Искандар Бурнашев.

Икам. Неисполненное задание



скачать книгу бесплатно

Определившись с планом своих, дальнейших действий и, махнув рукой не неприятности, наш путешественник продолжил движение. Весь его нехитрый скарб, состоящий из посуды, солонки и аптечки, легко уместился в котелке, закрытом крышкой. С использованием брючного ремня, его, «с горем пополам» можно было нести за спиной, вместе с арбалетом. Фляга с водой, и кинжал с тесаком, висели на поясе. Древко копья, из титаноаллюминиевой, двухметровой трубы дюймового диаметра, в дороге исполняло роль посоха. С одного конца на трубе находился увесистый набалдашник, который, при необходимости, мог стать булавой. На другом конце, находился металлический штырь, диаметром около сантиметра и длиной около пятнадцати сантиметров. Он являлся наконечником посоха, и на него, при опасности, надевалась полая ручка кинжала, превращая посох в двухметровое копьё с полуметровым листообразным, обоюдоострым наконечником. Испытав его, Икам признал его надёжность и эффективность.

Выбрав, в качестве конечной цели, высокий холм на горизонте, наш путешественник, бодро зашагал в его направлении. Очень скоро котелок за спиной, стал причинять такое сильное неудобство, что Икам стал подумывать, о необходимости охоты, для того, чтобы добыть шкуру, из которой, можно, было бы, соорудить заплечный мешок. В этих размышлениях, он проделал большую часть намеченного пути и, уже, начал подниматься на холм по его склону, как его внимание привлёкло странное животное, сидящее на камне. Внешне оно было похоже на кролика, но, обескураживало, отсутствие у него больших ушей.

Стараясь, не делать резких движений, Икам, замедлив шаг, достал арбалет и попытался, взвести его на ходу. Услышав, щелчок взведенного арбалета, животное вскарабкалось, по почти отвесной поверхности камня, и скрылся в траве. Вложив стрелу на ложе арбалета, неустрашимый охотник стал медленно подниматься по склону, внимательно осматриваясь по сторонам. Эта тактика принесла ему успех. Неподалёку, он увидел ещё одного безухого зайчишку. Тот видимо находился в подпитии. Потому, что вместо того, чтобы просто уступить дорогу, он взъерошился и стал угрожающе щелкать зубами. Это позволило Икаму остановившись, спокойно прицелится и выстрелить. Стрела, выпущенная из арбалета с близкого расстояния, пригвоздила забияку к земле. Икам подбежав к добыче, поспешил прекратить ее мучения. Обеспечив себя ужином, наш герой в самом добром расположении духа поднялся на вершину холма. Оглядев окрестности, он не увидел признаков кочующих стад и занялся расположением на ночлег.

Утром Икам проснулся без настроения Мало того, что он намучился с потрошением зайца и снятием с него шкуры, он навсегда усвоил для себя урок, что, выбирая место для ночлега, кроме безопасности необходимо озаботиться запасом воды и топлива для костра. Свежий ночной ветер согнал его с голой вершины, и ночь он провёл, укрывшись в какой-то расщелине, тщетно пытаясь согреться, обнимая себя руками. Но, все-таки, небольшого запаса дров, собранного им, вполне хватило для приготовления жалкого подобия жаркого, которое, с аппетитом, было съедено им без соли и хлеба.

Без хлеба, потому, что без хлеба, а без соли, потому, что им был включён режим жесткой экономии. И соль нужно было экономить.

Так Икам продолжал своё путешествие по холмам. Каждый день пути приносил ему новый опыт и новые открытия.

Так он узнал, что стрелы арбалета, выпущенные с близкого расстояния по крупной цели, пробивают тело жертвы насквозь, а, с таким ранением, сильный зверь способен, скрыться из глаз. А, найти стрелу, в этом случае становится, почти, невозможным.

Так, он узнал, что, после удачной охоты, остаться ночевать вблизи добычи, означает лишить себя, и ночного отдыха, и добычи. Потому что, ночью гиены смелеют и становятся слишком назойливыми.

Так, он узнал, что лучше отдохнуть днём, когда все хищники восстанавливают силы, а ночью лучше не расслабляться, чтобы самому не стать их добычей. А, для охоты лучше всего подходят утренние и вечерние часы.

Так, он узнал, что если мясо не провялить в течение дня или ночи, то его придётся выбросить, из-за невыносимой вони.

Однажды, когда день клонился к закату, Икам нагруженный дровами, водой и тушкой безухого зайца, приближался к склону одинокого холма, избранного им для ночлега на его дороге, в метрах пятидесяти впереди появился силуэт льва.

Явно, это был молодой и самоуверенный самец, который посчитал одинокого путника лёгкой добычей. Только этим можно объяснить, то обстоятельство, что внезапному нападению из засады, он предпочел открытую лобовую атаку.

Икам, в своих мыслях, уже не раз рассматривал такую возможность. Поэтому он действовал быстро и без суеты. Скинув на землю всю свою поклажу, он, заученным движением, примкнул к древку наконечник копья. Повесив тесак за темляк на кисть правой руки, он упёрся тупым концом копья в пятку правой ноги, выставил остриё в сторону льва, крепко удерживая копьё двумя руками и, выставив полусогнутую левую ногу вперёд, пригнулся к древку.

Именно в такой позе, если верить средневековой гравюре, швейцарские пехотинцы встречали атаку конных рыцарей.

Странное поведение добычи озадачило молодого льва. Вместо того, чтобы в три прыжка приблизиться и сверху обрушится на Икама, он неуверенно побежал к нему, видимо решая, атаковать или нет. Но, движение к цели, имеет свою логику. Близость цели, делает невозможным, отказ от атаки на нее. Хищник, постепенно ускоряясь, приблизился и прыгнул на Икама, изготовившегося к обороне. В движении лев не видел жало копья, нацеленное ему в грудь. Полуметровый острый наконечник легко вошел под горло зверя, навалившегося на него всей своей массой. Если бы, не перекрестье рукоятки, превратившего копьё в рогатину, копье могло бы пройти тело льва насквозь, и тогда Икам, встретился бы со зверем, как говорится «лицом к лицу». Даже смертельно раненный, зверь способен убить или покалечить человека, одним ударом лапы или клыков, длиною более десяти сантиметров. Но, гарда кинжала, ставшего остриём копья, остановило движение льва. Древко спружинило и отбросило его тело назад. Умирающий зверь, обхватил копье двумя лапами и бессильно повалился на бок. Икам вырвал остриё копья из тела хищника и новым ударом, пригвоздил того к земле. Как только глаза зверя потухли, а его тело перестало вздрагивать, наш герой, встревожено, огляделся по сторонам. Конечно же, его беспокоила не охотинспекция, как может подумать наш молодой читатель. Просто Икам слышал, что обычно, львы охотятся семьями-прайдами. И присутствие рядом львиц, таило немалую опасность для охотника.

Но, к счастью для Икама, это был лев-одиночка. Оглядевшись по сторонам и убедившись, в отсутствии других свидетелей, Икам издал громкий торжествующий крик. Довольно нелогичный поступок, если учесть, что слушать его было некому, а для себя кричать, можно было и потише. Но, простим нашему герою его нескромность.

К тому же, он сумел сохранить присутствие духа и не стал терять времени даром. Первым делом, он освежевал тушу и снял шкуру. Здесь ему немало пригодился опыт, приобретенный им, при охоте на кроликов. Шкура с головой и лапами, оказалась достаточно тяжелой. Поэтому, Икам вырезал только сердце и две длинные полоски мяса вдоль спины. Так, он рассчитывал получить не только чистую мякоть, но и спинные жилы, которые планировал использовать вместо ниток. Собрав оружие, он оставил на месте дрова, справедливо решив, что на них никто не позарится. Тяжело нагруженный, он взобрался на холм, где, к его радости, обнаружил старый ствол высохшего дерева. Убедившись, что дровами он надежно обеспечен, Икам занялся разведением костра. Он рассчитывал, что огонь отпугнёт от его добычи посторонних любителей дармовщины, а он сможет вернуться в туше за еще одной порцией мяса. Ему с вершины было место, где он победил льва. Но, пока он занимался костром, он увидел, как из кустов, с противным воем, выскочили гиены. Они сгрудились над поверженным телом царя зверей и, в считанные секунды, буквально, разорвали его на части. Убедившись, что торопиться ему теперь некуда, Икам приготовился к бессонному бдению, для защиты своей добычи. При свете костра, он занялся обработкой шкуры и копчением мяса. Мясо льва и кролика он решил закоптить впрок. Поэтому поужинал он мозгом и сердцем льва. Доедая свой ужин, наш герой добродушно заметил про себя, что сегодня очень удачный и редкий день, когда у него в животе мозгов не меньше, чем к голове. Но, самую большую радость, ему доставило то обстоятельство, что, впервые за последнее время, он смог согреться, закутавшись в тёплую шкуру.

Но, слишком хорошо, бывает, тоже плохо. К чести гиен, в благодарность за угощение, они не беспокоили нашего охотника всю ночь. Чего нельзя сказать про шакалов. Бодрствующий Икам, всю ночь видел их тени, скользящие в темноте. Убедившись в бдительности охраны, в бессильной злобе, кто-то из них, утащил один из ботинков, опрометчиво оставленных Икамом, для просушки, без присмотра. Не понятно, как пришлось им по вкусу это изделие, с каучуковой подошвой, но наш герой остался босым. Привыкнув, считать все неурядицы указующим знаком, он, просто, срезал с уцелевшего ботинка кожаный верх и вынул шнурки. После этого он отменил дневной переход и сменил место отдыха, запасшись вдоволь водой и, занимаясь, целый день, обработкой шкуры и мастеря себе подобие мокасинов.

За всеми этими заботами Икам не заметил, как на смену весне пришло жаркое лето. Зеленый ковер незаметно пожух и пожелтел. Многие лужи с водой пересохли, а те, что остались, превращались животными, приходящими на водопой в грязные болотца. Запасаться чистой водой, с каждым днём, становилось всё труднее. Днём становилось жарко, хотя ночи, по-прежнему, были прохладны.

Двигаясь вперёд, Икам отметил, что местность становится ровнее, а холмы стали ниже. Зато горы, виднеющиеся на горизонте, стали ближе и протянулись на пол горизонта.

Подумав, что в горах вероятность, встретить людей, будет более реальной, Икам решил пересечь горный хребет, выросший перед ним. Отсутствие снежных шапок на горных вершинах, указывало, что эти горы были не очень высокие, и Икам сможет их преодолеть. К тому же, возможно, именно горы, препятствуют движению кочующих племён в эту часть степи.

Короче, Икам двинулся в сторону гор.

В этом молодом человеке, уверенно шагающем навстречу горам, трудно было узнать прежнего Икама. Его лицо преобразила короткая клочковатая борода. Нечесаные волосы доставали до плеч. Шелковая рубашка-туника из дубового шелка, приобрела грязно-серый цвет. На ногах у него были неуклюжие кожаные чулки, перехваченные ремнями из сыромятной кожи, которые он, почему-то, упрямо именовал мокасинами. На нем была меховая, короткая, разгрузочная жилетка, в карманах которой размешалось все его богатство. На спине в ножнах разместился тесак, спереди сбоку висел кинжал-наконечник. За спиной в кожаном мешке прятался котелок.

Напрасно, мы бы стали искать у него арбалет. Растеряв в неудачных выстрелах половину стрел, и порвав металлическую тетиву, наш герой столкнулся с необходимостью, найти достойную замену арбалету. Нужда – лучший учитель. Поэтому Икам на композиционный лук арбалета надел с двух концов полые тонкие части, почти метровых рогов молодой антилопы. Двое суток он караулил стадо этих гигантских антилоп у водопоя, пока молодая самка не подошла к нему, сидящему в засаде, на бросок копья. Так наш герой стал обладателем мощного лука размером в метра полтора. Тетива, сплетенная из спинных, жил, уступала в надежности стальной струне, но, зато, её можно было заменить. Для наконечников стрел пришлось использовать оставшиеся стрелы от арбалета, изготовленные из полых металлических трубок. Разрезав каждую стрелу на десять частей и сплющив каждую часть с одного края, Икам получил десять наконечников для стрел. Натянуть такой лук было непросто, зато, метровая стрела наносила жертве такие глубокие раны, что в мясе наш герой перестал нуждаться уже давно. Но, зато теперь ему приходилось каждую свободную минуту посвящать, тренировке стрельбе из лука.

Наш герой уже научился, ходить босиком. Привыкнув к обуви с супинаторами, ему сначала, по утрам приходилось преодолевать сильную боль в пятках. После переходов по каменистым холмам, с непривычки, Икам испытывал настоящие мучения. Но, упорство и необходимость помогли ему научиться, не замечать эти неудобства.

Но, однажды, когда он упорно двигался вперед, ему в голову пришла мысль, которая раньше, почему-то, не приходила ему в голову.

Наш внимательный читатель, наверняка, тоже уже подумал над этим вопросом, и его, справедливо, уже давно интересует, как Икам собрался его решать.

Дело в том, что, думая о «черном континенте» Икам, почему-то, не подумал о его обитателях. То есть, о тех, кого политкорректно следует называть «афро-африканцы». А что, если наши планеты схожи настолько, что и цвет кожи его жителей одинаков? А что, если из-за холмов, сейчас появятся рослые чернокожие, с огромными кожаными щитами и копьями, сопровождающие свои бесчисленные стада коров? Именно так наш герой представлял зулусов, о которых в детстве читал в книге, про их короля Чака Зулу.

Как встретят они одинокого белого человека? (По привычке, Икам, по-прежнему, продолжал считать себя «белым человеком»).

Поэтому, совершая очередной переход, он продумывал, всевозможные варианты своего поведения и сочинял «легенду» своего появления. Как вы уже могли заметить, Икам был не из тех людей, которые обсуждают начальство, которое тоже, могло бы, подумать об этом. Просто, наш герой, всегда был уверен, что начальство, по определению, не способно все предусмотреть, и от него, всегда, нужно ждать, только неприятных сюрпризов.

Без особых проблем, преодолев перевал, Икам увидел, что каменистые склоны гор, с этой стороны покрыты густым кустарником и на них растут деревья. Некоторые, образцы деревьев хвойных пород достигали поистине огромных размеров. Когда наш герой увидел первого такого великана, высотой с девятиэтажный дом, он решил, что эта планета, всё-таки, сильно отличается от Земли. По его глубокому убеждению, такие деревья могут быть только где-нибудь в Сибири, а никак не на Африканском континенте, где должны расти только пальмы и кактусы. Иногда, на склонах гор, целые участки были покрыты лиственными деревьями. Среди них часто попадались и дубы. Движение сильно затруднялось тем, что кустарник, часто колючий, образовывал непроходимые заросли и очень сильно затруднял ориентирование. Зато, диких животных было здесь гораздо больше, чем на каменистых склонах. Тропинки, проложенные среди зарослей, изобиловали следами копытных. Из всего их разнообразия. Икам уверенно опознал только кабанов. Названия остальных он, не заморачиваясь, для себя определил, как «антилопы и козы». Видимо, местный мир, всё-таки. сильно отличался от классической Африки, как её себе представлял Икам.

Теперь, когда Вы представляете внешний вид нашего героя и знаете, чем заняты его мысли, можно рассказать, что же было дальше.

Глава вторая

День близился к вечеру, когда Икам, пробираясь через густой кустарник, подкрался и подстрелил небольшую антилопу. Взвалив её на себе плечи, он, беззаботно, направился в сторону скалы, где и планировал остаться на ночлег. Обойдя скалу кругом, он увидел большой вход в пещеру и, поздравив себя с удачей, смело направился к нему. Только, длительным путешествием по безлюдным местам, можно объяснить, но, не оправдать его беспечное поведение. Но, в нашем правдивом повествовании, не место, для приукрашиваний.

У входа Икам, явственно, ощутил смесь запахов дыма и навоза. Перед ним, оказалась достаточно большая пещера, в глубине которой, находилось стадо коз и овец, а у входа ярко горел костёр. У костра, сидели и стояли, человек шесть мужчин, одетых в шкуры. Было видно, что появление Икама для них, явилось такой же неожиданностью. В их глазах были видны испуг и изумление. Согласитесь, что живописный вид нашего героя и его эффектное появление, могли вызвать, именно такую, реакцию.

Попав в нелепую ситуацию, нужно поступать естественно для обстановки. Поэтому, широко улыбнувшись, Икам произнёс:

– Мир Вам, добрые люди!

Он уверенно прошёл к костру и передал антилопу, стоящему мужчине.

– Примите путника, к своему огоньку!

Улыбаясь, он внимательно разглядел присутствующих. Осмотр его обрадовал. Во-первых, народец оказался невысоким, самый крупный мужчина, был на пол головы ниже Икама. Во-вторых, это явно были не негры. Икам, скорее, отнёс бы их к южному типу европейцев. Черные прямые волосы и достаточно светлая кожа. Радовало почти полное отсутствие оружия. У некоторых за поясом имелись небольшие ножи в кожаных ножнах, у одного юноши, сидящего у костра, в руках был небольшой топорик, с непривычным положением лезвия, не вдоль, а поперёк рукояти, что делало его похожим на маленькую тяпку. При виде Икама, многие похватали длинные палки, без каких-либо наконечников.

Икам широко расправил плечи и, опершись на посох, старательно выговорил:

– Мир Вам, добрые люди!

К нему подошёл мужчина средних лет.

– И тебе мир, добрый человек.

Уловив разницу в произношении, Икам, поправившись, снова повторил:

– Мир Вам!

Человек улыбнулся и кивнул головой.

– Я – Икам. Скажи своим людям, чтобы не боялись меня. Я не сделаю им зла. Давайте, поедим и познакомимся.

Было видно, что мужчина плохо понимает его. Тогда Икам стал, сопровождать свои слова жестами. В конце концов, обстановка разрядилась. Икам и двое мужчин, сели у входа на камни, и стали пытаться, понять друг друга. Остальные, с настороженным интересом, поглядывая на нежданного гостя, занялись своими делами.

Икам краем глаза с интересом заметил, как, ловко орудуя каменным ножом, один из пастухов разделал антилопу и стал жарить мясо, насадив его на прутья.

Икам старался использовать, представившуюся возможность, чтобы обогатить свой словарный запас. Его старание нашло понимание у собеседников. Они, разборчиво и охотно, повторяли слова, вместе с Икамом, то одобрительно кивая, то отрицательно качая головой.

Икам выяснил, что эти знаки у них общие. Наш герой, про себя, пошутил.

– Значит, они не болгары.

В ходе разговора, Икам узнал, что они пастухи, пригнали сюда, пасти своё стадо на всё лето. Эту пещеру они, всегда, используют для ночлега. Их беспокоят львиные следы, которые они видели неподалёку. Все попытки Икама расспросить их, по интересующему его вопросу, наталкивались на стену непонимания, вызванную его, крайне бедным, словарным запасом. Наш герой помянул недобрым словом, профессора, который, с таким важным видом, посвящал его в тайны местного языка.

В ходе беседы, Икаму был предложен ужин, состоящий из жареного мяса и молока. Мясо подали на прутиках, а молоко было предложено в общем большом кувшине, к которому, все участники трапезы, прикладывались поочередно. Теплое молоко пахло овчиной, но, после длительной мясной диеты, показалось нашему герою, вполне, терпимым. В качестве десерта. были предложены маленькие круглые сухари, из муки грубого помола. Их вкус показался необычным, но вкусным. Такого хлеба, наш герой не пробовал никогда.

Желание Икама ночевать вне пещеры, «на свежем воздухе», хозяевами было воспринято, с пониманием и облегчением. Икам взял из костра большую горящую ветку и, в сопровождении двух мужчин, вышел из пещеры.

Нашему герою пастухи предложили, для ночлега, небольшую полянку, расположенную неподалёку от входа в пещеру. Место понравилось, и Икам быстро разложил костёр. Гостеприимные хозяева помогли собрать сучья для костра, и вскоре поляна осветилась неярким, колеблющимся светом.

Проводив приветливых хозяев, наш герой внимательно осмотрелся и выбрал место для сна на ветвях раскидистого дерева, росшего неподалёку. «На всякий случай» Икам собрал и подтащил в костру несколько крупных камней и сложил их так, что в темноте, их можно было принять, за спящего человека. Так, он решил обезопасить себя от неожиданностей. После сытного ужина его клонило в сон. Но, памятуя о львиных следах, о которых говорили пастухи, ночевать на земле, он не рискнул. Не без труда, взобравшись на дерево, Икам удачно разместился в развилке его ветвей и приготовился к отдыху «на должной высоте». Сверху, ему была видна вся полянка и догорающий костёр. Укрепив древко между ветвями, он повесил рядом с собою колчан и собрался, уже засыпать, как в кустах заметил два блеснувших огонька. Глаза гиен и шакалов в темноте отражают свет костра, по-другому. Неужели, к нему, с визитом, пожаловал, тот лев, чьи следы видели пастухи? Икам, чувствуя себя в полной безопасности, приготовился просмотреть еще одну сценку из цикла «в мире животных». Находясь в твёрдой уверенности, что львы не могут лазить по деревьям, он даже не подумал встревожиться. Когда огонь костра догорел, и в темноте осталась только светящаяся кучка горящих углей, из-за туч выглянула полная луна и осветила поляну. Икам увидел, как из кустов поднялся силуэт льва. Неслышно ступая, он осторожно приблизился к камням, уложенным нашим героем, обнюхал их и улёгся рядом, чего-то выжидая. В полумраке лев казался просто огромным. Присутствие опасного хищника, возле пещеры пастухов, таило в себе нешуточную опасность. После недолгих раздумий, дождавшись очередного порыва ветра, когда листья дерева зашумели с новой силой, Икам. осторожно высвободил из колчана лук и две стрелы. Затем, подумав, достал и третью. Когда очередной порыв ветра заглушил шум, производимый нашим бесстрашным охотником, он попытался согнуть лук и накинуть на его край петлю тетивы. Настоящие лучники, всегда, ослабляют лук, чтобы он не «уставал». В результате, наш «настоящий лучник», чуть было не сорвался с ветви, на голову царю зверей. Когда тетива была, все же, натянута, наш бесстрашный охотник занялся выбором удобного положения, для стрельбы. Приняв позу, в которой, он мог бы, уверенно выпустить стрелы, не рискуя сорваться в дерева, Икам размотал кусочки кожи, которыми он пометил отравленные наконечники. Несколько дней назад он убил большую змею. Расковыряв ей голову, он смазал пять наконечников стрел её ядом. Рассудив, что раненный зверь станет опасным вдвойне, он посчитал, что настал самый удобный момент, чтобы испытать новое смертельное оружие и, заодно, убедиться в его эффективности. Но, как всегда, и бывает в таких случаях, пока охотник готовится к выстрелу, обстановка изменилась. Сначала луна скрылась за тучей, а затем, со стороны пещеры показалось, какое-то движение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15