Иван Кудишин.

Лайнеры на войне. «Лузитания», «Кайзер Вильгельм дер Гроссе», «Куин Элизабет» и другие



скачать книгу бесплатно

Бегство «Кронпринца» от «Саффолка» имело направление на запад. В последующие два дня Тирфельдер сделал все возможное, чтобы сбросить с хвоста возможную британскую погоню. Ночью курс был изменен на север, в полдень следующего дня – на запад, затем – на юго-запад. Запасы угля быстро истощались. Тирфельдер принял решение идти в район Азорских островов, где на заранее обозначенной позиции находилось небольшое германское судно-снабженец «Вальхалла». По пути из радиоперехвата было выяснено, что «Карлсруэ» успешно уклонился от боя с «Саффолком», а затем ушел от преследования другим британским крейсером – «Бристоль». Но, кроме радостных, были и неприятные новости: британский флот получил неопровержимые данные о том, что «Кронпринц Вильгельм» «вышел на тропу войны» и имел четкие инструкции о нейтрализации нового неприятельского рейдера. Талантливо пользуясь данными радиоперехвата, а также своей интуицией, Тирфельдер успешно миновал завесу английских боевых кораблей, развернутую в центральной части Атлантики.

По пути к Азорским островам экипаж лайнера продолжал готовить «Кронпринц» к военной службе в первую очередь, были оттранспортированы на полубак две 88-мм пушки. Их установили на подпалубных усилениях таким образом, что каждое из орудий получило сектор обстрела около 180 градусов. У обоих орудий были смонтированы кранцы первых выстрелов. На обоих крыльях мостика установили по креплению для пулемета. На прогулочной палубе были оборудованы стрелковые ячейки. Переборки в тех местах, где они могли подвергнуться воздействию неприятельского огня, были оббиты матрацами и коврами, обеспечивавшими неплохую защиту от пулевых рикошетов и вторичных осколков. Импровизированная «матрацная броня» в несколько слоев защищала ходовой мостик и бывшую курительную комнату первого класса, где был развернут лазарет на двадцать коек с операционной.


Вскоре после начала крейсерства вид у «Кронпринца Вильгельма» был уже довольно непрезентабельный


Кроме того, команда во главе со старшим механиком лайнера превратила гранд-салон лайнера в огромный угольный бункер, куда в быстром темпе можно было бы сгрузить уголь с судна-снабженца или с захваченного транспорта, после чего топливо сквозь вновь прорезанные лацпорты можно было бы за короткое время ссыпать в основные бункеры, находившиеся непосредственно под салоном.

Утром 18 августа «Кронпринц Вильгельм» в видимости о. Сан-Мигуэль (Азорские острова) вышел на рандеву с «Вальхаллой». В течение четырех дней в светлое время суток рейдер получал уголь и припасы с борта снабженца, ночью же корабли крейсировали неподалеку друг от друга. Кроме того, с «Вальхаллы» на рейдер перешло двое врачей. Радиоперехват велся постоянно, его результаты говорили о том, что в Северной Атлантике находится много лакомой добычи – непуганных британских транспортов. К моменту расставания с «Вальхаллой» «Кронпринц Вильгельм» получил на борт 2500 тонн угля и значительное количество пресной воды и съестных припасов.

Около сотни человек из состава экипажа мирного времени «Кронпринца» – в основном больные и люди с плохой физической подготовкой – были отправлены на борту судна-снабженца в Германию.

Того количества угля, которое рейдер получил с борта «Вальхаллы», хватало едва на две – две с половиной недели крейсерства с ограниченной скоростью хода. Впрочем, Тирфельдер считал, что за это время кораблю удастся пополнить свои бункеры, захватив какой-нибудь угольный транспорт. Рейдер находился в непосредственной близости от торных морских путей, соединяющих Британию с ее африканскими и индийскими доминионами. Но в течение двух недель после расставания с «Вальхаллой» «Кронпринц Вильгельм» встретил в море лишь нейтральный датский пароход «Элизабета» и русское судно «Петан» из Риги. Кстати, капитан последнего, остзейский немец, ни сном ни духом не ведавший о начале войны, с удивлением спросил у Тирфельдера: «Неужели Россия уже воюет? Тогда что мы там потеряли?». Вместе с тем ни то, ни другое судно не везли угля или какой-либо военной контрабанды, и после тщательного досмотра оба они были отпущены восвояси. 3 сентября «Кронпринц» встретился с судном-снабженцем «Асунсьон» около бразильского мыса Сан-Роке. Рейдер получил еще шесть тысяч тонн угля для продолжения крейсерства, а также провиант, табак и письма для отправки на родину. А уже вечером следующего дня, после пересечения экватора, впередсмотрящие «Кронпринца» заметили британский 2840-тонный грузовой пароход «Индиан Принс» компании «Принсесс Лайн». Тирфельдер подвел свой рейдер вплотную к британцу, после чего приказал тихоходной жертве остановиться, осветив ее прожекторами. Ночное время, плохая погода и сильное волнение помешали призовой партии подняться на борт задержанного транспорта немедленно. Ранним утром 5 сентября «Индиан Принс» был пришвартован к левому борту рейдера. Приз оказался весьма полезным – в дополнение к двум сотням тонн кардиффа из его бункеров команда «Кронпринца» получила весомую прибавку к рациону – свежее мясо, какао и кофе.

Естественно, первым желанием команды германского рейдера было по-быстрому разгрузить приз и отправить его ко дну, но Тирфельдер, высадив на борт «Принса» вооруженную призовую партию, приказал отвести пленный пароход в сторону от маршрутов следования союзных судов. Лишь через четыре дня после пленения «Принс» был на малом ходу (!) полностью разгружен и затоплен подрывными зарядами. Небольшой экипаж и двенадцать пассажиров английского парохода (в том числе три женщины) были размещены в каютах второго класса на юте «Кронпринца Вильгельма».

Захват столь богатого приза, естественно, воодушевил экипаж рейдера, но следующая жертва заставила себя ждать. Спустя два дня после потопления «Принца» к северо-западу от мыса Сан-Роке рейдер встретился с судамиснабженцами «Эбернбург», «Пруссия» и «Понтос» и в течение трех последующих недель оставался в этой точке, принимая четыре тысячи тонн угля и припасы последовательно с трех снабженцев, приходивших в точку рандеву один за другим. Кстати, с «Эбернбурга» на «Кронпринц Вильгельм» перебрался семнадцатилетний матрос, упросивший Тирфельдера оставить его служить на рейдере. Впоследствии он оказался лучшим сигнальщиком на корабле.

14 сентября рутинная процедура перегрузки угля была неожиданно прервана: радиоперехват принес весть о том, что в 150 милях к югу от позиции «Кронпринца» германский вспомогательный крейсер – бывший лайнер «Кап Трафальгар» вступил в бой со своим британским «коллегой» – бывшим кунардовским лайнером «Кармания». На полной скорости «Кронпринц» устремился на выручку. Это был вполне понятный по-человечески жест, но Тирфельдер нарушил прямой приказ германского Адмиралтейства: всемерно избегать обнаружения неприятельскими силами. К счастью для «Кронпринца Вильгельма», «Кармания» отправила «Кап Трафальгар» ко дну прежде, чем первый получил возможность вмешаться в ход боя. Тирфельдеру ничего не оставалось, кроме как вернуться в точку рандеву со снабженцами и продолжить прием припасов.

7 октября рейдер перехватил в 200 милях к востоку от Буэнос-Айреса новый британский рефрижераторный пароход «Ла Коррентина», направлявшийся из Аргентины в Англию с 7,5 млн фунтов мороженой говядины и полутора тысячами тонн угля в бункерах. Подобный приз был поистине «золотым» – потопление транспорта немедленно отозвалось буквально на каждой английской кухне. Это был прекрасный пример успешной экономической войны против Британии, когда одиночный вспомогательный крейсер единственной своей акцией может нанести серьезный урон целому государству.

Кроме мяса, которым «Ла Коррентина» против своего желания в изобилии снабдила «Кронпринца», приз обеспечил германцев 1800 тоннами угля и двумя британскими 120-мм орудиями новейшей конструкции, правда, без боекомплекта. Хозяйственный Тирфельдер немедленно распорядился установить трофейные пушки на юте лайнера, чтобы использовать их для тренировки комендоров и для производства предупредительных выстрелов с использованием модифицированных салютных зарядов. 14 октября разорение приза было окончено, кингстоны «Ла Коррентины» были открыты, судно перевернулось и исчезло с поверхности. Экипаж и немногочисленные пассажиры британского парохода составили компанию пленникам с «Индиан Принса».

Успешная охота «Кронпринца Вильгельма» привела в ярость британскую общественность. Пресса метала громы и молнии, проблема германских вспомогательных крейсеров в Атлантике даже стала предметом парламентских слушаний. Британский флот удвоил усилия по поимке рейдера.

Тирфельдер продолжал действия против союзного судоходства. 20 октября произошло рандеву с угольщиком «Сьерра Кордоба». 28-го числа «Кронпринц» перехватил французский четырехмачтовый барк «Унион». Это также была ценная добыча: парусник вез 3,5 тыс. тонн угля, которые тут же были оприходованы. Правда, перегрузка такого количества топлива заняла два дня. В конце перегрузки приз неожиданно перевернулся и быстро затонул из-за нарушения остойчивости и отсутствия в трюмах балласта. Экипаж барка был передан на «Сьерру Кордобу».

21 октября рейдер, не прерывая угольной погрузки с «Униона», заставил остановиться трехмачтовый французский барк «Анне де Бретань» с грузом строительного леса. Днем позже оба судна пустили ко дну подрывными зарядами. Лесовоз не пожелал тонуть, после чего Тирфельдеру пришлось протаранить «Анну де Бретань». При этом некоторые повреждения получил форштевень рейдера. Обломки судна были расстреляны из орудий.

Изношенность и низкая экономичность паровых машин лайнера не замедлили сказаться: 4 ноября старший инженер лайнера доложил Тирфельдеру, что запас топлива в бывшем гранд-салоне вновь на исходе. А следующего приза пришлось ждать еще месяц.

4 декабря был остановлен английский пароход «Бельвью» с 3800 т угля на борту. Буквально через несколько часов был замечен второй пароход, на сей раз французский – «Монтанжель». Он шел в балласте, пытаясь прикрыться германским флагом. Но обман был тут же раскрыт, и пароход был после досмотра потоплен подрывными зарядами, а затем – протаранен. После этого продолжилось разорение «Бельвью», на котором удалось поживиться не только углем, но и съестными припасами, напитками и пресной водой.

20 декабря рейдер встретился с угольщиком «Отави» и принял с него топливо, одновременно передав на угольщик пленных. 24-го числа Тирфельдер принял решение вновь наведаться в Южное полушарие. Утром того дня «Кронпринц» встретил нейтральный голландский транспорт «Бретонь» и отпустил его. После полудня в пределах видимости показался испанский грузовой пароход «Инфанта Изабелла де Бурбон», с которым рейдер также разошелся мирно. Во время ночного праздничного ужина в честь Рождества был встречен и с наилучшими пожеланиями отпущен еще один нейтрал – на сей раз, норвежский барк. В тот день на «Кронпринце» получили телеграмму от командования Гохзеефлотте, в которой говорилось, что рейдер выполнил свою задачу и может отправляться в нейтральный порт на интернирование. Но Тирфельдер вовсе не собирался сворачивать активность. 28-го числа в пять утра был замечен новый кандидат в призы – британский углевоз «Хемисфер». На борту судна оказалось 5600 тонн драгоценного угля. За последние два дня 1914 года экипаж Кронпринца Вильгельма» в полном составе ударно перегрузил в бывший гранд-салон более 1200 т угля. 7 января Хемисфер» был полностью разорен (вновь на ходу!) и затоплен. За день до этого «сцепка» из рейдера и его жертвы достигла точки очередного рандеву со снабженцем «Хольгер», с которого также приняли некоторое количество топлива и передали на его борт экипаж «Хемисфер».

9 января «Кронпринц», вновь отошедший к северу, остановил и разорил британский грузопассажирский пароходрефрижератор «Потарро», следовавший без груза с 350 пассажирами. Трофеями с него стали 400 литров свежей воды и 1400 тонн угля. Тирфельдер принял было решение использовать новый достаточно быстроходный пароход в качестве разведчика. «Потарро» перекрасили и установили на его борту мощную рацию «Телефункен».

14 января был захвачен большой британский грузопассажирский пароход «Хайленд Брэй», помимо своей воли снабдивший «Кронпринца Вильгельма» 550 л воды и 2100 т угля. Едва «Хайленд Брэй» досмотрели и начали разорять, как с рейдера был замечен небольшой британский парусник «Вильфрид М» с грузом вяленой рыбы, который, опознав рейдер, поднял сигнал: «Вижу противника». Парусник был перехвачен и уничтожен тараном, после чего Тирфельдер вернулся к ожидавшим его «Потарро» и «Хольгеру».

Позже, 21 января, обломки «Вильфрида М» обнаружил (по запаху гниющей рыбы) британский броненосец «Канопус», патрулировавший район в поисках неприятельских рейдеров. «Канопус» также попытался затопить находку таранным ударом, но это ему не удалось. Позже носовую оконечность злосчастного парусника выбросило на берег острова Гренада.

«Хайленд Брэй» был окончательно разорен и потоплен в сотне морских миль к юго-востоку от о. Тринидад. Вместе с ним Тирфельдер по трезвом размышлении пустил на дно и «Потарро».

30 января рейдер остановил пароход «Арагуайя», на котором был обнаружен ни больше ни меньше французский министр с женой и при нем – весьма важные документы. 3 февраля был остановлен для досмотра нейтрал – норвежский барк «Семанта». Судно везло пшеницу из Англии в Аргентину, поэтому оно было потоплено.

К 12 февраля на борту «Кронпринца Вильгельма» находилось уже 243 пленных. С каждым новым захваченным призом это число росло. 22 февраля был остановлен британский пароход «Чесхилл» с 4500 тоннами угля на борту. Еще до начала перегрузки топлива на следующий день был остановлен французский лайнер «Гуаделупе». Оба судна имели на борту некоторое количество военно-стратегических грузов, самой полезной из них для экипажа «Кронпринца» была партия серых мундиров, обнаруженная на «Гуаделупе»: германцы наконец переоделись в новую форму. 9 марта, после осмотра и разорения обоих призов, Тирфельдер пересадил всех людей (326 чел.) с «Гуаделупе» на «Чесхилл». Счастливец был отправлен на интернирование в Пернамбуко, а французский пароход – затоплен.

К середине марта 1915 года в силу нескольких причин карьера «Кронпринца Вильгельма» в качестве рейдера была поставлена под угрозу. Во-первых, машины лайнера нуждались в капитальном ремонте – они просто не были рассчитаны на столь длительную эксплуатацию без должной профилактики. Корпусные конструкции также нуждались в ремонте, особенно пострадала обшивка левого борта, к которому швартовались суда-призы. Экипаж лайнера, состоявший в основном из гражданских моряков, был вымотан постоянным страхом перед погоней и тяжким трудом, связанным с непрекращающимися угольными погрузками, а также практически постоянным недостатком свежей пищи и пресной воды – опреснительные установки лайнера имели небольшую мощность и были сильно засолены. К концу марта около сорока человек из команды рейдера лежало в лазарете с диагнозом «бери-бери» – разновидность цинги, болезнь, развивающаяся при однообразном питании. Этим людям оказывался должный уход, но лечить их было некому и нечем – на борту «Кронпринца» не имелось ни доктора-терапевта, ни соответствующих лекарств, ни съестных припасов, которыми можно было бы разнообразить меню больных. И наконец, начиная с января 1915 года, наученное горьким опытом первых месяцев войны, британское Адмиралтейство начало собирать свои военные транспорты в конвои и придавать им мощный эскорт из боевых кораблей. Противопоставить такому конвою было нечего. Усилилась также охота за судами-снабженцами, в результате чего их сеть на Атлантике сильно поредела.

Однако 11 марта настал черед приятных новостей: по радио был получен приказ из Берлина, согласно которому членам экипажа рейдера заочно вручалось 100 Железных крестов. Океан был пустынен, в конце марта рейдер встретил несколько нейтралов: 23-го числа – итальянский лайнер «Италия», 25-го – итальянский же грузовой пароход «Аскара», 26-го – норвежский «Грация». 24 марта был остановлен и потоплен артогнем английский сухогруз «Тамар» с 69 000 упаковок кофе «Сантос» на борту.

За пять месяцев после потопления «Ла Коррентины» список жертв «Кронпринца» пополнился тринадцатью судами общим тоннажом 49 000 т. Эффект был не только экономическим – британское Адмиралтейство было вынуждено держать в Центральной и Южной Атлантике постоянно четыре-пять мобильных групп, чьей основной задачей был отлов германских рейдеров и судов-снабженцев. Активность «Кронпринца Вильгельма» значительно усложнила доставку пищевых продуктов и сырья из Южной Африки и Южной Америки в Англию и Францию, что, в свою очередь, не замедлило отразиться на моральном духе союзников, в первую очередь гражданского населения – эпизод с «Ла Коррентиной» прекрасно подтвердил это. Благодаря своей высокой скорости и прекрасной мореходности, а также стойкости экипажа, таланту и чутью своего командира, «Кронпринц Вильгельм» успешно избегал перехвата, продолжая свою поистине звездную карьеру.

28 марта 1915 года «Кронпринц Вильгельм» остановил свою последнюю жертву – британский 3800-тонный пароход «Колби», груженный консервированным мясом и рисом. После разорения и потопления приза рейдер двинулся на рандеву с судном-снабженцем «Македония», ожидавшим «Кронпринца» в 200 милях к северу от устья Амазонки. После того как лайнер был забункерован и снабжен продуктами, а часть пленных – передана на «Македонию», Тирфельдер принял решение прорываться в Норвегию или, если повезет, через Северное море в Германию.

Но этим планам не суждено было сбыться. Британская морская разведка вычислила местоположение «Македонии», и когда «Кронпринц Вильгельм» еще находился в прямой видимости, снабженец был захвачен двумя британскими легкими крейсерами. Тирфельдеру удалось уйти неопознанным: когда впередсмотрящие заметили на горизонте неприятельские военные корабли, рейдер был ориентирован носом к ним, не «светясь» своим характерным четырехтрубным силуэтом. Тирфельдер приказал дать «Полный назад» и смог неопознанным скрыться за горизонтом. Еще в течение нескольких дней рейдер оставался вблизи точки рандеву в надежде встретиться с еще одним снабженцем и закончить бункеровку. В ночь с 31 марта на 1 апреля экипаж произвел частичную зачистку днища от обрастаний, для чего Тирфельдер поочередно приказал накренить лайнер на 10 градусов на оба борта. Снабженец тем временем так и не появился, запасов угля для броска через Атлантику было недостаточно, а среди экипажа свирепствовала лихорадка берибери. В этих условиях Тирфельдер принял решение идти в ближайший нейтральный порт и интернироваться.

Пунктом назначения был выбран американский Ньюпорт-Ньюс. В первых числах апреля в море была встречена американская китобойная шхуна «Берта Никкерсон», на которую передали часть пленных. 10 апреля в ночь лайнер находился в 60 милях от входа в Чесапикский залив. В нейтральных водах патрулировало несколько английских боевых кораблей, но у германского командира имелся обширный опыт уклонения от встреч с ними, благо режима радиомолчания британцы не соблюдали. Команда заняла места по боевому расписанию, и лайнер, развив полный ход, устремился на прорыв. Пользуясь ночной темнотой, Тирфельдер провел свой корабль между двумя крейсерами, патрулировавшими акваторию у мыса Генри, и в 10 утра 11 апреля побитый, с облезшей с бортов краской, «Кронпринц Вильгельм» вошел в Чесапикский залив и был встречен салютом с американских боевых кораблей. Экипаж рейдера по торжественному случаю надел парадные голубые фуражки с новоизготовленными ленточками, на которых значилось: «Боевой корабль «Кронпринц Вильгельм».

Так закончилась рейдерская карьера одного из наиболее удачливых германских вспомогательных крейсеров, прошедшего с августа 1914 по апрель 1915 года за 254 дня более 37 с половиной тысяч морских миль, встретившего или перехватившего 31 вражеское судно и уничтожившего 15 из них общим тоннажем 60 522 тонны. Ориентировочная стоимость потопленных призов и грузов с них оценивалась Тирфельдером в 30 млн золотых марок. Было захвачено более 900 пленных, из которых ни один не погиб, а подавляющее большинство смогло вернуться на родину еще в течение войны.


Интернированные германские вспомогательные крейсера «Кронпринц Вильгельм» и «Принц Эйтель Фридрих» в США


Через несколько часов после прибытия лайнера в Ньюпорт-Ньюс германское имперское посольство обратилось к американской стороне с просьбой отремонтировать лайнер на верфи в Норфолке и вернуть его Германии. Естественно, просьба была отклонена, а лайнер 27 апреля официально интернирован в Норфолке. «Кронпринца» перевели на верфь в Филадельфию и поставили на прикол рядом с другим пароходом «Северогерманского Ллойда», «Принц Эйтель Фридрих». На судах продолжали развеваться германские флаги, но экипажи были перевезены в лагерь для интернированных лиц, а единственными обитателями германских пароходов стало несколько десятков рабочих верфи.

В октябре 1917 года находчивый и смелый командир «Кронпринца Вильгельма» Пауль Тирфельдер получил возможность вернуться на родину через Голландию.

В США экипажу «Кронпринца» стали известны подробности карьеры и гибели самого старшего из лайнеров «венценосной семейки» – «Большого Вилли».

В преддверии начала войны очередной рейс «Кайзера Вильгельма дер Гроссе» в США был отменен, и прославленный лайнер встал на переоборудование во вспомогательный крейсер. Работы были проведены в условиях верфи, со всей педантичностью и обстоятельностью, присущими германцам. Лайнер получил вооружение из шести 105-мм пушек и двух митральез Гатлинга. Ливрея мирного времени уступила место камуфляжной раскраске, состоявшей из ромбов двух оттенков серого цвета. Командовать «Большим Вилли» назначили опытного военного моряка, фрегаттен-капитана Рейманна. Покинув 4 августа 1914 года устье р. Везер, рейдер ушел к берегам Норвегии, а затем повернул на запад и в обход Шетландских островов вырвался в Атлантику. 7 августа северо-восточнее Исландии был встречен и потоплен британский траулер, который мог сообщить союзникам о факте прорыва.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное