Иван Мирошниченко.

Золоту – жизнь, человеку – смерть



скачать книгу бесплатно

Было воскресенье, царская семья вернулась из церкви и решила прогуляться. Во дворце были только придворные и наружная охрана.

Леонид вышел на несколько минут на дорогу, по которой должен пройти государь, он заметил на том же месте двоих подозрительных. Он остановился за углом склада, присел на пенек и запел песню.

Государь прошел со своей семьей в окружении свиты, а сотник еще постоял несколько минут и пошел вслед за ними.

За углом улицы Святого Ангела в тупиковом переулке номер 3 жили шесть студентов. Они снимали две большие квартиры в доме вдовы – владелицы постоялого двора. В дом можно войти с парадного входа с улицы Святого Ангела и с черного входа тупикового переулка. Студенты пользовались свободно тем и другим входом. Хозяйка потеряв однажды ключи, попросила студентов изготовить вторую связку ключей вместо утерянной. Ковальский целую неделю потратил, чтобы изготовить их. На всякий случай он изготовил еще два набора ключей. Теперь они могли входить и выходить из дома, не тревожа хозяйку. Покушение на царскую семью они обдумывали уже несколько месяцев.

Каждое воскресенье студенты ездили из Петербурга в Царское село отдохнуть на природе. Началась в Александровском дворце заготовка дров. Купив два казачьих костюма и познакомившись с охраной топливного сарая, они ходили рубить дрова. Охрана привыкла к усердно работающим казакам, перестала обращать на них внимание. Среди всех казаков выделялись двое, они всегда были возле склада, далеко не уходили и больше всех кололи дрова.

Василий Панасенко, несший службу около сарая, часто делился тютюном с усердно работающими казаками.

Изредка они подходили к клумбам, где отдыхал император и сидел на скамейке. Брали иногда веники и подметали до самого дворца, иногда вместе курили с солдатами у караула. После работы, здесь же на виду у всех умывались по пояс, обливали друг друга холодной водой и уходили. Скоро к ним привыкли и стали называть по именам.

«Вася, давай закурим»!

Вася вынимал тютюн из-за широкого пояса и угощал.

– Курите, хлопци, у меня ще табак есть, сегодня скурим сумочку, завтра насыплю другую.

А казак Гриша со своими сослуживцами иногда прикидывался дурачком, иногда играли на деньги. Так Григорий всегда проигрывал и уходил домой с пустыми карманами. Заканчивая играть, солдаты смеялись над Гришей и говорили: «Завтра отыграешься, не будешь дураком». Но на второй день все повторялось по старому.

Василий часто смеялся с Григория: «Ты чудак, Гриша, в игорном доме ты лучший игрок, а здесь проигрываешь чуть ли не шаровары».

– Успокойся Гриша, это я их приручаю, когда привыкнут к нам, тогда мы сможем принести оружие и спрятать его здесь среди дров. Нам нужно узнать по каким дням и часам отдыхает здесь наш император. Тогда мы сможем его прикончить, может, пристрелим, а может, взорвем. На постоялом дворе составили план покушения, начертили карту Александровского дворца с прилегающими постройками.

Двое исполняют план покушения, двое стоят на карауле, двое держат лошадей на случай побега.

На какой скамейке чаще всего отдыхает царская семья, там надо было и заложить взрывчатку.

Взрывчатка была готова, нужно только осуществить план покушения.

Часто приглашали в гости своих товарищей, делая вид, что все шесть человек дома. Хозяйка дома хвалилась перед своими знакомыми, что ее молодые постояльцы никуда не ходят, а усердно учатся, сидят вечерами дома и читают.

На улице и в переулке было огромное количество студентов. В субботу и воскресенье, в другие свободные от учебы дни студенты до поздней ночи толкались на улице, пели песни и танцевали на булыжной мостовой.

Квартиранты с постоялого двора редко выходили на улицу, и то если появлялись, уходили далеко на Набережную, где их никто не знал.

Царское село далековато от города и все делалось так, чтобы хозяйка в случае провала могла сказать, что они были дома.

Давно была проложена в земле веревочка, за которую должны были дернуть, и произойдет взрыв. Оставалось зарыть около скамейки взрывное устройство и привязать к нему эту веревочку.

Убежать собирались во время шумихи, когда народ сбежится к месту взрыва.

В субботу было жарко, сильно палило солнце. Подбежав к скамейке, Василий вырыл ямку, а Гриша вложил в нее взрывное устройство. Привязав к взрывателю веревочку, осторожно засыпал землей, положил дерн на место, припорошил сверху сухой землей. Порубили еще часик дрова, и ушли домой.

– Боюсь, Вася, не сработает.

– Сработает, Гриша. Две испытывали – сработали. И эта сработает.

– В понедельник все решится, нужно быть готовым к худшему. Не сработает, стреляем. Последний патрон оставляем для себя. А в случае удачи, мы всегда дома.

– Хорошо придумал, Евгений, надо проработать ответы на случай допроса: где были и что делали.

Не дождавшись ни от кого помощи по поводу выявления неизвестных казаков, сотник разработал свой план. Неизвестные появляются тогда, когда его здесь нет. Приходят и уходят свободно, значит, их знают в лицо. Попробую я их выследить, решил сотник.

В субботу утром он приводит своих казаков в угольный склад, а двоих тайком на дровяной . Спрятав их так, что б они могли хорошо видеть вокруг, он увел остальных после окончания работы. Через час после их ухода, появляется князь Михаил Николаевич.

– Как дела, сотник?

– Хорошо, Михаил Николаевич, все сделал, как условились. Осталось нам пройтись с его превосходительством по тем местам, где он всегда отдыхает, и сесть в беседке сада.

– Вы уверены, что они клюнут на нашу приманку?

– Уже клюнули! Взрывное устройство и винтовки лежат под поленьями, осталось только расставить все по своим местам.

– И ты не побоялся оставить на месте это смертельное оружие?

– Взрывное оружие не сработает, я вынул взрыватель и порох, винтовки не выстрелят, патроны сувенирные.

Наступил полдник, все сели пить чай. Князья Михаил и Николай Николаевичи стоят около окна и смотрят во двор. По двору прошелся сотник и присел на скамейку.

Попросив извинения у Александры Федоровны, оба князя вышли.

– Почему они ушли? – спросил Николай у жены.

– У нашего сотника появилась мания преследования. Он говорит, что на нас готовится покушение. Они пошли его бред слушать.

– Он сын преданных нам людей и все то, что он говорит, нужно принимать за чистую монету, а не превращать в детскую игру.

– Я передала его разговор начальнику охраны.

– И что они ответили?

– Что усилили наряды и ведут наблюдение. Вернется Великий князь, он все нам расскажет.

Царица подходит к окну, смотрит на улицу. Звонит колокольчик, будут подавать на стол.

– Ну что там у вас за тайны, Николай Николаевич? Сотник радость принес или огорчение?

– И то и другое. В понедельник все решится.

– А почему не завтра?

– Завтра выходной день и у убийц.

В понедельник вся царская семья вышла во двор на прогулку. Первой парой пошли Великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич. За ними сотник со своими казаками.

Закончив работу, казаки ушли, оба князя, сотник и начальник охраны сели играть в домино. Царь с царицей прошлись по аллеям сада, поиграли на лужайке с детьми, сели отдыхать.

– Дергай, Вася, в карауле стоит один солдат, никого во дворе нет. Успеем убежать.

Дергает за веревку, все тихо. Второй, третий… Веревочка оборвалась и конец оказался в руке Василия. Схватили винтовки, взвели курок, и тут почувствовали, как в спины вошли кончики штыков.

Василий выхватил нож, но стоявший справа солдат ударил по руке, и нож выпал. Григорий бросился на солдата, но крепкие руки обхватили его тело, двигаться он уже не мог.

К арестованным подошли начальник охраны и сотник. Подъехала карета и увезла преступников в городскую тюрьму.

Великий князь подошел к Николаю II. Дочитывая «Русский инвалид», Всероссийский государь попросил извинения: «Извините, сударь, я дочитаю до конца».

Положив газету на колени, он посмотрел вслед за уезжающей каретой.

– Ну, с чем обрадуете меня, вы просили сегодня не менять маршрут моей прогулки, теперь я могу любимым делом заняться.

Подошел сотник, снял дерн около скамейки и извлек оболочку взрывного устройства, с длинной шелковой веревочкой.

– Что это такое? – спросил государь.

– Кусок железа , – ответил сотник.

Царь встал, подошла царица, посмотрела на императора и самодержавца, все поняла. Свершилось то, о чем предупреждал сотник.

Она вернулась к детям и пошла во дворец. Вслед за ней и детьми шли Николай II и князь.

– Когда это должно было свершиться? – спросила царица у подошедших к ней спутников.

– Полчаса тому назад, – ответил князь.

– Наградите сотника и дайте отпуск, скоро у его младшего сына день рождения. Приезд отца – это самый дорогой подарок для семьи. Издайте указ, дорогой сударь, что хутор Фугли отныне принадлежит ему.

– Великий князь, когда будете провожать домой сотника, зайдите ко мне, я отблагодарю его за наше спасение.

Галина Матвеевна спросила Леонида: «А что сталось с теми, кто покушался на жизнь нашего императора?

С миной в руках, вырытой на глазах у императора, я подошел к князю Андроникову, он взял ее в руки, чуть подбросив вверх, сказал: «Я прикажу изготовить из этого железа кольца и украшу драгоценными камнями, на бирже продадим, вырученные деньги отдадим на постройку церкви.

Только он это сказал, мы услышали огромный взрыв. Вскочив на лошадей, мы поехали к месту взрыва. Люди, кареты, лошади – все было уничтожено.

Солдаты целый день искали заговорщиков. Вечером они ворвались в квартиру, где они жили. Хозяйка ответила, что целый день они были дома, а вечером дали ей полный расчет за квартиру и уехали.

По документам таких людей в городе не проживало, студентов тоже не было. Спрашивали по всей улице о них, никто их не знал. Каждый отвечал, что они вели замкнутый образ жизни.

– Теперь дело за полицией, я свое дело сделал, а их дело искать остальных соучастников.

– Это безумцы, они идут на все, лишь бы достичь своей цели.

– Теперь твой хутор, Леня, и поздравляю тебя с наградой от всего сердца. Надолго дома останешься или нет?

– Государыня велела к осеннему Николаю быть во дворце. Пошли, Галина Матвеевна, нас ждут гости.

К сотнику подошла жена Оля, она была одета в платье, подаренное ей самой царицей, на руках были золотые кольца. Из них один был простой железный перстень, красиво обделанный драгоценными камнями.

Самым последним приехал еврей из Лохвицы, он подошел, к Якову поздоровался, поцеловал руку жены. Посмотрел на украшения Ольги Дмитриевны, сказал: «Какая, вы, сегодня нарядная. Один только ваш мизинец стоит ваш хутор. Кольцо металлическое, но оправа на нем – это целое состояние. Если не против, в честь сегодняшнего дня именин вашего сына и приезда вашего мужа, я всю оправу вам в подарок посажу на ваше обручальное кольцо. Ему не будет цены».

– Соглашайся, Оля, – сказала Галина Матвеевна.

Столы поставили на берегу пруда, здесь же повара готовили все на стол.

Сестра сотника, Мария, пригласила гостей за стол. Сестра Ярина запела песню, ее подхватили другие. Кузнец Никифор играл без отдыха на гармошке. Жена Мотря все время не отходила от него. Хороший он был кузнец и гармонист. Пил редко, но если попадало выпить, пил безотказно и останавливался только дня через два. Ночью не давал никому покоя, он не буянил, не сквернословил, а играл всю ночь жалобные песни. Иногда надоедала его музыка жене, она выходила на улицу, садилась на скамейку около дома. Соседи, слушая, как Никифор поет и играет жалобные песни, потихоньку подходили к их дому, облокотившись на тын, а некоторые садились на землю в садочке и слушали его песни.

На другой день болел после ночной попойки, брал гармонь, шел играть во двор своим хуторянам, те за его песни выносили ему сто граммов. Никифор благодарил и уходил петь к другому дому.

Мотря просила тамаду, чтоб он лишнего не давал, пусть пьет как все. Завтра не сможет играть.

Гармонист не дождавшись водки в такт гармошке начал петь: «Что-то в горле дырынчит, нужно горло промочить». Иногда жена кивала головой, давая знак, что ему можно выпить. Выпив рюмочку, Никифор начинал играть гопак и исполнять танец, хорошо выбивал чечетку ногами, на полусогнутых ногах выделывал разные кренделя. Лучше никто не умет в хуторе танцевать гопак.

Женщины иногда смеялись над Мотрей: зачем ходишь за ним по пятам. Мужик и есть мужик, если захочет, найдет водки и без тебя.

На это Мотря отвечала: «Бог береженного бережет, сегодня не напьется, завтра здоровее будет».

Женщины уходили доить коров. Уже пастух пригнал с луга коров, пора домой. Мотря взяла мужа под руку, поблагодарила за приглашение хозяина и хозяйку дома, пошла доить коров.

На второй день, выгнав коров пастись, Мотря позвала мужа, пошла с ним накрывать стол. Леонид был самым старшим сыном, и все праздники любил справлять со своими братьями и сестрами в своем доме, приглашая к себе родителей мужей его сестер и сестриных мужей родителей.

Стариков сажали за стол на самое почетное место и первым подавали. На второй день мало пили, больше пели песни, а когда колокол известил, что пришел полдник, самые близкие родственники приглашали друг друга к себе.

Через полчаса, убрав все со стола, сотник пошел в гости к своей старшей сестре. По закону гостеприимства он должен посетить в этот день троих. На третий день собрались снова у Леонида. Перед уходом гостей Леонид объявил: «Если будем живы, просим на следующий год быть у меня снова».

Пришел попрощаться и дед Василий со своим сыном, они привезли с собой жениха.

– Прощай, Леонид, может, не доживу до следующего года, не поминай лихом. Я знакомил тебя с моим внуком, он тебе понравился. Приглашаю тебя на свадьбу со всей семьей. Времена, Леня, тревожные, можем и не свидеться, приедут все наши, посидим еще разок и поговорим по душам.

Соскучился по людям, одичал в одиночестве около пасеки. Привозите с собой стариков, дай мне, старому, душу отвести, вспомним о нашей прошедшей молодости.


III СНОВА В ЦАРСКОМ СЕЛЕ


Уезжая со свадьбы и покидая деда Василия, сотник расстроился. На Западе шла война, его звали в Царское село, и царица Александра Федоровна велела захватить с собою знаменитого врача Полтавской губернии Галину Матвеевну.

В доме все было готово к отъезду. О том, что Галину Матвеевну приглашают, уже известили ее мужа. Только об этом не знала сама хозяйка дома. За столом Василий Павлович в присутствии гостей рассказал жене, каким путем они поедут за границу.

– Еще одно письмо пришло из Петербурга, тебя просят прочитать доклад о достижениях современной хирургии и применение змеиного яда при некоторых заболеваниях человека, – сказал он, прочитав содержимое письма, положил его перед женой.

– А вот письмо от самой Императрицы Александры Федоровны. «Как хорошего врача и смелого экспериментатора, владеющего гипнозом, прошу по прибытии в Петербург посетить Царское село. Александра Федоровна.»

Галя, душа моя, теперь тебя знают везде. Твои труды ценятся, люди хотят увидеть и услышать от тебя то, о чем ты пишешь, над чем работала целые годы в дали от меня. Хоть я и муж тебе, но не постесняюсь признаться, что я мало знаю свою жену, мало уделял ей внимания, любви и ласки.

– Ты хорошо рекламировал меня в последние месяцы. Мои последние опыты ты сумел отпечатать в Берлине, Берне, Париже, Лондоне. Медицинский вестник Польши половину своих страниц посвятил моим исследованиям в области психологических заболеваний и их лечению гипнозом.

– Александра Федоровна хочет, чтобы ты осмотрела ее сына Алексея.

– Он обречен, мои знания бессильны перед гемофилией. Я только могу математически подсчитать, у кого будет проявляться эта болезнь. Девочки умирают в утробе матери с этой болезнью, а мальчики доживают до юношеского возраста, потом и они уходят в иной мир. Сказав ей правду, я ее этим огорчу, а соврать, как врач, не имею права.

– Дай ей хоть надежду, что сын будет жить.

– Наследнику престола нужно быть здоровым. Чем здоровей, умней, сильней правитель народа, тем сильней будет его народ. Больной правитель – больное государство, несчастный народ. Его болезни передаются народу, и от этого народ страдает, – ответила Галина на просьбу Леонида.

Царица встретила Галину с объятиями. Она подошла к стоящей перед ней на коленях Галине Матвеевне, хотела ее поднять, та попросила разрешить поцеловать ей руки. Она подала ей руки. Дав ей несколько раз их поцеловать, Александра Федоровна подняла свою гостью, расцеловала и повела в детскую, где сидел царевич. Уже второй день он был болен и врач Боткин поил его «цветами востока», на столе стояли флаконы «эссенция черного лотоса», «тибетский эликсир». Царевич капризничал и не хотел принимать лекарство.

– Оставьте, коллега, своего больного в покое, кризис болезни прошел, завтра он будет здоров и весел. Вы все сделали, что могли. Во всем божья воля.

Евгений Боткин вздрогнул, хотя слова были сказаны по латыни, но он понял, что они с новоприбывшей знаменитостью одного мнения. Все зависит от божьей воли. И если что-то случится с царевичем, они ни единого плохого слова не сказали против него. Она честный врач.

Царица слушала незнакомые слова, выходившие из уст женщины, матери, врача, которую она так хорошо встретила.

– Помогите мне, – обратилась она по-русски к Боткину.

Они приподняли царевича, поправили постель и выше подняли голову.

– Извините, Ваше Величество, прошу меня оставить одну с наследником престола. Вы владеете тайнами государства, а я маленький врач, имею свои медицинские тайны. Вы не против, царевич, чтоб мы остались одни? Галина Матвеевна подняла левую ладонь над головой царевича, потом провела ею по телу. Царевич улыбнулся матери, приложив пальцы к губам, моргнув глазами, тихо сказал: «Мне, мама, хорошо, можешь идти».

Лекарь пропустил перед собой царицу и вышел вслед за ней.

Галина Матвеевна вышла из детской, царица встала со стула и подошла к ней.

– Вы врач, а врач должен говорить правду. Чем болен мой сын и будет ли он когда-нибудь здоров?

Царица задала вопрос Галине Матвеевне, и сама его испугалась.

– В вашем роду такой болезнью болели герцоги Гессенские, ваш отец был здоров, ему не передалась эта болезнь от деда, а вот дед ваш болел.

Царица не помнила никакого деда, который бы болел, и отец о нем ей не рассказывал.

– Галина Матвеевна, простите за мою царскую нескромность, я мать и моя душа болит за здоровье моего сына, вы вините моих предков в болезни моего сына – это так?!!

– Вы совершенно правильно меня поняли. Много лет тому назад меня отдавали замуж за миргородского купца. Это был красивый, здоровый парень, за которым бегали все городские девушки, причем богатый и знаменитый. Моя мать была в то время уже знаменитая в области болезней, передающихся по наследству от родителей к детям. Ее теорию приняли врачи в Швейцарии, Англии, а вот дома ее называли чудачкой и сумасшедшей. Она выгнала сватов из дома, хотя жених мне был люб. Я долго плакала, а отец целый месяц не был дома, ушел жить к сестре. Когда я успокоилась, стала с прежней нежностью разговаривать, она поговорила со мной, не как мать, а как врач с врачом.

Мой жених на вторую неделю засватал еще красивее девочку, чем я, очень богатую и образованную. На второй день после сватовства мать пошла к дому невесты и поговорила о судьбе, о ее будущем с ее родителями. Родители выслушали мою мать очень вежливо, угостили чаем. При расставании отец невесты – тоже врач – сказал матери: «Я врач и ничего не вижу дурного в их браке».

Мать не извинялась за свое не корректное вторжение в судьбу их дочери.

– Хоть вы и врач, дорогой Матвей Павлович, я оставлю вам письмо, распечатаете его тогда, когда вы убедитесь, что вы не правы. Второе – такого же содержания – хранится у меня дома.

Несколько лет тому назад на чердаке дома, где жила когда-то моя мать, новые хозяева нашли дневники матери и медицинские книги, там я нашла письмо, адресованное бывшему моему жениху. В нем описывалось болезнь вашего сына и болезнь богов. Этой болезнью в нашей деревне, где я родилась, болеют многие. Она сильно проявляется при кровосмешении. Десятки и сотни лет она может спать у человека и стоит только, когда-нибудь кому-то пожениться на родственнице, как она просыпается. Снова все потомство болеет этой болезнью.

Я стала интересоваться болезнями выдающихся людей мира, а особенно монархами. Списалась с придворными врачами, священниками, в церкви которых они венчались.

В одной из записей я нашла болезнь вашего сына у многих ваших родственников. К несчастью, в этом мире мало принцев и принцесс. Произошло родственное кровосмешение и вот результат. То, что я вам рассказываю, написано в книге, которая лежит в сумке вашего врача. Она написана очень простым языком, не для врача, а любителей медицинских знаний. Возьмите книгу и прочтите, вы убедитесь, Боткин все делает, чтоб ваш сын был здоров. Царевич Алексей спит, разрешите и вас осмотреть, вам тоже нужен отдых. Через два часа вы оба будете в хорошем настроении.

Через два часа поднялась царица, она услышала, как весело смеялся у ее двери царевич Алексей. С царевичем и ее дочерьми весело разговаривали сотник и Галина Матвеевна. Царица подошла к детям веселая и сияющая. Девочки пригласили пройтись.

Боткин посмотрел вслед уходящей Галине Матвеевне, ее провожала царица, держа в руках его настольную книгу.

То, что в ней писалось для ознакомления с медициной, дало ему большой скачок в жизни. Он завидовал тем врачам, которые могли говорить о болезнях детским языком. Этот язык понимали все взрослые.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23