Иван Никифоров.

Голос разума



скачать книгу бесплатно

Голос Разума


Глава 1

Он пришел в себя от невыносимой боли в правой ноге. Вокруг была кромешная темнота, которая, казалось, проникала в самые глубины его мозга. Он висел вниз головой, окруженный холодной пустотой. Скользкая змея веревки туго обвивала его тело, болью стянув правое колено, и уходила куда-то вверх. Оттуда доносился глухой тяжелый рокот.

Подтянувшись, он знакомыми движениями освободился от колец и набросил два оборота на левую ступню.

«Что делать? Спуститься вниз? Не видно ни дна, ни длины веревки» – подумал он и, отбросив сомнения, медленно полез вверх.

От сильного напряжения тело стреляло болью, в голове стоял невыносимый шум. Поднявшись, метров на пять, он остановился. Непослушные руки тряслись, липкий пот покрывал голое тело. Внезапный приступ тошноты вывернул его наизнанку. Стоная от бессилия, он едва смог обвить веревкой голень ноги… и, трением сжигая кожу, стремительно заскользил вниз.

Удар пола был ошеломляющим. Хрустнул палец ноги, и от неожиданности, он едва не выпустил веревку из рук. Пол внезапно начал раскачиваться. Согнувшись пополам и ощупав опору, он понял, что стоит на подвешенной металлической бочке с множеством отверстий. На стальной петле подвеса веревка заканчивалась, а дна по-прежнему не было видно.

Отчаявшись, в полном бессилии, он сполз и сел на бочку, прижимаясь грудью к струне веревки – единственной прочной опоре. Мыслей не было. Полное опустошение овладело им.

Внезапно он почувствовал странный запах. На вдохе его легкие обожгло огнем, глаза расширились и он провалился в ледяную пустоту…

Когда сознание вернулось, он почувствовал, что лежит на холодной скользкой массе, напоминавшей кучу рыбы. Одного движения пальцев было достаточно, что бы ужас парализовал его – под ним и вокруг него были обнаженные трупы людей. И тотчас до сознания пробился их запах…. Его вырвало. Каждый его выдох сопровождался надрывным рыданием. Животный инстинкт заставлял его ползти. Спасаться.

На четвереньках, отталкиваясь от животов, голов и скрюченных рук, он прополз какое-то расстояние и ударился лбом в бетонную стену. Изо рта тянулись густые кислые слюни. Двигаясь вдоль влажной шершавой стены, срывая кожу о ледяные выступы, он вскоре понял, что ползет по кругу на дне бетонной шахты, заваленной телами…

«Скоро и я буду вот так же лежать…» – пронзило отчаянием внезапное понимание.

Способность мыслить медленно возвращалась. Гул наверху становился сильнее, запахло гарью. Он встал, и насколько мог дотянуться, ощупал стену шахты. Ничего. Ни малейшего намека на выход не было.

Только железная воля заставляла его отчаянно искать выход. Он был таким – никогда не сдавался. Это было внутри его. Было его сущностью.

Передохнув, он принялся отталкивать тела от стены, стараясь найти дно. Некоторые тела издавали страшный сиплый звук, выходящего из мертвой груди воздуха, отчего в жилах леденела кровь. Только путаное течение мыслей в чугунной голове спасало его от немедленного сумасшествия.

Мысль или паника. Жизнь или смерть.

Когда груда тел поднялась до плеч, нога коснулась бетонного пола. От физической нагрузки ему стало лучше. Он согрелся, и даже не найдя выхода продолжил машинально расталкивать тела.

«Нужно проверить в центре…» – мысль доходила долго, как с другой планеты и непривычно трудно понималась.

Он с удвоенной силой принялся за работу и вскоре нащупал колесо люка! Металлическая крышка с ужасным грохотом провалилась вниз. Жуткий мрак отверстия дышал ледяным сквозняком. Он сбросил в черную дыру первое попавшееся тело и, по звуку поняв, что пол находится близко, не раздумывая, нырнул вниз.

Сквозняк обжег холодом голое тело и пол больно ударил в ноги. Очутившись в темноте, он осторожно двинулся вперед, уперся рукой в стену и пошел вдоль нее. Шел долго, пропуская дверные проемы. Под ногами попадались какие-то ящики и разный хлам. По шлепкам босых ног и шуршанию мусора он незримо осязал размеры помещений. Темнота и неизвестность окружали его тело, покрытое мелкой дрожью страха и сжатое, как пружина…

Неожиданно звук шагов растворился в бесконечной пустоте. Практически сразу рука наткнулась на металлический ящик. Нащупав ручку рубильника, он рванул ее вверх…

Раздался гул, и белый свет прожекторов тонкими иглами боли пронзил его глаза и, казалось, самый мозг. Понадобилось время, что бы опухшие веки смогли открыться.

Перед ним был огромный подземный корабельный док. Квадратное зеркало неподвижной воды окружала бетонная пристань, уходившая каменными стенами под невидимый свод, бьющий прожекторами. На пристани царил хаос – разбросанные ящики, инструменты, горы железных бочек, цепей, черные змеи кабелей лежали в свалку. Все указывало на большую спешку тех, кто покидал это место. Осмотрев пирс, он нашел пост управления дверью – затвором дока. Из разбитой сенсорной панели торчал пожарный топор…

Наверху ухнуло. С потолка посыпалась пыль. Не теряя времени, он быстро побежал по пирсу в единственный коридор и далее по всем комнатам в поисках одежды и выхода.

Повсюду царил беспорядок. Шкафы зияли открытыми дверьми. Пол был усыпан листами бумаги и битым стеклом, на которых нелепо громоздилась опрокинутая мебель. В одной из комнат, в самом начале коридора он внезапно наткнулся на единственного обитателя этих странных лабиринтов. Седой мужчина, лет шестидесяти, в синих джинсах и куртке с множеством карманов, неподвижно сидел в инвалидном кресле. На столе перед ним стоял старый радиоприемник «ОКЕАН 209» и неполная бутылка виски. Лицо старика было обезображено выстрелом в затылок…

Торопливо снимая одежду с несчастного, он вдруг заметил под столом, в самом углу два больших военных рюкзака. Оставив старика, он вытащил их на середину комнаты и высыпал содержимое на пол. Один рюкзак полностью занимала роботизированная надувная лодка «Акула», стоящая на вооружении специальных подразделений. Мечта любого рыбака…

Во втором рюкзаке лежали суточные рационы питания, комплекты одежды, защитные скафандры с фильтрами, фонарь и другая мелочь.

«Кто-то в поход собирался…» – подумал он и, не теряя времени, быстро оделся и сложил амуницию в рюкзаки. Его воспаленные ноздри неожиданно уловили знакомый запах виски. Сделав несколько глотков, недолго думая, он бросил в рюкзак бутылку и радио. На пирс пришлось сходить два раза – от усталости рюкзаки казались набитыми кирпичами. Хотелось присесть и наконец, отдохнуть…

Воздух дышал тяжелой едкой гарью, гул и толчки становились все сильнее. В комнате управления броневой дверью затвора он быстро отыскал самый толстый кабель, не церемонясь, пожарным топором срубил с него изоляцию и набросил медные концы на шины рубильника – мотор дико загудел, но дверь не шелохнулась. Был разбит один из предохранителей! Времени на раздумье не было, и он с размаху воткнул пожарный топор в губки рубильника! Брызнул сноп искр, зазвенели цепи, шестерни, и гигантский занавес могучего затвора со скрипом пошел вверх. В открывшийся бронированный зев ударила черная волна, и трубно загудел ледяной ветер, усиливая рев пожара где-то наверху…

Он достал из рюкзака «Акулу», толкнул ее с пирса и дернул стальной шнур. Внутри хлопнул газ и лодка, еще не коснувшись зеркала воды, разложилась в боевое положение. Процессор замигал разноцветными глазками индикаторов и замер в готовности. Бросив внутрь мешки, он быстро перепрыгнул через надувной борт и толкнул джойстик. Пульсирующий электронасос мощными толчками высоко поднял нос лодки и понес ее над водой прямо к шлюзу.

Из коридора оранжевыми вихрями вырвались языки пламени и под куполом заклубились тучи едкого дыма. В это мгновенье оглушительный взрыв колыхнул весь док. Броневая плита затвора, жалобно скрипнув, замерла. Свет погас и только отблески пламени метались на волнах в бешеном танце. В ушах стоял тонкий неприятный звон. Подскочив к шлюзу, он, не раздумывая, схватил швартовый фал и привычным движением, перевалился через борт. Холод ледяной воды тисками сжал его тело и, на секунду, остановил дыхание. Пронырнув в образовавшийся узкий проем, он уперся ногами в плиту и из последних сил, с утробным рычанием протащил лодку наружу.

В спину били прибойные волны, накрывая его с головой. Теряя сознание, захлебываясь соленой водой, одним только животным рывком он перевалился через борт и толкнул джойстик…

Лодка, бешено пульсируя сердцем двигателя, поднялась над волнами и понесла его в ледяную ревущую мглу. Он захрипел, закашлялся и с болью вытолкнул из себя соленую воду дно лодки. Не было сил пошевелить ни рукой, ни ногой.

В эту секунду на него свалилась смертельная усталость, почувствовалась ноющая боль каждой ссадины, мышцы всего тела колотила мелкая дрожь. Он лежал на спине, и в его глазах отражались отблески пламени ярко-оранжевых взрывов на берегу. Огненные метеоры ракет из глубины ночного неба с жутким воем вонзались в черные скалы. Лодка укачивала изможденное тело. Незаметно, он провалился в тревожный сон.…

Через два часа, пылающий костер берега, превратился в яркую точку и навсегда скрылся за горизонтом.


Глава 2


Он проснулся. На каждое движение тело отзывалось мучительной болью. Голова гудела накатывающей тошнотой. Был хмурый пасмурный день. Лодка качалась на волнах неподвижно – аккумулятор разрядился и смотрел на него мертвым красным глазом индикатора. Сильный холодный ветер бросал в дрожь. С гребней пятиметровых волн срывались куски грязно-белой пены и брызгами плевали в лицо. Было холодно и сыро.

Слегка приподнявшись, он огляделся, и игла страха пронзила его – вокруг шумел бескрайний океан! Пока он спал, лодка ветер и течение отнесли его в неизвестном направлении!

Он поднялся и сел. В мокрой одежде пробирал озноб. На дне лодки плескалась грязная вода. В рюкзаке нашлись рационы питания. Он жадно набросился на еду, выдавливая в рот пасту из разных тюбиков. Машинально, привычным движением, он сорвал крышку с синей коробки – реагент «Сухая вода» стал со свистом поглощать влагу из воздуха. Через три минуты он утолил жажду. Ему стало гораздо лучше.

Он стал тщательно перебирать содержимое рюкзака и попытался осмыслить все, что с ним произошло. Вопросов было много, и вдруг его парализовала мысль – он ничего не помнил! Вернее ничего, до вчерашнего дня и своего пробуждения в шахте. Ни имени. Ни жизни. Ничего…

«Шахта, тела, инвалид, док, взрывы… Похоже на военную базу, откуда спешно эвакуировались. Кто успел… Кто эти люди в шахте? Неясно. Да и не важно. Главное я жив и относительно цел!» – мысли плавно перетекали в его голове.

В рюкзаке, кроме старого радио и бутылки виски, из которой он с удовольствием сделал пару глотков, лежали два противогаза и двадцать фильтров к ним, два защитных скафандра, девять рационов питания, набор выживания, комплект одежды и две роботизированные аптечки. В кармане рюкзака он обнаружил десантный нож… и мощный пятизарядный штурмовой револьвер РШ-12, калибра 12,7 мм. Рука с благоговением ощутила тяжесть мифического русского оружия, о спорном существовании которого говорила всего одна фотография с какой-то закрытой выставки. Он откинул барабан черного монстра и извлек один патрон. Длина 55 мм, откуда-то из глубин памяти сами всплывали цифры. Его внимание привлек кроваво красный прозрачный кристалл, вставленный в острие пули.

Он быстро сменил одежду и что бы укрыться от брызг, надел защитный скафандр, в нагрудные карманы которого убрал нож и револьвер. Так было спокойнее.… Осмотрев все, он аккуратно разложил в рюкзак свое богатство.

«Не густо конечно, но питание и одежда есть. Продержусь» – уверенно решил он, и впервые за все время его настроение улучшилось.

Нужно было двигаться. «Акула» имела инерционный генератор, который работал от морских волн и заряжал аккумулятор. Для зарядки требовался день времени и хорошее волнение. Он нажал кнопки на бортах, и мгновенно сухим щелчком разложились прочные невесомые композитные весла, чем-то напоминающие крылья стрекозы. Положение осложнялось тем, что он даже приблизительно не знал, где находится. Поэтому единственным выходом виделось придерживаться какого-то одного направления.

«Если судить по погоде, я нахожусь существенно выше или ниже экватора…. Ниже экватора лето с декабря по февраль…. Нет, у меня нет ощущения конца зимы, начала весны…. Почему-то, скорее осень. Значит, вероятнее всего я выше экватора…. Берег мог быть материком или островом…. В любом случае, разумно будет идти на юго-запад…» – последовательно рассуждал он, доставая компас из набора выживания. Вдруг мысль отсекло, и он замер – стрелка компаса лихорадочно вращалась в разные стороны…

Впервые смутное ощущение чего-то страшного вкралось в его душу и холодом прокатилось по позвоночнику вниз. Некоторое время он сидел неподвижно, щелкая тормозом компаса и глядя на горизонт.

Незаметно, волны стихли, и на поверхность воды мягкими клубами стал опускаться желто-зеленый туман. Резкий пронзительный писк сигнализатора скафандра вывел его из оцепенения, и тут же дыхание перехватило кислым огнем! Задержав дыхание, закрыв глаза, он трясущимися руками выдернул из рюкзака противогаз и одним движением надел маску. Сигнализатор надрывно визжал, мигая желтым, а затем красным цветом. Его тошнило. Красный цвет означал высокую концентрацию боевого отравляющего вещества. Он пристегнул к предплечью роботизированную аптечку и тут же почувствовал горячий жар инъекции антидота. Дрожащие пальцы, сквозь пелену ускользающего сознания судорожно нащупали кнопку. Выстрелил бегунок. Над ним сомкнулась герметичная молния, соединив борта лодки прозрачной мембраны. Сильфон выдохнул воздух, и внутри создалось избыточное давление. Все стихло. Тишину нарушало шипение воздуха в фильтре и клапане противогаза. Стало тепло и уютно, голова кружилась, словно ее привязали к лопасти вертолета. Незаметно он погрузился в сон…


…Ураганный ветер безжалостно швырял лодку, иногда пронося ее в воздухе на сотни метров! Уже часа три, он, цепенея от ужаса, с замиранием сердца видел, как гигантские валы накатывают прямо на него. Ветер выл и швырял грязно-белые хлопья снега. Капли воды на лету превращались в прозрачные дробины и барабанили по лодке. Десять сантиметров и невидимая мембрана отделяли этот ад от его лица…

Шторм налетел внезапно, пока он спал. Резко похолодало. Черные тучи, скручиваясь в чудовищные вихри, неслись по небу и обрушивали снежные заряды. Через час этой ужасной болтанки его начало тошнить, и теперь он скользил в собственной рвоте, едва перенося ее кислый запах. Его крутило и бросало, поднимало и тащило. Он престал понимать, где верх, а где низ. Аптечка часто делала какие-то инъекции. Он не помнил, как провалился в ватную темноту…


…Тишина. Как это прекрасно! Борясь с головокружением, он сложил мембрану и с трудом сел на дно лодки.

«Нужно поесть, пока нет шторма или тумана…» – с больным отупением подумал он.

Лодку сильно качало на трехметровых волнах. Он быстро вскрыл рацион питания, и принялся через силу выдавливать в рот содержимое тюбиков. Желудок противился. Пищевод, сожженный рвотой, взрывался болью от каждого глотка. Но он знал – нужно поддерживать силы. «Сухая вода» была готова. Несколько глотков облегчили его самочувствие.

Уже много дней продолжается этот кошмар – штили ядовитых туманов резко сменялись убийственными ураганами. Он потерял счет времени. Небо затянутое плотной пеленой свинцовых туч, постоянно посыпало радиоактивным снегом. Компас не работал. Звезд не было не видно. Не было никакой возможности сориентироваться. С каждым днем становилось холоднее. В туманах было еще тепло, но в шторм температура опускалась до минус тридцати градусов по Цельсию! Было понятно, что произошла какая-то катастрофа. Груз отчаяния давил на его сознание. Запасы его истощились. Один разваливающийся скафандр и пустую аптечку он уже выбросил за борт. Осталось два фильтра для противогаза. Один полный рацион питания. Всё.

«Даже если рядом был берег… Я все время лежу в лодке…» – мрачно подумал он.

И вдруг увидел берег!

Маленькая темно-серая точка была едва заметна, поэтому не попалась на глаза при круговом осмотре. Она часто скрывалась за гребнями волн и совершенно сливалась с серым небом. Это был единственный объект за все время странствия в океане…

«Земля!» – кровь горячей волной ударила в голову.

Он навалился на борт лодки и сильно вдавил джойстик. За время штормов аккумулятор полностью зарядился, поскольку он никуда не плыл, отдавшись воле волн. Лодка толчками рванула с места и, прыгая с гребня на гребень, быстро полетела к загадочной желанной земле.

Точка постепенно приближалась и увеличивалась в размерах. Но вдруг волны стали стихать. Потемнело. От отчаяния он до крови закусил губу! Быстро надел противогаз и пристегнул на руку робота-аптечку. Желто-зеленые языки ядовитого тумана начали облизывать воду, оставляя на поверхности язвы шипящей пены. Он надеялся хотя бы сблизиться с землей, прежде чем туман накроет его непроницаемой пеленой. Сигнализатор истошно визжал и пульсировал красным глазом индикатора, но это был последний его шанс на спасение. По стеклам противогаза потекли маслянистые капли. Его тошнило, но он мучительно вглядывался вперед.…

Жар инъекции робота-аптечки заставил вздрогнуть. Обессилено падая на дно лодки, он успел нажать кнопку бегунка, и закрыл мембрану. Края пленки сомкнулись над ним, как черный полиэтилен над трупом. Получив сильное отравление, он бредил и метался в кислой зловонной утробе лодки, которая полным ходом шла под одеялом тумана в неизвестность и пустоту…

Несколько часов спустя волнение на море усилилось, ветер крепчал, что было признаком надвигающегося шторма. Ядовитый туман рассеялся так же быстро, как и появился.

Сложив мембрану лодки, он поднял голову, и замер…

Прямо над ним возвышалась серая стальная громадина военного крейсера! Левая сторона корабля была обожжена. Вспышка чудовищной силы расплавила часть металлической оснастки. Было тихо, только ветер, тоскливо завывая, стучал волнами в борт лодки.

– Эй! На корабле! – что есть мочи закричал он, встав в полный рост, – Есть кто живой!? Эй! Отзовись!

Мертвый корабль угрюмо хранил молчание…. Душераздирающий скрип металла доносился откуда-то с палубы.

Неожиданно, краем глаза он заметил странное движение в стороне от крейсера. Из воды, то тут, то там на секунду появлялось и тут же исчезало нечто, похожее на перископ подводной лодки. Внутри что-то сжалось и заставило его быстро взяться за весла и как можно скорее отплывать. К счастью дул попутный ветер, и через несколько минут он был уже в двухстах метрах от корабля. Он, наконец увидел, что радар крейсера не вращается, а на палубе нет ни малейшего признака жизни.

«Немного понаблюдаю за ним.… Заодно надо придумать, как подняться на борт…» – спокойно соображал он, – «И возле корабля в воде какая-то чертовщина…».

Время тянулось.

«На корабле либо кто-то есть, либо там никого нет…» – он улыбнулся своей железной логике и продолжил размышлять, – «Если там никого нет, понятно, почему не отзываются. Если кто-то есть, то либо не заметили, либо не хотят замечать… Ничего удивительного, продукты сейчас на вес золота… Борт им не иначе, как ядерным взрывом подпалило…»

Его мысли прервал странный шум.

Метрах в пятистах от крейсера из черной пучины океана появились странные серебристые существа. Со свистом, в облаке брызг, прямо по поверхности воды они стремительно приближались к кораблю. По серому металлу корпусов и щупалец с зарядами он определил – роботы-минёры! Шесть вихрей были на расстоянии около трехсот метров от крейсера, как могучий стальной исполин вдруг ожил!

За кормой закипела вода, форштевень поднялся, и гигант начал набирать ход. Шестиствольные автоматические пушки юлой провернулись на левый борт и ощетинились шквалом огня! Стальной град накрыл роботов. В бурлящей воде полыхнули четыре взрыва. Видимо два робота успели нырнуть под воду.

Догадку подтвердил мощный взрыв глубинной бомбы – фонтан пара выбросил из-под самого борта крейсера две серебристые железки с усами щупалец, и скорострельные автоматы тут же превратили их в стружку.

Внезапно крейсер принял право на борт и все вооружение, включая электромагнитную пушку главного калибра, стало быстро разворачиваться в ту же сторону. Но было уже поздно.

Пока шел бой по левому борту, в километре справа из воды бесшумно всплыл морской охотник – роботизированная подводная лодка. Черная рыбина метров тридцать длиной, с горбом боевой рубки и хищным срезом носовой части корпуса была едва видна над волнами. Боевая рубка раскрылась хищной пастью и из нее показались два серебристых штыря с шарами на концах.

Внезапно между шарами появилась мощная электроплазменная дуга, осветившая все вокруг дрожащим сварочным светом! Автоматы крейсера почти закончили разворот на цель, как вдруг воздух задрожал ударной волной. Дуга сорвалась с электродов и ослепительным переливающимся шаром ударила в корабль…

По крейсеру от носа до кормы прокатился оранжевый разряд. Стволы автоматов уныло поникли. Башня замерла. Повисла гробовая тишина…

Все произошло настолько быстро, что он ошеломленный был не в силах пошевелиться. Наконец оцепенение прошло, и он стал инстинктивно отгребать, надеясь скрыться за гребнями волн, как вдруг в мертвой тишине громыхнул металл люка орудийной башни!

Через край перевалился моряк! Он был в тельняшке и держался руками за голову. Упав на палубу, он с удивительной легкостью вскочил, натянул на голову бескозырку и бросился к носу крейсера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3