Ирина Винокурова.

Возмездие



скачать книгу бесплатно

Глава 3
«Проклятое место» или на пустыре

Утром, как обычно, выпив чай с бутербродом и захватив папку с деловыми бумагами, Грач отправился в контору.

Учреждение, в которое вот уже какое утро подряд, на протяжении многих лет, спешил он, находилось недалеко от его дома – по той же улице, за углом большого универмага. Эта улица была одной из самых красивых и зеленых в городе, густо и со вкусом усаженная кустарниками и липами. Грач предпочитал этот отрезок пути до работы проходить своим ходом, нежели пользоваться услугами городского транспорта, вечно переполненного спешащими на работу людьми.

На сей раз, улица встретила Грача привычно. Но ни солнечное утро, ни прекрасный ландшафт не занимали его мыслей. Он был полностью погружен в размышления о произошедшем накануне. Мысли его оборвались, лишь, когда он оказался по ту сторону дверей конторы.

Контора называлась «Водор» и занималась чем-то вроде системы водоснабжения в городе, качеством воды, установкой фонтанов и тому прочее.

На работе Грач был уважаемой личностью, его ценили за деловые заслуги, старательность и вообще как нужного и хорошего специалиста. А с некоторых пор стали относиться еще с большим почтением: директор пожаловал ему должность заместителя главного инженера.

Войдя в привычное здание и увидев, как всегда, первой Нелли – секретаршу директора, Грач устремился к ней.

В эту минуту за ее спиной задребезжал звонок телефона.

– Ой, подожди, это шеф! – засуетилась Нелли, – Зачем я ему в такую рань понадобилась?

– Да, Полиевкт Петрович, я Вас слушаю. Кто? Плешивцев? Он с утра уехал в управление. Семен Семенович? Да, пришел – он у меня в приемной. Хорошо, Полиевкт Петрович, сейчас приглашу.

Повесив трубку, она обратилась к Грачу:

– Иди, уже вызывает. Ни пуха…!

От директора Грач вышел через час с небольшим, с очень взволнованным лицом.

– Что с Вами, Семен Семенович, – окликнула его секретарша, – что там произошло? На Вас же лица нет.

– Ничего, ничего, кто будет спрашивать – меня сегодня на работе не будет. Скажешь: я на объекте, – невнятно пробормотал Грач и направился к выходу.

Выйдя из здания конторы, он бесцельно побрел по улице, обдумывая то, что ему только что сказал директор. А услышал он от него следующее: с раннего утра телефон начальника надрывался от всевозможных звонков. Все они были по поводу строительства нового фонтана в парке культуры и отдыха. Звонили из разных инстанций, предупреждая, что на том месте строить ничего нельзя. Почему, они не объяснили. Звонила какая-то бабуля, уверяла, что место там нечистое. А в конце даже раздался звонок с угрозами – оставить этот клочок земли в покое.

Непосредственно за строительство фонтана отвечал Влас Власович Плешивцев – главный инженер. За Грачом же была ответственность второстепенного характера. Немного поразмыслив, Грач резко изменил маршрут своего пути и направился в парк, где рабочие уже начали вести кое-какие строительные работы.

В парке толпился народ, работы были прекращены.

Подойдя ближе и увидев одного из своих рабочих, Семен Семенович спросил:

– Гаврилыч, скажи хоть ты мне, что здесь, в конце концов, происходит?

– А черт его знает, – ответил тот, – бабки вот кричат, что место здесь нечистое, да крестятся как сумасшедшие. А одна старуха вообще ахинею несет: утверждает, что видела здесь человека. «Встал, – говорит, – он на это место и начал руками какие-то знаки выделывать, а потом и вовсе исчез».

– Чушь какая-то, – заключил Грач и тут же добавил: – А вы уже начали работы проводить?

– Да как сказать: вчера, по приказу Плешивцева, мы все здесь расчистили от травы, кустарников. Деревья мешавшие спилили. А сегодня пришли – все как прежде, даже дуб и тот на своем месте стоит; мистика, да и только.

– А вы ничего не пили во время работы? Может, мерещиться начинает?

– Да что Вы, Семен Семенович, как можно?

– А сколько человек работало?

– Трое: я, Мишка Тихонов, да Гриня; остальные на Сенной площади копали. Да вон и сам Тихон идет, у него спросите – то же и скажет.

– А Гриня где? – поинтересовался Грач.

– Не знаю, вчера он последним уходил – остался, чтобы ветки сжечь, а сегодня не появлялся на работе. Проспал, небось.

– Тихонов! – позвал Семен Семенович, – ты Грине звонил домой?

– Нет, – смутился тот.

– Дай-ка мне его телефон, пойду с ним потолкую.

Взяв блокнот с номерами, Грач направился к ближайшему телефонному автомату. Трубку подняла жена и в слезах ответила, что Гриня не ночевал дома.

Вернувшись к рабочим, Грач, выслушав все нелепые россказни о месте под строительство фонтана, решил во всем разобраться сам. Он позвонил в контору и попросил подъехать на место будущего строительства архитектора. Затем, немного поразмыслив, подошел к рабочим.

– Гаврилыч, – обратился он к Поддубному, – сгоняй-ка ты сейчас в «Водор» и возьми в моем кабинете папку с деловыми документами, касающимися строительства этого фонтана. Посмотрим все вместе еще раз анализ грунта, геофизические расчеты, может мы, что не приметили.

– Я сейчас, мигом, – отозвался Поддубный, – только где эту папку найти у Вас?

– Она одна на столе лежит, там увидишь.

– А нам что делать, Семен Семенович? – спросили другие рабочие.

– А Вам разогнать отсюда любопытных и пока передохнуть.

Через сорок минут в парк подошел архитектор Зарубико. В руках у него было несколько чертежей, скрученных в рулон и завернутых в газету.

Зарубико был очень деловым и исполнительным субъектом. Ему не нравилось, когда в его работе начинают сомневаться. В эти минуты он злился и краснел от недовольства, отчего его лоб покрывался испариной, и сам он становился, похож на кипящий самовар. Казалось, вся его тучная фигура начинает раздуваться и вот-вот лопнет. В конторе его за глаза так и прозвали «главный самовар».

Подойдя к Грачу, Зарубико, заикаясь от волнения, заговорил:

– Н-н-н-у что, что у в-в-ас еще п-п-произошло, з-зачем меня с места вы-вы-вызывали?

– Надо все на месте перепробовать, что-то тут не ладится с фонтаном.

– Н-н-не ладится у вас, а я причем? – с язвинкой в голосе спросил в свою очередь Зарубико.

– Не ладится не у нас, а вообще, поэтому надо все перепроверять. Скажите-ка мне лучше, Иван Фомич, как Вы это место нашли, почему именно здесь решили строить? – поинтересовался Грач.

– Н-на этом месте д-дом какой-то за-за-заброшенный стоял, – начал рассказывать архитектор, – д-двери, окна за-заколочены были. А тут б-бумага пришла с ж-жалобой: мол, собираются з-здесь всякие. Вот и решили дом снести, а на пустыре фонтан выстроить.

– Дом, говорите? А где точно он располагался?

– Д-да вот, – показал рукой Зарубико, – от этих кустов и вплоть до дуба.

– Ага, покажите мне еще раз Ваши чертежи, хочу свежим взглядом осмотреть, – попросил Семен Семенович и углубился в изучение проекта.

Когда Грач прогуливался по парку, сзади к нему подошел Тихонов и, заметив сосредоточенное, серьезное лицо начальника, спросил:

– Ну что там, Семен Семенович, есть какие идеи?

– Идеи, говоришь, – отозвался Грач, – как говорил Фабр д’ Оливе: «Иметь в голове идею – значит чувствовать, иметь же в голове мысли – значит творить». Так вот, у меня в голове идей много, а мысли ни одной.

– А у меня такая мысль, – предложил Тихонов, бросить этот фонтан и дело с концом.

– Да нет, друзья мои, – возразил Грач, – бросать не годится, да и начальству это не понравится.

– Начальство, опять начальство! Их мнение, конечно, в первую очередь, но почему же сам Полиевкт Петрович не подъехал сюда?

– Ну, ты уж хватил, достаточно того, что я здесь. Мне и разбираться, а потом докладывать; ну, а начальству решение принимать.

– Так вот всегда, – не унимался Тихонов, – а кто сказал, что, сидя на месте, они больше нас знают?

– Ну, хватит, ты уж разошелся, – оборвал Грач, – сходи лучше посмотри, что за родник из-под дуба бьет.

Тихонов согласился и встал, направившись к дубу. Подойдя ближе, крикнул:

Семен Семенович, а дуб-то мертвый, у него и пустота внутри. Смотрите-ка, здесь дупло есть, да такое, что я в него легко влезу.

Ладно, ты по дуплам не лазай, а то не вытащим потом, – подняв голову от чертежа, посоветовал Грач.

– Хорошо! – крикнул в ответ Тихонов и склонился над родником.

Он принялся расчищать руками прикрывавшие родник большие лопухи; затем, набрал в горсть воды и выпил ее. В ту же секунду всех собравшихся привлек неестественный хохот Тихонова.

– Ты что там, с ума сходишь понемногу? – засмеявшись, спросил подошедший Поддубный.

Но Тихонов, не отвечая, продолжал хохотать, а затем, поднявшись и все так же, давясь от смеха, побрел вглубь парка.

– Ч-что это с ним? – подойдя ближе, спросил Зарубико.

– Из лужи выпил, – ответил Поддубный, – только козленочком не стал, зато хи-хи на удочку попалось.

– Ладно Вам, просто смешно парню стало, – отрезал Грач и, скрутив чертежи, пошел осматривать площадку под строительство.

Немного пройдя, Семен Семенович остановился – среди травы он заметил канализационный люк.

– А это что за колодец? – обернувшись, спросил он остальных.

– Какой-то старый, за-заброшенный, в бумагах о нем нигде ничего не упоминается, – пояснил Зарубико, – да и на-находился он под домом, небось, погребком служил раньше.

Поддубный, встав с травы, нехотя поплелся к колодцу. Открыв люк, он заглянул внутрь, а затем, поднял камень и бросил вниз.

– Я так и знал, – крикнул он остальным, – пустой, а глубина метров пять, не более.

Грач подошел ближе и, присев на корточки, заглянул внутрь. Тут ему показалось, что он слышит тихие голоса но, прислушавшись, более ничего не расслышал.

– Дайте мне фонарь, – попросил он и, включив, стал осматривать колодец.

К его дну вели обычные железные ступени. Внутри не было ни мусора, ни плесени, словно кто убирал здесь. Не придавая большого значения колодцу, Грач закрыл люк и принялся дальше осматривать место.

Глава 4
Совещание по поводу

Утром следующего дня Полиевкт Петрович объявил об экстренном совещании по поводу задержки строительства фонтана в парке отдыха. Совещание было назначено на одиннадцать часов. По просьбе директора, Нелли тут же села обзванивать всех приглашенных.

К одиннадцати часам кабинет начальника наполнился людьми. Назад – вперед ходили мужчины в пиджаках и галстуках, были люди в рабочей форме – так сказать, собрались представители класса рабочих и класса управляющих. Все пришедшие нервно поглядывали на часы, ожидая начала совещания. Атмосфера ожидания с каждой секундой накалялась, а по комнате витали клубы сигаретного дыма в поисках узкой оконной форточки.

Наконец в дверях показалась тучная фигура Полиевкта Петровича.

– Все пришли? – спросил Полиевкт Петрович и, взглянув еще раз на пришедших, продолжил, – Значит начнем! Прошу перестать курить в кабинете, устроили тут понимаешь ли чёрте что! И предлагаю первым высказаться главного архитектора товарища Зарубико.

– Товарищи, товарищи, ти-тишину прошу, – начал Зарубико, – все вы з-знаете, по какому поводу нас со-собрал Полиевкт Петрович. Всех вас оповестили зазаранее, объяснив причину, я надеюсь.

– Не тяни, – крикнули из угла рабочие, – ближе к делу да сути.

– Попрошу меня впредь не перебивать, – обиженно произнес архитектор, – по делу я хочу с-сказать следующее: я во-возмущен задержкой строительства фонтана! В моем проекте, – продолжал он, гордо подняв голову и показывая тем самым всю свою значимость, – фонтан уже до-должен, так сказать, водой брызгать. А вы, по-понимаете ли, все тянете, тянете.

– Ближе к делу Иван Фомич, говорите по существу, – попросил Полиевкт Петрович, – предложения высказывайте свои.

– А я предлагаю наказать всех виновных в за-задержке строительства штрафом в размере оклада.

– Это кого наказать? – возмутился один из рабочих, – Ишь, шустрый нашелся, думает, на бумаге нарисовал, и фонтан в два счета ему забрызгал!

– Вот только г-грубить, и умеете, – недовольно проворчал Зарубико, – лучше бы де-дело делали, а то словами только и с-сорите.

– Сам бы пошел и сделал! – сгрубил тот же рабочий.

– Д-да я, если ты хочешь знать, не для этого столько лет учился – чтоб ло-лопатой махать! – вскричал Иван Фомич, – А тебе в-велели – ты и копай!

– Прекратить базар! – стукнув кулаком по столу, оборвал говоривших директор, – Мы собрались здесь не друг друга поучать, а решать вопрос: что делать с фонтаном.

– С-строить конечно, он у меня в п-проекте, – настаивал Зарубико.

– А Ваши расчеты, Иван Фомич, не могли ошибки дать? – поинтересовался директор, Может, место там не совсем подходящее?

– Мои расчеты в п-порядке, вчера сам лично еще раз все п-перепроверил на месте. Так что нужно с-строить, а не д-дискуссии разводить.

– Ему все строить, а там черт знает что делается, в этом парке – обойдемся и без этого фонтана! – раздался с места голос рабочего Пахомова.

– Точно, точно, ни к чему там фонтаны разводить, – подхватил какой-то лысоватый невысокого роста мужчина, больше похожий на карлика, притаившийся до этого времени рядом с большим фикусом, стоявшим в кадке на полу у входной двери.

– А это еще кто? – глядя на него свысока, спросил Полиевкт Петрович.

– Я, – прокартавил тот, – представитель общественности и борец за окружающую среду.

– А Вас кто сюда звал? – поинтересовался директор.

– Меня никто не звал, меня выдвинуло общество и я здесь, как сторонник интересов масс. И я настаиваю, что фонтан нам не нужен.

– Ну уж нет, раз начали – будем строить до конца! – встав со стула, вмешался инженер Грач.

– Правильно говорите, Семен Семенович, – поддержал его главный инженер Плешивцев, – раз начали, то достраивать теперь уж необходимо. Я как ответственный за строительство заверяю присутствующих, что останавливать строительство не намерен.

– Мало ли что начали! Что начали, то и закончить можно, – не унимался представитель общественности, – не нужен нам фонтан!

– Маленький, а какой ш-шустрый, – не надо ему! – встав со стула, влез в разговор Зарубико, – Р-раз у меня на бумаге есть, значит надо, и д-делу с концом.

– На бумаге у него! На носу лучше у себя заруби, что не надо там строить! – вдруг непонятно к чему брякнул представитель общественности.

После этих слов архитектор вскрикнул и схватился за свой нос, а когда отпустил руку – прямо посередине, через весь нос, закрасневшись, прошла свежая зарубина, из которой сочилась кровь. Приложив к ране носовой платок, Зарубико, озираясь на рядом стоящих и пытаясь высмотреть того, кто это сделал, обиженно плюхнулся обратно на свой стул.

Инцидента с носом архитектора как будто никто не замечал, более того никто даже жестом не выдал своей причастности к произошедшему. Тем временем рабочие стояли на своем.

– Да ну этот фонтан, бросить его – да и дело с концом! – выкрикивали они с места.

– Им бы все б-бросить, – пробубнил архитектор и покосился на рядом находящихся.

– Тебе одной зарубины мало? Сейчас другая, через все лицо появится – будешь вылезать, – неприятно щурясь и цедя сквозь зубы, прошипел представитель общественности.

– Нет, нет, я ничего, я лучше п-пойду: д-душновато здесь, – еле слышно пропищал Зарубико и, согнувшись, попятился к двери.

Ухода архитектора на фоне поднявшегося базара никто не заметил. С одной стороны кричали, что фонтан нужен городу, с другой – что не нужен. Полиевкт Петрович барабанил кулаком по столу, пытаясь успокоить расшумевшихся, но тем самым создавал еще больше шума.

Представитель общественности выкрикивал что-то об охране природы и о каком-то дубе, что растет там якобы не одно столетие.

– Дуб – это памятник прошлого, – визжал он, – – в нем хранится таинство веков. Дуб не тронуло время, и вы не имеете права прикасаться к нему. Я буду жаловаться, я донесу на вас высшему судье – попробуйте только троньте его! Вы все поплатитесь за великую ошибку.

Речь представителя общественности сливалась еще с несколькими выступавшими, а потому не была расслышана. Громче всех удавалось высказываться Семену Семеновичу Грачу, который, то кричал на одних, что были против строительства, то поддерживал других репликами: «Браво! Уважаю борцов за рабочее дело и любящих свой город!»

Около получаса еще до хрипоты спорили собравшиеся. Наконец, Полиевкт Петрович, отбивший свой кулак о стол до синевы, взял графин и стукнул им о край своего стола. Звон бьющегося стекла заставил умолкнуть расшумевшихся.

– Фонтан нужен городу! – воспользовавшись возникшей тишиной, крикнул он.

– И я его построю, – подхватил Влас Власович, – клянусь вам – чего бы мне это не стоило!

– Я полностью согласен с Плешивцевым и готов дальше продолжать работу над проектом, – выкрикнул Семен Семенович Грач.

Собравшиеся опять было начали кричать, но тут в дверь вошла Нелли и своим тонким визгливым голоском, как ножом прорезала шум:

– Прошу простить меня, Полиевкт Петрович, но уже двадцать минут идет обед.

– Спасибо, Неллечка, – поблагодарил директор, – что-то мы действительно засиделись. Собрание считаю закрытым, а вопрос решенным – строительство продолжить и в сжатые сроки завершить. А теперь попрошу всех расходиться. А ты, Нелечка, приберись здесь, пожайлуста.

Полиевкт Петрович встал из-за стола, вытирая со лба пот. Он медленно подошел к окну и открыл оконную фрамугу настежь. Свежий воздух волной ворвался в душную комнату, неся успокоение и прохладу, а вместе с тем чарующий аромат цветущего кустарника под окном.

Выходившие из кабинета все еще спорили и ругались. Представитель общественности, замыкая процессию, всю дорогу некрасиво бранился, склоняя при этом собрание, на чем свет стоит, а, также обещая разделаться с каждым, кто не поддержал его точку зрения.

– Вы еще вспомните обо мне, умолять будете, да не тут-то было – никого не помилую, всем свое отпишу, на всю жизнь представителя общественности запомните, – бубнил он еле слышно себе под нос.

К счастью, его слов никто не расслышал, а потому и не обратил особого внимания на сулящего кучу неприятностей незнакомца, непонятно как вторгшегося на закрытое собрание управления.

Немного погодя в кабинет директора вернулся главный инженер Плешивцев.

– Ну и собрание получилось! – тяжело вздохнув, проговорил директор, – Отродясь такого не бывало.

– Ничего, ничего, собрание собранием, а от фонтана я не откажусь, – победно произнес Влас Власович.

– Молодец, уважаю таких! – похлопав по плечу, похвалил Полиевкт Петрович, – Так и надо: на своем до победного стоять. Вы давайте вместе с Семеном Семеновичем беритесь, чтобы все быстро закончить. А если кто опять возмущаться будет – ко мне их, для беседы. Ну, а сейчас иди, обед ведь уже, а то поесть не успеешь.

Из кабинета Влас Власович вышел в приподнятом настроении – он был доволен собой, и главное – им остался доволен начальник, что весьма важно! Особо не раздумывая, Влас Власович решил сразу заняться делом, а потому направился не в столовую, а в рабочий кабинет.

Войдя к себе, он увидел за своим столом представителя общественности.

– А вы зачем здесь? – удивленно спросил он.

– Намерен заставить Вас отказаться от бредовой идеи строить фонтан в парке, – проговорил тот.

– Я отказываюсь с вами разговаривать, – громко ответил Плешивцев, – и пока по-хорошему – покиньте мой кабинет, иначе я буду вынужден позвать людей.

Не проронив ни слова, незнакомец встал и вышел.

Глава 5
Телевизионный гость

Придя вечером домой, Грач подошел к телефону – еще раз справиться про Гриню у его родных, а заодно и потолковать с ним о причинах нагнетания страстей вокруг нового места под строительство фонтана. Но, к великому удивлению Семена Семеновича, Гриня до сих пор не дал о себе знать. Перепуганная исчезновением супруга, жена заявила уже об этом в милицию, но пока и оттуда никаких известий не поступало.

– Странно, – принялся размышлять Грач, – а ведь Григорий у нас один из самых порядочных – не пьет, с мужиками у картежного стола никогда не собирался, да и говорят семьянин порядочный, на сторону не смотрит, все к жене, домой торопится. А тут вот на тебе – неизвестно куда делся. Хоть бы жене звякнул, успокоил бедняжку, сказал, что жив да здоров. Та ведь, небось, от волнений и места себе не находит.

Рассуждая так, Семен Семенович побрел на кухню ставить себе чайник. Ведь с тех самых пор, как от него самого ушла жена, он редко питался дома – предпочитая столовые и кафе в вечернее время. Дома же обходился только бутербродами с чаем, да по утрам изредка баловал себя чашечкой ароматного кофе.

Налив чай и соорудив бутерброд с ветчиной и сыром, он направился в комнату смотреть по телевизору последние известия.

Как обычно, рассказывали о политике, войнах. Но внезапно на экране появилась заставка, а через несколько минут, ведущая программы продолжила передачу. Держа перед собой лист бумаги, она прочла следующее:

– Только что нам сообщили из астрологического центра: в ночь на 26 июня произошло важное событие в звездном мире. С орбиты сошли две крупные звезды. В ту же ночь было замечено еще одно странное явление: в середине цикла новолуния на небе появилась полная луна и оставалась такой на протяжении всей ночи. Сейчас луна приняла соответствующую ей в это время форму.

– Да, везде неприятности, – отреагировал на сообщение Грач, – в небе и то не все спокойно.

Между тем, диктор, прочитав сообщение, перешла к новостям спорта и погоде. По окончании выпуска объявили симфонический концерт. Вскоре зазвучала громкая, режущая слух симфония.

Семен Семенович еще с детства не любил такую музыку, да никогда и не понимал ее, поэтому тут же щелкнул кнопку отключения телевизора.

Поднявшись, он не спеша, пошел на кухню относить пустую чашку с блюдцем. А когда вернулся обратно в комнату, то обнаружил, что телевизор по-прежнему работает и симфонического концерта нет – показывают что-то похожее на фантастический фильм.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6