Иван Косолапов.

Мир Мрака 2037



скачать книгу бесплатно

Знакомую лампу с треснувшим абажуром я заметил ещё на подходе. Не молодая женщина подняла на меня карие глаза украшенные очками. И, улыбнувшись, а вместе с этим и хлопнув в ладоши, произнесла:

– Саша, ты?!

– Как видите, тёть Поль, – ответил я, также искренне улыбаясь и, в придачу, разводя руками.

– Ой, так чего же ты встал Сашенька? Проходи-проходи, я тебя, конечно же, отмечу, ты что? – сказала она хватаясь за ручку, но на полпути остановилась и добавила. – Хотя нет, подожди. Дай я до тебя ходя бы прикоснусь, чтоб удостовериться, – подымаясь объявила старушка. Улыбка всё никак не хотела слезать с её уст, и я понимал из-за чего. – О Господи, точно ты, – подёргав меня за щёки, как маленького, после чего поцеловав в одну из них, точнее правую, вынесла вердикт тётя Полина.

Как на счёт другой молодёжи моего возраста – не знаю, но что меня она любит как своего внука, так в этом я уверен. И так она со мной говорит не только, когда я с охоты возвращаюсь – это наш обычный разговор. Тётя Поля мне может, ни с того, ни с сего, блинов наделать или ещё какой-нибудь вкуснятины приготовить, из продуктов которые сейчас в дефиците. А я, если понадобится, и помочь могу, там: подать, перетащить, починить что-нибудь латаное перелатанное ещё до меня сотни раз.

Сын у неё на войне умер, а жена его, с маленьким ребёнком на руках, осталась. Так тётя Поля и взяла их к себе жить, одна семья всё же, тем более что с невесткой у неё отношения хорошие. Настоящему внуку старушки только пять лет, так она мне каждый раз и напоминает, чтобы я, когда внук вырастет, за воспитание его характера взялся. Чтобы он был ничем не хуже меня, и даже лучше.

На это задание тётя Поля меня отправляла, чуть ли не плача, так как почти не верила, что я вернусь, ведь настолько сильных соперников у меня ещё не было. Да тут никто не верил, даже я. Но всё же я вернулся. Значит, пора бы и показаться всем тем, кто ещё не в курсе.

Помахав вахтёрше на прощанья, я двинулся дальше. А вот и красный крест. Увидев это простое, но действенное обозначение мой указательный и средний пальцы сразу же заболели. Я ведь совсем о них забыл. Сколько же, все-таки, за последние пару минут мой мозг информации переварил, для этих двух и места не нашлось. Но надо же зайти, перевязать, а то и буду так ходить, пока кости как-нибудь по-гибридскому не срастутся.

Войдя в просторный коридор, я осмотрелся по сторонам. Слева, меньшее помещение – аптека. Справа, самое большое помещение во всём подвале – лазарет. В нём была и хирургическая, и справочная, где ведётся учёт каждого жителя Спортивного Соглашения, и перевязочная, и, даже, помещение с этим… как там его… а, рентгеновским аппаратом, забыл, как сама палата называется.

– О, Александр, вернулись? Ну что ж, это радует. И зачем же вы ко мне пришли? – спросил Павел Лаврентьевич с деланным интересом, но с не деланным удивлением, скорее всего из-за того, что я всё-таки возвратился.

– Да тут, кажется, два пальца сломал, – немного смущенно ответил я, взирая на этого пожилого человека в белом халате.

– Ага, ну ладно-ладно.

Присаживайтесь, сейчас мы посмотрим, что вы там сломали, – улыбнувшись и указывая на табурет напротив себя, ответил врач. – Ну как вам последняя битва, а, Александр? Вижу, даром не прошла.

– А что, это так заметно? – с неким сарказмом в голосе съязвил я.

– Ха-ха, – чуть усмехнулся мой собеседник, – да-а, ещё как заметно. Понимаете ли, тут просто эта ваша, как бы так выразиться, охота, всё Спортивное Соглашение передёрнула. Это где ж такое видано, чтоб какой-то человек, не вам в обиду, против беловержца шёл…

Всё это он говорил, рассматривая мою кисть, в частности пальцы. Время от времени, то слабо, то посильнее, надавливал на сломанные отростки, при этом задавая вопросы типа: «Что-нибудь чувствуете?». Я не чувствовал. Узнавая мой ответ, он обратно переносился к нашему разговору. Кивая головой, в зависимости от вопроса, и таким образом отвечая доктору, я просто ждал окончания этой беседы и процедуры в частности.

– Вы, наверное, уже слышали, тут на вашу с монстром битву ставки делали, мол, кто кого.

– Ага.

– Так я вот на мутанта поставил, целую сотню, – сказал Павел Лаврентьевич и посмотрел на меня.

– Ха. Ну что ж, тогда простите, что не умер, – вполголоса вымолвил я, тоже посмотрев на врача. Тот, как только уловил мой взгляд и понял, что взболтнул лишнего, наклонил голову обратно и начал что-то бормотать.

– Так больно? – спустя малую паузу, поспешно и тихо выговорил он.

– Нет.

– А так? – доктор резким движением «сложил» мои пальцы. По нервным окончаниям к мозгу сразу же прильнул слабый приступ боли.

– Да. Чувствую, – ответил я, посмотрев на руку.

– Теперь попробуете разжать эти два пальца, – сказал Павел Лаврентьевич, так и не подымая глаз.

Я думал, что это будет трудно и очень больно. Ошибся. Это было совершенно не трудно, но больно, пусть и не очень.

– Получилось.

– Ну что ж, тогда я должен вас обрадовать, голубчик, вы ничего не сломали, это просто сильный ушиб, – с малым привкусом радости сказал тот, наконец посмотрев на меня. После чего, не снимая глаз с моего лица, он ловким движением открыл шуфлядку и через секунду в руках Павла Лаврентьевича уже красовался полупустой тюбик какой-то мази. – Вот, это гель, эмм, – он покрутил тубу в руках, разглядывая со всех сторон, – чёрт, название стёрлось, не прочитать. И коробочка от неё, – лекарь опять наклонился к шуфлюдке, недовольно фыркнул, но негромко, скорее лениво, и воротился в прежнее положение, – эх, хрен знает где. Ладно, ничего. В общем, Саша, берите мазь у меня. Так как наименования её я вам сказать не смогу, а следовательно и купить у вас её тоже не выйдет, поэтому возьмите у меня, – он чуть наклонился ко мне, однако даже при этом наши взгляды встретится не смогли: он всё время старательно пялился на упаковку серебристого цвета, – а деньги аптекарше отдадите, сверите внешний вид тюбика с остальными, так и цену узнаете, – передав мне в руки гель и чуть поёрзав на стуле, старик вновь сел прямо и продолжил: – Сам же гель, как вы уже, наверное, догадались, со временем избавляет от таких неприятных дефектов как синяки, также нейтрализует ушибы, вывихи и всё такое прочие.

Господи, этот человек может говорить нормальным языком?… ай ладно, главную суть я понял.

– Ага, и дорогое ли это чудо?

– Абсолютно нет. Её на складе немало осталось, поэтому пока ценности сильной она не представляет, хотя вещь действительно хорошая, – рассудительно заверил врач.

– А в мой бюджет влезет? – саркастически спросил я.

– Влезет-влезет. А пока, вот вам мой совет: помажьте лучше больной участок.

Да, это действительно не помешает: я тут же выдавил из тюбика маленькую капельку белой субстанции и размазал её по повреждению. После чего поднялся и уже был готов уходить, как тут услышал.

– Александр, стойте. Вы, это, простите меня старого. Не те годы, понимаете ли, могу и сказать что-нибудь лишнее. Только вы, пожалуйста, на меня зла не держите, если чем-либо смог обидеть, – выудил из себя Павел Лаврентьевич и обратно уткнулся в стол.

– Да ладно, ничего. Не извиняйтесь. Я не обидчив, – бросил я, выходя из лазарета.

Гель и вправду был не очень дорогой. Выкупив тюбик на деньги, найденные в карманах, я двинулся дальше. По пути я заглянул в химчистку и, предварительно «иссушив» карманы досуха, сдал мастерку, штаны на мне тоже были грязные и полны радионуклидами, но их сдавать я не решился. Ну не в трусах же в бар идти.

Пройдя ещё немного по коридору, я остановился возле самого часто посещаемого места во всём Спортивном Соглашении. Бар. Названия ему так и не придумали, но и без этого незначительного недостатка каждый, от мала до велика, знал его место расположения. А именно: подвал первого подъезда, комната номер девятнадцать, одна из самых больших комнат.

Коридора у бара не было, поэтому вид на обширный зал открывался ещё у входа. В это время суток в заведении обычно не протолкнуться, сегодняшний день не стал исключением из этого простого, но действительного правила. Казалось на всей территории отведённой под столь злачное заведение, яблоку не было куда упасть. В надежде ловко и быстро прошмыгнуть среди толпы, я переступил через порог. К сожалению, мои планы с самого начала были обречены на гибель.

Незыблемая масса людей, лицезрев моё появление, сразу же прекратило своё беспорядочное шумное существование, превратившись в один слаженный механизм, приводимый в действие поворотом ключа. Дело в том, что, в зависимости от внешней среды, ключи могут быть разными. В данной ситуации ключом был я. Заведя машину, я заставил её поделиться на два континента, между которыми образовалась довольно широкая свободная полоса, так сказать, пролив, как раз подходящий для прохода. Путь между двумя «островками» шёл к Гошиному кабинету, видимо они уже в курсе – босс ждёт.

Идя между молотом и наковальней до моих ушей то и дело долетали странный шепот с упоминанием моего имени. Это мне не очень понравилось, хотя кто меня спрашивает. Подойдя к двери оббитой изрядно подпорченным кожзаменителем, мне вдруг страшно захотелось постучаться, для приличия, но, в конце концов, отстранив всяческие ненужные и бесполезные мысли куда-то в угол, моя рука просто взялась за дверную позолоченную ручку и потянула на себя.

Золотой свет бара заменила тьма кабинета Георгия Васильевича, главного человека во всём Спортивном Соглашении.

– Саша, это как понимать? Ты что, совсем страх потерял? Уже без стука входить начал, – небольшой светильник, стоявший на краю массивно стола из дуба, скудно освещал маленькое пространство комнаты своей энергосберегающей лампочкой, поэтому как следует разглядеть лицо президента в этой, из-за накуренного дыма, серой полутьме, мне не удавалось. Но это и не было обязательным, я и так всё отлично знал: сейчас он заполняет какие-либо бумаги и разговаривает со мной, не отрываясь от работы. Таким он был всегда, когда бы я к нему не явился.

– Но… это… меня просто предупредили, что вы меня ждёте. И я решил незамедлительно в ваш кабинет, – запинаясь, выдавил я.

– Мм, вот как. А вот мне, например, доложили, что ты прибыл на базу уже как тридцать минут назад. А теперь ответь мне, что в твоём осмыслении означает «незамедлительно»? – спросил Георгий и поднял на меня свой обычный хмурый взгляд с глазами, яблоки которых, казалось, были налиты свинцом: такой же блеск.

– Ну… как бы так… – начал я.

– Да ладно тебе, Саня. Ты чего, поверил что ли? Эх, а я-то молодец, тебя как сосунка, – вставая и подходя ко мне с улыбкой во весь рот, воскликнул главный человек Спортивного Соглашения. – Присаживайся. Чего встал, глаза выпучив?

– А? Ах, да-да-да конечно, – сказал я, до сих пор не понимая, что произошло.

– Да, Саша. Я-то думал, что моя актерская игра оставляет желать лучшего, а тут вот, даже тебя надуть сумел. Нет, это, конечно, мне никогда не понадобится, но вот так вот поразвлечься, в самый раз. Курить будешь? – поинтересовался Георгий, закончив свой небольшой отчёт на счёт сделанного им поступка и протягивая мне пачку «Aroma Rich». Я, покорно взяв одну из папирос, подумал, откуда у него такие дорогие сигареты, они и в довоенное время были недешёвыми, а сейчас их вообще почти недостать, наверное, всё-таки, положение этого человека в обществе даёт особые привилегии, нежили у остальных. Понюхав небольшой вытянутый цилиндрик, я сразу же узнал этот запах – вишня, хороший вкус.

Прикурив и сделав по паре затяжек, Георгий Васильевич, наверное, заметив, что пауза длится уже довольно долго, продолжил разговор.

– Итак, Саня, вернёмся к тому, для чего ты сюда пришёл. Ты убил беловержца? Или сбежал с поля боя, всё-таки решив сохранить свою шкуру, что для тебя, насколько мне известно, не характерно.

– Убил, – вдыхая нависшую над нами благовонию лелеявшую вишнёвым вкусом, ответил я.

– Ух, ты! Всё де смог. Ну и как оно? – продолжал допытываться Георгий.

– На троечку, – сострил я, характерным движением сбивая пепел.

– Ха-ха, ясно-ясно, – оценил шутку мой собеседник, взглядом требуя продолжения.

– Ну, два пальца сильно ушиб, некоторое время двигать ими не смогу. А так, всё прошло довольно гладко, хотя стоп, мне ещё как можно скорее нужно принять противорадиационный препарат и сдать штаны в химчистку. А то, знаете ли, лежать пару десятков минут в яме, где по соседству с тобой довольно удобно пристроилась кучка фонящего барахла, штука не из приятных, – сказал я, опираясь на стол.

Думаю, он понял мой намёк.

– Чего ж ты сразу не сказал? – скорее по инерции, чем из-за любопытства, спросил Георгий Васильевич, после чего быстро стал рыться в ящиках своего стола. – На вот, прими и хватит мне тут свою радиацию разносить, а то совершенно обнаглел, ты что, смерти моей хочешь?

– Ну, прямиком я этого вам никогда не говорил… – который раз подколол я Гошу, вкалывая себе противорадиационное средство.

– Не смешно.

– Как вам не знаю, а вот мне очень даже, – сказал и расплылся в улыбке.

– И не надоело тебе ёрничать? – с сожалением спросил напротив стоявший человек.

– Это риторический вопрос? – успешно парировал я.

– Эх, дурень ты, Сашка, дурень… – смирился мужчина почти преклонного возраста, после чего продолжил: – Да и кстати, штаны твои тоже сдать поспеши.

– Вы что, хотите, чтобы я через всё Спортивное Соглашение до химчистки в одних лишь трусах бегал?

– Ну а когда медкомиссию в военкомат проходил, ты как бегал, уж явно не в пуховике с джинсами. Да и вообще, тебе что важнее, пару минут с оголёнными ногами побегать, или хозяйства лишиться?

– Думаю на вопрос ответ не нужен… а вот на счёт первого – в здании больницы не так холодно было, как в наших подвалах, – глядя на собеседника, ответил я.

– Во-первых, отопление у нас пока что налажено. Во-вторых, уж слишком ты повеселел. Тебе не кажется? Не вышвырнуть тебя из этого кабинета меня заставляет только две вещи, что ты со мной до сих пор на «вы» общаешься, и что мне уж слишком нравится наш с тобой диалог.

– Ну, тогда давайте его продолжим, – заметил я, чуть успокоившись. И правда, что-то у меня настроение резко поднялось, а ведь с самым важным человек в нашем мини-государстве общаюсь.

– Отличная мысль, на чём мы там остановились, а, вот. Военкомат. Я ж как раз хотел тебе кое-что рассказать. Помнишь нашу пятимесячную войну с ДУВом? Ну, с теми, с Воровского.

– Трудно забыть, – пробубнил я, вспоминая события годовой давности.

Пять нескончаемых месяцев, 150 вечных дней, в прошлом году время с февраля по июль длилось дольше, чем обычно. Почему началась эта война, не знает толком никто, даже, наверное, Георгий Васильевич. ДУВ (Держава Улицы Воровского) напал без всякого предупреждения, вот так, просто, взял и открыл огонь из танковых пушек, к которым, через некоторый момент, присоединились крупнокалиберные пулеметы БТР. Отразить столь нежданную атаку удалось с трудом, но удалось. Тогда нам не пришлось даже вертолеты в воздух поднимать, кто-то из миномётчиков удачно попал в переднее крыло одного из танков. Так же в том бою противник потерял один из четырёх БТР модели 82А: некий гранатомётчик залез на снайперскую вышку, ещё не срубленную шквальным огнём, и, довольно-таки прицельно выстрелил в бензобак машины из РПГ-28. Граната 125 калибра выпущенная «Клюквой» сделала свою работу на ура, оставив ржаветь на поле боя, на половину покрывшийся копотью, пустой остов бронемашины. Поняв, что нас просто не возьмешь, а ударной мощи осталось мало, противник решил отойти к своей территории и отложить завоевания новых земель до наилучших времён.

В том бою мы узнали три вещи. Первая: мы не одни. Вторая: война может существовать даже после Апокалипсиса. И третья: нас хотят уничтожить нам же подобные, нас хочет убить, на тот момент, наша единственная радость и надежда. Но вот что делать, радоваться или паниковать, мы не знали, так же, как и не знали того, что это далеко не последний бой.

Я участвовал в ней и помню почти все сражения до мельчайших подробностей. Но всё же, на фоне всех битв, для меня, рассматривается только одна – стычка ДУВа и Спортивного Соглашения на нейтральной территории неподалеку от ГДК. Эту встречу некоторые даже сравнивают с «Верденской мясорубкой» времён Первой мировой войны. По числу жертв, конечно же, наш вариант уступал в раз так 500, точно также как и по масштабам, и по времени, но вот по кровопролитности и жестокости…

В той битве схлестнулись две неудержимые силы боевой техники, наземная и воздушная. Как оказалось у наших недругов после Конца Света осталось пару гостинцев: три танка (американский «Абрамс» и два Т-90) и четыре БТР-82А, предназначенные специально для поражения целей в воздухе, хотя и на земле они действовали ничуть не хуже. Один из танков (Т-90) был повреждён по вине нашего миномётчика, а БТРов и вовсе три осталось, четвёртый до сих пор догнивает возле первой линии обороны Спортивного Соглашения.

Но и мы не пальцем крученные. Война оставила и нам пару хороших следов: с одного из авианосцев Украинского флота к нам заплутали 2 истребителя Як-141. Как они умудрились пролететь такое количество километров, даже сами пилоты не понимают, но факт остаётся фактом – они долетели. А посадить именно у нас многотонные машины их вынудила катастрофическая нехватка топлива на дальнейший полёт. Сказали, мол: «в баках только на донце осталась, и тут видим, народ в одной точке толчётся, ну мы и запросили на посадку». Ещё после Апокалипсиса на наш самодельный аэродром (построенный сзади «многоэтажки» и «стоящий» параллельно дому, под которым мы живём) созданный специально для Яков с взлетно-посадочной полосой в 400 метров были вынуждены приземлиться три истребителя пятого поколения Т-50, ранее принадлежащие белорусскому фронту. Но теперь нам, жителям одного из немногих мини-государств, возможно, последних государств на этой планете. Но, как оказалось позже, нашему другу вообще на воздушную боевую технику везёт. Ещё через месяц после Т-50 на наш стадион приземлились два Ми-28, также ранее принадлежавшие белорусскому фронту.

В общем, полностью вспоминать ту толкучку возле ГДК мне совершенно не хочется, но итоги той битвы подвести можно. Во время этого сражения Спортивному Соглашению пришлось распрощаться с 2-мя Як-141, ода сбили БТР, больше наш брат никакой техники не потерял. А вот ДУВ лишился ещё одного БТР-82А и танка, того самого, Т-90 (в основном в этом виноваты два вертолёта Ми-28, но и Яки тоже сыграли свою роль, а вот Т-50 мы вообще на бойню отправлять побоялись, уж слишком дороги машинки), над которым уже поработали защитники государства Георгия Васильевича, то есть, моего дома. Поняв, что затраты не стоят того, ДУВ забросил бессмысленную мечту о захвате Спортивного Соглашения и согласился подписать унизительный мир. В итоге мы, если так можно выразиться, победили, получив при этом довольно большие запасы бензина, пищи, патронов и оружия, так сказать, в качестве оплаты грехов перед нашим людом. Но, к сожалению, все эти дары не в силах вернуть огромные потери людей поглощенных пятимесячной войной, начавшейся из-за целей и жадности сильных мира сего. Всего же во время этой огромной битвы двух держав забытого мира погибло 2000 человек, в этом числе были как ринувшиеся в бой люди, так и мирные граждане…

– Эй, Сашка. Ты меня вообще слушаешь? – прорвался сквозь мои воспоминания голос Георгия.

– А? А, да-да, конечно, – заторопился я.

– Что, вспомнил свои боевые приключения тех пяти месяцев?

– Чего? – не понял я.

– Я спрашиваю: ты что, бои прошедшие не без твоего участия вспомнил? – наконец-то сообщил «нормальным», хотя и с привкусом научности, языком Гоша.

– А, да нет. Это я так, задумался просто. А что вы там говорили?

– Эх, да вот, понимаешь ли, хотел с тобой обсудить важные наружные дипломатические связи. Ведь, понимаешь, ДУВ теперь хочет с нами объединиться. Мол, прошлого правителя и, как выразились сами жители, диктатора свергли, а на его пост поставили молодого, пусть не опытного, но умного и амбициозного такого юнца. Должен сказать, мне этот парень сразу понравился, как только я его увидел.

– Вы что, уже встречались с ним? – не поверил я.

– Ну а как же, они сначала посыльную группу из пяти человек отправили. С весточкой, мол, так-то и так-то хотим с вами создать одно государство.

– А зачем пяти человек-то посылать?

– Сашка, ты чего, малой совсем что ли, ведь, сам знаешь, места боевых действий уже как год заброшены, так их опять мутанты заселили. Это вон во время войны как выйдет на одно сражение пару сотен людей да ещё с тяжелой техникой, вот тогда-то у этих мутафагов и аппетит сразу же пропадал. А сейчас… ладно, это уже другой разговор. Так вот. Я дал добро на съезд. Местом выбрали Спортивное Соглашение, ну, нам не на чем к ним ехать, у нас только воздух, а у них, как оказалось, ещё пару легковых автомобилей имеются. Они прикатили всей делегацией, ну и я небольшой совет собрал, поговорили, рассудили и разошлись с обещанием что мы, Спортивное Соглашение, подумаем.

– И вы хотели со мной об этом поговорить? – усмехнулся я, после чего добавил: – Георгий Васильевич, вы же сами прекрасно знаете, я не силён в дипломатических или политических вопросах.

– Да, Саша, знаю. Понимаешь, скучно мне совсем, побеседовать частенько не с кем, ну я и решил у тебя совета спросить, узнать, что думаешь об этой идее, нравится тебе или нет. Но раз уж ты не хочешь, то ладно, давай сразу к делу… – Гоша, покряхтывая, грузно встал из-за стола. После чего прошёлся немного и сообщил. – Что ты убил беловержца, мы уже выяснили. Что это было трудно, мы тоже выяснили. Но как ты его убил, мы так и не узнали, голову ты его не принёс, а это очень дорогой товар.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное