоть с седла. А для этого вам явно нужна была лошадь и полоса препятствий. Вы уже давным – давно должны были смоделировать лошадь-робота для себя.

– В железной логике вам не откажешь, но… Одно дело – для себя. Другое… Мои роботы еще в стадии разработки… Они еще проходят тестирование.

– Но вы же на них ездите, вот и я бы хотел.

Эдельвейс задумалась. Насколько хорошо он осведомлен?

– Прокатиться на лошади-роботе по пересеченной местности и даже принять участие в рыцарском турнире сейчас не проблема, достаточно обратиться в любой клуб, занимающийся исторической реконструкцией, -осторожно произнесла она. —Так чем вас эти клубы не устраивают? Почему вас интересуют именно мои роботы?

Кеннет рассмеялся.

– Эти лошади-роботы слишком примитивны. Двигаться различными аллюрами по пересеченной местности они могут, если только через эту местность проходит достаточно ровная дорога. Какая уж тут полоса препятствий…

Эдельвейс кивнула.

Как-то она видела, как из замка, являющегося базой реконструкторов раннего средневековья, выезжала целая кавалькада всадников: мужчины и женщины в костюмах, соответствующих той исторической эпохе, на лошадях-роботах в характерной для той же эпохи сбруе. Историческую картинку портили только видневшиеся вдали за лесом башни-многоэтажки современного мегаполиса и установленные возле замка вполне современные бачки с мусором, мимо которых проезжала кавалькада «средневековых феодалов». Большинство этих людей никогда не сидело в седле настоящей лошади и ездить верхом не умело, поэтому для подобных мероприятий в целях безопасности использовались лошади-роботы. И костюмы, и оружие, и сбруя полностью соответствовали заявленному историческому периоду, но лошади… По виду эти роботы напоминали довольно изящные, хоть и слегка неуклюжие меховые игрушки, что придавало всей кавалькаде несколько гротескный вид. Запрограммированные на прохождение строго определенного маршрута, роботы-лошади могли двигаться шагом или иноходью по относительно ровной дороге, специально проложенной по пересеченной местности. Рысь в число запрограммированных для движения аллюров не входила, так как считалась слишком тряским и потому неудобным аллюром для тех, кто ехал на роботе впервые.


– Вы абсолютно правы, -сказала Эдельвейс. -Для прохождения полосы препятствий нужны лошади-роботы совсем другого класса, которым требуется совершенно другой движок, другие настройки и другая внешняя оболочка. А эти комплектующие Секретная Федерация поставляет только тем, у кого есть особая лицензия на право их использования.

– Но у вас ведь есть такая лицензия?

Кеннет вопросительно заглянул в глаза Эдельвейс. Та слегка улыбнулась, но не сказала ни слова.

У такая лицензия была, и она занималась моделированием подобных роботов. Она это не афишировала, но у Кеннета явно были свои секретные источники информации, и он знал о ее хобби.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18