Иван Щукин.

Капитан «Единорога»



скачать книгу бесплатно

Закончив с поцелуями, Марта достала откуда-то носовой платок и принялась вытирать с моих щек помаду. Наконец-то решив, что все следы удалены, еще раз пристально меня осмотрела и воскликнула: «Томми, ну что же ты стоишь, как неродной? Проходи скорее в дом! Я как раз приготовила твой любимый пирог!»

Автоматически переставляя ноги, я вошел вслед за ней и подумал, что, наверно, не только я вселился в Тома, но и сам Том попал в какой-то параллельный мир. Потому что, если верить его воспоминаниям, поведение мачехи никак в них не вписывалось.

Глава 4

Я присутствовал на спектакле. Вначале, когда очень любезная Марта отправила меня мыть руки, а потом усадила за стол, было просто удивление и растерянность. На столе действительно имелся пирог, мясной. А также стейки, жареная курица, картофельное пюре, что-то непонятное, вроде спаржи, какие-то салатики и многое другое. Стояла даже бутылка вина. Сама Марта напоминала образцовую домохозяйку и всячески показывала, как она рада, что Томас наконец-то вернулся домой.

И я уже почти готов был поверить, что меня действительно рады видеть, если бы не Линда. Появившаяся сводная сестрица, увидев меня, широко улыбнулась и, подойдя, чмокнула в щеку. Вот это и заставило меня насторожиться. Если Марта Тома и недолюбливала, то старалась этого обычно не показывать, а вот Линда… Эта девица всякий раз, увидев парня, пыталась его оскорбить и унизить. Томас же в ее присутствии млел и глупо улыбался, пытаясь заглянуть в декольте. И, если честно, я его понимаю.

Марта в свои тридцать восемь лет выглядела максимум на тридцать, была красива и имела очень соблазнительную фигуру. Линда же была ее более молодой копией. Те же светлые волосы, точеная фигура, белоснежная улыбка. Отличались только глаза. Если у матери они были темно-серые, то у Линды – ярко-зеленые. Можно даже сказать, изумрудного цвета. И будь я сейчас Лехой, не преминул бы подбить к такой красавице клинья. Правда, Машка бы мне за такое голову оторвала. И все же именно из-за того, что я был раньше видным парнем, которого девушки не обделяли своим вниманием, мне было проще общаться с Линдой, чем Тому. То есть слюнки я, глядя на нее, не пускал. А девица это сразу же каким-то образом просекла и недоуменно посмотрела на мать. Та же в ответ сделала большие глаза и еле заметно пожала плечами.

А мне все это ужасно не нравилось. Что-то эти дамочки задумали. И для чего-то им был нужен Том. А если говорить по-русски, то парня собрались попросту развести. Вопрос только, на что?

И вот сейчас я ел пирог (кстати, очень вкусный, как и все остальное приготовленное Мартой), пытался изображать святую невинность и ждал.

Разговор начался после того, как я решительно вытер руки салфеткой и откинулся на спинку стула. Мачеха вновь переглянулась с дочерью, как-то смущенно кашлянула и наконец-то решилась спросить:

– Томми, сынок, а к тебе приходил поверенный твоего отца?

– Да, приходил, – кивнул я, внутренне насторожившись еще сильнее.

Все-таки наследство.

– И что он тебе сказал? – задала следующий вопрос Марта мило улыбнувшись.

– Дал посмотреть послание отца.

– И? – мачеха от любопытства подалась вперед.


– И всё, – я пожал плечами. Но, увидев разочарование на лице женщины, все же добавил: – Ах да, отец в своем обращении сказал, что я больше не являюсь его наследником.

– Но… А как же… – она запнулась, явно не ожидая от меня такого ответа. Затем опять переглянулась с Линдой, нервно покусала губы и спросила: – А как же «Единорог»?

– Какой единорог? – искренне удивился я, подумав, что кто-то сходит с ума.

– Корабль, который тебе оставил отец.

– Хм. Если честно, я еще не интересовался его названием, – пожимаю плечами. – А в чем, собственно, дело?

– А дело в том, Томас, – влезла в разговор Линда, – что твой папаша оставил нас ни с чем. Если тебя он якобы лишил наследства, то нам он не оставил вообще ничего.

– Сочувствую, – нейтральным тоном сказал я, наливая в свой стакан сок.

– Да как ты… – гневно начала девушка, с которой сразу же слетела вся напускная приязнь.

– Линда, хватит! – оборвала ее мать. Затем перевела взгляд на меня и опять попыталась улыбнуться. В этот раз у нее получилось как-то не очень. – Томас, а что ты собираешься делать с кораблем?

– Не знаю, – вновь пожимаю плечами. – Скорее всего, после того как мне исполнится семнадцать, постараюсь с его помощью заработать денег. А вообще – не думал еще. Как-то некогда было.

– И как ты собираешься их зарабатывать? – этот вопрос Марта задала уже серьезным и даже каким-то деловым тоном.

– В семнадцать будет активен мой капитанский патент.

– Это я понимаю, – кивнула она, – но одного патента и корабля мало для того, чтобы что-то заработать. Нужно уметь договариваться с людьми, искать клиентов. Наконец, просто нанять команду. Вот скажи мне, Томас, много найдется желающих работать на ребенка?

– Короче, Марта! – поставив стакан с соком на стол, резко сказал я. – Ты хочешь что-то мне предложить? Так предлагай! Хватит ходить вокруг да около.

– А ты изменился, – немного помолчав, протянула мачеха.

– Я почти умер. Тут бы любой изменился, – отвечаю холодно и грустно. А после короткого раздумья добавил: – А еще погиб мой отец.

– Прости, Томас, просто я…

– Марта, хватит. Говори, что ты хочешь мне предложить.

Она замолчала, видимо собираясь с мыслями. Похоже, никак не ожидала от Тома такого поведения. А потом без обиняков выпалила:

– Я предлагаю продать «Единорога».

– Невозможно, – качаю головой. – Отец сказал, что его нельзя ни продать, ни подарить.

– По закону нельзя. Но я знаю нужного человека. И уже разговаривала с ним. Конечно, нормальной цены нам не дадут. Но миллионов десять получить все же можно. Видишь ли, Томас, помимо того, что все, даже этот дом, заберет банк, у меня есть и свои долги. И я думаю, что будет справедливо, если половину денег от продажи корабля получим мы с Линдой. У тебя же появится возможность заняться чем угодно. Даже сможешь пойти учиться. Ты же хотел учиться?

Она замолчала и выжидающе уставилась на меня. А я задумался. С одной стороны – предложение стоящее. Что делать с этим кораблем, я действительно не представляю. И Марта отчасти права. Может быть, у меня даже получится найти клиентов, которые согласятся доверить мне свой груз, или же доставку куда-нибудь их самих. Но вот кто согласится работать на семнадцатилетнего пацана? А с деньгами можно покинуть планету, потому что не сомневаюсь, что рано или поздно у меня спросят, где корабль. То есть можно будет переселиться в какую-нибудь глушь и спокойно жить, планируя будущее.

С другой же стороны, при любой незаконной сделке есть вероятность, что вместо обещанных миллионов получу пулю в голову. Да и Марта с Линдой тоже, как свидетели.

Задумчиво почесав затылок, я посмотрел сначала на мачеху, а затем на ее дочь. Не знаю, что увидела в моем взгляде сестрица, но это что-то заставило ее зло сузить глаза и сквозь зубы процедить:

– Что тут вообще думать? Какой из тебя капитан получится? Тряпка и мямля!

– Спасибо, Линда! – сказал я, усмехнувшись девушке и перевел взгляд на женщину. – Нет, Марта! Я не собираюсь участвовать в незаконных сделках. А уж какой из меня получится капитан, мы еще посмотрим.

– Понятно, – кивнула мачеха и плотно сжала губы. – А тебе не интересно, что будет с нами?

– Если честно, то не очень, – серьезно ответил я. – Мы не настолько близкие родственники. Хотя… Я мог бы вам помочь.

– Каким образом? – зло процедила мачеха. Всей ее доброжелательности и любви к «сыночку» как не бывало.

– Как я понимаю, вам желательно покинуть планету и найти работу. Могу помочь и с тем, и с другим. Ты, Марта, очень вкусно готовишь, и я был бы не против заполучить на корабль такого повара.

А Линда, – делаю вид, что задумался. – Линда могла бы работать официанткой или уборщицей. К сожалению, другого применения ее невеликим способностям я не вижу.

– Пошел вон из нашего дома, недоносок! – за кричала девушка, вскакивая из-за стола и опрокидывая стул, на котором сидела. – Маленький гаденыш!

Он еще и издеваться будет! Вон, я сказала!

Я не спеша поднялся из-за стола, промокнул губы салфеткой и, ослепительно, насколько позволяло лицо Тома, улыбнувшись, сказал:

– Рад был вас видеть! И спасибо за чудесный обед, Марта.

Затем развернулся и направился к выходу. Ну что же, дома у меня теперь нет. И это не из-за состоявшегося разговора. Эти две мегеры, ничего не добившись от Томаса, все равно его, то есть меня, выгнали бы. А я лишь немного ускорил этот процесс. Заодно и слегка отомстил за полного и нескладного парня, которым сейчас являюсь.

Сев на гравибайк, вызвал меню автопилота и выбрал пункт назначения. Космодром. Пора познакомиться с «Единорогом».

Глава 5

Космодром находился далеко за городом. Путь туда занял не меньше двух часов, хотя скорость байка редко опускалась ниже ста пятидесяти. На прилегающей к нему территории располагался небольшой городок с десятком магазинчиков, довольно большой гостиницей, парой кафешек и даже одним рестораном.

Сам космодром бал окружен по периметру каким-то силовым забором, а попасть на его территорию можно было только через охраняемые ворота. Именно к ним и подкатил мой байк, напоследок сообщив, что это конечная точка маршрута. Один из четверых охранников, дежуривших на воротах, дюжий детина, облаченный в необычного вида броню и с каким-то автоматом в руках, живо направился ко мне.

– Тебе чего, пацан? – вполне миролюбиво поинтересовался он.

– Да вот, – я немного растерялся и не мог сразу сообразить, что ответить. – Тут это… Где-то мой корабль стоять должен.

– Корабль, говоришь? – мужик почему-то усмехнулся. – Ну, показывай документы тогда.

– Ага, сейчас, – вызвав меню комма, я принялся лихорадочно в нем шарить, пытаясь разобраться, куда же «легли» это чертовы документы. Вначале безрезультатно, но потом все же догадался и, найдя их через поиск, спроецировал на экран и показал охраннику.

– Так, эксплорер «Единорог», – пробормотал мужик и принялся что-то искать на своем комме. Потом поднял взгляд на меня и снова улыбнулся. – Все верно, капитан Чезари. Есть такой. Но придется немного подождать.

– Почему? – удивился я.

– В ближайшие пятнадцать минут на этом участке запланировано два старта и одна посадка, и если вы не хотите быть размазанным по взлетному полю гравитационными двигателями, то ехать лучше, когда появится окно. То есть как раз через пятнадцать минут.

– Хорошо, спасибо! – благодарно кивнул я. – А вы не подскажете, где именно он стоит? Если честно, понятия не имею, как искать «Единорога».

– Это не проблема, капитан, – снова чему-то улыбнулся мужик, – я включу указатель, поедете по нему. А пока – можете либо полюбоваться на посадку, хотя отсюда будет мало что видно, либо посидеть в кафе, мороженого поесть.

Понятно теперь, почему этот тип все время лыбится. Смеется он над полным пацаном, который капитаном себя возомнил. Издевается, гад. Настроение сразу как-то испортилось, и я, решив последовать совету мужика, оставил байк чуть в стороне от ворот и поплелся в кафешку. А мужика решил запомнить и потом, когда приведу это тело в норму, набить козлу морду. Чтобы знал, как над незнакомыми людьми смеяться.

С такими мстительными мыслями я зашел в практически пустое кафе, сел за один из столиков, но, вопреки рекомендации, мороженое заказывать не стал. Хотя и хотелось. Попросил чашку кофе и булочку. Вот что мне не нравилось в теле Томаса больше всего, так это то, что оно, тело, постоянно хотело жрать. Вот прямо всегда! У меня такое было только в первый месяц службы, когда организм офигевал от незнакомого режима и новых для него нагрузок. Сейчас же я старался есть поменьше, но иногда было просто невыносимо. Вот как сегодня. Еще и трех часов не прошло после сытного обеда, а я уже жру булку и подумываю о том, чтобы заказать еще одну. Но все же сдержался.

Выждав нужное время, даже с небольшим запасом, снова пошел к воротам. На этот раз ко мне подошел другой охранник, снова проверил документы и сказал следовать по зеленым стрелкам. Сдержанно поблагодарив, я сел на байк и поехал по действительно появившимся прямо на взлетном поле зеленым стрелкам. Территория космодрома оказалась огромной, и путь к кораблю занял еще минут двадцать отнюдь не медленного движения. Но наконец-то добрался и увидел его.

Первым впечатлением было разочарование. Да-да, именно разочарование. Кораблик был маленьким по сравнению с теми, мимо которых я только что проезжал. Метров сто с небольшим в длину, метров тридцать – сорок в ширину и метров пятнадцать в высоту. Стоял на каких-то подпорках и казался каким-то… Недоделанным, что ли. Побродив вокруг него с полчаса, пытаясь получше все разглядеть, я остановился напротив большой надписи «Unicorn» и, вздохнув, решил, что дареному единорогу в зубы не смотрят. Эта мысль неожиданно подняла настроение и, направляясь к пассажирскому шлюзу, я уже весело насвистывал имперский марш из фильма «Звездные войны».

Корабль после команды с комма сразу же открыл шлюз и опустил небольшой трап. Резво, насколько позволяло тело Тома, поднялся по трапу и, оказавшись внутри, весело крикнул:

– Привет, Единорог!

– Здравствуйте, капитан! – раздался громкий мужской голос, заставивший меня присесть от неожиданности. – Добро пожаловать на борт!

– Етить тебя через пень в кобылу! – выругался я, немного справившись с испугом. – Ты кто такой, жеваный крот?

– Я псевдоискин корабля, капитан, – ответил все тот же голос. – Прошлый хозяин дал мне имя Единорог.

– Хм, неожиданно, – оглядываясь в поисках псевдоикина, пробормотал я. – А ты где вообще есть-то?

– Я не имею материального тела, капитан. Можно сказать, что в пределах корабля я – везде.

– Поня-ятно. А почему псевдоискин, а не искин?

– Искины запрещены как потенциально опасные для человечества.

– Угу, – кивнул я, – терминатор, судный день, и все такое…

– Простите, капитан?

– Я говорю, в чем разница между искином и псевдоискином?

– Вам подробный ответ или упрощенный? – Мне показалось, или в голосе этого электронного засранца мелькнула усмешка?

– Давай упрощенный, – все же ответил я.

– Псевдоискин не ощущает себя личностью. Соответственно – он лишен амбиций и не может принимать самостоятельные решения.

– Точно? – уточняю, подозрительно прищурившись.

– Абсолютно точно, капитан.

– Ладно тогда, – решаю пока что закрыть эту тему и присмотреться к Единорогу повнимательнее.

Что-то он явно недоговаривает. – Ну что, экскурсию мне проведешь?

– Как скажете, капитан.

– И перестань меня все время капитаном звать!

– Как прикажете к вам обращаться, капитан?

– Когда мы наедине, можешь звать меня Томас, – после короткого раздумья, решил я. – Пошли смотреть корабль!

И мы посмотрели. «Единорог» был трехэтажным. В смысле – корабль, а не псевдоискин. Первый этаж практически целиком занимал грузовой отсек. Потолки тут были выше, чем на втором и третьем уровнях, вместе взятых. На входе, у грузового шлюза, располагался стенд с расположенными на нем двумя экзоскелетами для грузовых работ. Хотя имелся и автоматический погрузчик – здоровенная штуковина на гусеницах и с большими манипуляторами для переноски грузов. Вот, в принципе, и все, что было на первом этаже. Если не считать двух лестниц, ведущих на верхние уровни, узкого металлического балкончика почти под потолком, который шел по всему периметру отсека, и лифта для персонала.

На втором этаже находились каюты для рядовых членов экипажа, расположенные вдоль стен с обеих сторон, а также святая святых корабля – двигательный отсек. Он располагался по центру и был, как сказал псевдоискин, лучше всего защищен. Также на этом уровне были пункты управления автоматическими лазерными турелями. Ага, тут, оказывается, и такие были.

Еще здесь же находились два спасательных челнока. Несмотря на название, они, помимо спасательных функций, вполне могли служить транспортом. Необязательно было каждый раз сажать корабль на планете. Достаточно было зависнуть на орбите, а челнок, который и войдет в атмосферу, заберет нужных людей или малогабаритный груз и вернется на корабль.

На третьем этаже находились каюты для офицерского состава, в том числе капитанская, столовая, кают-компания и пульт управления кораблем с креслами для капитана, пилотов и навигатора.

Также здесь располагались и каюты для пассажиров, если такие вдруг найдутся. Десяток обычных и четыре для VIP-клиентов.

Но больше всего я порадовался, когда псевдоискин сказал, что на «Единороге» имеется спортзал с регулируемой гравитацией. Был он маленьким и абсолютно пустым, но сам факт того, что он есть, грел душу. А уж пару тренажеров и боксерскую грушу я куплю. Это же будут расходы на благо корабля, ведь правда?

Во время этой экскурсии псевдоискин просветил меня и по поводу модернизации, о которой говорил Бруно в своем завещании. Входило в нее всего два пункта. Но зато каких!

Первым видом апгрейда являлась какая-то рулаиновая установка, именно благодаря которой «Единорог» мог перемещаться в подпространстве. Это была относительно новая разработка, основанная на недавно открытом химическом элементе. Что самое интересное, так это то, что ей не нужно было никакое топливо. Когда я поинтересовался, как же так, псевдоискин принялся толкать лекцию про пространство, время и еще какую-то непонятную хрень. Знакомых слов в его повествовании было мало, но основное я уяснил. Штука полезная, потому что такие маленькие космические корабли, как «Единорог», как правило, могли передвигаться лишь в пределах одной звездной системы. А с этой приблудой ему становились доступны и все остальные. И жрать она не требовала, что тоже не могло не радовать. Единственный минус в том, что для ее обслуживания нужен был техник, имеющий представление, что это вообще такое и с чем его едят. Но расстраиваться из-за этого я не стал. Проблема набора персонала была видна изначально, и, помимо шаристого техника, надо было найти и всех остальных членов экипажа.

Вторым апгрейдом была плазменная пушка. Я сначала пропустил ее упоминание мимо ушей, но когда пошло повествование о ее возможностях, начал слушать внимательно.

Дело в том, что плазменное оружие было очень дорогим. Для примера – обычный огнестрельный пистолет стоил от трехсот кредитов. Цена на лазерное оружие начиналась с десяти тысяч. А вот плазма стоила от ста тысяч. И это ручное оружие. Стоявшая же на «Единороге» пушка могла, при должной удаче, нанести урон даже военному кораблю средних размеров. И это было очень круто! А уж сколько она могла стоить, я даже гадать не берусь.

В итоге я облазил корабль везде, куда только смог протиснуться. Псевдоискин добросовестно рассказывал, что к чему и для чего это конкретное что-то нужно. Под конец я уже не то что не пытался запомнить всю вываленную на меня информацию, а попросту ее не воспринимал. Кроме того, снова захотелось есть.

Решив продолжить знакомство с кораблем в следующие дни, я запросил разрешение на передвижение по взлетному полю. Окно появилось почти сразу, и через полчаса, все в том же кафе, в котором пил днем кофе, я заказал сытный ужин и принялся составлять план на ближайшие месяцы.

Первым пунктом в этом плане стояло обустройство спортзала и приведение своего нового тела в нормальную форму. Вторым – найти подходящий тир и освоить местное оружие. Мне, как капитану, позволялось хранить на корабле и использовать практически любую его разновидность, кроме оружия массового поражения. Все дело было в цене и желании. Но этот пункт во многом зависел от первого, так как надо было иметь крепкие руки, дабы не ронять оружие из-за отдачи после каждого выстрела.

И последний, но от этого не менее важный пункт. Надо было начинать поиск команды. Будь я обычным взрослым капитаном, проблем с этим, скорее всего, не возникло бы. Но я тот, кто есть, и поэтому набрать команду для «Единорога» будет ох как непросто.

Глава 6

Нормально оборудовать спортзал не получилось. Не знаю по какой причине, но всевозможные тренажеры оказались жутко дорогими. На Новой Аризоне было не принято заниматься спортом в одиночку. Хочешь качаться – приходи в один из множества специализированных центров, плати деньгу, причем не маленькую, и тягай железо. Поэтому я решил пока что ограничиться минимумом. Турник, специальная доска с креплениями, чтобы качать пресс, боксерская груша, которая тоже оказалась довольно дорогой, и два комплекта наборных гантелей. Ах да, еще скакалка, которую пришлось делать на заказ. Не было тут таких штук, а ее функции выполнял специальный тренажер, который, как я уже говорил ранее, стоил дорого.

За первый месяц тренировок удалось сбросить семь килограммов. Очень неплохой результат, особенно если учесть, что первые пару недель я и заниматься толком не мог.

Начинал постепенно. По утрам, перед завтраком, легкая зарядка. После завтрака все та же зарядка, только уже часа на два по времени. Даже от этих вроде бы незначительных усилий уставал чертовски. Потом обед. Разными диетами я заморачиваться не стал. Питался хорошо и много. Организм требовал, и отказать ему я не смог. Разве что количество мучного и сладкого ограничил до минимума. После обеда приступал к более тяжелым тренировкам. С большими перерывами на отдых качал пресс, отжимался и поднимал гантели с минимальным весом. А еще висел на турнике. Пока что только висел, подтягиваться не получалось. Потом ужин, который в отличие от обеда был менее сытным. И практически сразу после ужина – сон. Первые пару дней пытался изучать полезную информацию, касательно пилотирования корабля и космоса в целом, но все равно засыпал. Сил после физических нагрузок не оставалось совсем. Жутко болели абсолютно все мышцы, а по утрам даже ходить было сложно. Но я не сдавался и все равно брел в спортзал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6