Иван Ясински.

Три ночи в леопардовом царстве



скачать книгу бесплатно

ТРИ НОЧИ В ЛЕОПАРДОВОМ ЦАРСТВЕ

ГЛАВА I

Осень. Одно из самых бесперспективных слов среди существующих, ведь

дальше только зима. Таким же было и моё настроение, я сидел на работе и

рисовал на бумаге человечков, со стороны могло показаться, что у меня просто

нет работы, но это было не так, работа была, работать не хотелось, хотелось

чудес: любви, неожиданной и чудесной, с какой-нибудь мулаткой, обронившей

случайно папку с документами, а тут как тут я, готовый помочь, как в кино или

приключений, путешествий в неведомое, хоть инопланетяне похитили бы, что

ли, но нет, это была до рези под сердцем, до зевоты всем телом скучная работа, мулаток в этом офисе не было, а инопланетяне, будь они хоть немного

разумными существами, пожалуй, обошли бы наш офис стороной, видимо до

этого догадались и те самые мулатки, учитывая их отсутствие. Я работал

простым снабженцем, покупал материалы для нашей строительной фирмы, хотя

"нашей" в данном случае ни коим образом не оправданное слово, так как

конкретно моего здесь было – руки, ноги, голова и тот интеллектуальный труд, который я выполнял, сейчас вот это были как раз те самые рисованные, причем

на чужой бумаге, человечки, так что в какой то мере моего ничего не было, кроме того, что от рождения, нарисовал человечка на чужой бумаге, тоже отдай, получи процентик, а в данном случае просто получи, минус в виде лишения

премии, хотя кто нас с человечками поймает и уличит? В этот самый момент

меня вызвал главный босс нашей фирмы, что бывает крайне редко, не такая я уж

большая рыбка в нашем аквариуме чтобы на меня обращали внимание

руководители столь высокого ранга. Так может после осени и зимы все же

весна?

– Виктор, – сказал он, – надо срочно ехать в командировку, повис вопрос по

поставке из фирмы "Зиккурата" цемента и кирпичей, мы хотели у них

перехватить, слышал эту историю?

Я знал, что наша фирма не закупилась вовремя материалом, а в связи с большой

государственной стройкой были определенные проблемы в закупке всех

материалов, так как на объекты этой самой гигантской стройки уходили все

ресурсы.

– Да, слышал, они вроде в том году все свои склады затарили, причем по ценам

того года, а сейчас же цены… – начал нудеть я.

– В общем тема такая, – перебил босс, – ты у нас ведь давно работаешь?

– Да, – сказал я.

– Сирота, как я помню?

– А это как относится? – удивленно спросил я.

– Так! Я тебе вот что скажу, чтоб знал, да и так знаешь, – он мягко, но уверенно

улыбнулся, – кое-какие дела, вот с той же "Зиккуратой" мы решаем бабками и

если сам немного хочешь заработать, то это как бы шанс! А тебе ведь хата

нужна, семью создавать, сколько тебе сейчас?

– Двадцать девять, – сказал я.

– В общем, все просто, я тебе контакты дам по "Зиккурате", ты им там на месте

деньги и передашь и они отдадут материал, кое-чего тебе накинем!

– Да, хорошо, – я был не против, тем более прокатиться до города П, в котором

находилась та самая "Зиккурата" было интересно, как собственно и заработать

немного денег, плюс командировочные, заманчиво.

– Деньги будут немаленькие, это я тебе, чтобы ответственность понимал, -

добавил босс, – возьмешь там человека, фамилия Тиверов, с ним и за деньгами

съездишь, в банке в общем, и отдашь, – говорил он.

Босс написал сумму на

маленьком листе бумаги. Таких денег я не держал в руках никогда, шесть нолей, а впереди пять. Всегда есть ощущение того, что завладей ты этими деньгами и

они решат все твои проблемы, да и это совершенно верное ощущение. Босс

пожелал мне удачи и я должен был ехать на вокзал, дела касаемые денег не

нуждаются в отлагательствах.

Все не заладилось с самого начала. Гребанный поезд состоял из пяти вагонов, так как подходила уже зима и в данном направлении поток пассажиров спал, город П находился в холодных краях и некому и незачем было ехать из холодов

в холода, люди не мигрировали, греясь у своих батарей, а вот вагоны нужно

было забивать, в результате все места в купейных вагонах были заняты, а в

плацкартных остались только верхние места и именно такое мне и досталось, хорошо ехать вечер, ночь, а утром на месте, но все же подарок в виде помятого

костюма и недосыпа я получил от железнодорожников, на том им и спасибо.

Себе же я сделал иной подарок, купив четыре бутылки пива на станции, две я

выпил тут же и с легким амбре прошел на посадку в вагон, позвякивая двумя

оставшимися бутылками, предательский звон, сродни колокольному,

голосящему о пожаре или иных бедствиях или радостях, выдавал во мне

потенциального дебошира и проблемного человека, видимо потому проводник, оглядев меня с ног до головы заявила:

– В вагоне не курят!

Откуда в этой женщине средних лет взялись способности Шерлока Холмса или

Мисс Марпл я не понял, может она обратила внимание на мои слегка

пожелтевшие пальцы, а может от меня разило табаком? Ну или потому что я

держал зажженную сигарету в руке?

Все же я благополучно сел в вагон, нашел свое место и обронил дежурное

«Здрасьте!» попутчикам. Есть у меня такая привычка – оглядывать пассажиров, всегда интересно с кем тебе придётся ненадолго стать соседями, делить четыре

квадрата пространства и дышать спёртым воздухом, вдыхая выдохнутый ими

углекислый газ, тем более среди попутчиков попадаются весьма любопытные

личности. Сегодня они были представлены классически, этим людям всегда есть

куда и к кому ехать: алкаш, вполне себе приличный, только красный нос, трясущиеся руки и заплывшие глаза выдавали в нем любителя спиртного, тем

более запах алкоголя я учуял, несмотря на то, что и от меня разило, соня,

человек неопределённого пола, который все время спит, действительно сложно

представить кто это, если тело на верхней полке все время повёрнуто к стене, оно ест, опорожняется? Третьим экземпляром была женщина за пятьдесят, встретившая меня недовольным взглядом, классически одетая в какой-то синий

халат с цветочками, взгляд настороженный и оценивающий, набор продуктов

кулинарии путешествий – варёные яйца, огурцы, курица, все в шуршащих

пакетиках, основательно, по-хозяйски. Она смотрела на меня даже как-то зло, возможно, я ей не понравился сразу, хотя бы тем фактом, что существовал, что

зашёл в вагон, непрошенный гость, ворвался и начал дышать их воздухом, стоять в очереди в туалет и занимать стол. Есть от чего быть недовольной, есть

за что ненавидеть, если ты внутри недоволен.

Я вообще всегда считал это защитной реакцией на окружающую среду и мне

воистину жалко этих прекрасных созданий, не получивших от жизни всего того, что им хотелось. Я даже представляю: вот она, красивая, молодая, с большой

грудью, готовая к приключениям и открытиям молодая девица, ее хотят, ее

любят, называют ласково малышом, а потом появляется он, принц на жёлтой

развалюхе, кольцами пускающий дым от забитых сигарет, и она уходит с ним за

руку. И он не даёт ей всего того, что она хотела, может потому, что она много

хотела или он действительно не мог дать, потом и не разберёшь. А после

свадьба и дети, с жирком на боках появляется та самая ненависть, злоба, ты

больше не малыш и счастье какое-то вялое, злое, потому что когда нет счастья

внутри его и не будет снаружи. И тут приходит понимание того, что вокруг кто-

то может быть счастлив, да нет же, как же так? Несправедливо. Только вот

жизнь сама и есть несправедливость, так как она никому ничего не должна. И

вот злоба поселяется в душе, с годами поедая её и всех вокруг, всем нужно

раздать по заслугам. Печально. Женщина должна взрослеть и стареть красиво, как заходящее солнце, уже не греющее, но светящее ярко. Поймав ее взгляд, я

предпочел подсесть ближе к алкашу, тут лучше не связываться, поберечь свое

достоинство. Алкаш мне понравился больше всех, свободный человек,

разбирающийся в экономике, политике, образовании, литературе, искусстве, гений коих забывает страна, прекрасный такой человек, человечище,

непоколебимый, колосс. А почему обязательно нужно болтать обо всех этих

политиках, цифрах, достоинствах и недостатках сильных мира сего в поезде?

Так сложилось, например, в аэропорту некогда болтать о политике и экономике, интересно посмотреть на самолётики, магазинчики, трапики, подумать над тем, не упадёт ли одна из этих белых машин вместе с тобой, доживёшь ли ты до

конца полёта? А тут же тук-тук-тук, равномерно, удобно в целом, тепло, чаек, да

и ехать, смотря друг другу в глаза, на задницу и иные части тела, долго, чего уж

не поговорить.

– Вот у нас в деревне, продолжил свою историю алкаш Юрий, так его звали, – ну

не разбирается никто в экономике, куда бежать никто не знает! Вот зачем сажать

кукурузу? Лучше бы деньги, на которые посадили, пошли бы и людям отдали!

А? Они бы лучше работали с деньгами, веселее! Вот, а людей загнали, а

кукуруза кому нужна? Ты ешь кукурузу?

– Нет, – я был обязан так ответить, это этикет.

– И воруют, воруют! – говорил он.

– Да, подтвердил я.

– Как не председатель так вор!

– А вы бы не воровали? – спросил я.

– Что? Я? – он покраснел, – Мне своего хватает!

– А программа ваша? – я не мог остановиться.

– Что?

– Какие бы первые шаги на посту председателя вы бы сделали? – не унимался я.

Черт побери, что за люди такие, каждый хочет быть начальником, как будто это

стать святым, но не каждый им может быть.

– Я бы разогнал всех этих бездельников! – про кого-то сказал он, я уже потерял

нить разговора, хотя её вроде и не было.

– И что дальше? – я улыбнулся.

– Нормальных мужиков бы набрал!

– Ну да, правильно, – не мог не согласиться я, мужиков надо нормальных брать.

Он ненадолго замолчал, нужно было полить водочки под столом, да и дух

перевести, ведь только что, получив одобрение собеседника, Юрий почти стал

председателем.

– Водки хочешь? – спросил он. Как я их все-таки люблю, какую бы ерунду они

не говорили, у них есть свой, особенный шарм, из-за которого после нескольких

часов общения хочется дать по морде, главное тут не перебарщивать. Мы пили

водку, вначале тихо, украдкой, а потом все веселее и веселее, Юрия подседал все

ближе и ближе ко мне, желая видимо создать со мной интимные отношения на

почве пьянки, в хорошем смысле этих слов между мужчинами, он хранил тайны, которые должен был знать только я, тот, кто доверился ему, стал другом, опорожнив третий совместный стакан. Мы смеялись, он рассказывал, что в его

деревне проводили эксперименты над людьми, создали сверхоружие, тут

смеялся только я, Юрий не обращал на это внимания, женщина за пятьдесят

начинала закипать, мы пили еще и еще, он говорил про китайцев и угрозы, исходящие от них, я кивал, он шептал мне практически на ухо о том, что

американцы хотят захватить вся и всех и что они тупые, я смеялся, пошел

четвертый и пятый стакан, женщина за пятьдесят была на пределе, проснулся

соня, проснулась, это была она, это все, что я смог понять, прежде чем она

отвернулась снова к стене и засопела, а Юрий все говорил и говорил, он ругал

всех и вся, кроме президента, да, тот был хорош, несмотря на то, что кругом

творился мрак, по словам самого же Юрия, я смеялся, но уже сквозь туман, женщина за пятьдесят взорвалась.

– Сколько можно то? Вы не одни едете! – в общем, она была права, я

послушался ее, тем более, что от Юрия я уже устал, нельзя перебарщивать, и

взобрался к себе на верхнюю полку.

– Ну давай спи, спи, – Юрий достал меня и здесь. Я уснул.

На утро я ловил на себе удивленные взгляды, алкаш Юра подмигнул.

– Живой? – спросил он.

– А что? – удивился я.

– Да ты с верхней полки упал вчера! – он улыбался, видимо моему

сверхдостижению. И действительно болела голова, и я обнаружил шишку. Поезд

же тем временем скоро прибывал на мою станцию, в город П, было немного

стыдно и немного плохо, всего в меру.

– Холодное пиво! – девочка из ресторана не подвела, и мы переглянулись с

Юрием.

– То, что нужно, – философски сказал он. Мы взяли по бутылочке и быстро

осушили их, поезд начал притормаживать, подъезжая к станции.

– Ну, приехал, – сказал я и хлопнул себя по коленям.

– Удачи! – сказал Юрий и пожал мне руку, я был его другом.

Я встал, взял сумку и тронул к выходу, маленькое путешествие подходило к

концу, чуть-чуть помедлив в проходе, я все же вернулся и поцеловал громко в

щеку женщину за пятьдесят, так и не узнав ее имени. Она начала хватать ртом

воздух, раскраснелась, возможно, хотела что-то сказать, но я уже выбежал на

перрон. Нравится мне ставить людей в тупик, да и эта история запомнится ей

надолго, людям нужно в жизни больше запоминающихся моментов.

На улице было тепло, несмотря на подступавшую зиму, светило солнце, а я

шёл и думал о том, что же со мной не так, вот ехал в поезде, люди как люди, классические такие, всё с умом: родился, женился, простился. И тут внутри

меня все переворачивалось, не хочу быть классическим, но если внимательно

посмотреть на людей, то в действительности происходит перерождение, особенно после тридцати и тут на них ярлыки можно смело вешать. Нет, не для

меня это. Меня одолевали тяжёлые мысли, что приходят как раз в тот момент, когда организм борется с последствиями приёма алкоголя, с перепоя, в общем. И

про работу в том числе, ехал вот я, радовался вроде, но вот выполнять все эти

задания с махинациями не очень то хотелось и грустно сразу становилось, когда

не лежит душа всегда грустно.

Черт с ней с грустью, грустные моменты все же оплачиваются деньгами.

Загрустил, на тебе денег, купи шоколадку, ну или бутылочку вина или кому чего.

– Алло! – я позвонил по номеру брони апартаментов, – я заказывал у вас

квартиру на три дня, – я назвал адрес.

– Да? – удивилась на том конце провода женщина, – не было никаких заказов.

– Как? – еще больше удивился я, – я же звонил вам вчера, мы договорились!

– А, ну может быть, но тех апартаментов уже нет.

Мы поговорили про другую квартиру, хотя расположение мне не понравилось, далеко до места работы, я все же согласился приехать и поселиться в

предложенной квартире, но, повесив трубку, начал искать другие варианты. По-

моему справедливо, пусть посуетится, и приедет на встречу, где её никто ждать

не будет, как и она не позаботилась подождать меня, в наказание. Бизнес в сфере

услуг должен работать для и на человека, иначе нужно сидеть дома и заниматься

вышивкой или ещё чем-то там ещё.

Я позвонил по первому попавшемуся объявлению в газете, которую взял

бесплатно на вокзале, адрес этой гостиницы меня вполне устраивал. Нет, номеров нет. Следующая. Номеров нет. Опять. Нет. Мне попалось на глаза

объявление:

ГОСТИНИЦА ФОРТУНА

Прекрасные, просторные номера

Услуги.

Ресторан.

Хороший район. Рядом лес, речка.

Телефон.

Расположение не особо удачное, но рядом лес, речка, хотя она в это время года и

не нужна. Я позвонил, номера были. В путь, мне предстоит узнать каким местом

ко мне повернется «Фортуна».

Около десяти остановок на общественном транспорте и я на месте. Да и здесь

не все так гладко, «Фортуна» находилась в подвале старого двухэтажного

здания, наверху располагался тот самый ресторан, только видимо в чьем-то

убогом представлении о ресторанах, обычное кафе. Притон, приют, вот такие

слова приходили на ум.

– Здравствуйте! – поздоровался я, спустившись в «Фортуну», с улыбающейся

женщиной возраста моей давешней попутчицы, но эта прямо светилась изнутри, счастливая, я не совсем понял отчего, явно не от рабочего места, которое

представляло маленькую каморку в гостинице с небольшой покосившейся, обклеенной в цвет дерева обоями, стойкой.

– О! Здрасьте! Вы тот самый, который снял номер на три дня? – прозвучало с

удивлением.

– Да, – сказал я.

– Пойдемте за мной, – она провела меня по узкому коридору в довольно

просторный номер, ну а чего жалеть места в подвале, – вот ваш номер, двойка.

Телевизор на стене, кожаный диван, белый, но сиденье застелено какой-то

леопардовой накидкой, кровать широкая, тоже застелена в цвета леопарда

покрывало, круглый стол, застеленный обычной белой скатертью, два стула, тумбочки, удобства в номере. В целом неплохо.

Я поежился, было холодно.

– Что-то холодно у вас? – спросил я.

– Это….это потому что вы с улицы зашли, – непонятно сказала женщина, да и я

не нашёл что ответить такой железной логике.

– А курить где?

– О, только на улице!

Проживу, подумал я, в своё время я часто ездил и в командировки и в

путешествия, видал места и похуже.

Нужно было съездить в «Зиккурату» познакомиться с Тиверовым, разведать

обстановку и доложить шефу, в командировке всегда так, важно, чтобы

начальство знало, что ты работаешь.

Трамвай быстро доставил меня к офису фирмы «Зиккурата», красивое здание в

виде усечённой пирамиды предстало передо мной, с многочисленными

ротондами, резными карнизами, поребриками, здесь знали толк в архитектуре, да и в деньгах видимо тоже, ведь отстроить необычное пятиэтажное здание

задача не из простых и обыденных, обычно для строительной фирмы хватает

чего-то прямоугольного, простого, что-то помпезное и в то же время зловещее

было в этом здании, да и в названии компании тоже, я слышал про зиккураты, такие храмы в Вавилоне и они были вроде как священными местами и даже

вроде знаменитая башня, низвергнутая богом была именно зиккуратом. Вход в

здание находился в небольшом углублении и как бы был спрятан, все по науке, у

входа в пирамиду-зиккурату стояли две статуи кого-то вроде сфинксов, лица

котрых были размалеваны разными красками, смотрелось вполне себе

масштабно и красиво. А вот внутри здание представляло из себя современный

офис с пропускной системой, видеонаблюдением, кофейными аппаратами и

всяческими новинками в сфере хай-тек. Мне очень нравилось, особенно когда я

вспоминал наш убогенький офис. Чтобы вызвать какого-либо сотрудника нужно

было позвонить ему по телефону, для чего собственно в фойе находился

телефон и телефонная книга.

– Алло! А мне бы Тиверова Арнольда Карловича!

– Это я! – раздалось в трубке.

– Это Виктор Лонгов!

– А! Вы! Я сейчас спущусь.

Ко мне спустился крепкий мужчина средних лет, он крепко пожал мне руку.

– Все договорённости будут соблюдены, – сказал он, – презент в банке?

– Да, – подтвердил я, – презент вместе съездим, заберём?

– Хорошо, там, на месте удобнее, – согласился он. Этот господин Тиверов был в

курсе всех дел, потому большого диалога у нас не получилось, только по делу, есть товар, есть деньги и наоборот.

Я вышел из офиса и отправился на остановку, на сегодня работа была закончена.

Я чувствовал себя паршиво, каким-то использованным, не нужным, ведь этот

Тиверов и мой босс обо всем договорились, а я был всего лишь прокладкой, через которую все пропускали, чтобы не светиться, я был никем, винтиком

большой коррупционной машины. Я был использован, как презерватив, как

туалетная бумага, нужно было вернуться в гостиницу и выпить.

На том же самом трамвае, что и привез меня, он видимо только возвращался с

конечной остановки, столь кратким было мое пребывание в «Зиккурате», я

поехал к гостинице. Я смотрел в окно и думал о несправедливостях и о

равенстве, которого не могло быть и не было, я думал о Тиверове, смотревшем

сквозь меня, так как он знал, что я никто, о своем боссе и ту в окне я увидел лес, которого по пути в фирму я не видел, смотрел в другую сторону, это видимо был

тот самый лес из рекламы «Фортуны» и мне очень уж захотелось тишины и

покоя этого леса, чтобы пройтись и подумать, помечтать. Я вышел из трамвая и, перейдя рельсы, вошёл в лес. Лес был довольно густой, берёзки вперемешку с

хвойными, изредка ухали какие-то птицы, начинало темнеть и становилось

слегка не по себе. Было что-то странное в этом лесу, бывает такое чувство, что

тебе неуютно в каком-то месте и не потому, что идёшь один по незнакомому

лесу, а просто что-то как будто внутри клокотать начинает и говорит

«осторожнее». Тут я понял почему. Внимательно приглядевшись к зарослям, я

увидел кресты, да, это было кладбище, старое, почти заброшенное со

сгнившими крестами и разбитыми могильными плитами. Теперь-то уж точно

неуютно, да и понятно почему. Я пошел быстрее, иной раз поглядывая на

могилы, с детства не любил кладбища, особенно смотреть на портреты на

надгробиях, всегда боялся, что эти люди могут мне приснится. Впереди я увидел

светящуюся вывеску «Фортуна» и сразу стало как-то спокойнее, но тут, заглядевшись на вывеску, на этот своеобразный маяк жизни среди царства

смерти и теней, я запнулся и упал, ударившись лицом в подмерзшую грязь.

Судьба сегодня часто била меня по голове, начиная с поезда. Немного

отряхнувшись, я двинулся дальше, на выходе встретил женщину, шедшую вдоль

трамвайных путей, она очень удивилась, даже испугалась, видимо от того в

каком виде я выходил из кладбища, в грязном костюме, злыми напуганными

видами вечернего кладбища глазами. Я пошел быстрее, дабы не напугать кого-

нибудь еще и через минуту был у входа в гостиницу «Фортуна», она встретила

меня веселой музыкой, которая играла очень громко, периодически

захлебываясь из-за дряхлых динамиков, доносилась она из того самого

ресторана наверху. В тот момент я понял, что голоден, неплохо было бы выпить

бутылочку другую пива, да к тому же деньги, полученные на командировочные

расходы, просились на волю, им было тесно, однажды напечатанные на фабрике

они, видимо, всегда искали встречи со своими братьями и сёстрами, они хотели

быть потраченными.

Рестораном данное заведение никак нельзя было называть: в продолговатом

помещении вдоль стены поместилось всего четыре столика, накрытые красной

скатертью и сверху стеклом, небольшой барчик, окошко для выдачи блюд за

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5