Иван Кудишин.

Лайнеры на войне. «Лузитания», «Кайзер Вильгельм дер Гроссе», «Куин Элизабет» и другие



скачать книгу бесплатно

© Кудишин И.В., 2017

© ООО «Издательство «Яуза», 2017

© ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Практически каждый историк флота владеет исчерпывающей информацией обо всех капитальных боевых кораблях прошедшего столетия, но если разговор заходит о пассажирских или круизных лайнерах, то кроме наименования, компании-владельца и иногда некоторых отрывочных сведений об участии того или иного судна в военных действиях, каких-либо сведений добиться очень трудно. Исключение составляет «Титаник», о котором стараниями кинематографистов известно все или почти все. Что и немудрено – активная жизнь этого несчастливого парохода свелась к четырем дням. Это была самая короткая карьера лайнера за всю историю пассажирского парового судоходства. А если задаться вопросом – что интересного в мирной службе судна, обслуживающего регулярный маршрут, то ответ довольно прост. Это в первую очередь рутинная, монотонная работа, свойственная всем транспортным средствам – от грузовика или железнодорожного вагона до воздушного или океанского лайнера, лишь изредка, по случайному стечению обстоятельств, нарушаемая каким-нибудь ярким фактом биографии.

Но в случае возникновения военного конфликта пассажирские суда начинали жить совершенно другой жизнью. Их переоборудовали в рейдеры, войсковые транспорты, плавучие госпитали, после чего созданные для сугубо мирных перевозок красавцы – пассажирские пароходы начинали с тем или иным успехом выполнять несвойственные для себя функции. Одни преуспели в этом, добавив к мирным титулам и славе военные награды, другие же находили не славу, а гибель. Но в любом случае военные приключения пассажирских судов в двадцатом веке – тема мало раскрытая и весьма интересная. В этой книге была сделана попытка ликвидировать информационный «вакуум», который образовался в данной области истории флота, приведя подробности биографий некоторых пассажирских судов, снискавших славу и известность в ходе войн двадцатого века.

«Венценосная семейка» идет на войну

Наверняка военная слава совершенно не входила в планы руководства знаменитой германской судоходной компании «Северогерманский Ллойд», когда в 1900 году она заказала на верфи «Вулкан» в Штеттине (нынешний польский г. Щецин) новый четырехтрубный лайнер-скороход. В соответствии с верноподданническими традициями компании новое судно еще до закладки получило название «Кронпринц Вильгельм» – в честь одного из представителей правившего в Германии королевского дома Гогенцоллернов. Новый лайнер-трансатлантик должен был укрепить престиж Германии на европейско-американской линии, с кровью завоеванный первенцем – скороходом «Северогерманского Ллойда», пароходом «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» постройки 1897 г., отобравшим престижнейший приз «Голубую ленту Атлантики» у англичан. Кроме того, строительство «Кронпринца» должно было посрамить соперников «Ллойда» в Германии – трансатлантическую компанию «Гамбург – Америка Линие», чей четырехтрубный скороход «Дойчлянд» отобрал «Голубую ленту» у «Большого Вилли», как окрестили «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» его многочисленные поклонники.

Несмотря на то что экономические данные «Дойчлянда» держались в секрете, ни для кого не было тайной, что новый «лентоносец», построенный с привлечением огромных государственных субсидий, был чересчур прожорливым для того, чтобы приносить прибыли, зато он являлся носителем национального германского престижа на Атлантике.

Дабы не впасть в ту же ошибку, что и гамбургские конкуренты, компания «Северогерманский Ллойд» применила на своем новом лайнере две относительно экономичные паровые машины четырехкратного расширения общей мощностью около 36 000 л. с., работающие на два винта. Пар для машин поставляло 12 однотопочных и 4 двухтопочных котла, расположенных в четырех котельных отделениях. Каждое из них имело индивидуальную дымовую трубу. Естественно, для топок котлов требовалось большое количество угля – при пробеге на максимальной скорости (23 узла) «Кронпринц Вильгельм» потреблял около 500 тонн топлива в сутки. Для сравнения, правда, у конкурирующего лайнера «Дойчлянд» суточный расход угля доходил до 1200 т. Главным конструктором парохода стал известный кораблестроитель Роберт Циммерман, имевший огромный опыт проектирования пассажирских судов, автор проекта «Большого Вилли».


Единственный сохранившийся до наших дней трансатлантический лайнер «Куин Мэри»


«Кайзер Вильгельм дер Гроссе» в Нью-Йорке до войны


По своей архитектуре «Кронпринц Вильгельм» в целом повторял своего старшего брата, «Большого Вилли», – он имел такой же низкий силуэт, прямой ножевидный форштевень, крейсерскую корму со свесом, удлиненную надстройку от полубака до самого кормового свеса и четыре трубы, объединенные в две близкорасположенные пары. При этом кроме установки более современных машин лайнер имел на 600 т большее водоизмещение (14 908 т) по сравнению с «Большим Вилли» и был длиннее на 3,05 м (202,1 м).

Несмотря на близкие размеры и водоизмещение, «Кронпринц Вильгельм» представлял собой по сравнению с «Большим Вилли» вполне рентабельное и вместительное судно – пароход мог перевозить 367 пассажиров первого, 340 – второго и 1054 – третьего класса. Учитывая тот фактор, что основу рентабельности трансатлантического лайнера в начале прошлого века составлял именно третий, эмигрантский класс, а «Большой Вилли» мог возить несколько меньше пассажиров третьего класса при более прожорливой силовой установке, экономический расчет при строительстве «Кронпринца» возобладал над непременным желанием стать королем скорости на просторах Атлантики. Каюты первых двух классов отличались наличием больших окон и иллюминаторов, были гораздо светлее и выполнены в гораздо менее тяжеловесном стиле, чем тот «исконно тевтонский» дух, который царил в каютах и салонах «Большого Вилли». Таким образом, специалисты «Северогерманского Ллойда» получили в свое распоряжение весьма сбалансированный в экономическом отношении и привлекательный для публики с любым достатком трансатлантический лайнер.

Как и любой лайнер-скороход, строившийся в то время, «Кронпринц Вильгельм» должен был в случае войны иметь возможность выступать в роли вспомогательного крейсера. Для этой цели на полубаке и надстройке судна были предусмотрены усиления для установки артиллерийских орудий, а наиболее уязвимые части корпуса – в частности, котельные и машинное отделение – получили конструктивную защиту. Для хранения боеприпасов в непосредственной близости от усилений под пушки были предусмотрены специальные складские помещения, в случае конверсии в боевой корабль переоборудовавшиеся в артпогреба. Кроме того, в конструкции нового лайнера имелись новации, хоть напрямую и не связанные с его потенциальным военным назначением, но весьма полезные при конверсии во вспомогательный крейсер. К таковым относились, в частности, наличие разветвленной телефонной сети, обеспечивающей хорошую связь между мостиком и большинством постов по всему судну, оборудованная по последнему слову техники радиорубка, имевшая, к слову, 4-миллиметровые стальные стенки и крышу, а также весьма объемные холодильники, которые могли обеспечить экипаж вспомогательного крейсера качественным продовольствием в течение нескольких месяцев.

Первый свой рейс из Бремена в Нью-Йорк лайнер совершил в сентябре 1901 года. А в одном из своих последующих рейсов, ровно год спустя, в сентябре 1902 года, «Кронпринц Вильгельм» отобрал «Голубую ленту Атлантики» у «Дойчлянда». По приходе в Нью-Йорк лайнер имел довольно непрезентабельный вид – мощные волны, сквозь которые «Кронпринц» шел, не снижая скорости, содрали краску с его носовой оконечности. Но даже это было воспринято публикой как боевые шрамы и только повысило престиж нового парохода и его владельцев. «Кронпринц Вильгельм» стал одним из наиболее популярных лайнеров Атлантики. Работая по расписанию, пароход пересекал океан за пять с половиной суток.

В 1903 и 1904 годах к «Большому Вилли» и «Кронпринцу Вильгельму» присоединились еще два лайнера-скорохода, несколько более крупных и достаточно экономичных, названных в традициях «Северогерманского Ллойда»: «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие». Имея в регулярной эксплуатации между Бременом и Нью-Йорком подобную четверку, «Северогерманский Ллойд» стал одной из доминирующих на Атлантике компаний, заставив значительно потесниться и британский «Кунард», и германскую «Гамбург – Америка Линие». Кстати, после коммерческого краха, последовавшего после падения рекорда лайнера «Дойчлянд», компания-владелец решила капитально модернизировать его, удалив половину котлов и разместив на их месте каюты третьего класса. В таком виде судно, переименованное в «Виктория Луиза» и перекрашенное целиком в белый цвет использовалось в основном для круизных рейсов и представительских миссий вплоть до начала мировой войны.


«Большой Вилли» в море


«Кронпринцессин Сесилие». Предвоенное фото


«Кронпринц Вильгельм» отправляется в первый рейс


До самого начала войны «Кронпринц Вильгельм» и его суда-партнеры, прозванные «венценосной семейкой», пользовались стабильной и устойчивой популярностью, принося компании значительные прибыли. На популярности германской четверки практически не отразился тот факт, что в 1907 году «Голубая лента Атлантики» вновь вернулась к англичанам – на трансатлантический маршрут вышли два гигантских турбохода, «Лузитания» и «Мавритания». «Северогерманский Ллойд» с оптимизмом смотрел в будущее. Но после убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево мир неуклонно покатился к большой войне. Все германские суда и корабли, как военные, так и гражданские, начали готовиться к участию в боевых действиях. В начале июля все боевые единицы Кригсмарине приняли на борт полные экипажи по нормам военного времени и начали интенсивные учения, чтобы быть во всеоружии к моменту объявления войны.

В заранее намеченные точки Мирового океана отправились небольшие грузовые пароходы, переоборудованные в судаснабженцы. Им предстояло сыграть важнейшую роль в рейдерской войне на дальних коммуникациях. Ряд больших гражданских судов под германским флагом встал на переоборудование во вспомогательные крейсера. Эти работы производились на всех германских верфях Балтийского и Североморского побережий.

Правда, почти все германские лайнеры-трансатлантики продолжали совершать регулярные рейсы. Их владельцы сумели убедить руководство страны в том, что единовременное снятие всех крупных судов с трансатлантической линии в разгар летнего сезона приведет не только к падению германского национального престижа, но и к существенному сокращению доходов казны.

Вот поэтому в конце июля 1914 года в Нью-Йорке находились три лайнера из германской четверки, «Кронпринц Вильгельм», «Кайзер Вильгельм II» и «Кронпринцессин Сесилие», а также новейший трехтрубный гигант «Фатерлянд» и еще несколько менее крупных лайнеров. Несмотря на угрозу войны, прибывшего 29 июля к пирсу «Северогерманского Ллойда» «Кронпринца» встречала толпа доброжелателей – в основном американцы немецкого происхождения. Американское представительство компании-судовладельца работало в обычном режиме, капитану Карлу Гранну поступило оттуда распоряжение, исходившее от германского военно-морского атташе в Нью-Йорке, фрегаттен-капитана Бой-Эда: забункеровать судно и загрузить на борт продукты для обратного рейса. 31-го числа последовало еще одно распоряжение, на сей раз – из штаб-квартиры компании: принять на борт дополнительно 2000 тонн угля и запас в несколько тонн пресной воды. В первый день августа, в то время как грузчики бункеровали «Кронпринца», ссыпая в его чрево американский уголек, руководство «Северогерманского Ллойда» отменило запланированное на 4-е число отплытие в Европу и официально заявило, что «Кронпринц Вильгельм» вместе с «Вильгельмом II» и «Кронпринцессин Сесилие» задержится у Хобокенского пирса в Нью-Йорке «до дальнейших распоряжений».

В то же время у Германии имелись вполне конкретные планы использования «Кронпринца Вильгельма» в качестве вспомогательного крейсера. 1 августа вечером К. Гранна вызвали в нью-йоркский офис компании «Северогерманский Ллойд» и уведомили его, что его судно должно покинуть территориальные воды Штатов при первой возможности. Капитану «Кронпринца Вильгельма» был вручен доставленный диппочтой пакет с секретными инструкциями о дальнейших действиях, который надлежало вскрыть в открытом море.

В ночь с 1 на 2 августа экипаж лайнера трудился не покладая рук. Его составляли в большинстве своем крепкие, здоровые люди в возрасте от 18 до 40 лет, резервистов военно-морского флота. Шла подготовка к побегу из Нью-Йорка и к дальнейшей службе в качестве вспомогательной боевой единицы Гохзеефлотте. Стюарды и матросы занимались погрузкой угля, машинная команда проводила профилактику машин и готовила их к длительной эксплуатации. Параллельно отделка и лишние предметы интерьера, особенно деревянные, способные стать пищей для огня, были демонтированы и перенесены в трюмы. Те элементы декора, которые невозможно было демонтировать, укутывались подушками и матрацами. Все иллюминаторы и окна были снабжены шторами затемнения. Большие окна в общественных помещениях лайнера и стеклянные панно в салонах пришлось забить деревянными щитами. По всему судну (теперь уже – боевому кораблю) были расставлены большие ведра с песком для тушения пожаров. Все эти приготовления были проведены в течение ночи и, больше того, с соблюдением секретности – если бы для стороннего наблюдателя стала ясна суть военных приготовлений на борту «Кронпринца Вильгельма», то о них было бы незамедлительно доложено британским боевым кораблям, патрулировавшим подходы к Нью-Йорку. Но несмотря на все усилия команды по соблюдению секретности, на следующее утро многим стало ясно, что германский лайнер – уже отнюдь не пассажирское судно, а потенциальный комбатант. Американская военно-морская разведка и нью-йоркская полиция отрядили большое количество агентов для слежения за Хобокенским пирсом, но, видимо, их внимание было распределено равномерно между тремя лайнерами, и приготовлениям на «Кронпринце» просто не уделили должного внимания.


«Кронпринц Вильгельм» у пирса «Северогерманского Ллойда» в Нью-Йорке


Капитан Гранн отдал приказ быть готовыми к отплытию в любой момент утром 2 августа. К этому моменту угроза интернирования германских лайнеров в Нью-Йорке стала вполне реальной. Но на следующий день, 3 августа, когда германские войска вторглись в Бельгию, для капитана Гранна настал момент истины – над Нью-Йорком разразилась жуткая гроза с продолжительным ливнем. Судя по всему, большинство агентов, непривычных к длительной полной невзгод службе под открытым небом, поспешило в естественные укрытия. В разгар грозы Гранн как ни в чем не бывало вызвал буксиры, которые в 8 часов вечера вывели «Кронпринца» на фарватер и развернули его в сторону океана. Лайнер двинулся вниз по реке. Естественно, его отбытие не осталось незамеченным, донесения британских агентов вскоре достигли британских боевых кораблей, патрулирующих в нейтральных водах вблизи Нью-Йорка. Но англичане ожидали, что Гранн направит свое судно кратчайшим путем в Германию, поэтому основные силы перехвата были сосредоточены к востоку-северо-востоку от маяка Нантакет Гранн же, ожидая именно таких действий от англичан, сразу по выходе из Нью-Йорка повернул к югу. Этот маневр в сочетании с темным временем суток и с плохой погодой в результате и спас «Кронпринца» от пленения или потопления.

Избежав контактов с неприятелем, Гранн вскрыл конверт с секретными инструкциями. Последние предписывали двигаться на юг и слушать радиоэфир на четко обозначенной частоте, ожидая «сообщения чрезвычайной важности». Сообщение не заставило себя ждать – уже через четыре часа после успешного побега из Хобокена на связь с «Кронпринцем» вышел германский легкий крейсер «Карлсруэ», назначив лайнеру точку рандеву 6 августа в 300 морских милях к востоку от Кубы. Мнения на борту лайнера разделились – некоторые высказывались в том смысле, что запас угля и пресной воды просто понадобился рейдеру для продолжения крейсерства, другие считали, что с борта «Карлсруэ» на «Кронпринц Вильгельм» будет переправлена военная команда и вооружение для превращения лайнера в рейдер. Капитана Гранна, впрочем, гораздо более заботила насущная проблема выживания: по результатам радиоперехватов, регулярно доставляемых на мостик радиоофицером Бринкманном, он прекрасно представлял, какое количество боевых кораблей Антанты заняты поисками его судна в Западной Атлантике. Число впередсмотрящих было удвоено, а команда занялась перекраской парохода в шаровый цвет. От нежелательных встреч с недружественными кораблями и судами Гранн умудрялся уклониться, часто меняя курс, поддерживая высокую скорость хода и соблюдая строжайшую светомаскировку. Тем не менее 4 августа британский пароход «Сегуранза» компании Уорд Лайн сообщил в эфир о том, что им был замечен германский лайнер у побережья штата Вирджиния. Это сообщение, равно как и последующий обмен депешами между британскими боевыми кораблями, патрулировавшими вдоль Восточного побережья США, были перехвачены Бринкманном. Из этого радиообмена стало ясно, что Германия уже находится в состоянии войны с Великобританией. Вражеский радиообмен недвусмысленно говорил о том, что при встрече с «Кронпринцем Вильгельмом» британских кораблей лайнер будет, скорее всего, не задержан, а потоплен.


Командир рейдера «Кронпринц Вильгельм» Пауль Тирфельдер


К счастью, остаток перехода прошел без приключений, и в 9 утра 6 августа к «Кронпринцу Вильгельму» в точке рандеву подошел небольшой четырехтрубный легкий крейсер-рейдер «Карлсруэ». Через полчаса после рандеву крейсер был надежно пришвартован к правому борту лайнера, оба судна застопорили ход, но держали котлы под парами, чтобы в случае появления неприятеля можно было мгновенно дать ход.

Встреча Гранна с командиром «Карлсруэ» подтвердила те предположения, которые строила команда «Кронпринца»: крейсер нуждался в припасах для продолжения рейдерства, приказ из Берлина предписывал Гранну передать часть запаса угля и прочих припасов на крейсер. В свою очередь, с «Карлсруэ» на «Кронпринц Вильгельм» должна была перейти группа из 16 офицеров Гохзеефлотте под началом капитан-лейтенанта Пауля Тирфельдера, на лайнере должно было быть также установлено вооружение со значительным боекомплектом. Тирфельдер должен был принять у Гранна, не имевшего никакого военного опыта, командование «Кронпринцем» и начать самостоятельное рейдерство. При этом Гранн становился старпомом. Тирфельдер служил на «Карлсруэ» старшим штурманом, ему было 38 лет, это был уже весьма опытный морской офицер. После того как в полдень военная команда поднялась на борт «Кронпринца Вильгельма», на мачте лайнера был поднят имперский военный флаг. Гордость компании «Северогерманский Ллойд» официально стала комбатантом.

Между тем положение у «Карлсруэ» и «Кронпринца», дрейфующих среди бела дня при хорошей видимости в открытом океане, было крайне опасным – в любой момент на горизонте мог показаться неприятель. Радиостанция лайнера ловила интенсивный обмен депешами между английскими крейсерами, патрулировавшими неподалеку. Перегрузка припасов шла с лихорадочной поспешностью, корабельный оркестр «Кронпринца» подбадривал команды кораблей, играя бравурные немецкие марши. Сначала перепачканные угольной пылью матросы с лайнера и крейсера перегрузили из бункеров «Кронпринца» через бортовые лацпорты часть угля на «Карлсруэ», затем настала очередь съестных припасов и пресной воды. Параллельно носовые грузовые стрелы лайнера подняли с палубы крейсера две 88-мм пушки, погруженные на крейсер специально для передачи рейдерам, ящики с 290 снарядами для них, пулемет «Шпандау» и тридцать маузеровских винтовок. Это было далеко не все, что крейсер должен был передать на борт «Кронпринца», да и погрузка припасов на крейсер была еще не завершена, но около 15.00 на горизонте появилось облако дыма. Как впоследствии выяснилось, это был британский броненосный крейсер «Саффолк». Гудок лайнера рявкнул, приведенный в действие впередсмотрящим в «вороньем гнезде» на фок-мачте. Матросы из палубной команды лайнера немедленно принялись рубить швартовы, связывающие их корабль с «Карлсруэ», а комендоры крейсера заняли свои места у орудий. Оба корабля немедленно дали ход. Оркестр лайнера заиграл «Дойчлянд Юбер Аллес», в то время как припасы все еще продолжали передавать на крейсер. Погрузочные работы были вынужденно прерваны, когда дистанция между кораблями сделала их невозможными.

Достигнув эволютивной скорости, «Кронпринц Вильгельм» немедленно повернул влево, «Карлсруэ» же развернулся вправо, уводя противника от уязвимого лайнера. На борту «Саффолка» контр-адмирал сэр Кристофер Крэдок наблюдал, как единая цель на горизонте неожиданно раздвоилась. После коротких колебаний, Крэдок приказал преследовать цель, однозначно идентифицированную, как германский крейсер. Эти несколько минут колебаний дали Тирфельдеру возможность улизнуть: он приказал лечь на северо-восточный курс, по прямой уводящий лайнер от английского крейсера, и развить полный ход. «Кронпринц Вильгельм» развил скорость более 24 узлов – невероятную даже во времена его трансатлантической карьеры. Естественно, ни о какой погоне со стороны старого «Саффолка», развивавшего чуть более 20 узлов, говорить не приходилось. Тем более, в это время англичанин тщетно пытался навязать бой гораздо более быстроходному «Карлсруэ», уходившему на север.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8