Иван Константинов.

Дорога мертвых



скачать книгу бесплатно

– Оживила? Зачем?

– Чтобы вернуть знания, похороненные здесь, и воскресить древние книги.

Би остановилась.

– Вернуть? Кому? Ты же говорил, что она не проявляла активности сотню лет?

– Ее логика не совсем совпадает с человеческой. – Джон обернулся, и синие вспышки утонули в черном металле его маски. – И иногда она добивается своих целей странными способами.

– Ты говорил о книгах?

– Наверху, над узлом, она создала поселение, и населила его человеческими детьми. Сюда сходятся пути на север, и юг, к большим хайвеям. Каждый год, в одно и то же время, ее ученики покидают это место, чтобы уйти в большой мир, и унести то, что она им дала.

– Каждый год?

– Уже больше двадцати лет.

– Это значит, что я их встречала, верно?

– Верно. Их встречали все, кто был в больших поселениях, и в малых, все вы. – Риордан обернулся. – Вот уже двадцать лет сюда сходятся пути странствия пяти величайших цирков цивилизованных земель.

– Цирков?! – удивленно переспросила Мириам. – Значит здесь их воспитывают… циркачами? Но почему?

– Разве это не лучшее укрытие для странных, для чужих? – ответил Риордан вопросом на вопрос, и откуда-то из тени над лестницей отозвалась Вероника:

– Ваш Сломанная Маска хорошо смотрелся бы в цирке.

– Они не остаются там надолго. Цирки путешествуют от Филадельфии до Чикаго, проходят через Эрг и до Великого Разлома. Ее ученики остаются там, где должны, где требуются их знания и умения.

– Уже двадцать лет. – Задумчиво проговорила Би. – Цирки бывают везде. Это значит, что ее агенты…

– Ее дети.

– Ее агенты. Они повсюду, верно? Никто не чинит препятствий клоунам и акробатам. Кого удивит, если кто-то из них решит осесть, пусть даже и в Крепости – если он умеет работать, и много знает…

– Отличный план, верно? – В голосе Вероники прозвучало восхищение. – У этой огромной штуки отличные мозги.

– Враг уже знает об этом месте, и теперь оно будет разрушено – но не раньше, чем последние ученики покинут его. Завтра сюда прибудут три цирка, чтобы забрать последних. Их нужно спасти любой ценой.

– Для этого здесь нужны мы?

– Рядом расположились две больших банды рейдеров, и меня не удивит, если сюда придут обе. С некоторых пор их движение определяет кто-то особенный, видящий очень далеко, и слишком много.

– Мы уже знаем, кто. – Согласилась Вероника. – Этот Нексус, он укреплен? Здесь есть оружие?

– Защитник этого места не нуждался ни в укреплениях, ни в оружии.

– Сломанная Маска? – догадалась Мириам. – Это его дом?

– Он родился здесь, и ушел отсюда. Единственный, кто пошел своим путем. – Джон наклонил голову. – До рассвета я успею привезти сюда оружие, все, что найду. У нас будет немного времени для подготовки. А пока идемте.

– Нас встретят?

– Нет, уже поздно, и все спят, здесь рано ложатся спать. Но я провожу вас. Не волнуйтесь, здесь нет врагов… но и сражаться некому.

– Такие места бывают? – хмыкнул Арго.

– Да.

Их всего несколько, во всем мире – убежищ, хранящих прошлое для будущего.


Путешествие на вагонетке заняло не более полутора часов, но луна уже успела взойти. Бетонный каркас, уходящий далеко вверх, выглядел разорванным на части – некоторые фрагменты конструкций оставались в тени, и часть серебристых балок словно висела в воздухе, отражая лунный свет. Светящиеся сети, виденные Мириам под землей, прорастали на поверхность тонкими антеннами высотой во много человеческих ростов, с гуляющими по ним синими огоньками. Целый лес таких антенн, едва заметно подрагивая, поднимался впереди, между разбросанными в беспорядке разноцветными домиками из листов металла и бетонных блоков.

– Поселение заброшено? – Удивилась Би.

– Вовсе нет. – возразила Мириам, жадно рассматривая домики. – Здесь живут. Смотри, вон там и там – колодцы, и тепло из труб, где есть печи. Все аккуратно устроено – очаги, а там, дальше, навес, для еды. И большие домики – наверное склад, кузница и мастерская. И почему-то все раскрашено – я не очень различаю цвета, но, кажется, там рисунки на стенах, и цветные крыши. Так здорово…

– Наверное. – Согласилась Би. – Ты в этом разбираешься. Куда нам идти?

– Вон те дома пустуют – в них никто не спит.

– А в других спят?

– Да, здесь десятки огней.

Риордан кивнул.

– Верно, я проведу вас туда. – Он указал на ряд одноэтажных домиков, лепившихся к краю прямоугольной бетонной плиты, выступавшей из песка под крайними опорами недостроенного здания. – Рейдеры не осмелятся напасть в темноте, так что вы можете выспаться.

– Выспаться? – Слегка удивилась Би. – В таком месте?

– Это обычный поселок, а его обитатели – почти обычные люди. Такие же, как вы, хотя модификации, конечно, сильно различаются. У вас есть еще часов шесть, прежде чем я вернусь.

– А потом взойдет солнце. – Би оглядела лежащий перед ними поселок. – Они… кого она воспитала, Джон? Кто они… ей?

– Дети.

– Как и мы, Джон, ты сам сказал – нас она тоже считает детьми. Но этих – что она делала с ними, прежде чем отпустить? Что они должны сделать с нашими городами и Крепостями? Они вроде Сломанной Маски – могут что-то подобное?

– Они не похожи на него. – Риордан медленно прошел вперед, остановившись рядом с Би. – И я мог бы долго объяснять тебе, что в них особенного, но гораздо проще будет, если ты сама спросишь у них. С утра, когда кто-нибудь проснется.

Би взглянула на Мириам, которая стояла рядом с Арго, закрыв глаза.

– Ты увидела что-то?

– Здесь красивые огни. – Мириам повела плечами. – Я вижу обиду, но не вижу злости, и все такое яркое. Им снятся сны, и некоторым, похоже, одинаковые. Это люди, но не совсем такие, как мы привыкли. Не такие, как в Хоксе.

– Другие?

– Не испуганные, не голодные. Смелые, и открытые, как будто… как если бы на это селение действительно никогда не нападали. Как будто они выросли в другом мире.

– Я спрошу их об этом… утром. – Жестко сказала Би, и смех Вероники, легкий, как шелест ночного ветра, стал ей ответом.

– Что смешного? – Удивилась Мириам.

– Ее страх. – Голос Вероники звучал справа, из воздуха, и Би повернула голову, словно собираясь возразить, но ничего не сказала. – Она боится этого места, потому что твои слова задели ее мечту. Мир и покой, которых не может быть. Ради которых она готова умереть на воротах этого места, даже если ее никогда не пустят внутрь.

– Хочешь меня разозлить? – Тихо спросила Би.

– Нет, просто… я тоже его боюсь.


Интермедия III.


Пахло клубникой.

Он ел клубнику только однажды. Красная мякоть, прячущаяся под зелеными листьями, белые пластины вместо неба, и вода, капельками оседающая на щеках. Жаркий туман. Теплица – так зовется это место, а красное, со сладким и кислым запахом, она называет клубникой.

– Ричард. – Говорит мама. – Не копайся в земле.

Земля – это черный песок, который пахнет водой. Все здесь пахнет водой, так, что трудно дышать. Воздух забивается в нос, и в рот, воздух с запахом клубники, плотный и теплый, как вода. Он делает полный вдох, и захлебывается, пытаясь кричать.

– Ричард!

– Мама!

Что-то надулось и лопнуло на губах, как молочная пленка. Он барахтался и тонул в молоке, ударяясь о гладкие стенки. Неужели кто-то бросил его в баллон с молоком, пока он спал? Белое заливало глаза, пузыри лопались на губах, и пахло клубникой, все сильнее. Он кричал, просил выпустить, а стенки были твердыми, и отзывались на удары как дерево – будто у бочонка.

А потом молока сразу стало меньше. Он открыл глаза, и свет, слишком яркий, ярче дневного, брызнул ему в глаза.

Белая пленка снова вздулась и лопнула на губах. Он смотрел в мутное окошко – в ту самую стенку, которую так и не смог поцарапать, прозрачную, залитую белой жижей, пахнущей, как клубника. За окошком шевелился кто-то огромный – нет, огромным была его тень, а на окошко легла его ладонь… маленькая ладошка. Рок понял это, потому что она была меньше его ладони, которой он уперся в стенку со своей стороны.

Ладошка хлопнула по ней два раза, затем убралась, и что-то зашипело сбоку. Стенка поехала в сторону. Рука Рока провалилась навстречу свету, и он сообразил, что лежит на спине, просто в голове все перевернулось. Яркий светильник заставлял щуриться. Он приподнял голову, рассматривая бочонок, в котором лежал превратившийся в полуоткрытое корыто, заполненное белой жижей с запахом, который он слышал во сне. Рок был совершенно голым, на его теле медленно лопались белые пузыри. А рядом стоял маленький Тони, тоже облитый белым, и улыбался соседнему бочонку, не открытому, в котором тоже что-то вяло шевелилось.

Рок повернул голову, и чихнул, остатки жижи брызнули из носа. Крышка бочонка, отъехавшая в сторону, оказалась слева. Он ухватился за край стенки справа, неожиданно мягкий под пальцами, будто что-то живое, и сел.

Яркие светильники, каждый с кулак размером, разбегались по всему потолку, перемежаясь с маленькими зелеными точками, гаснущими и разгорающимися, будто угольки. Под ними, на белом полу, были расставлены еще бочонки, много, в несколько рядов. Бочонки-кровати, в которых, слабо двигаясь в белой жидкости, спали люди.

Или просыпались?

Тони ухватил его за руку и потянул. Рок снова чихнул, перевалился через мягкую стенку, впившуюся в ребра, и упал рядом с ним, на такой же мягкий пол, поддавшийся под ногами. Белая жижа не оставляла на нем следов, мгновенно впитываясь, и Рок, недолго думая, вытер о него руки.

Тони, отпустив его, заковылял в сторону, и Рок с трудом встал, оглядывая комнату – нет, зал, размером с небольшой дом. Кроватей-бочонков оказалось много, они стояли в несколько рядов, за которыми виднелись такие же белые стенки. С трех сторон, кроме одной, к которой сейчас и шел Тони.

Там, вытягиваясь вверх и упираясь в потолок, возвышались прозрачные плиты, слегка выгнутые, отражающие свет ламп, образуя еще одну, зеркально-прозрачную стену. Тони подошел к ней, и замер, прислонив лоб к прозрачной поверхности. Рок фыркнул, запустил обе руки в волосы, выдавливая из них белую жидкость, снова вытер руки об пол, и пошел вслед за ним.

В мутном зеркале возникло и двинулось навстречу его отражение – бледное, маленькое, в белых потеках, с бело-черным вихрем на голове. Подойдя ближе, Рок скорчил рожу, и повернул голову, разглядывая синяк на левой щеке и виске – человек с черными глазами ударил его, когда нашел переговорник. Синяк казался совсем светлым, прячась под белым налетом, и Року стало интересно – сколько же времени прошло, пока они спали в этих кроватях.

Шагнув вперед, он, как и Тони, прислонился лбом к зеркалу, стараясь заглянуть внутрь. Или, скорее, выглянуть из белой комнаты.

В памяти всплыло что-то странное, связанное с белым цветом – высокий, невероятно высокий белый человек с короткими крыльями. Их выгнали из душного кузова кара, и несколько секунд Рок смотрел на него, снизу вверх, щурясь от солнца одним глазом – второй никак не хотел открываться.

За зеркалом не было ничего особенного – просто коридор. Прикрывшись ладонями от света, как Тони, Рок разглядел там ряд прозрачных дверей, в противоположной стене. Возле ближайшей двери что-то двигалось – человек в черном, опирающийся на странную изогнутую палку, и на стену, вышел оттуда, и встал, глядя прямо на Рока.

Тот присел, и тут же понял, что это бесполезно – стена же прозрачная. Человек поднял руку – толстую, с какими-то цветными штуками внутри, и погрозил Року пальцем.

Тони хихикнул.

По коридору прошел другой человек, в белом, и остановился рядом с первым. До Рока донеслись голоса, и он прислонился ухом к стене, прислушиваясь.

–… в карантине. – Проговорил непонятное слово второй человек.

– Еще день. – Тоже коверкая слова, ответил первый. – Да я уже бегать могу!

– Ты бы видел, как тебя из комплекса вытаскивали – чуть ли не по частям. Еще пять часов в медбоксе Атланты, минимум.

– Да я видел, Клод… и что в этом такого?

– Где, интересно? – Второй человек повернулся и подошел к стене, заставив Рока отпрянуть. Его глаза скользнули по закрытым ложам, по мальчишкам – и вернулись к его спутнику, который неловко шагнул вслед за ним, опираясь на палку. – Говори свободно, здешние линии закрыты. Кому интересна осевая станция?

– Закрыты, говоришь? От кого?

– Даже от… него. – Тихо ответил тот, кого звали Клодом. – Особенно от него, Альмейде.

Второй только кивнул, и наклонился вперед, упершись рукой в стену, над головой Тони. Тот глядел на него снизу вверх и улыбался.

– А мы все же забрали их. – Проговорил он. – Разменяли четверых на пятнадцать.

– Я не предвидел…

– Не в тебе дело. Десант и нужен для драки. Та девчонка здорово нам показала, как нужно драться.

– Эти данные не попали в официальные сводки.

– Я попросил копию, как очнулся – и стер сразу, не хочу никого подставлять.

– Оператор Линг предоставила ее без возражений? – Улыбнулся Клод, и Альмейде нахмурился:

– Все-то ты знаешь…

– У меня были причины закрыть эту информацию.

– Я там был. Меня ты тоже закроешь?

Клод не ответил. Альмейде щелкнул по стеклу, перед носом у Тони, и тот рассмеялся.

– Обиднее всего. – Заговорил наконец Альмейде. – Что даже из записи я ничего не понял. Тип бронекомплекса неизвестен, характеристики неизвестны…

– Вы дрались не с бронекомплексом.

– А с чем?

– С чем-то большим.

– Ты о его пилоте, что ли?

– Я о том, кто управлял событиями. – Клод сосредоточенно смотрел перед собой, прямо на Рока. Тот отступил было от зеркала, потом нахмурился и показал ему язык. – Это не была случайность. Всегда важен тот, кто планирует.

– Да мы ничего не… – Альмейде осекся. Его кулак, вырастающий из толстой штуковины, с мигающими огоньками, несколько раз сжался и разжался. – Хотя нет. Это же ты сказал, что мой взвод должен быть там. Восемь «Серафов» вместо двух. Ты знал?

– Догадывался…

– Ты знал?! – Альмейде ухватил Клода за ворот белой униформы, и развернул к себе. Тот не сопротивлялся.

– Можешь меня ударить. Здесь не ведутся записи, и тебе ничего не будет.

– Врезать, и все? Джонсон, Сергей, Гауди, Хаттори… четверо, Клод!

– Не ты ли сказал, что десант должен сражаться?

– Да как у тебя…

– Разведка боем на территории врага, Альмейде! Мы забыли, что такое война!

– Да ты даже не военный! – Альмейде оттолкнул его, и чуть не упал, забыв опереться на костыль. – Ты электропаук, что ты видишь, кроме своей паутины?! Мы для тебя – ничто, просто значки, верно? Ты сам мне это говорил!

– Все мы значки. – Клод разгладил униформу на груди. – И ты, и я. И у нас мало времени.

Альмейде отвернулся от него, сверху вниз глядя на Тони, и Клод, помедлив, продолжил:

– Ты покидаешь карантин со следующим шаттлом. У тебя миссия внизу, и мне нужно, чтобы ты кое-что сделал.

– Секретный брифинг? – Проговорил Альмейде, прислонившись лбом к стеклу. – У тебя появились секреты… от них?

– У всех есть секреты, верно?

– Ты лучше скажи мне. – Рукоять костыля указала на Рока. – Эта драка внизу была из-за них?

– Нет. Они ценны для программы, но нет… не из-за них.

– А эта… разведка, она удалась?

– Да. Об этом я и пытаюсь тебе сказать.

– Что я должен буду сделать?

– Захватить одного человека, и доставить его наверх.

– Пилота… той штуки? Того, кто…

– Нет. Скорее того, кто управлял всем этим. Мне сложно объяснить. Мы засекли рисунок магнитных возмущений, одним из источников которых и является твоя цель.

– Радиопередача?

– Нет, нечто другое, гораздо более сложно организованное. Я бы хотел объяснить, но и сам пока не очень понимаю, что это…

– Какая-то технология?

– Да. – Клод вздохнул. – Наверное, так сказать проще всего.

– И как мы его возьмем? Сбросим на него тридцать «Серафов»?

– У меня есть основания предполагать, что я обнаружил ключевые моменты… скачки напряжения, во время которых он будет не активен. Во время следующего такого скачка я дам вам координаты. Вы используете парализаторы, или усыпляющий газ.

– Но это… официально?

– Да, совершенно. Операция одобрена Конклавом.

– Тогда что же ты здесь делаешь?

– После захвата ты будешь сопровождать контейнер с пленным в спецбокс на «Эвридике». Только там есть соответствующее оборудование.

– В детском лагере, что ли? Ты серьезно? Что за оборудование – для обучения?

– Бокс для содержания и оборудование для допросов. – Клод кивнул на прозрачную стену. – Вроде этого места, только техника немного другая.

В зале за спиной Рока что-то зашипело, и он обернулся.

Шевеление в боксах усиливалось, а у некоторых уже отъезжали крышки, но те, кто лежал там, все еще не торопились выбираться.

– Для допросов? – голос Альмейде прозвучал глухо. – Зачем оно там?

– Догадайся. У нас мало времени, шаттл сопровождения с «Эвридики» стыковался сразу за мной!

– И что… что ты хочешь, чтобы я сделал?

– Ты найдешь два контактных передатчика в своем компенсационном комбинезоне, перед миссией. Установи их в радиусе десяти метров от бокса.

– Куда?

– Закрепи на тыльной стороне дата-консолей, или у входа, за баллоном с герметизатором. Обязательно на металл, иначе они не смогут работать.

– Но зачем? У тебя же и так есть доступ к чему угодно.

– Не в этот раз, Альмейде, не в этот раз. Есть высокая вероятность того, что мы не узнаем ничего из того, что там произойдет.

– Это… трибунал.

– Да, но… разве ты тоже не хочешь узнать?

Альмейде медленно приложил ладонь к стене, и Тони, потянувшись, точно так же приложил свою маленькую ладошку напротив.

– Помнишь, ты спросил меня… – Почти прошептал Альмейде. – Насчет этого чувства… что кто-то смотрит.

– Да. И я знаю, что ты мне солгал.

– И ты знаешь, что иначе нельзя было.

– Да.

– Оно странное, это чувство. Будто ты совсем маленький, на ладони у чего-то здоровенного, и оно смотрит на тебя. Слышишь, Клод? Оно, гигантское как планета, и теплое… не враг. Это и есть твои магнитные возмущения?

– Я думаю, что да.

– Тогда там, внизу, все пошло чертовски не так. Мы… не должны были стрелять. Оно не было врагом, и мы делаем все неправильно, Клод.

– Но есть только один способ узнать. Ты сделаешь это, и мы узнаем?

– Или испортим все… испортим так, что уже не исправить. Не боишься?

– Боюсь. – Ответил Клод.

Что-то свистнуло в глубине зала, и Рок кинулся под ближайший бидон, чтобы укрыться. В дальней стене возникло истекающее светом отверстие, в которое медленно вошли три человека в белом – высокий юноша, с виду года на четыре старше Рока, и две девушки.

– Пробуждение не синхронизировано? – спросил юноша, и указал в зал, видимо на пустые бидоны. Его странный акцент был гораздо менее заметен, чем у тех, кто стоял за стеной, даже несмотря на непонятные слова.

– Так всегда. – Ответила одна из девушек, такая же длинная, как парень. – Биохимия у всех разная, сам знаешь. Дезактивация прошла, и ладно. Все равно фонить будет.

– А что там за ангелочки за стенкой? – Спросила вторая девушка, и помахала рукой Альмейде.

– Это десантник, из лазарета, тоже на дезактивации. – Отозвалась вторая. – Тебе к нему нельзя – он от твоего поцелуя засветится.

– А вроде я не знаю. Смотри, там кто-то прячется. – Девушка безошибочно указала в сторону Рока, выглядывающего из-за бидона с какой-то девчонкой, слабо шевелящейся в белой жиже. – Эй, выходи, мы тебе ничего не сделаем.

– Мы друзья. – Юноша шагнул вперед, выставив перед собой пустую ладонь. – Мы отведем вас домой, и накормим.

– Мой дом не здесь. – Отозвался Рок, и выпрямился за бидоном. Стоять голым перед девчонками было стыдно, но он только крепче стиснул зубы. – Меня забрали рейдеры, и его тоже.

– Мы знаем. – Мягко произнесла первая девушка. – Нас тоже когда-то забрали. Это тоже дом. Пойдем с нами, и мы тебе все объясним.

– А если я не хочу? – Спросил Рок.

– Отсюда не убежать. – Ответил юноша. – Некуда, а главное – незачем. Ты среди друзей, мы все здесь такие же, как и ты.

– Это какие? – С подозрением спросил Рок, и скосил глаза на Тони, неспешно проковылявшего мимо.

– Чужие. – Сказал юноша серьезно, и Рок нахмурился еще больше – в этом ответе было нечто, заставляющее ему верить.

– Нам нужно держаться вместе. – Продолжил юноша. Что-то всхлипнуло перед Роком – девчонка в бидоне пыталась сесть, захлебываясь белой жижей.

– Помоги ей. – Сказал юноша. – Теперь она твоя сестра.

– Какой милый. – Сказала вторая девушка, глядя на Тони, вплотную подошедшего к юноше. – Такой маленький… как тебя зовут?

– Он не… – Рок запнулся, удерживая девчонку за скользкое белое плечо. Та громко чихнула, и он не услышал, как Тони, подошедший к юноше, и ухватившийся за пояс его комбинезона, тихо и картаво произнес:

– Я Тони. Здравствуй, брат.


Глава III.


Интермедия IV.


Ихан передал бинокль стоящему рядом мальчишке, и присел на обломок стены из серого кирпича. Когда-то она разделяла большую комнату пополам, а сейчас от нее осталось лишь возвышение между бетонными блоками, открытое небу. Крыши давно не было, остатки верхнего этажа лежали внизу, у подножия холма, окружавшего древние развалины. Это место было всего лишь очертаниями себя прежнего, контуром, тем не менее дающим некоторую защиту от ветра, песка, и чужих глаз.

Ихан задумался, глядя в окно. Вспоминая картинку, только что увиденную в бинокль, и обеспокоившую его не на шутку.

Всего лишь один человек.

Бронированный военный кар, отливающий синим в свете зари, небольшой, на пару человек. И он, спокойно сидящий на капоте, посреди развалин, под прицелом двух ракетометов и десятка игольников. Черная форма, бледная, не загорелая кожа.

– Сколько он идет за нами? – Спросил Ихан.

– Заметили вчера вечером, держался далеко. Ты сказал не трогать. – Ответил Самрил, стоящий позади, за возвышением.

– Сколько еще до подхода сотен Кико и твоего брата? Сутки?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31