Иван Глемба.

Первые шаги к власти



скачать книгу бесплатно

Предисловие

История, предлагаемая вниманию читателю, на первый взгляд может показаться боевиком, детективом и героической фантастикой одновременно, происходящими в недалеком будущем на Земле. На самом деле все события, описанные в книге, происходили на Марсе в далеком прошлом, около миллиарда трехсот восьмидесяти миллионов лет тому назад. Именно в то время на Марсе (Ноэле) жил достаточно продолжительное по земным меркам время, более трех тысяч лет, мастер Элоджил.

Записки Элоджила, на основании которых написана эта книга и будут представлены другие книги серии «Марсианские истории», содержат описание его жизненного пути, а также событий, которые разворачивались на планете в то время, и передают наиболее полно колорит и отличительные особенности условий жизни на Марсе. Все-таки речь идет не о Земле, а, в соответствии с информацией Элоджила, о погасшем солнце, которое после остывания было переведено в солнечную систему. Да-да, Марс изначально не находился в солнечной системе. Его появление в ней стало следствием работы представителей одной из могущественных цивилизаций прошлого.

Марс, загадочная красная планета, всегда и во все времена привлекал к себе взоры человечества. Некоторые его представители небезосновательно считали, что раньше на этой планете существовала жизнь, которая в силу неизвестных причин покинула ее. Рассказ оцилла (мастера) Элоджила приоткрывает не только тайну этой планеты, но и описывает нравы и обычаи, принятые на Марсе. Также Элоджил высказывается о возможности колонизации Марса землянами.

Авторам видится, что рассказ Элоджила особенно актуален в связи с готовящимся полетом землян на Марс. Будет ли этот шаг весомым вкладом в освоение космоса, как это принято считать, – вот один из основополагающих вопросов. Основным фактором в ответе на этот вопрос является то, что на планете отсутствует жизненное поле. Если говорить другими словами – планета мертва, а мертвые планеты не колонизируются.

Мы, живя на Земле, вместо того, чтобы заботиться о нашем доме, пытаемся ступить на твердь других планет, зачастую не зная ничего об их действительной истории, о том, что происходило на них в прошлом, а также, какие опасности грозят Земле и человечеству, когда его представители там обоснуются.

Считаем необходимым упомянуть также о том, что долгое время планеты Марс и Фаэтон сосуществовали одновременно, а их представители были тесно связаны между собой. Марс был базой для производств, которых вообще не было на Фаэтоне. Гибель Фаэтона стала отправной точкой в развитии и становлении Марса, как отдельно взятой планеты в солнечной системе.

Потребовалось продолжительное время, речь идет о десятках миллионов лет, чтобы марсианская цивилизация, восприняв и видоизменив на своей базе технологии фаэтонцев и представителей родинайского содружества, смогла существовать и сохранять продолжительное время на планете жизнь, а также ее жизненное поле.

Гибель цивилизации на Марсе подвела черту под существованием в солнечной системе высокоразвитых цивилизаций, представители которых еще обладали технологиями для наращивания атмосферы, поддержания на планетах нужных условий для жизни.

Человечество пока еще даже не делает первые шаги в освоении космического пространства, а также точно не знает, была ли жизнь на Марсе, а если и была, то почему ушла с него и других планет, существовавших ранее в солнечной системе.

После короткого предисловия авторы предоставляют слово Элоджилу.

Глава 1
Прикосновение к прошлому

Начинать всегда трудно, когда после протяженного жизненного пути тебе все больше хочется отдохнуть, но ты знаешь, что, не сделав еще одного важного дела, все сделанное раньше – не имеет особого значения.

Прожить жизнь и к исходу ее иметь время сказать себе и потомкам самое важное – вот истинная награда за труды и лишения, за потери и за то, что ты, отягощенный проблемами, приходишь к завершению жизненного пути.

Вместе с тем, когда ты задаешься вопросом: а могло ли быть по-другому, то получаешь вполне закономерный ответ – нет, ни при каких обстоятельствах.

Чем дальше проживаешь жизнь, тем все больше укореняется в сознании мысль, что ты всего лишь заложник сложившихся обстоятельств, но пока еще мне в своей судьбе и в судьбе планеты многое удается изменить. Иначе не стоило жить.

Земля – вот, что самое главное. Она с некоторого времени моя надежда на самое лучшее, что еще может произойти в жизни при любом исходе со мной и моими друзьями…

Элоджил. Из дневника

В жизни любого инчарса (так называли сами себя представители марсианской цивилизации) наступает момент, когда ему хочется, оглянувшись на прожитые годы, сделать некоторые выводы в отношении себя и жизни. Я, Элоджил Во Суарк Иниджай, не исключение. Только передо мной стоит более масштабная и сложная задача: описать свою жизнь и события, в ней происходившие, так, чтобы они были понятны не только для меня, но и для землян. При этом мне предстоит познакомить землян с нашей цивилизацией, с Марсом и со всеми основными событиями, происходившими на планете, по крайней мере, за несколько сотен миллионов лет. Задача эта, как я уже убедился, не из легких. Собрать в одно целое порой разрозненные события, отстоящие друг от друга на миллионы лет, как оказалось, совсем непросто. Вместе с тем без упоминания о них картина происходящего будет отрывочной.

Тем не менее, мне не привыкать решать сложные задачи, по большей мере такие, у которых вообще нет видимого положительного решения. Для этого, как я убедился, надо постоянно готовиться, что я и делал на протяжении всей жизни. Да, я не искушенный рассказчик, но пришлось таковым стать. Иного пути я для себя не видел. Ведь мой труд – не только мостик между двумя цивилизациями, которые отстоят друг от друга на миллиард триста восемьдесят миллионов лет, но и возможность предупредить потомков, донести до них многое из того, без чего их мир, стоящий на грани гибели, сойдет в бездну. Такие условия складываются не потому, что я хочу или нет, чтобы так произошло. Наивно было бы так полагать. Речь идет о неумолимо наступающей инволюции, о ее представителях, которые, как будто сорвавшись с поводка, рубят ветку, на которой сами же и сидят.

Нет разумного объяснения действиям некоторых инчарсов, тем более занимающих высокие посты на уровне правителей вэцлахов (освоенных зон на поверхности Марса, тоже, что и государство) и членов планетарного совета. Нет, и быть не может лишь потому, что замысел вскоре вступит в решающую стадию своего действия на планете. А принесет она лишь одно: кровь, разрушение, войны и бедствия, которых и так хватает. Мы не сможем удержать ситуацию под контролем так, чтобы сохранить атмосферу, пригодную для жизни, а, главное, жизненное поле планеты, которое вскоре рассыплется. Жизнь уйдет с Марса, как это было на десятках планетах, существовавших в бескрайнем космосе. Мы не первые и не последние, хоть мне и не хочется констатировать данный факт.

Правда и то, что, если посмотреть сейчас, когда я записываю на чилты (диски) свои мысли, с высоты жилища, в котором я нахожусь, на окружающий мир, то даже косвенные подтверждения моим словам трудно будет найти. Мир за варсиеном (прозрачный материал, схожий по свойству со стеклом) поражает разнообразием и обилием красок. Тысячи наргов (высокие дома по типу небоскребов) поднимаются рядом. Я смотрю на них с высоты здания, находясь в Цитле, в шарообразной сфере, расположенной на шпиле, уходящем высоко в небо. Здесь самая высокая точка Зарфаны – столицы вэцлаха Инай. Еще недавно я был правителем этой самой крупной зоны на Марсе, но несколько лет назад передал власть приемнику и теперь чувствую себя удовлетворенным. Этот шаг и позволил мне выкроить время для упорядочивания и приведения в должный вид записок, большую часть которых я написал еще раньше.

В них не только история моей жизни, но и рассказ о солнечной системе, о космосе и о других планетах, в частности о Лаэсе (Фаэтоне). Без него, что не подвергается сомнению никем из современников, жизнь на Ноэле (Марсе) была бы невозможна. Марс ведь, по сути, был долгое время колонией Фаэтона. На этой планете располагались производства фаэтонцев. В недрах Марса содержался элемент нагсий – универсальное средство для сверхпрочных сплавов широкого спектра назначения. Сейчас нагсия уже почти что нет. Весь добыли. Нагсий заместили породой, что привело к самым необычным явлениям на поверхности планеты. Марсотрясения и извержения вулканов, как оказывается, не самое большое зло, а вот переменная гравитация на отдельных участках, спонтанно возникающая и не дающая возможности нормально жить, – один из самых больших бичей планеты, как и нехватка воды.

Главная же проблема Марса, как я вижу с высоты прожитых лет, не в последствиях добычи нагсия, не в сменной гравитации или пылевых бурях, даже не в нехватке воды, а в мыслях, которые принимаются к действию некоторыми уцихами (правителями зон). Война и разорение стали уделом многих правителей, отдельных обществ и организаций. За счет войны они живут, пока есть инчарсы, еще создающие блага.

Образ жизни, при котором война – норма, несмотря на то, что это – противоестественное состояние для обитателей Марса, активно пропагандируется. Доводы разума во внимание не принимаются. Любой продукт, который ты выработал, уже, де-факто, тебе не принадлежит еще на стадии производства. Если ты не умеешь постоять за себя и защитить свой труд, с тобой вообще не будут считаться, продадут в откровенное рабство или убьют ради забавы, издеваясь, если ты ни на что больше не пригоден.

Сейчас мне уже почти что две с половиной тысячи лет. Наш год немного длиннее земного, во всяком случае того года, который будет в будущем у землян, когда они прочитают мои записки. С учетом временных подвижек в соответствии с земным летоисчислением я уже прожил более трех тысяч лет и это еще не предел. Тем не менее, я ловлю себя на мысли о том, что не хочу жить, видя происходящее на планете. Удерживает меня лишь знание того, что будет дальше, если я уйду. Планета в таком случае очень быстро и окончательно погрузится в хаос выяснения отношений. Следствием станет скорая потеря атмосферы, которую уже не раз и не два восстанавливали. Когда это происходило, на короткое время жизнь на Ноэле прекращалась или уходила под поверхность, но там, я вам скажу, жить, подобно кротам, не комфортно, даже имея все соответствующие условия. Об этом сужу не из чужих слов, поскольку мне пришлось долгие годы находиться под поверхностью, лишь изредка выходя наружу.

Свет Солнца, что ни говори, лечит, хоть оно и далеко от Марса. Земля – вот идеальное место жизни в солнечной системе после, конечно, Лаэса. Обойти описанием эту планету я не могу. Роль Фаэтона в становлении Марса и Земли первостепенна. Но в случае Земли Фаэтон – ее самый близкий родственник по типу материи, из которой соткан земной шар. Марс же не является родственником Фаэтона даже отдаленным. Марс пересушен. Было время, когда он горел, как солнце. Те времена давно прошли. Планета остыла, на ее поверхности уже миллиарды лет можно жить, но без воды, как земляне будут говорить: и не туды и не сюды… Вода и ее нехватка – вот две основных проблемы Марса. С нехваткой, скажут земляне, все понятно, а почему же проблема в воде? Парадокс ситуации заключается в том, что воду наш организм почему-то отторгает. С одной стороны, инчарсы не могут жить без воды, а с другой – ее избыток приводит к проблемам и к ранней смерти.

Представители нашей цивилизации находятся между молотом и наковальней уже даже не миллионы, а десятки миллионов лет. Положение дел то слегка улучшается, то ухудшается, но так, чтобы можно было выжить. Одна раса сменяется другой, но это приносит лишь временное облегчение. Не проблема вырастить тела расы, проблема в их внутреннем и внешнем энергетическом обеспечении, в индексе сознательности, умности и разумности, в стойкости расы.

Что такое физическое тело без должного энергетического обеспечения? Кусок мяса, не больше. Да, можно в мозги записать любую программу, даже программную матрицу для сложного организма. При этом внешне объект будет достигать высот в чем угодно, будь то производственная деятельность на поле самых последних технологий, сочинение музыки или рисование картин. Роли и значения это не имеет.

Но программирование есть программирование, выше него индивид не поднимется. Если не научится мыслить самостоятельно, он так и будет играться, используя то, что у него есть, и постепенно загибаясь по мере растрачивания ресурса физического тела и его сопровождения. Такая жизнь по заданной ранее программе называется асна.

Внешне все выглядит благопристойно. Каждый индивид, живущий по программе, делает то, что от него требуется и ему вменяет программа с широчайшими возможностями, но все-таки программа – не более чем ограничение. За ее выполнением наблюдают лица, которые, если ты начинаешь освобождаться от ее действия, «направляют» тебя, корректируя действия, деятельность и судьбу. В вашем мире на Земле этим будут заниматься шарлатаны или мало что сведущие в этом деле ведуньи и ворожеи, на Марсе же этим заведовали компании и агенты ими нанимаемые. Этот класс надзирателей и консультантов имел в своем распоряжении все соответствующие средства и оборудование от препаратов до лечебниц, в которых «лечились» и перевоспитывались неугомонные индивиды, пытающиеся жить так, как им виделось необходимым.

Часто бывает, что программирование дает сбой. Нет программного обеспечения, которое бы не портилось, не приходило бы в негодность, рождая аномалии в головах инчарсов. Когда-то инчарсы были ведущей расой, но к моменту моего рассказа на Марсе проживали по большей части ее модификации. Физическое тело среднестатистического инчарса обрабатывалось еще на уровне зародыша в черве матери. Там ему вписывалось все надлежащее программное обеспечение, закладывалось должное поведение, способности и предрасположенность к тому или иному виду деятельности.

Вечирг (биопрограммирование) был нормой. Это все равно, как загрузить систему в компьютере, насытив ее программами. Человеческий мозг и организм в целом – такая же моделируемая система, особенно, если над ней поработать определенным образом. Хуже, когда часть инчарсов контролируется одними силами, а остальные части – их противниками. Вот тогда-то и начинается самое опасное: направленный вечирг.

Что это такое? Программирование, осуществляемое посредством микрочипов, которое определяет твое поведение, привычки, но, что самое главное, предпочтения и отношение к тем или иным особам по роду деятельности, проживания, модификации расы или по любому другому признаку. Ты вдруг ни с того ни с сего «проникаешься» необычайной «любовью к ближнему» до той степени, что хочешь любыми средствами подчинить его своей воле или, что проще, уничтожить. Но силы, которые контролируют программное обеспечение и инчарсов, легких путей не ищут. Их задача очень проста: выяснение отношений и столкновение классов и групп на различной почве, пока цивилизация не придет к упадку. Мне удалось слегка выровнять положение дел за продолжительную жизнь, но все мои успехи и достижения – только лишь небольшая отсрочка в действии сценария, который неумолимо разыгрывается на Марсе. Особенно четко видится мне эта правда под конец жизни.

Я, владея способностями, мог видеть и прошлое, и относительно недалекое будущее. Временная разница между существованием цивилизации инчарсов и землянами величиной в миллиард триста восемьдесят миллионов лет очень мала, даже если рассматривать ее в масштабе солнечной системы. Если же выходить на уровень галактики, тем более вселенной, то эта величина и вовсе ничтожна. Почему это я говорю? Глядя в будущее Земли и человечества, я видел землян и то, что произойдет в конечном итоге с Землей.

Скажу честно, будущее человечества меня не обрадовало. Вы придете, только в свое время и в земных условиях, к тому, к чему пришел и Марс, и ранее Фаэтон: к порогу, за которым виднеется бездна. Когда мои записки будут прочитаны, еще что-то можно будет сделать, чтобы оттянуть исход. Худшее для землян наступит позже, когда из жизни уйдут те, кто хоть что-то может сделать для сохранения условий жизни на планете.

Когда нет преемственности знаний и достижений, нет лидеров, способных повести за собой или сделать так, чтобы лучшие умы сориентировались в определенном направлении, остается одно: проедать ресурс планеты и как-то выживать. При этом те, кто производят хоть какие-то блага, становятся все большими рабами и зависимыми существами, превращаясь в телах прямоходящих существ в амеб. В таком случае никакие технологии и достижения не говорят о прогрессе цивилизации. Они лишь свидетельствуют об ее упадке, о слабости сознания и зависимости личностей от внешнего фактора. Более того, этот фактор возводится в ранг всемогущего существа, раздающего по своему разумению милости, если его попросят. Ему начинают служить и перед ним уничижаются, возлагают к ногам статуй цветы и, преклонив колени, смиренно молят: дай, дай и только мне, и самого лучшего.

Так рождаются потребители и полностью зависимые от внешней силы существа, которые готовы, если кто-то скажет против них слово, перерезать ему глотку, поскольку он выступает против того, что записано в виде программы в их головы. Сознательная работа в данном случае полностью отсутствует, зато присутствует пробивание пола и стенок лбом.

Чем больше личностей, полагающихся на что-то внешнее, тем ближе на самом деле конец цивилизации или расы. Проверено неоднократно и на сотнях планетах в самых что ни на есть развитых планетарных содружествах. Ни Марс, ни Фаэтон, земляне, не исключение. Здесь, как будет видно из моего рассказа, происходили те же события, только в несколько другом разрезе, чем они будут происходить в вашем времени на Земле.

Еще скажу, почему станет, на мой взгляд, возможным получение информации от предков. Дело в том, что перед окончательным загибанием в существовании любой цивилизации наступает короткая пауза, когда силы инволюции, даже предопределение, ослабляют на время зажим. Тогда в некоторых личностях проявляется искра сознания, которая, прежде чем погаснуть, успевает осветить окружающий мир и выявить в нем контуры и черты реальности, а не сотканной иллюзии. Таких представителей в самых разных цивилизациях становится все меньше, но этим-то они и ценны.

Я уже сейчас на Марсе признан выдающейся личностью – ицааром. Совет недавно объявил об этом во всеуслышание. Во всех вэцлахах, особенно в ведущих, меня признали чуть ли не спасителем цивилизации, гарантом мира и спокойствия. Хотя, несмотря на усилия мои и соратников, войны не прекратились. Боевые действия продолжаются в ряде окраинных вэцлахов, но с меньшим ожесточением и накалом. Пришлось принять меры для того, чтобы враг знал: если он сунется в центральные государства, являющиеся пока что зоной мира, то будет уничтожен.

Все переговоры и увещевания – пустой звук, если они не подкреплены силой. Если же тебе наносят удар, а ты не отвечаешь, предпочитая где-то укрыться, то тем самым ты только лишь поощряешь агрессора к тому, чтобы он активнее тебя достал. Тогда в равной степени, как и он, в том, что тебя достают, виновен и ты. Аксиома проста и стара, как мир. Доказательств она не требует. Все вопли о мире, равенстве и братстве отходят на второй план, когда преследуются интересы определенных сил.

Не буду скрывать, что правители многих вэцлахов шли на намеренное истребление части жителей, которых считали нуйгами, отработанным материалом. Этого никто не скрывал. Считалось, что, уничтожая нуйгов, каждый правитель очищает место для более развитых и совершенных личностей. То, что кроме нуйгов уничтожались и интеллектуалы, мало кого волновало. В данном случае, как в пословице: лес рубят, а щепки летят, ничего не поделаешь, такова жизнь…

К чему я веду? Лишь к тому, чтобы начать рассказ о том, как нашу семью, жившую в вэцлахе Удвил, причислили к нуйгам и готовились зачистить. Мне было тогда всего лишь восемнадцать ургов (марсианских лет). Я был юн, горяч и несдержан. Мой отец, Матиотан Ур Сугриц, был более спокоен, но и он, видя, что сделали наемники с населением нескольких городов, которое захватили, сделал очевидный вывод:

– Если не уберемся, нас ждет такой же удел.

Моя мать сразу же отозвалась:

– Куда же мы денемся!? Здесь наш дом, здесь жили родители, – и замолчала, глядя на отца.

У него тогда ответа на этот вопрос не было. Но Матио точно знал: если мы не успеем сбежать, нас в лучшем случае, взяв плен, перепрограммируют, частично переписав личности, а в худшем – убьют ради забавы. Причем с некоторого времени опасность нам начала грозить, что со стороны противника, что от правителя вэцлаха Удвил и его ближайших помощников. Такой вариант развития событий не вдохновлял ни отца, ни мать, ни меня с сестрой.

В один из дней мы вынужденно оставили дом, уселись на карч (шестиместный летательный аппарат) и отец, недолго думая, взял курс в поселение Гавлац, располагавшееся вдали от зоны боевых действий. Там у отца были знакомые. Он рассчитывал какое-то время побыть у них, тем более что недалеко от Гавлаца было еще одно наше летнее жилище – дицих (дачный домик). Я несколько раз там отдыхал. Поблизости росла небольшая рощица веручуинов (марсианских деревьев), вокруг было тихо и пустынно. Местность была холмистая, а рядом, что немаловажно, протекал шийрий (канал-речка). Захолустье, конечно, но за неимением лучшего пристанища нам ничего не оставалось, как проследовать туда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4