Иван Охлобыстин.

Магнификус II



скачать книгу бесплатно

– Мило, мило, – поблагодарил Сергей, но, обойдя водителя, сам открыл себе переднюю дверь и сел на прежнее место.

– Что, домой и в аэропорт? – с надеждой в голосе поинтересовался водитель, разочарованный упрямством пассажира.

– Зачем домой? – не понял молодой человек.

– Ну. Зубную щетку там взять, кота покормить, с родными попрощаться.

– Все так плохо?!

– Почему плохо? Если я куда-нибудь уезжаю, то с женой и дочерью прощаюсь.

– У меня нет жены, с которой надо прощаться, нет кота, которого надо кормить, вообще никого нет. Я принципиально беден и одинок. Поэтому куплю зубную щетку в аэропорту.

– А если трубу прорвет? – предоставил последний аргумент водитель.

– Да, что-то обязательно прорвет или воспламенится, – согласился молодой человек и решил: – Поехали в «Е-макс» на Пятницкой. Ключи от квартиры другу отдам.

– Это баня?

– Нет, это не баня, это Интернет-клуб в доме, откуда «Радионяню» передавали. Вы слушали «Радионяню»?

– Бывало, – стыдливо признался водитель и тронул машину с места.


Ранее утро не предполагало большого числа посетителей – две китайские студентки, копающие недра сетевых библиотек в поисках нужного реферата или курсовой, пожилой мужчина в спортивном костюме, по первому ощущению, демократ и кляузник, отсылающий электронной почтой характеристику на сослуживца в соответствующие органы, заспанный длинноволосый юноша, копирующий из сетевого ресурса на диск какие-то непостижимо длинные формулы с не менее непостижимыми графиками. Сергей не стал задерживаться в общем зале и спустился в игровую зону. Тут народу было больше – две подростковые компании, переругиваясь, вели компьютерную перестрелку друг с другом. Молодой человек подошел к месту администратора и разбудил спящего прямо за стойкой парня.

– Коля, загружайся, время нет.

– Чего, чего?! – недовольно поднял голову тот, пригляделся к посетителю и поздоровался: – Маг, ты чего, пришел играть?

– Сорок раз говорил тебе, – дохнул на него винными парами тот. – Называй меня полным именем – Магнификус, потому что это означает «великолепный», а Маг – хрен знает что обозначает. Понимаешь?

– Да перестань, не лютуй, – отмахнулся сонный администратор. – Какая разница, как тебя называют? Ты чемпион до следующего года. Чего хотел-то?

– Ключи от моей квартиры Горацио отдай, скажи, чтобы поглядывал. Так, раз в неделю.

– Куда глаза глядят? – спросил Коля, забирая из рук Сергея ключи и бросая их в ящик с дисками.

– Чужие глаза глядят, но «глаза» платят вперед и много, – честно признался тот. – За границу, визу за ночь обещали сделать. Дикари, одно слово. Знакомы полчаса, а уже платят.

– Значит, богатые перцы, – высказал предположение прозорливый администратор и крикнул в зал: – Э! Малолетние! Кто там курит!? Я сейчас вас поотключаю!

– Все, все! – крикнули оттуда.

– Смотрите мне! – показал им кулак Коля и вернулся к беседе: – Могу угадать, кто платит!

– Кто?

– Тот «сетевой» чудила, который три лимона баксов обещал, если ты отобьешь его химер.

Ты зиккураты у леса на границе карты ставил, а потом он их снес, ты отошел вглубь материка и «нашлепал» пауков. Как его!? Чего-то… Нахтримгур.

– Нахтрагент, – поправил его молодой человек, – Нахтрагент по-немецки значит «злопамятный».

– Тогда это не он, – потянулся Коля. – Такие деньги не отдают.

– То-то и оно, – согласился Сергей. – Коля, знаешь, что гарантирует успех любого общественного заведения в ближайшие сто лет? Надпись на входной двери – «Круглосуточно». Люди не хотят жить днем.

Тот не оценил его откровения.

– Ну ты только подумай! – перегнувшись через стойку, закричал администратор. – Там опять кто-то курит! Я вас вырубаю. Собирайтесь!

– Пошел я, – попрощался с ним Сергей и зашагал по лестнице наверх.

– Вспомнил! Не баксов, – услышал он последнее восклицание Коли, – стерлингов.

«Стерлингов, стерлингов», – напевая про себя, подошел к машине Сергей.

Невозмутимый водитель протирал салфеткой фары.

– Слушай, – подойдя к нему сзади, спросил молодой человек, – твой работодатель чем занимается?

– Мне работу дает, – уклончиво ответил тот.

– Я ему зачем? – продолжил допытываться молодой человек.

– Не знаю, – покачал головой водитель. – Нам сказали тебя до утра катать, если что – охранять, а утром в аэропорт.

– В смысле – охранять? – удивился Сергей.

– Охранять, и все, – отбросил в сторону грязную салфетку водитель и начал садиться в машину.

– От кого и как? – не унимался настырный пассажир. – И почему ты говоришь во множественном числе?

– От всех, автоматом, – и водитель показал миниатюрный автомат, висящий у него на ремне под пальто, но поспешил оговорить: – Все официально, у меня есть все бумаги.

– Хорошо. А что значит «мы»? У тебя кто-то в багажнике сидит?

– Нет, за нами в полукилометре отсюда еще четыре «Крузера» и в них четырнадцать человек едут.

– Тоже с автоматами?

– Почему с автоматами, есть и с «помпами», и с обычными стволами.

– Круто! – не сдержался ошарашенный пассажир.

– Круто! – согласился водитель. – Для тебя все наше агентство арендовали. Для нас ты очень серьезный клиент.

– Машины тоже ваши?

– Нет, машины пять дней назад заказчики купили.

– Славная интрига, – задумался молодой человек и осторожно спросил: – А я, если что, могу вот так из машины выйти и уйти? Так, чтобы без погони?

– Хоть сейчас, – пожал плечами его собеседник и с надеждой в голосе уточнил: – В аэропорт?

– Выходит, что туда, раз «хоть сейчас», – смирился «очень серьезный клиент».


Из всех мест на земле Сергей больше всего любил международный аэропорт. В самой сути этого места было что-то неуловимо привлекательное для человека, рожденного в шестидесятые, а в семидесятые уже получившего знание об истории своей необъятной родины из школьных учебников, но сделавшего собственные выводы, бесконечно далекие от выводов учителя начальной военной подготовки.

В международном аэропорту всегда было светло и празднично, просто круглосуточный Новый год – многочисленные магазинчики, набитые блестящей мелочевкой для туристов, работающие кафе и ресторанчики с нереально приветливыми официантами и столь же нереально высокими ценами, повсюду мерцающие экраны телевизоров, тихие приветливые люди с новыми чемоданами, ну и, конечно, самое главное – этот волшебный, чарующий голос, льющийся из-под самых сводов помещения: «Начинается регистрация на рейс 264 на Ниццу, пассажиров просят пройти на регистрацию к секции номер два». Подобный голос мог принадлежать только доброй фее из старого детского кинофильма «Золушка».

Молодой человек побродил немного по первому этажу, выпил чашку двойного эспрессо и рюмку кальвадоса, пересчитал оставшиеся деньги. Осталось чуть более двух тысяч.

– Все это прекрасно, – подумал он, – но нормальные люди давно бы уже ехали в сторону курортной зоны, а потом еще годик-другой жарили шашлыки для туристов. Шлепнут, наверняка! Однако…

Что «однако», Сергей так и не смог сформулировать и принялся слоняться дальше.

Ноги сами его принесли к дежурному милиционеру у эскалатора, и он невзначай поинтересовался у скучающего «гаранта правопорядка»:

– Как вы думаете, если появились случайные деньги, их лучше потратить или приберечь на черный день?

– Если случайные, то лучше потратить, – не раздумывая, посоветовал мудрый служака, – потому что случайные могут назад забрать или самолет не долетит. Тогда какие там деньги! Тем более случайные.

– Это гениально! – восхитился молодой человек, внутренне настраиваясь на более обстоятельную беседу.

– Я поэтому и стихи пишу, – признался милиционер, но у него зашумела рация, и он быстро зашагал в сторону багажного отделения.


Следуя авторитетному совету, на втором этаже Сергей сразу посетил обменный пункт, где принял всю имеющуюся наличность, а затем зашел в ювелирный магазин. После десятиминутного ознакомления с экспозицией он указал миленькой девушке-продавцу на массивное кольцо со столь же массивным изумрудом в две тысячи фунтов. Примерив его на средний палец левой руки, он небрежно хрустнул пачкой денег, расплатился и уже намеревался покинуть магазин, как у него за спиной раздался знакомый голос:

– Изящный выбор, хотя оправа грубовата, теперь необходим сапфир на мизинец, рубин на указательный и, конечно, черный бриллиант на указательный палец правой руки. Это будет правильно.

Молодой человек обернулся и обнаружил улыбающегося адвоката.

– Я абсолютно с вами согласен, но пока весь гарнитур мне не по карману, – вместо приветствия ответил Сергей.

– Ничего, я расплачусь карточкой, – еще шире улыбнулся Маннбарт и повернулся к девушке: – Уверен, что все вышеперечисленное у вас в магазине имеется.

Девушка явно имела устойчивый иммунитет к обаянию транзитных нуворишей, поэтому в ее голосе было больше деловых ноток, чем торгового кокетства.

– Всего, может быть, и нет, но через двадцать минут будет, – сообщила она и уточнила: – Какого размера?

– Черный? – так же ласково переспросил адвокат.

– Черный, красный и синий, – так же деликатно сообщила она.

– Сергей, покажите руки девушке, – попросил Герман.

Молодой человек послушно вытянул вперед обе руки.

– С ноготь каждого пальца, для которого предназначены камни, – сказал адвокат.

Продавец внимательно осмотрела отнюдь не идеальные в плане гигиены ногти Сергея и согласно кивнула.

– Благодарю вас, – сделал полупоклон Маннбарт. – До нашего рейса ровно час. Мы будем в кафе рядом. Кстати, закажите, что-нибудь себе.

– Не стоит, – попробовала отказаться девушка.

– Понимание – одна из самых дорогих вещей на свете. Считайте, что в некотором смысле я даже сэкономил на вас, – снова пустил в ход улыбку адвокат.

Девушка на этот раз не удержалась и улыбнулась ему в ответ.


– Герман, это из моих трех миллионов? – выходя из магазина, ненавязчиво уточнил Сергей.

Адвокат удивленно вскинул брови:

– Нет, но признаюсь, что вы крайне наблюдательны. О чем еще мечтает человек вашего склада и положения?

– Склад у меня действительно мечтательный, а положение очевидно неопределенное, – нахально заявил молодой человек. – Посему меня бы несказанно взбодрили породистые золотые часы и мобильный телефон в платиновом корпусе. К слову, эти невинные безделушки я видел вот там, – и он указал на горящие витрины в другом конце зала.

– И то и другое в вашем положении абсолютно бесполезные вещи, но моя миссия сделать наш вояж максимально комфортным. Поэтому вперед, на встречу с вашими провинциальными грезами, – глазом не моргнув, столь же велеречиво согласился Маннбарт и добавил: – Стыдно признаться, но я бессовестно обманул вашего работодателя. Меня зовут не Герман, а Торгрим. Ничего не поделаешь – с детства стеснялся настоящего имени.

– Еще вопрос, – обратился к нему молодой человек. – Если у вас, гер Торгрим, в жизни все так просто, то почему мы не в VIP-зоне?

– В моей жизни действительно все очень просто, но в окружающей меня жизни все немного сложнее, – двигаясь по направлению к указанным магазинам, ответил тот. – В VIP-зону не пустят четырнадцать человек охраны с боевыми единицами на руках. Зайдем туда к концу регистрации.

– Вон оно как! – ехидно улыбнулся Сергей.

– А вы как думали? – не менее ехидно подмигнул ему адвокат.


Уже через двадцать минут попутчики сидели в кафе рядом со знакомым ювелирным магазином и пили чай. Сергей попутно разглядывал свежеприобретенный прибор фирмы «Филипп Патек» и желанный телефонный аппарат. Вдоволь наигравшись, он обратился к спутнику:

– Я понимаю, что все вы мне рассказать не можете, также я понимаю, что вся необходимая мебель у вас есть, ответьте мне пока на два вопроса: куда мы летим и что нам угрожает?

– Летим мы в Ниццу, и пока нам ничего не угрожает. Так, перестраховка, – ответил Торгрим.

– В Ниццу! – восхитился Сергей. – Ницца – город моих снов.

– Вам еще не снились настоящие сны, – обнадежил его собеседник и хотел к этому добавить еще что-то, но показавшаяся из магазина девушка сделала приглашающий жест. – Пойдемте, оценим вкус нашей трепетной наяды.

В магазине обнаружились двое пожилых мужчин и охранник. На прилавке было разложено темно-бордовое сукно с горстью ювелирных изделий.

– Примерьте, – предложил Сергею адвокат, указывая на украшения и мало обращая внимания на присутствующих.

Молодой человек не заставил себя ждать и быстро унизал пальцы искрящимися кольцами в соответствии с ранее оговоренной последовательностью.

– Ну как, не жмут? – участливо поинтересовался Торгрим.

– Я потерплю, если что, – разглядывая свои руки, ответил Сергей.

– Это будет стоить четыреста тридцать тысяч долларов, – подал голос один из новоприбывших пожилых господ.

– Удивительно! Четыреста тридцать – это пароль моей электронной почты, – заявил адвокат, протянул говорившему кредитную карточку и обратился к девушке: – Можно полюбопытствовать, что вы выбрали себе?

Та смущенно показала на небольшого золотого дельфина с двумя микроскопическими бриллиантами.

– Клянусь, я выбрал бы себе то же самое, – улыбнулся Маннбарт, но тут же посерьезнел и ткнул в кольцо с овальным изумрудом под стеклом на витрине: – Посчитайте и это. Иначе вас не поймут сослуживцы.

– Четыреста тридцать две тысячи, – снова подал голос пожилой гость.

– Еще удивительней! – засмеялся адвокат. – А это номер моего паспорта.

– Правда? – изумился Сергей.

Торгрим молча извлек из кармана свой паспорт, раскрыл его и показал на цифры сверху.

Глава вторая

– Боюсь летать! – признался Сергей своему спутнику, устраиваясь в кресле у иллюминатора.

– Не проблема, – успокоил его тот.

– Кто такой Нахтрагент? – спросил молодой человек, невольно время от времени продолжая разглядывать украшения на своих руках.

– Я, – спокойно признался Торгрим.

– Значит, у вас и фамилия другая?

– Признаться, Маннбарт – это фамилия моего близкого родственника, но я решил пока пользоваться ей, потому что, кроме вас, мою настоящую фамилию еще никто нормально здесь не выговорил. А казалось бы, чего проще – Нахтрагент! Скромно и понятно.

– Я бы еще добавил – изящно. Вы очень многоликий адвокат. Короче, это ты мне обещал три миллиона?

– Короче, можно так сказать, что я, или, если быть совсем точным. через меня.

– Тогда зачем мы куда-то летим, отдали бы мне деньги и все?!

– Поймите, я только адвокат, я только представляю интересы своего клиента.

– Это опять про мебель?

– Да, будем пока придерживаться официальной версии.

– Ладно, – отчаявшись что-либо выведать, откинул голову молодой человек.

Самолет качнуло, за иллюминатором потянулась череда огней взлетной полосы.

– Я боюсь летать, я очень боюсь летать, у меня может сердце не выдержать, – опять пожаловался Сергей.

– Не бойтесь, – улыбнулся Торгрим, протянул руку и легонько нажал большим пальцем на какую-то точку за ухом попутчика.

Последнее, что запомнил Сергей, было участливое лицо бортпроводницы, укутывающей его ноги в полосатый плед.


Его разбудил толчок – шасси коснулись взлетной полосы.

– Мы прилетели, – поспешил сообщить адвокат и показал на иллюминатор, за которым активно светлело.

– Слава богу! – потянулся со сна Сергей.

Пассажиры начали выстраиваться в проходе, бортпроводница щедро одаривала каждого улыбкой и неким ободряющим пожеланием, правда, лишь по-французски.

– Что она говорит? – спросил молодой человек у своего спутника.

– Общий смысл – не советует задерживаться, – растолковал Маннбарт и сам что-то сказал девушке, протянув визитку, отчего та зарделась, невинно отвела глазки и сунула предложенную карточку в кармашек униформы.

– А ты что сказал?

– Общий смысл – все зависит от вас.

– А не общий?

– Это личное.

– Дорого?

– Как все во Франции: дорого, но доступно.

– Одно слово – свободная страна! – констатировал Сергей, вышел на трап и с удовольствием полной грудью вдохнул свежий воздух.

– Два слова, – поправил его спутник.


У трапа их уже ждал бронированный лимузин и два черных джипа сопровождения.

– Все-таки мы кого-то боимся, – подметил Сергей, садясь в машину.

– Это обычай. Французы патологически гостеприимны, – хмыкнул спутник.

– Обычай, наверное, как все во Франции, дорогой, но доступный?

– Увы! Страна с такой пышной историей должна знать себе цену.


Кортеж тронулся с места, беспрепятственно миновал пост охраны на въезде и помчался по широкому шоссе на восток, в сторону разливающейся зари.

– Будем жить в отеле? – заинтересовался Сергей, разглядывая мелькающие за окном дорожные указатели на французском.

– Нет, у нас недалеко отсюда есть приличный дом, – спокойно ответил ему Торгрим. – Кстати, там нас уже ждет портной. Он подгонит под вас гардероб.

– Чужой чей-то гардероб?

– Почему же чужой. Ваш. Но кое-какие поправки нужно внести.

– Я начинаю привыкать ко всей этой истории, – признался Сергей. – Не могу точно определить, нравится она мне или нет, но в любом случае она интереснее всех предыдущих.

– Гораздо интересней, – кивнул адвокат. – Жизнь Магнификуса Второго – это сплошное приключение.

– Кто такой Магнификус Второй?

– Вы, мой друг.

– Почему второй?

– Потому что первый умер.

– Давайте угадаю. Умер насильственной, мучительной смертью?

– Его убил предатель.

– Значит, мы все-таки относимся к хорошим, у нас есть противники – плохие, меня не распилят на запасные части для больных богатых дядек, я очень важная особа и, само собой, за мной идет нешуточная охота?

– Совершенно верно! – еще раз кивнул его спутник.

– Может быть, вы мне расскажете все в прямой последовательности, а то как-то неловко чувствовать себя дураком, – попросил молодой человек.

– Пока это нецелесообразно, тем более я сам всего не знаю, – мягко отказался Маннбарт. – Почему бы вам просто не расслабиться и не получить максимальное удовольствие?

– Я не очень представляю, что такое – максимальное удовольствие, – вздохнул Сергей. – Последние пять лет, стыдно сказать, но я получал удовольствие только от компьютерных игрушек, кальвадоса и ежемесячной перестановки мебели в квартире.

– Зачем так часто?

– Поиск себя в пространстве. У меня есть дурная манера: стараюсь сделать еще лучше, поэтому ничего не довожу до конца. В детстве на одном празднике я очень захотел в туалет, а когда вернулся, Дед Мороз уже все подарки раздал. Остались только два зеленых воздушных шарика. Я их на улицу вынес, но они от холода сдулись.

– Ну и что? – не понял адвокат.

– На другом празднике, через год, я опять захотел в туалет, но терпел, пока в штаны не навалил, а Дед Мороз подарки в машине брата забыл. Так началось мое падение в бездну.

– Очень поучительно. Извините, – Торгрим снял с инкрустированной деревом панели перед собой телефонную трубку, что-то сказал по-немецки, потом повернулся к молодому человеку и показал в окно – Магнификусхолл.

– Типа мой домишко? – спросил тот.

– Именно, – подтвердил Маннбарт.


Размеры как самого здания, так и прилегающих к нему территорий ошеломили новоиспеченного домовладельца. Дом, внешне напоминающий старинную английскую усадьбу, находился в нескольких десятках метров от моря. Дизайн был выполнен в псевдояпонском стиле – аккуратные брусчатые дорожки шли вокруг бесконечных композиций, сложенных из валунов. Все это окружал каменный забор, оплетенный плющом. По дорожкам неторопливо расхаживали крепкие молодые люди в хороших костюмах, придерживая нервных доберманов на длинных поводках.

– Что ж, миленько, – огляделся по сторонам Сергей и спросил, – но почему ни одного дерева?

– Стратегически неверно, – невнятно объяснил адвокат и жестом пригласил к дому.


Внутри, как и ожидалось, дизайнеры постарались не меньше – огромный холл с закопченным камином и огромным обеденным столом, заблаговременно сервированным. Из холла наверх поднималась мраморная лестница, устланная бордовым ковром. Массивные дубовые двери украшали кованые узоры с изображением мифических чудовищ и неизвестных символов.

– Тоже симпатично, – кивнул молодой человек, но добавил: – Я бы заменил ковер на бежевый.

– Утром так и будет, – послушно согласился Маннбарт.

– А что за транспарант? – ткнул пальцем в алое полотнище над камином новый домовладелец. На полотнище красовалось изображение дракона, сжимающего в лапах кованое число 14.

– Четырнадцатый принцип, – торжественно сообщил адвокат. – Ваш герб.

– Величественно, – буркнул Сергей, уже начинающий уставать от обилия впечатлений.

– Наверное, вы хотели бы принять ванну и переодеться? – деликатно поинтересовался Торгрим.

– И поспать, – добавил молодой человек.

– Нет проблем, но еще десять минут на портного, – согласился адвокат, – я же пока, с вашего разрешения, удалюсь ненадолго.

– Валяйте, – махнула рукой жертва неожиданной роскоши.


Десять минут затянулись на добрых сорок. Беспрерывно что-то бормочущий по-французски пожилой господин сто раз обмерил молодого человека с ног до головы, попутно записывая полученные данные в блокнот. Когда модельная экзекуция закончилась, молчаливый дворецкий препроводил Сергея в его апартаменты, где тот, на ходу сбросив ботинки, рухнул на огромную кровать под балдахином.

– С кальвадосом стоит вести себя дипломатичней – уже засыпая, пробормотал молодой человек, рассчитывая проснуться дома в Москве.

Но, пробудившись, он обнаружил, что злоупотребление спиртным здесь ни при чем. Все осталось тем же – кровать, балдахин над ней и прочие атрибуты новой жизни.

Сергей посмотрел на свои руки – кольца тоже были на месте.

Устало вздохнув, он стянул украшения с рук и положил на резной столик у кровати. Потом встал и подошел к окну. За ним в лучах заходящего солнца переливалась бескрайняя морская даль.

– Мы будем жить в большом доме у моря, вечерами пить зеленый чай на веранде и смотреть в телескоп на созвездие Стрельца, – вспомнил он слова милой девушки с гигантскими карими глазами, обещавшей ему научиться готовить лазанью и родить троих детей, но спустя несколько дней сбежавшей от него с уже женатым владельцем универсального магазина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное